?

Log in

No account? Create an account

January 30th, 2014

"Когда иеромонах Амвросий (Носов) из московского храма Всех Святых на Соколе попытался изнасиловать 16-летнего Дениса Ковалева, а тот ударил его ножом, батюшка неожиданно оказался в роли истца. В результате отрок провел в тюрьме 2,5 года, а когда на суде его мать заикнулась о сексуальных домогательствах со стороны монаха, в деле моментально появилась справочка из института Сербского: дескать, не принадлежит отец Амвросий к сексуальным меньшинствам. Назначить дополнительную, независимую экспертизу суду почему-то в голову не пришло".

http://gazeta.lenta.ru/dossier/19-07-1999_popy_Printed.htm

Если так работали суды  при Ельцине, при упавшей вертикали власти (1997 год) , то на что надеяться сегодня... Если таков исход прения с рядовым иеромонахом - то каково судиться с епископом в его же губернии?


***

В октябре 96-го г. двое подростков - пятнадцатилетний Денис Ковалёв и шестнадцатилетний Иван Лупашко из Вереи, гуляя по центру Москвы, познакомились с Иеромонахом Амвросием, который, проявив инициативу, купил им пива, а затем пригласил их в гости.

"Гости" располагались в офисе Российского музыкального издательства (Сретенский тупик, 5). Там священник напоил мальчиков греческим коньяком "Александр" с лимоном, искупал в душе и, после просмотра эротической видео кассеты, уложил голыми спать. Сам разделся, лёг посередине и принялся "подкатываться" к Ване Лупашко, но, получив отпор, переключился на Дениса.

Худенький, небольшого роста Денис Ковалёв, понимая, что ему не справиться с двухметровым батюшкой, схватил со стола кухонный нож и ударил обидчика. Лезвие прошло меж рёбер, резануло селезёнку. "Уходите, я ничего не буду сообщать о вас", - сказал Амвросий и, окрыл ключами дверь. (По другой версии, стал сопротивляться, за что получил керамической кружкой в глаз). Парни выкатились на улицу, при этом впопыхах Ваня перепутал куртки Дениса и Амвросия - обе кожаные, чёрные. Через несколько минут по сигналу, сработавшему в дежурной части, явились оперативники. "Мы застали его в трусах, всего в крови. Постель в комнате была разобрана, и на ней тоже была кровь, - сказали милиционеры. - Мы попросили, чтобы он описал приметы ребят, но ничего конкретно не говорил. Лишь сказал, что пойдёт прощаться с Богом.

Потом всё же дал приметы. По ним мы задержали пацанов на Цветном бульваре у киоска. Когда их привезли в отделение, оказалось, что трусы Дениса были него в кармане. Значит, до ухода из офиса, пацанчик был голый...".

Мальчишек продержали в РУВД "Красносельское" два дня, затем выпустили, но по прошествии трёх недель в Верею приехал опер и препроводил Дениса в Москву. Его определили сначала в "Матросскую тишину", затем перевели в 5-й изолятор для несовершеннолетних преступников. Началось следствие.

Тем временем отец Амвросий, отбыв десять дней в реанимации, и оклемавшись, потребовал справедливого суда, то бишь возмездия. ""Сначала поп был совсем плох и чуть не двинул кони, - сообщили мне в красносельском РУВД, - и мы думали, что дело прикроют, тем более, что от мальчишки имелось заявление, где он сообщал, что действовал в целях самообороны. Но поп вышел, машина закрутилась, а заявление вдруг куда-то испарилось". В церковных кругах отца Амвросия недолюбливают и за глаза величают отцом Отбросием. Говорят также, что его категорический отказ от пересмотра мер наказания малолеткам - не что иное, как жажда сохранить карьеру, погладким ступеням которого его усиленно двигает издательская священноначалие и в частности епископ Тихон Бронницкий. "Ведь иначе он будет не пострадавший, а обыкновенный пидор", - догадываются в милиции... Оттого-то видно, в первый день судебного слушания Амвросий заявил, что не поддерживает ни ходатайства адвоката подсудимого Ковалёва, ни "защитных" писем из Думы. "Более того, - обратился он к судье, - я прошу провести суд закрытым, ибо испытываю постоянное давление со стороны прессы. Кассеты из зала суда распространяются в храме среди прихожан. Мне угрожают по телефону, обзывают! И вообще, дело затрагивает интимные стороны моей жизни..." И как бы адвокат Дениса Королёв ни апеллировал к совести присутствующих, к Закону о СМИ, как бы не уличал он Амвросия к голословности, высокий суд в лице судьи Мартиной выставил прессу за дверь, явно принимая сторону потерпевшего.

