October 3rd, 2013

Путч 1993 года

Осенью 93 года я опубликовал несколько статей о конфликте парламента и президента Ельцина. Одна из них - "Нельзя молиться за царя Ирода"- вышла в последнем номере "Российской газеты": тогда это был орган парламента, а не правительства, как сейчас. Впрочем, редакция переменила название на "Богородица не велит молиться" (Российская газета. 23.9.1993). Забавно, что я же оказался первыми и единственным автором самого первого выпуска этой газеты в 1990 году (в мае пробный выпуск "РГ" состоял из моей статьи о политике Патриарха Алексия).

Уже после расстрела парламента вышла моя статья в "Литературной газете":

Чем-то мы прогневили Бога. «Большей катастрофы в истории Русской православной церкви не было», — считает дьякон Андрей Кураев
ЛГ. Миротворческая миссия, которую взяли на себя патриарх Алексий I! и Святейший синод, как известно, потерпела неудачу.Collapse )

Октябрь 1993 - двадцать лет спустя.

Протодиакон Андрей Кураев:

Моё отношение к этому событию не изменилось: и тогда, и сейчас я считаю, что это был всё-таки антиконституционный и антидемократический переворот, и правовая, а может быть, и человеческая правда была всё же на стороне Верховного Совета, а не Ельцина. Это очень в русско-американских традициях: бомбёжками и танками загонять людей в "счастливое будущее" — демократию. При этом победившая сторона и назвала себя демократами, объявив, что именно она исполняла волю народа.

Сегодня мы уже видим, в какую яму рухнула Россия в 90-е годы, и, честно говоря, я не очень уверен, что мы из неё сейчас выбираемся.

Лично я в тех событиях не участвовал, потому что, в отличие от 91-го года, у меня на тот момент уже не было никакого официального поста в Патриархии. Я был просто деканом богословского факультета в Российском православном университете, но, тем не менее, какие-то контакты у меня были, и я передал их Патриархии. Тогда ещё не было мобильных телефонов, и вопрос, как кого найти, был очень существенным.

В тот период я был активным автором "Российской газеты", которая на тот момент была органом парламента, а не правительства. В ней я и высказал свою оценку тех событий. Насколько я помню, статья называлась "Нельзя молиться за царя Ирода". В переговорах, которые проводились тогда с участием Патриархии, я не участвовал.

Помню, что мне было очень трудно определиться со своей позицией, потому что по-человечески мне были симпатичны люди из официально-демократического движения, бывшие тогда рядом с Ельциным, а люди вроде Макашова у меня до сих пор вызывают аллергию, и к ним человеческой симпатии у меня нет. В то же время после тех действий демократов нравственная разница между двумя сторонами конфликта исчезла. С той поры российские демократы для меня — просто одна из партий, не менее циничная и лживая, чем все остальные, то есть обычная политическая партия. Считать её какой-то "светской церковью", то есть моральным авторитетом, оснований с тех пор нет.
http://www.pravmir.ru/oktyabr-1993/

О чем нельзя глаголать

Самое тихое решение вчерашнего Синода я вчера прокомментировал с улыбкой: "4. Теперь у нас есть епископ со срамным (по меркам древней Руси) титулом - "Нижнеудинский"".

Сегодня ближе к вечеру улыбка сошла с моего лица.
Получил это именование  епископ Алексий (Муляр) . Его жизнь определилась раньше - в семинарских стенах. По принципу "с кем поведешься...". Часть этой истории была поведана еще год назад http://diak-kuraev.livejournal.com/234088.html?thread=35491944.


