?

Log in

No account? Create an account

January 29th, 2014

По просьбе портала Православие.Ru информационные поводы последних недель комментирует ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, профессор, протоиерей Владимир Воробьев.

— Отец Владимир, корректно ли, с вашей точки зрения, утверждение о том, что на жизнь Церкви оказывает заметное влияние некое «гей-лобби»?
— Я с влиянием такого «лобби» не сталкивался и никакой информации на этот счет не имею. Вообще раньше считалось неприличным вести разговоры об этих мерзостях и даже вслух называть их. Допускаю, что грешные люди встречаются и в церковном клире. Так было всегда, в любую эпоху. Вряд ли кто-либо думает, что грешных людей в Церкви может не быть. Ведь Господь Иисус Христос «пришел не праведников, а грешников призвать на покаяние». Из этих грешников, призванных на покаяние, формируется и церковный клир. Но сделать из этого большевистский вывод: «Вера в Бога — опиум для народа, попы всегда обирали народ и т.п.», — это уже атеистическая пропаганда. То же самое — по смыслу — утверждать: «В Русской Православной Церкви активно действует голубое лобби». Если бы это было так, то жизнь Церкви не могла бы быть такой, какой она сейчас является — благодатной, радостной, утешительной, вселяющей надежду на возрождение нашего народа, нашей страны.

— От некоторых людей можно услышать: «Я знаю случаи, когда молодые люди подвергались домогательствам со стороны епископов…» Как вы могли бы это прокомментировать?
— Комментировать что-либо здесь очень трудно: никаких надежных сведений по таким обвинениям, как правило, нет. Обычно это сплетни, чья-то безответственная болтовня… На протяжении всей истории христианства постоянно были попытки скомпрометировать священников и епископов. Еще в древних патериках описывается случай, когда бессовестная женщина заявляла, что беременна от монаха. И только Божиим чудом со временем выяснилось, что она монаха оклеветала. Обвинять епископа или священника в самых мерзких грехах — не новое дело. Даже Спасителя обвиняли, что Он бесовской силой исцеляет больных и изгоняет нечистых духов. Так всегда было в истории. Ведь признание Бога, Его святых и священнослужителей по логике требует идти вслед за ними, исполнять заповеди Божии. И, напротив, обвинив священнослужителей в глобальном обмане, человек освобождает себя от нравственной обязанности каяться в своих грехах, признавать Божий нравственный закон. Приснопамятный владыка Михаил (Мудьюгин) свидетельствовал о том, что всегда находится кто-нибудь, кто обвинит епископа в последнем непотребстве. Об этом знает и каждый священник по своему опыту. К сожалению, люди очень падки на внушения темной силы, а это ведет к тому, что одни начинают клеветать на других. Не только на клириков. Вспомните, как клеветали на императора Николая II и на императрицу Александру Феодоровну — и ведь это было еще до революции 1917 года. Пресса была полна грязных инсинуаций. Это была целенаправленная кампания. А разве мы не знаем, как сегодня проводятся подобные кампании?

— Если я считаю, что мне известны случаи недостойного поведения клирика, как мне поступать? Нужно ли бить в набат, предавать их огласке?
— Понимаете, всегда нужно помнить об опасности оклеветать человека. А это — страшный грех. Оклеветать же священника или епископа — грех сугубый, потому что они служат Богу. Распространять непроверенную информацию о грязных преступлениях, которая никак доказательно не подтверждена, — очень рискованно и просто вредно. Когда кто-то о чем-то таком рассказывает, есть у вас настоящая уверенность, что это — не домыслы или мнительность, нацеленная на всякую мерзость?
Католические священники с давних пор исповедуют женщин через решетку, чтобы не видеть ее лицо и даже краешком облачения к ней не прикоснуться. Иначе обязательно найдется кто-нибудь, кто скажет, что священник неподобающе ведет себя с женщиной. Думаю, что почти каждый священник не раз испытывал на себе подобные подозрения…
— А если свидетельства о недостойном поведении клирика поступают от человека, который сам столкнулся с неподобающим поведением, и ты знаешь этого человека лично, и нет оснований ему не доверять?
— Если речь идет о студентах, семинаристах, молодых людях, я рекомендовал бы сначала пойти к опытному духовнику или к представителю священноначалия и посоветоваться, что делать, потому что в таком деле очень легко ошибиться. Если же есть не просто уверенность, но реальные доказательства, необходимо принимать адекватные меры, а не покрывать молчанием подобные преступления. Надо обращаться к епископу или в церковный суд.
Но еще раз скажу: случаи, когда человека на самом деле уличают в таком грехе, равно как и случаи, когда человек готов твердо свидетельствовать, что стал жертвой подобных домогательств, очень редки. Требуется большая осторожность, чтобы не стать жертвой сплетен и слухов и не оклеветать невинного человека. К тому же сейчас полмира беснуется на эту тему, а Церковь твердо стоит на позиции полного неприятия содомских грехов. Понятно, что сами содомиты заинтересованы в компрометации Церкви.
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/67949.htm

***
Устало от бесконечных повторений:

- Для меня свидетельства пострадавших ребят вовсе не анонимны. Относительно одного из гомоиерархов я уже раскрыл полиции имена двух его жертв.

- У мирян нет возможности обратиться к епископу с жалобой на его же домогательства и нет правил, разрешающих им обратиться в общецерковный суд.

