?

Log in

No account? Create an account

January 25th, 2015

Из сегодняшней патриаршей проповеди: "Во времена гонения на христиан при Септимии Севере, императоре, который царствовал в середине III века, она подвергается страшным мучениям" www.patriarchia. ru/db/text/3958136.html

Однако, Житие относит мученичество Татианы ко времени императора не Септимия (193 - 211 гг.), а Александра Севера (222-235 гг.)

Александр - один из лучших императоров Рима. Вступил на престол в 16 лет; убит в 29.

К воину, зашедшему к нему в шатер убить его, обратился: "Что там такое, товарищ?"

"Он запретил называть себя владыкой. Он велел снять драгоценные камни с одежд и обуви, которыми пользовался Гелиогабал. Его карликов, карлиц, дураков, продажных мужчин — певчих, всяких виртуозов и пантомимов он подарил народу. Он носил, как его и рисуют, белую незолоченую одежду, обыкновенные дорожные плащи и тоги... Отказался он и от имени Великого, которое было ему предложено по решению сената, словно новому Александру Македонскому. Он запретил падать перед ним ниц. Он (будучи финикийцем) хотел, чтобы его считали происходящим от римского племени, ему было стыдно, когда его называли сирийцем, особенно когда в какой-то праздник антиохийцы, египтяне и александрийцы осыпали его по своему обыкновению насмешками, называя его сирийским архисинагогом и архиереем".

Мать его, императрица Юлия Маммея, интересовалась учением Оригена "Мать императора Мамея — была ли еще на свете такая благочестивая женщина! — сочла за счастье встретиться с Оригеном — слава его разнеслась повсюду и дошла до ее слуха — и ознакомиться с его удивительным для всех проникновением в смысл Священного Писания. Находясь в Антиохии, она пригласила его прибыть к ней в сопровождении воинов-телохранителей. Он пробыл там некоторое время, разъяснил многое во славу Господа, показал, как обучаться науке Божественной, и поторопился вернуться к обычным занятиям. (Евсевий Кесарийский. Церковная история. 6, 21). Возможно, трактат "О воскресении", написанный одновременно с книгой "О началах" (до 230 г.), был Оригеном составлен именно для привлечения в христианство Юлии Маммеи (Coman I. G. Patrologie. vol. 2. Bucuresti, 1985, p. 336).
"Житие Татианы" называет ее христианкой.

Сын Маммеи - имп. Александр - благоговейно относился к имени Христа:

"Если была возможность, то есть если он не спал с женой, он совершал утром священнодействие в своем помещении для ларов, где у него стояли изображения и обожествленных государей, только самых лучших, избранных, и некоторых особенно праведных людей, среди которых был и Аполлоний, а также, как рассказывает историк его времени, — Христос, Авраам, Орфей и другие подобные им, а равно и изображения предков.

Он хотел построить храм Христу и принять его в число богов. Об этом, говорят, думал и Адриан, который приказал построить во всех городах храмы без изображений богов; они и поныне называются храмами Адриана, так как не имеют божества; он, говорят, с этой целью и построил храмы. Но этому воспротивились те, которые, справившись в священных изречениях, нашли, что, если он это сделает, все станут христианами и прочие храмы будут заброшены.

Когда он хотел дать провинциям правителей, он объявлял их имена и предлагал всякому, кто обвиняет их в чем-либо, доказать свое обвинение ясными уликами, — если же они не докажут своего обвинения, то сами подлежат смертной казни. Он говорил, что раз христиане и иудеи поступают таким образом, заранее оглашая имена тех, кто должен быть поставлен в священники, то тем более необходимо делать это в отношении правителей провинции, которым доверяется состояние и жизнь людей.

Когда христиане заняли какое-то место, раньше бывшее общественным, а трактирщики возражали против этого, выставляя свои притязания, Александр в своем рескрипте написал: "Лучше пусть так или иначе совершается поклонение богу, чем отдавать это место трактирщикам".

Если (во время похода кто-то из солдат)сворачивал с дороги в чье-нибудь владение, Александр обращался к нему с самыми тяжкими упреками. Он говорил: "А ты хочешь, чтобы на твоей земле было сделано то, что ты делаешь у другого?". Он часто повторял слова, которые он запомнил, услыхав их от каких-то иудеев или христиан, и, наказывая кого-либо, приказывал глашатаю говорить: "Не делай другому того, чего не хочешь самому себе". Он так любил это изречение, что приказал написать его в Палатинском дворце и в общественных сооружениях".
(Элий Лампридий. Александр Север). Это часть довольно спорного, но важнейшего текста "История Августов", вероятно, конца 4 века.