Вызванные в качестве свидетелей милиционеры (те, что отреагировали на сигнал из офиса) недоумевали: "Ну что за бред - ведь буквально за полгода до этого мы уже приезжали в контору к попу точно по такому же делу. Только тогда поп нас внутрь не пустил. А мы чётко видели, как за его спиной метался какой-то голый мужичонка с криками: "Это голубятня, он пидор, пидор!" Мы поинтересовались: в чём дело? Но попо сказал, что это недоразумение, что просто один из сотрудников напился и дебоширит, и что он сам всё уладит. Мы и уехали". Теперь, похоже, поп частным образом улаживает другую "такую же" проблему, и получается у него неплохо, тем более что статья 108 ч.1 (тяжкие телесные повреждения) вполнереабилитирует его "страдания". В порыве артистического гнева он называет ребят бандитами, требует отнестись к ним со всей строгостью закона. А куда уж больше - ведь жертва поповских вожделений и так целый год провела за решёткой. Но Амвросию этого мало, он настаивает перед судом, чтобы под стражу был взят ещё и находящийся на свободе Иван Лупашко... Ну не беспердел ли?!

Что ж, гулявшие в тот октябрьский денёк 96-го по Москве пацаны, наверное, и вправду не подарок, но насколько ничтожна их вина в сравнении с содомскими пристрастиями священнослужителя, призванного крестить, исповедовать, причащать! "Я полностью разуверился в священниках, - сказал Ваня Лупашко, - я раньше ещё заглядывал в церковь-то, а теперь обхожу её за километр. Там одна неправда". Как вернуть Ивану веру? Вот проблема! А отец Амвросий на суде уже строит новую дикую каверзу: оказывается, тогда в офисе, когда Лупашко пошёл в душ, задержавшийся на минуту Денис признался ему по секрету, что состоит с Иваном в "интимной связи". Просто взял - первому встречному попу и признался. Бывает же такое! Интересно, а почему отец Амвросий не сообщал об этом на следствии раньше. Неужели забыл. Или был связон тайной "коньячной" исповеди? В своё время, проверив Амвросия на "голубизну", Институт им. Сербского признал его "нормально ориентированным". Значит, выходит, Ковалёв и Лупашко самые что ни на есть убийцы и воры?

"Он всё это придумал, - крикнул судье Денис, чтоб мы с Ванькой...- да он чё?!" Однако суд таким оборотом смущён не был. Дениса приговорили к... сексолого-психолого-психиатрической экспертизе на выявление возможной аффектации поступков. А посему дело отложили до окончательных результатов экспертизы, то есть по меньшей мере ещё на полгода. Которые Денис проведёт в СИЗО.

Словом, Амвросий торжествует. По окончании слушания дела, он небрежно бросил матери Дениса - Любови Викторовне Ковалёвой, работающей в настоящее время дворником в ЖКО: "Ты подкупила прессу! Скажи спасибо, что я на тебя не подал в суд за моральный ущерб". Так и хочется ответить достославному священнику и иже с ним словами поэта: "Но есть и Божий суд, наперсники разврата!".

"Московский Комсомолец" № 245 от 26 декабря 1997г. Александр Колпаков

ЮБИЛЕЙНОЕ

В редакции «ВМ» прошел круглый стол, посвященный пятилетию интронизации патриарха Кирилла.

о. Всеволод Чаплин:

Я довольно старый бюрократ. Я двадцать восемь лет в церковной бюрократии, из них более двадцати лет участвую в переговорах с государством по самым непростым вопросам и в диалоге с разными общественными силами, благонамеренными в отношении Церкви и жестко критическими.

Святейший Патриарх Кирилл — это человек, который мыслит глобально и умеет действовать в каждом отдельном "локусе". Мы не объект процессов, которые происходят в мире, мы их субъект. Православные не являются социальными оптимистами, мы знаем что в конце концов мир лежащий во зле злом и будет уничтожен. Но столько сколько Господь позволяет мы можем рассчитывать на то, чтобы осуществить нашу картину мира, не только в России — везде.

