?

Log in

No account? Create an account

April 14th, 2015

1. Вам не доводилось видеть рисунки и картины с изображением пленных спартаковцев, распятых вдоль Аппиевой дороги? Доводилось? То есть вы знаете, что не всякий человек, распятый на кресте, есть Христос-Спаситель?

2. Вам не доводилось слышать, как люди говорят о себе или о других (чаще - о своих начальниках), что они "несут крест"?

Например (без политического подтекста, просто один из первых результатов из гугл-поиска по запросу "владыка вы несете крест"):

"Сегодня вы несете тяжелый крест и Церковь с вами сегодня до конца, подобно тому, как Симон Киринейский помогал нести Крест Христу на Голгофу", - заявил митрополит Павел президенту Януковичу
http://vesti-ukr.com/strana/34091-vladyka-pavel-podderzhal-janukovicha-v-ego-dejstvijah

Или: "Владыке Владимиру было сказано много теплых слов и пожеланий, преподнесены цветы. - Дорогой владыка, Вы несете нелегкий крест духовного заступничества и молитвенного предстательства за всех жителей Омской области"
http://omsk-eparhiya.ru/2015/01/11/%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%D0%BE%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D0%BB-%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D1%80/

То есть соотнесение с крестом других людей, а не только Христа, не вызывает у вас восстания оскорбленных религиозных чувств?

Тогда вы можете зайти сюда
http://lenta.ru/news/2015/04/13/gagarin/

Я не вхожу в обсуждение пермского Гагарина (как и новосибирского "Тангейзера"); моя тема ближе: реакция православных христиан на такие новинки.

Встретимся в суде?

На прошлой неделе доводилось отмечать своеобразие Страстной седмицы по Новосибирски:
На Страстных службах прихожан призывали подписывать коллективное письмо с похвалами в адрес новосибирского митрополита Тихона. Причем текст письма и подписные листы были распечатаны на разных листах. А дата была поставлена будущая - светлый понедельник 13 апреля.
http://diak-kuraev.livejournal.com/810254.html

Оказалось, это была лишь половина программы.
Была и второе письмо, под которым также прихожане призывались ставить свои подписи всю Страстную.
Это официальное обращение в московский церковный суд по обвинению протодиакона Кураева в "досаждении" митрополиту Тихону (55 апост. правило).

Сам "досажденный"почему-то иск не подает, призывая обидеться и возбудиться за него своих прихожан (и вменяя это в обязанность подчиненным ему клирикам). Это уже стратегия: точно так же вл. Тихон призывал прихожан придти на антитеатральный митинг, но сам на него не пошел.

Идея одновременно разослать два письма очень перспективна:

Зачитать с амвона письмо с добрыми словами в адрес архипастыря еще может считаться приемлемым для атмосферы Страстной.
Но вряд ли в эти дни уместно зачитывать требование судебного разбирательства.

Это тем более неуместно, что в иске приводятся мои довольно обширные тексты, критические по отношение к митрополиту.
И опять тут та же странность, что и во многих иных современных "религиозных скандалах". Вот есть множество обычных благочестивых прихожан, которые знать не знают ни про какой интернет-блог диакона Кураева. Но епархия тщательно мониторит этот блог, выписывает из него подробные цитаты с критикой в свой адрес, собирает, распечатывает и доводит до сведения церковных масс. То есть - многократно тиражирует то зло, с которым вроде бы борется. Так было и с похабным постером из оперной постановки, так было и с мерзким парижскими карикатурами... Вот и тут: епархия разослала более 10 страниц с выписками из моего блога!

Полагаю все же, что вряд ли исковое письмо зачитывалось во ушию всего собрания. Скорее всего, о нем информировали лишь несколько доверенных прихожан. Но поскольку под двумя текстами подписи собирались одновременно, я не исключаю, что подписные листы, на которых прихожане доверчиво расписывались просто в похвалу архиерею, потом будут подшиты к судебному иску против меня. Проверить подписи невозможно, так как в этих листах указывают только ФИО и возраст, но не указывается контакт (телефон или адрес подписавшего).

Иск, однако, подается не от имени частных лиц - прихожан - а от имени "религиозных организаций" - приходов. Епархия как бы стоит в стороне, несмотря на то, что изначально это именно ее инициатива, и из ее канцелярии в Великий Понедельник пошло соответствующее инструктивное письмо. Очень модное поведение в эпоху "гибридных войн".