Как видим, имп. Север был вполне хорошим правителем и даже хорошим современным христианином. То есть "христианином с широкими взглядами": и в храме свечку поставить, и в туристической поездке по Индии какому-нибудь идолу поклониться.
В том же источнике: "Был сведущ в астрологии, и по его приказанию астрологи публично выступали в Риме и делали объявления о преподавании. Он был очень опытен в искусстве гаруспиков, был прекрасным птицегадателем, так что превзошел и васконов из Испании и паннонских гадателей".

Гонений на Христа имп. Александр Север не объявлял. Со времен Септимия Севера (с 202 года) христианство было разрешенной религией. В это время стали строиться первые христианские храмы. Ориген спокойно и публично преподавал.

Но Татьяна была убита...
От 3 века дошел до нас латинский афоризм:

Cogitationis poenam nemo patitur.

"Образ мыслей ненаказуем".

В иной формулировке - "Никто нe должен терпеть наказание зa мысли".

Этот афоризм принадлежит Ульпиану.

Ульпиа́н Домиций (Ulpianus Domitius) (ок. 170, Тира — 228), римский юрист.

При Каракалле (211-217) занялся наукой и преподаванием. За шесть лет написал около 30 правовых трактатов общим объемом в 250 книг, дав непревзойденный в эпоху античности пример интенсивности литературного творчества.
При Александре Севере (222-235) вернулся к государственной деятельности, став начальником ведомства продовольственного снабжения Рима (префектом анноны), затем — командующим императорской гвардии (префектом претория), а фактически — правителем Римской державы вместо малолетнего императора. Вскоре был растерзан взбунтовавшимися преторианцами прямо в императорском дворце на глазах у Александра Севера.
Один из ведущих юристов «золотого века» римской юриспруденции, Ульпиан внес большой вклад в разработку всех отраслей римского права. Первым дал определение публичного и частного права, а также — классическую формулировку абсолютной императорской власти («Все, что угодно принцепсу, имеет силу закона»), принятую впоследствии на вооружение европейскими юристами эпохи абсолютизма (17-18 вв.).

Особое значение имеют многочисленные трактаты Ульпиана «Об обязанностях...» магистратов, высших сановников и наместников провинций, главный из которых — «Об обязанностях проконсула» (в 10 книгах). В них Ульпиан одним из первых в римской юриспруденции дал непревзойденную по своей ясности, глубине и полноте трактовку административного и уголовного права и вместе с тем практическое руководство, адресованное римским администраторам. Ульпиан заложил основу будущей Юстиниановой кодификации.
В эпоху Поздней Римской империи и при Юстиниане (4-6 в.) авторитет Ульпиана был чрезвычайно высок: его именуют «вождем юристов» и «мудрейшим из юристов», его сочинения изучают в юридических школах, он входит в число пяти виднейших юристов, мнениями которых предписано руководствоваться судьям. В Дигестах Юстиниана, включающих отрывки из сочинений примерно 40 крупнейших римских правоведов, фрагменты из трактатов Ульпиана занимают около 40% всего объема. Законом 426 г. он был включён в число тех пяти юристов responsa которых были обязательны для судей.

"Высокой нравственной чистотой и гуманностью дышат многие фрагменты Ульпиана; начала чисто этические часто подсказывают ему разрешение юридических вопросов". Рабство считает противоестественным - contra naturam rerum («против природы вещей»). Когда император Александр объявил о своем намерении для всех ведомств и званий ввести особый род одежды, чтобы их можно было различать по одеянию, а также ввести особую одежду для рабов, чтобы их можно было распознавать в толпе народа, Ульпиций возразил, говоря, что отсюда произойдет очень много раздоров, поскольку люди склонны наносить друг другу обиды.


***

"Житие Татианы":
"Император Александр не преследовал христиан, но наместники его, правители областей и консулы, сильно притесняли христиан. Так как сам Александр был слишком молод, то управление государством было поручено некоторым из членов совета; главных среди них был городской епарх Улепиан, жесткий нравом и великий враг христиан. Эти советники от имени царя управляли всем. Они то и разослали повсюду повеление, чтобы галилеян (так они называли христиан) всюду принуждать покланяться римским богам, угрожая им, в случае неповиновения, лютыми мучениям и даже смертью. Наблюдать же за тем, исполняется ли христианами это повеление, были избраны следующие лютейших враги христиан и верные слуги дьявола. Тогда и в Риме и во всех областях римского государства, полилась кровь христиан подобно воде. Их не щадили, но подвергали мучениям и предавали смерти".
Те, кто прочитал предыдущие два поста, поняли, что Татьяну убили очень хорошие люди.
Один из них считал себя христианином; другой был выдающимся юристом, причем его трудами активно пользовались последующие уже христианские владыки Римской империи.