Святейший Патриарх Кирилл имеет уникальный для нашей цивилизации жизненный опыт. Для Святейшего общение с самыми разными людьми, от Нельсона Манделлы до мостодонтов западных культур. И у Святейшего есть огромное умение действовать.

Очень важно иметь в виду, что Святейший старается везде, где он может, лично действовать, больше чем позволяют физические силы отдельного человека. Он совершил бесчисленное количество визитов в епархии, посетил более 400 приходов в Москве и Подмосковье. Был во многих странах в качестве патриарха. Произнес множество проповедей, в которых выстраивается целая система общественных и церковно-богословских взглядов. Он перерабатывает в год десятки тысяч документов. Я уверен, что имея такого мыслящего и деятельного человека в качестве предстоятеля Русской Православной Церкви, мы можем с уверенностью сказать, что наша Церковь может и должна стать одной из десяти тех религиозных общин мира, которые определяют его облик и его будущее.

о. Александр Шумский: Святейший Патриарх Кирилл является сегодня безусловно лидером христианского мира. Удивительное чувство традиции, с одной стороны, и чувства необходимости новизны с другой, потрясают в его личности.

В трудное время Святейший Патриарх оказал поддержку, когда была "болотная" эпопея и как это оказалось важным в нужный момент. И надо заметить то, что государство наше в лице президента Путина, берет сейчас курс на отстаивание традиционных ценностей и опирается как раз на Церковь, на Святейшего Патриарха Кирилла. Поэтому неслучайно сейчас то, что темные силы пытаются дискредитировать его, чтобы вот этот союз продуктивный между Церковью и государством разрушить, чтобы традиционные ценности не смогли бы одержать победу в этом мире.

В позапрошлом году, когда мы праздновали юбилей Бородинской битвы, Святейший выступал там, на Бородинском поле. Даже стало страшно за него в этот момент, насколько он был пламенным, как Пламенный Серафим, вот такое у меня было ощущение. И конечно с таким лидером церковным нам ничего не страшно. Я счастлив, что служу сейчас в Церкви под руководством такого Патриарха.

Сергей Лютых: Я бы хотел как раз, когда мы говорим о лидере задать такой вопрос. Хочу, чтобы присутствующие здесь люди порассуждали над этим. Патриарх Кирилл действительно человек какой-то исключительный. Я смотрел передачи "Слово Пастыря", слушаю его выступления, проповеди и действительно дело даже не в опыте, но это действительно какая-то личность. Это мощный талант. Человек, который формулирует свои мысли очень четко, его русский язык настолько безупречен. Это феномен. Я рад тому, что мне повезло, моя молодость приходится на время правления такого руководителя Церкви, но отсюда и вопрос. Мы говорим о симфонии и отмечаем, что нам повезло: есть и сильный руководитель страны, как Владимир Путин и у нас вот такой патриарх. Хочу чтобы вы порассуждали, может быть люди, те же либералы, думают о чем: есть такой сильный Патриарх, а вот если не будет такого же сильного государственного деятеля, будет какой-нибудь человек, просто представляющий интересы какой-то группы, на время набравшей большинство. И достаточно серый человек встал бы у руля такого государства, как Россия. Здесь, в этот момент, как вы думаете как поступит Патриарх, человек понимает все сферы жизни, чувствует пульс страны. Если он почувствует, что новый лидер государства не будет отвечать высоким требованиям, как юный царь Алексей Михайлович, который много чего хотел, но не обладал таким опытом как Патриарх Никон. Вот столкновение этого человека с менее сильным лидером. Как вы думаете как бы сложилась эта ситуация?

Кирилл Фролов: Мы - православные христиане видим и в политических и церковных событиях Промысел Божий. И я считаю, что нам очень повезло и с Патриархом и президентом, чтобы достойно отвечать на мировые вызовы, цивилизационные вызовы. Чтобы Русская Православная Церковь могла вести людей к спасению, ведь Бог вочеловечился, чтобы мы могли обожиться, чтобы мы стали богами по благодати, наша Церковь должна быть мировой силой. В тоже время церковные тексты, труды наших миссионеров, стали оплотом нашего самосознания. Особенно актуальны в дни "майдана" Нестор летописец с Повестью временных лет, где он ясно говорит о Киеве, как о том месте, откуда пошла русская земля. И Слово о Законе и Благодати Киевского митрополита Иллариона — манифест нашей Веры и национального самосознания. То есть Россия и русское возникли благодаря Русской Православной Церкви, поэтому никакого русского возрождения и государственного возраждения России, кроме как на основе Православия быть не может, это не русское что-то будет. Идеалы псевдолибералов и псевдонационалистов: "нам нужна маленькая, вписанная в другие центры Россия". В первую очередь речь идет о таком центре, как Европа, где сейчас ведется политика дехристианизации. Такая Россия невозможна. Поэтому задачи становления Русской Православной Церкви, как великой мировой силы и задачи сохранения суверенитета России и становления ее как мировой державы совпадают.

