January 5th, 2014

Не дождетесь!

***

Дорогой отец Андрей !

Узнав о решении недостойных о высоко достойном великом церковном человеке нашего времени, о богослове, историке, писателе, апологете и искусствоведе и о многих сферах деятельности, протодиакона Андрея Кураева, поверьте, мы не поверили своим глазам и ушам, чтобы такого близкого служителя Церкви Божией, Святейшего Патриарха Кирилла, могли так поступить.
Но мы видим, что Вы мужественно и безбоязненно приняли эту весть, которая точилась вокруг Вас и без Вас, без Вашего присутствия решили выставить Вас за пределы Московской духовой академии.
Но не в силе они отстранить Вас от силы Божией, ее благодати и вечности.
Мы верим, что Вас Господь возвысил в лице мудрых россиян на высокий пьедестал, поскольку о Вас говорят, как о мыслителе и справедливом человеке в Церкви Христовой!
Пусть же Господь Всемилостивый оберегает Вас, Ваших родных и близких.
Поздравляем Вас с великим праздником Рождества Христова !

С глубоким уважением к Вам -
Митрополит Богородский Адриан (УПЦ КП)


***

Не могу ответить тем же.

И вообще прошу всевозможных раскольников, "ИПЦ"шников и т.п. не обхаживать меня с предложениями о переходе к ним.

В любой семье бывают размолвки, но при первых же неприятностях хлопать дверью? Как то не по мужски...
Тем более некстати такая модель поведения в условиях начавшейся дискуссии именно об обилии ряженых "теток" в церковных рядах.

Так что адрес моей канонической Главы прежний:

Россия
Москва
Даниловский вал, 14
Данилов монастырь
Резиденция Патриарха Московского и всея Руси.


Простите, ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО, и приимите искренние поздравления с приближающимся Спасовым Рождеством!

Исповедь семинариста

Автора первого письма я знаю лет десять.

***
"Все пережитое в духовных школах много лет назад – мой собственный опыт. Опыт крушения амбиций и надежд, каких-то планов на будущее, связанных с церковными структурами. Меру объективности того, о чем хочется высказаться в этих воспоминаниях решать каждому самостоятельно, но я буду искренен и по возможности трезв. Я попытаюсь размышлять, а не осуждать кого-либо, ведь прошло немало времени, и чувства улеглись, все устаканилось и мысли пришли в порядок. И теперь можно со спокойной душой сказать «Слава Богу за все». Если бы эта тема поднялась раньше, то, безусловно, подбирал бы другие слова.

Речь пойдет о систематических и «системных» извращениях в церковных структурах.

Представьте себе юношу, впервые переступившего порог семинарии. Все стены семинарского помещения обвешаны портретами отцов и святителей, а между ними прохаживаются туда сюда другие отцы и святители – мои преподаватели и воспитатели. И те, и другие для меня одинаково иконичны, я прикладываюсь к их благословляющей деснице, как к мощам, с благоговением, и не сознаю, что это кто-то подмечает, и кому-то, уж извините за выражение, это даже нравится. Но меня там, на периферии, учили так относится к батюшке, и я надеюсь, что это, не смотря на все пережитое, навсегда останется со мной.

Ну вот и следующая ступень – учебный процесс. Ты ныряешь с головой в книги и уроки, от всей души отвечаешь на парах и добросовестно исполняешь послушания. Налицо первая, еще не осознанная опасность. Ты обращаешь на себя слишком много внимания и тебя замечают, а потом выделяют. Например, тебе дарят какую-то дорогую книгу, а потом интересуются как она тебе, интересуются здоровьем твоей тяжелобольной мамы, и милостиво предлагают помочь. И конечно же, с благодарностью в сердце, ты прочитаешь всю книгу за несколько ночей, и готов всё что угодно сделать таким добрым батюшкам. А потом тебе говорят: «Ну, с такими, как у тебя способностями, тебе не место на послушаниях, ты призван Церковью послужить на более высоком поприще». После таких слов ты чувствуешь себя счастливее всех на свете. Ловцы – очень аккуратные люди, они не делают все одним махом, они умеют ждать. Они по-дружески, с примесью фамильярности просят помочь занести в келлию какую-то безделушку, а заодно показывают множество интересных книг, которые, оказываются, можно в любой момент взять и почитать. Когда ты говоришь, что опаздываешь на ужин в семинарию, они оставляют тебя дома на чай с дружеской беседой, интересуются планами на будущее, собираешься ли жениться и есть ли у тебя девушка. Конечно же. У тебя ни копья за душой, а так много хочется сделать для Церкви, для семьи. «Ну что же, такие люди как ты, нужны в Церкви, мы поможем». И это вот участие в твоей жизни подкупает безвозвратно и ты начинаешь доверять человеку безраздельно, исповедоваться у него, знакомиться с его окружением, которое, с легкой тенью иронии смотрит на твое стремительное «продвижение по карьерной лестнице»…Collapse )

Моя ошибка

Один из способов блокировки той горькой правды, что сейчас публикуется в моем блоге – это аргумент в стиле:
«А почему раньше молчал? Подло мстишь за увольнение?».

Поясняю:

1. О сильнейшем присутствии голубизны в иерархическом слое церкви я знал уже в годы своей семинарской учебы (80-е годы).
Однако это были пересуды семинаристов и намеки маститых священников.

2. В 90 и нулевые годы мне довелось услышать немало рассказов от непосредственных жертв гомоиерархических посягательств. Но все они сопровождались заклинанием – «Только между нами, о. Андрей!».
При этом я видел печальную судьбу тех священников, которые осмеливались подавать хоть какую-то жалобу на своего епископа (по любому вопросу, не только ныне обсуждаемому). О голубом лобби в эти годы уже открыто мне говорили и многие епископы и тоже признавались в своем бессилии.Collapse )