И при этом до сих пор нет ясности - "за что убили-то?" .

Император Тиберий, чьим именем был вынесен приговор Христу, сказал:
"Преступление против богов — забота самих богов" deorum injurias, diis curae (Тацит. Анналы 1,73).

Слыша такое, и сегодня хочется воскликнуть вслед за булгаковским Пилатом - "На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия!".

Но казнь Христа, как и многих мучеников - была.

Да, "Римляне полагали, что если религиозное преступление не затрагивает интересы государства, то последнее и не будет наказывать его. В данном случае наказание предоставляется самим богам" (См. Бердников И.С. Государственный характер римской государственной религии // Православный собеседник. Казань, 1881, январь, с. 101).

Поснов: "Вплоть до Декия (сер. 3 века) преследований в строгом смысле со стороны государства не было. Римский юрист Ульпиан, во времена Каракаллы, собрал все рескрипты и эдикты римских императоров по делам христиан; но он их не поместил в уголовное право, а в "De officio proconsulis", которое имело в виду чрезвычайные случаи и полицейское право. Уже отсюда видно, что христианство не подлежало обычному криминальному процессу, а полицейской коерциции. В силу особых полномочий, полицейское coercitio, невзирая на Траяново положение о христианах "conquirendi non sunt" (не разыскивать!) — да едва ли это и относилось к coercitio, — имело право само возбуждать процессы о христианах без всяких accusator'ов. Вот почему гонение на христиан было непрекращающимся фактом и до Декия; мученики были всегда и везде, и при императорах, расположенных к христианству. Однако, римские проконсулы, магистраты, убедившись в фактической безвредности христиан, оставляли их в покое".


Увы, та часть книги Ульпиана Домиция, где говорилось о правовой базе гонений на христиан, не сохранилась.
Есть только упоминание о ней у Лактанция: "Домиций в VII книге (трактата) «Об обязанностях проконсула» собрал нечестивые рескрипты принцепсов, чтобы научить тому, какие наказания следует претерпеть признающим себя почитателем Бога". (Божеств. установления 5,11; http://vk.com/doc215828758_323592048?hash=e6f18d7fd1ef5ef69b&dl=808157b65292c27b26)

Но естьт схожие параграфы из книги Ульпиция «Об обязанностях проконсула»:

(О святотатствах)

2190 (48. 13. 7) Строже или мягче карать за святотатство (святотатство - кража из уже освященного храма) — это проконсул должен решать, сообразуясь с личностью (преступника), с обстоятельствами дела и времени (а также) с возрастом и полом (преступника). Я знаю, что многих приговаривают к бою со зверями на арене, некоторых даже к сожжению живьем, а иных к распятию на кресте. Однако следует свести наказание к бою со зверями на арене тем, кто ночью совершает в храме кражу со взломом и уносит (оттуда) приношения божеству. А если кто-нибудь днем из храма вынес что-то не очень значительное, то его следует карать, приговорив к рудникам, если же он по происхождению принадлежит к почтенным, то его следует сослать на остров.

2193 (48. 4. 1) Ближе всего к святотатству стоит преступление, которое называют (оскорблением) величия. (1) (Оскорбление) величия имеет место тогда, когда совершается что-либо против народа римского или против его безопасности. К ответственности за это преступление привлекаются (в следующих случаях): когда чьи-либо действия становятся побуждением или началом для злого умысла, когда без приказа принцепса убивают заложников, когда в городе вооружаются камнями и дротиками, собираются для действий против государства и занимают общественные места или храмы, когда созывается собрание или сходка, чтобы призвать людей к мятежу. По этому же закону привлекается к суду всякий, чьи действия станут побуждением или началом преступного заговора с целью убийства магистрата народа римского, облеченного высшей военной и гражданской властью, всякий, кто поднимет оружие против государства, кто врагам народа римского пошлет весть или письмо, либо злоумышленно подаст условный знак или поможет врагам народа римского советом против государства, всякий, кто возбуждает и подстрекает воинов и кто готовит мятеж или бунт против государства.

К христианам применялся также параграф 177 (47. 22. 2): "Каждый, кто организует недозволенную коллегию, подвергается тому же наказанию, которое применяется в отношении людей, захватывающих вооруженной силой общественные места или храмы".

Но к деве Татьяне это было бы странно применять: она явно привлечена была к суду одна, а не в группе.
На сайте Татьянинской церкви при МГУ житие св. Татьяны трудно находимо.

Может, это и к лучшему.

Знакомство с текстом этого жития это верный способ оттолкнуть студентов от православия.

Почитайте текст Жития и подсчитайте, сколько десятков людей авторы Жития умертвили во славу святой девы.

Read more...Collapse )

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com