Сергей Лютых: Хочу напомнить и скорректировать вопрос. Если рядом с Патриарзом Кириллом окажется слабый руководитель государства не появится ли соблазна помочь ему в политическом управлении.

Кирилл Фролов: Я думаю, спекуляция вокруг темы столкновения Церкви и государства в нынешней России невозможна. Если прямо мое мнение, то Патриарх Никон пострадал за то, что настоял на воссоединении Украины с Россией. Его оклеветали, дискредитировали, смели. Он не хотел быть царем, не подсиживал царя. А как потом вскрылось это был заговор агентов Речи Посполитой. Поэтому в традиции русской церкви нет подмены государству. Это надуманная теория и политтехнологи определенные ее периодически пытаются создать. Если бы сегодня на месте Путина оказался слабый человек, но Сын России,не предатель, то Святейший Патриарх помогал бы такому человеку, не посягая на государственную власть. Патриарх не захочет быть президентом. Вот вчерашняя проповедь, посвященная святителю Филиппу митрополиту Московскому — это манифест симфонизма. Там были очень четко расставлены акценты. А провокаций сейчас очень много, потому что сейчас достаточно сложный исторический момент.

Святейший Патриарх не из тех, кто отступает. А если бы в России пришли к власти оккупанты, которые уничтожали русский народ и государство, то я хотел бы обратить ваше внимание на цикл Ермогеновских проповедей Святейшего, которые он произносил почти весь 2013 год: и о событиях 17-го века в том числе. Но сегодня Церковь и государство всей больше понимают, что иной опоры, кроме православной у России нет. И с Божией помощью Россия станет великой и выполнит свою историческую миссию.

о. Всеволод Чаплин: Я почему-то думаю, что и нынешний президент и патриарх еще долго будут работать вместе, так что не дождетесь.

Евгений Никифоров генеральный директор радио «Радонеж»: Пять лет – это короткий период. Если учитывать, что Церковь равновеликий организм нашему государству и равнозначный по влиянию на наше общество. Патриарх Кирилл провел апгрейд жизни нашей церкви. Ему удалось создать эффективный аппарат управления. При Святейшем Патриархе Алексии все только начиналось и на каждый чих – мы бежали и просили благословения. Сейчас этого не требуются. Громадная часть функций передана отцу Всеволоду. Они все решают быстро и эффективно. Святейший Патриарх Кирилл в своей кадровой политике проявил чудеса. На узловые места поставлены лучшие, самые способные и компетентные люди. Еще одно важное качество Патриарха Кирилла – его бесстрашие. Он укоренен в церковной традиции. У него громадный опыт. Он разработал громадный инструментарий по работе с обществом и церковью. Патриарх – один из выдающихся интеллектуалов мира, а также ярчайший ритор и спикер. Не нужно смущаться этими словами. Он сохранил все лучшее, что есть в нашей церкви. Ничего не разрушил. Ни йоты от себя не добавил. Но всему придал громадный драйв, энергию и динамику.

Антон Григорьев : Его Святейшество – гениальный администратор, выдающийся богослов и мыслитель. Он – духовный и нравственный ориентир. Но что его делает носителем всех этих превосходных степеней? Патриарх Кирилл, прежде всего, носитель апостольской благодати. Она на нем почиет явно. Мы видим перед собой – подлинного наследника апостолов. И это явственно выражается в делах его. Когда мы видим деятельность Патриарха Кирилла, мы видим его как носителя Апостольской благодати, как подлинного ловца человеков.

Подробнее: http://www.vm.ru/news/2014/01/23/protoierej-vsevolod-chaplin-svyatejshij-patriarh-kirill-imeet-unikalnij-dlya-nashej-tsivilizatsii-opit-232256.html

Кто храбрый?