http://go2stars.livejournal.com/2137.html
"Игумен Ипатьевского монастыря архимандрит Иоанн (Павлихин), личность, с исторической точки зрения, интереснейшая. Родился в 1975 году в Москве. Несмотря на то, что родители работали архитекторами, Иоанн решил идти по стопам дяди, митрополита, скандально известного своей связью с КГБ. Закончив с отличием Московскую Духовную Академию, он был рукоположен в сан иеродьякона. Начав свое служение в одном из московских храмов, он довольно быстро понял, что по иерархической лестнице московской епархии сложно подняться. Будучи человеком не лишенным авантюризма, он, без лишней огласки, взяв с собой некоторую сумму денег, отправился на Украину. Там за неделю он смог дослужиться до сана архимандрита, что практически невозможно сделать в двадцать девять лет, учитывая факт, что большинству священства этот сан достается где-нибудь на тридцатый год службы, и то, лишь при активной деятельности и безупречной жизни. Вернувшись на родину, он стал завсегдатаем московских архиерейских банкетов. На одном из них он встретил Костромского архиерея Александра, согласившегося взять его игуменом в один из своих монастырей. Буквально за несколько недель о. Иоанн сделал в стенах монастыря цех по производству митр (митра - часть облачения священнослужителя, которое имеет право носить лишь самые высокие церковные чины. По виду напоминает корону. Минимальная цена 1 шт. приблизительно составляет 3000 у.е.). Меньше чем за 2 года новый игумен смог полностью отреставрировать монастырь, в основном на деньги, полученные с продажи митр.
Казначей монастыря иеромонах Алексий. До 2005 года был водителем о. Иоанна. Внезапный карьерный рост о. Алексия произошел после его изъявления желания о женитьбе на экскурсоводе Татьяне. Игумен среагировал быстро, Татьяну уволил, а водителя Сашу до беспамятства напоил и постриг в монахи с именем Алексий. Великое Таинство омрачало только присутствие рвотных масс по всему храму и пьяный плач постригаемого. Когда он протрезвел, ему присвоили почетное звание казначея и он, смирившись, продолжил возить о.Иоанна.
Благочинный монастыря иеромонах Михаил. Зарабатывает миллионы не выходя из кельи покупая и продавая акции через интернет. Был моим лучшим другом в тот период, пока я жил в монастыре. За неделю до нашей встречи, о. Иоанн свечей спалил ему бороду на молебне, то ли ради шутки, то ли от скуки, в общем, вид у о. Михаила по моему прибытию в обитель был довольно забавный.
Эконом монастыря иеродьякон Феодосий. Потратил на спиртное и женщин около 150.000 рублей принадлежащих монастырю. О. Иоанн расстроился, видя погибающую душу брата, и предложил ему подлечиться в православном санатории. Но не пришлось о. Феодосию долго радоваться доброте игумена. О.Иоанн нанял женщину, которая отвезла растратчика в дурдом, и, плача, рассказала докторам, что он ее брат, работает электриком, с недавних пор начал называть себя дьяконом монастыря, и, продолжая плакать, попросила не выпускать его до полного излечения. Насколько мне известно, он и сейчас находится там.
К концу первого года жизни в Ипатьевском монастыре, мне все труднее и труднее становилось смиряться с осознанием, что я участвую в каком-то дешевом маскараде. Черные одежды и фальшивые речи действовали удручающе. Монастырь с той братией, которая там жила, мало чем отличался от зоопарка. Бороды и подрясники были неким антуражем, пытающимся добавить реализма. Даже послушание фотографа, поначалу доставлявшие мне радость, стало более чем тошнотворным - бесконечная череда банкетов с напившимися благотворителями была единственным объектом моих фотосессий."

***
Сказанное комментатором Енисеем я не могу подтвердить или опровергнуть, ибо далек от этих сфер. Но если правда, что всего лишь год назад он совсем уж собрался жениться, но был умаслен-отговорен своим покровителем, то аппаратчикам Патриархии не откажешь в чувстве тонкого юмора, проявившемся в подборе ему титула...
А вообще (в течение дня инфа шла из разных мест и от разных священников) история крайне грязная. И, увы, уже достаточно типичная - настолько, что с нее впору учебник писать "как стать архиереем".
Видя так проходящие карьеры, в страхе думаешь: Господи, какими угольями Ты это будешь выжигать из Твоей Церкви в грядущих годах? Поразят ли Твои кары только сонм этих "благоухающих" архипастырей, или достанется нам всем?