- У меня есть доказательная уверенность в случаях, когда я, рискуя самому оказаться на скамье подсудимых, называю имя гомоиерарха. Так что для меня это не «безответственная болтовня».

- Уже посланные Патриарху жалобы казанских семинаристов опубликованы, и ни слова из них патриархией не оспорено, а пластинка официальных комментаторов все никак не меняется: «бездоказательно».


Не-устало говорю:

- Дорогой отец Владимир, отчего же Вы сами не дали примера ответственного разговора: а именно отложили бы свой комментарий на денек, позвонили мне, сказали бы, что хотите сами ознакомиться с этой якобы новой для Вас темой, выслушать меня и моих свидетелей? А потом, после нашей встречи уже ответили бы настойчивым интервьюерам.

- Дорогой отец Владимир, Ваш аргумент против тезиса о существовании в Русской Православной Церкви голубого лобби - "Если бы это было так, то жизнь Церкви не могла бы быть такой, какой она сейчас является — благодатной, радостной, утешительной, вселяющей надежду на возрождение нашего народа, нашей страны" точно ли описывает ученую полемику на диссертационном совете вашего Университета? Вот поступила диссертационная работа, рассказывающая о сложных отношениях сергианской иерархии и властей. Соискатель говорит о том, что епископы была стеснены в своих действиях, что они нередко даже кадровые решения принимали под давлением атеистических властей, а в ответ этому клеветнику Ученый Совет ПСТГУ громогласно и твердо исповедует: "Если бы это было так, то жизнь Церкви не могла бы быть такой, какой она сейчас является — благодатной, радостной, утешительной, вселяющей надежду на возрождение нашего народа, нашей страны".

- Дорогой отец Владимир, а вы бываете столь же осторожны, когда отчисляете своих студентов? Сколько десятков ребят вы выгнали из вашего университета лишь потому, что кто-то вам донес, что видел их целующимися с девушками? Или все-таки у вас двойные этические стандарты: для оценки подчиненных – одни, а для не-оценки начальства – другие?

***
Обиды на это  интервью о. Владимира у меня нет и быть не может.
Если бы за моей спиной было детище моей жизни - университет, чье будущее во многих отношениях зависит от отношения патриархии, я бы тоже, наверно, говорил "не вем этого человека; не в курсе это проблемы".

А так все понятно: когда слух про мою лекцию донесся до Аппарата, оттуда позвонили о. Владимиру и в качестве епитимьи предложили публично дистанциироваться от меня и дать такое - очевидно фальшиво звучащее - интервью.

"Собеседник"

– Буквально на днях вы встречались с освободившимися девушками из Pussy Riot. Вот вы поговорили, посмотрели им в глаза... Что-то новое для себя поняли про них?
– Отвечу банальностью, наверное, с точки зрения христианина: любой человек интереснее, чем кажется. Глубже, многообразнее, чем свой имидж или маска, надетая на него.
Эта встреча была нужна. Есть такие дела, которые, однажды начав, надо обязательно довершить, иначе они будут свербить тебя и в конце концов обернутся язвой. Я еще давно, в день их акции, говорил: если бы я был настоятелем храма, я бы их позвал на чаепитие. Побеседовал бы с ними вместо того, чтобы звать полицию. Но затем поговорить с девушками было невозможно: сначала они исчезли и их нигде найти было нельзя, затем их арестовали.
Сейчас встретился – раз уж обещал… Меня пригласили на эту встречу, я не имел права отказаться. И потом, приглашение все-таки было медийным, от журнала – в случае моего отказа, это тут же бы попало в интернет. И вся блогосфера кипела бы: даже Кураев отказывается от встречи с ними. И пошла бы очередная волна на всю церковь: фарисеи, инквизиторы и т.д. У меня просто не было возможности сделать какой-то иной выбор.
Третий мой аргумент был таким: Надежда Толоконникова студентка философского факультета, на котором я уже 20 лет преподаю. Так что еще и непедагогично было бы отказываться от такой беседы.
И последний аргумент в пользу встречи. Дело в том, что я не согласен с их акцией. Но пока они были в тюрьме, я не имел права их критиковать. Нельзя вести полемику с человеком, у которого кляп во рту и связаны руки. Поэтому я имею право на несогласие с ними, только если у них та же свобода, что и у меня.

– Вот вы как: и должен был, и выбора не было... Примерно так же, как в случае с Казанью. Опубликовали в блоге разоблачения, а потом сказали: ошибка, я думал, раз послана комиссия Патриархии в Казань, то политика церкви стала направленной на очищение и хотел помочь комиссии. То есть вы готовы бороться с голубым лобби в церкви только в том случае, если эту борьбу возглавит Патриарх?
– Ну вы же видите: даже поняв, что комиссия в Казани не означает, что в Москве начались мечтаемые мною перемены, я не ушел с темы.
Патриархия две недели держала паузу. Она могла бы выбрать из четырех возможностей: 1) промолчать 2) начать борьбу за нравственное очищение Церкви 3) «симметрично» наказать и меня и гомоепископов 4) открыть огонь только по мне как нарушителю заговора молчания. После 15-минутного телевизионного выступление о. Чаплина о том, какая я сволочь, достойная отлучения от Церкви, стало ясно, что выбран наихудший для будущего Церкви вариант. Страсть мщения оказалась выше разума. Read more...Collapse )

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com