"В полемике, развернувшейся на просторах русского сегмента Всемирной паутины, не раз задавался вопрос о том, почему с этой информацией он обратился к немаленькой аудитории своего ЖЖ, а не в Церковный суд. Возможно, причина в том, что о. Андрей не видит в Положении о церковном суде Русской Православной Церкви формальных оснований для таких заявлений со своей стороны. При этом о. Андрей ссылается на статью 34-ю Положения, в которой сказано, что на архиерея может подавать в суд только его клирик.

Охотно готов согласиться с о. Андреем, что текст Положения не идеален.  Единственно, в чем я с о. Андреем не могу согласиться, так это в том, что текст Положения не позволяет ему инициировать дела, по конкретным персоналиям, о которых он сообщил нам в Интернете.

Кроме 34-й статьи, есть еще и 33-я, во второй части которой говорится, что дело передается в Общецерковный суд первой инстанции распоряжением Патриарха Московского и всея Руси или Священного Синода на основании заявления о церковном правонарушении, а также на основании сообщения о совершенном правонарушении, полученного из иных источников. «Обратите внимание на второе основание, — комментирует Игорь Гаслов. — Т. е. для передачи дела в Общецерковный суд не нужно даже заявление. Достаточно сообщения о совершенном церковном правонарушении, например опубликованного в СМИ. Естественно это должны быть не анонимные рассказы, не намеки, не сообщения типа „это и так всем известно“, „это у него на лице написано“».


Подробнее: http://www.pravmir.ru/cerkovnyj-sud-stoit-li-podavat-isk/#ixzz2rsI0QblE


Мы видели неанонимные жалобы семинаристов, написанные на имя Патриарха.

Теперь мы узнаем, что для того, чтобы эти жалобы попали на рассмотрение Общецерковного суда, не нужно ни обращения заявителей именно в суд, ни  какой-то моей инициативы.

Достаточно распоряжения Патриарха Общецерковному суду.

Кто решится задать очевидный вопрос?

В самом деле, чего там собираться, совещаться? — Надо клирика проучить и канонически это оформить? Так вот она — Книга Правил: открой наугад и ткни пальцем. Хотя лучше даже и не открывать ее, а сразу отпечатать указ о запрещении за «досаждение» по 55-му Апостольскому Правилу… Впрочем, нет. Три с лишним года назад был создан судебный прецедент, в ходе которого было разъяснено, что не всякое «причинение досады», то есть не всякое действие или слово, огорчающее архиерея, следует рассматривать как «досаждение», но только явное оскорбление, хулу, клевету, брань. Вот, опять же, аргумент против: церковный суд лишь осложняет поддержание дисциплины среди клириков. Это ж подумать только! Если каждый запрещенный или извергнутый поп, несогласный со своей печальной долей изблеванного из преосвященных уст, станет искать правды в церковно-судебной системе, ссылаясь на каноны и взывая к икономии — это что ж тогда начнется (впрочем, уже началось несколько лет как)?..

Получается, уже пальцем наугад не ткнешь, да и 55 АП уже не используешь, как прежде, в качестве универсальной дубины, не думая.

Хорошо это или плохо — тут с какой стороны посмотреть, какие приоритеты выстраивать. С точки зрения той самой вышеупомянутой концептуальной основы, по-видимому, хорошо. С точки зрения удобства в управлении… не знаю, наверное, зависит от того, как смотреть на цели и задачи управления клиром и мирянами. Если целью является строить всех, кто ниже по рангу, чтобы доить их и стричь, тогда, конечно, развитие церковно-правового сознания — это все лишнее, потому как «осложняет процесс» и «создает предпосылки для нестроений».

Если Церковь мыслится как «государственная скрепа» или военизированное ритуально-досуговое предприятие, тогда понимание сущности и значимости церковных правил, и, соответственно, их применение будет обеспечивать эксплуатацию Православия в качестве суррогата общенациональной идеологии и как инструмента национально-ритуальной самоидентификации, или банальное самоутверждение и деспотизм в худшем смысле этого слова.

Можно понять тех, кто опасается обращаться в Общецерковный суд. Пока будет тянуться время с подачи заявления до передачи дела в производство (а вдруг и до этого не дойдет?), а потом до самого заседания (а собирается Общецерковный суд нечасто), этого клирика по месту канонической прописки раз десять успеют заставить пожалеть о своем опрометчивом поступке и отозвать жалобу. Рычагов для этого достаточно. Да и откуда истец знает, какое в Патриархии к нему будет отношение, когда он туда явится, да и чего ему ждать хорошего, если его жалобу на своего правящего архиерея или апелляцию на утвержденное им решение Епархиального суда, или на лично им наложенное прещение будут рассматривать тоже архиереи? Где гарантия, что у них не возобладает корпоративная солидарность?.. Уверяю вас, что еще и не такие мысли у него будут вертеться в голове. И что же ему тогда делать?

Следующее, что надо иметь в виду: производство в Общецерковном суде закрытое не только от любопытствующей публики, но и от сторон, каждая из которых дает показания отдельно. Это сделано в интересах уязвимой стороны, но содержит некоторое неудобство: каждая сторона не в курсе, что о ней говорит противная, и не может опровергнуть ложь, если кто-то из судей не сочтет нужным прямо задать соответствующий вопрос.

... Именно это и останавливает многих пострадавших клириков от апелляций: они прекрасно понимают, что если архиерей останется на кафедре (а он на ней останется 100%, если речь идет всего лишь о жалобе на указ о запрете, а не о железобетонно доказанных обвинениях в каком-либо тяжком преступлении), он сумеет сделать так, чтобы вы пожалели не только об апелляции, но и сам факт своего рождения начали бы рассматривать как злостное недоразумение, обусловленное роковым стечением обстоятельств. При этом все будет сделано так, что формально никаких претензий вы уже предъявить не сможете. Будете ходить как по минному полю, опасаясь дать повод для нового запрета, и радоваться возможности служить хотя бы за пределами своей епархии. Хорошо, если у вас появится возможность устроиться в другой епархии, а владыка отпустит. Если же вы связаны какими-то обязательствами, не позволяющими уехать… «Черный сценарий» можно было бы расписывать еще долго.

Если же мы говорим о целесообразности обращаться в Общецерковный суд первой инстанции по причинам, затронутым о. Андреем Кураевым, то вопрос уже не в том, удастся ли до суда дожить и после него выжить, а в том, кто ты, если можешь что-то предпринять против мерзости, но, по малодушию, пассивно в ней соучаствуешь, помалкивая о фактах, покрывая растлителей и насильников, попустительствуя укоренению порока, карьерному возвышению его носителей, а также их размножению путем кадрового почкования?

Стоит ли?! Что чего стоит? Стоит ли страдать за Церковь Христову и за ближних, за «малых сих», чьи души калечатся соблазном? Что ж, дело совести

Подробнее: http://www.pravmir.ru/cerkovnyj-sud-stoit-li-podavat-isk/#ixzz2rsrmXhKb

ЮБИЛЕЙНОЕ -2

31 января 2014 года в актовом зале домового храма святой мученицы Татианы при МГУ имени М.В. Ломоносова пройдет круглый стол, посвященный 5-летию интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

В мероприятии примут участие:

Ведущим круглого стола выступит специалист в области государственно-конфессиональных отношений, главный редактор портала «Религия и СМИ» А.В. Щипков.

По окончанию круглого стола участники ответят на вопросы представителей СМИ.

Начало встречи в 11.00.

Телефоны для аккредитации: (495) 781-97-61; +7926 40-40-621. Адрес: г. Москва, ул. Большая Никитская, 1.

http://www.patriarchia.ru/db/text/3547610.html

***


Все же забавно, что сын не может правильно написать место работы своего отца.
Это я про "кафедру сравнительно исторического языкознания"

le Figaro

Un théologien médiatique est en disgrâce pour avoir dénoncé des pratiques de harcèlement sexuel dans l'Église orthodoxe qui pourfend pourtant l'homosexualité.

C'est vêtu de sa soutane noire de diacre, mais à l'écart de sa paroisse de Saint-Michel l'Archange, dans le silence de son appartement moscovite, qu'Andreï Kouraev a dévoilé ce qui pourrait devenir le plus grand scandale de la patriarchie russe: l'existence de pratiques de harcèlement sexuel exercé par les responsables d'un séminaire théologique de Kazan à l'encontre de leurs élèves. Depuis, le saint homme propage la nouvelle dans son blog, l'un des moyens les plus efficaces, selon lui, de communiquer avec les fidèles. Fin décembre, une commission du patriarcat avait été envoyée au Tatarstan ; et suite à cette visite, le prorecteur de l'institution, seul parmi d'autres coaccusés, a été muté dans un autre diocèse. De son côté, Andreï Kouraev a été radié de son poste de professeur à l'Académie spirituelle de Moscou, en attendant probablement d'autres sanctions. Le signe, selon lui, de la présence au sein du clergé russe d'un «lobby homosexuel» qui comprendrait notamment une «cinquantaine d'évêques» sur un total de trois cents. Des estimations recoupées par plusieurs spécialistes de l'orthodoxie.

«Ces faits s'apparentent à un péché au regard de la loi chrétienne et à un crime au regard du Code pénal» s'insurge le diacre aujourd'hui en disgrâce, qui ne craint pas de publier en plusieurs exemplaires la photo du recteur incriminé. L'accusation est d'autant plus dérangeante que l'Église russe est en pointe dans le combat politique engagé dans le pays contre l'homosexualité. Andreï Kouraev, lui, est une figure de la communauté orthodoxe, théologien brillant et atypique, un franc-tireur de la patriarchie aujourd'hui puni pour son audace.

Fils d'un bolchevique de choc qui portait son athéisme en bandoulière, baptisé en cachette de ses parents, il a renoncé à une vocation de prêtre pour ne pas rester dépendant de ses paroissiens. Comme diacre, il participe aux offices, mais préfère tenir des conférences que de prononcer des sermons. «Je suis un missionnaire, un interprète de la langue de l'Église, je fais en sorte que la babouchka dévote n'ait plus peur de l'étudiant et vice versa», explique cet intellectuel.

Dès la chute de l'URSS, ses talents de prosélyte - qu'il exerçait en citant des philosophes antiques - ainsi que son franc-parler, furent reconnus par un patriarcat qui émergeait de soixante-dix ans d'obscurantisme. Avec humour, le premier prélat de la nouvelle Russie, Alexis II, l'encourageait à professer toutes ses opinions, à condition qu'elles ne «deviennent pas celles de l'Église». À la mort de celui-ci, il fit campagne pour Cyrille à la manière d'un Mazarin, en attaquant la probité morale de son concurrent, le métropolite Kliment. Il sera récompensé en intégrant la commission du synode, puis en supervisant la rédaction du manuel religieux destiné aux écoles primaires. Mais la bureaucratie ecclésiastique ennuie vite cet homme, taillé pour les joutes intellectuelles. Lors de l'affaire des Pussy Riots, il appelle l'Église à rester en retrait du conflit tout en condamnant le spectacle des trois «punkettes».

Lorsqu'il apprend qu'une commission est chargée d'enquêter sur les pratiques du séminaire de Kazan, Andreï Kouraev s'engouffre - trop vite - dans la brèche. «Il n'agit pas en justicier homophobe, mais en prédicateur, à la manière d'un saint Jean-Baptiste. Pour lui, seul le droit séculier doit intervenir dans cette affaire. Il s'appuie sur Internet afin que ces personnes, à défaut d'éprouver la crainte de Dieu, puissent au moins ressentir la peur humaine», salue Andreï Soldatov, rédacteur en chef du site Credo.ru, qui vient aussi de publier le témoignage d'un jeune diacre, décrivant les attouchements sexuels qui lui ont été infligés par un supérieur. Au nom de pratiques communes à «l'élite» ecclésiastique, selon les propres mots de l'accusé relatés par sa victime.

«Aucune condamnation ne peut être prononcée sur la base de cancans», dénonce aujourd'hui le porte-parole de la patriarchie, Vsevolod Chaplin qui, récemment, se déclarait favorable au retour dans le Code pénal du crime de «sodomie». Ébranlée par ces révélations, l'Église s'emploie avant tout à condamner les méthodes du diacre. Dans son église de Saint-Michel l'Archange, rares sont les fidèles qui acceptent de commenter l'affaire. «Andreï Kouraev est un homme très intelligent mais qui a tort d'ignorer la hiérarchie», estime Tatiana qui, tout en vendant des livres pieux dans l'échoppe de la paroisse, suit avec assiduité la polémique sur le Net. «Si ses allégations se confirment, Dieu fera en sorte qu'il soit rétabli dans ses fonctions».

http://www.lefigaro.fr/international/2014/01/30/01003-20140130ARTFIG00056-russie-le-diacre-le-clerge-et-le-lobby-gay.php

Дурной пересказ статьи через ее немецкий перевод тут
http://www.russian.rfi.fr/rossiya/20140130-dyakon-dukhovenstvo-i-gomoseksualnoe-lobbi

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com