И знаете, что самое удивительное? - То, что мой пост про то, что на примере вл. Тихона можно видеть, как именно работает гомолобби в нашей Церкви, в иске никак не упомянут и не оспорен.
http://diak-kuraev.livejournal.com/806022.html?thread=253561222

Что ж, по воле вл. Тихона нас ждет интереснейшая интрига: судебный спор о том, можно ли лишить сана за высказанное негативное мнение о качестве образования и культуры архиерея.

Причем, поскольку сам этот архиерей на суд не придет, содержательного разговора на тему его богословской и культурной эрудиции заведомо не получится. То есть не удастся выяснить то, что описано в "Алфавитной Синтагме" (буква И, гл. 7):
"84-е правило святых Апостол говорит: кто досаждает царю или князю не по правде, - если клирик, да будет извержен. Прибавкою: не по правде правило запрещает незаслуженный упрек, а не обличение в правом деле, когда кто-нибудь касается их в том случае, когда делают неподобающее, хотя обличительные слова и считаются ими за обиду".


Кроме того, суду, если он будет, придется вынести прецедентное решение: каким именно епископам нельзя "досаждать".
До сей поры считалось, что речь идет о вполне определенной вертикали: клирик - и именно его правящий архиерей.
Теперь это правило предлагается распространить на епископов вообще.
Но в каких пределах? Только на живых или на покойных тоже? Если да, то церковную историю историю как предмет можно прикрывать. Если же только на живых, то в каких территориальных пределах: клирик РПЦ не имеет права "досаждать" только епископам РПЦ, или же он должен воздерживаться от оценок личностных качеств всех вообще епископов мира? Будут ли тогда привлекать к суду тех московских клириков и мирян, которые несут по всем кочкам "автокефалистскую группу" епископата УПЦ МП?

Будет интересно. Хотя вопрос о внутренней культуре епископа, который на Страстной понуждает свои клириков и прихожан подписывать иски в церковный суд, мне кажется ясным и вне всяких судебных прений.

(у меня информация об этом исковом письме тоже была еще на Страстной, но я решил все же не оглашать ее хотя бы до Пасхи).

Из Петербурга. "Бумага".

- С образом Русской православной церкви связано множество предубеждений. Как, по-вашему, сделать так, чтобы церковь воспринималась вне стереотипов и нужно ли это?

- Вряд ли это возможно и вряд ли это нужно по той причине, что сама церковная жизнь — это жизнь в традиции. Традиции это и есть транслируемые стереотипы. Например стереотип восприятия того или иного текста, в данном случае — библейского. Его можно очень по-разному читать и очень разные пазлы собирать из библейских цитат. Вопрос в том, точно ли вы уйдете от плохого барина к хорошему? Точно ли уйдя от церковных стереотипов вы придете к стереотипам лучшим? Не попадете ли из церкви – в секту? Так что прежде чем бросать лозунг «пересмотрим все и оптом!» лучше просто всмотреться с простой просьбой: «объясните, а что вот это для вас значит?».

- Как это возможно, при условии, что часть общества антагонистически относится ко всему, что связано с жизнью РПЦ?

- Необходим труд взаимного вглядывания и взаимного познания. При этом сами церковные люди должны уметь анализировать свою собственную жизнь, быть честными в том числе и в диалоге с обществом. Простейший пример: когда какой-нибудь батюшка или епископ начинает призывать к борьбе с коррупцией или утверждать, что Православная церковь как духовная скрепа нашей общественной и государственной жизни готова помочь как-то изжить именно эту язву, я в лучшем случае смеюсь.

- Потому что это не тот вопрос, которым должна заниматься церковь?

- Церковная экономика и традиция построения карьеры сверху до низу пронизаны коррупцией. Важно понимать, что я это не в порядке осуждения говорю: просто это часть именно православной культуры. Слово «культура» вообще безоценочное: культура — то, что делают люди. И доброе и плохое, но - человеческое. Православная культура — это не только иконы Андрея Рублева или Исаакиевский собор, но и хрущёвки. И история церкви это не только история святости, это еще и история болезни. Нам две тысячи лет, за это время много было переломов, что-то срослось неправильно, появилось достаточно хронических болячек. Самое печальное, что у нас самих многое из этого считается нормой.


- Многие ли представители РПЦ разделяют вашу точку зрения относительно «хронических болячек»?
-Открыто - совсем немногие. Признавать то, о чем я говорю, непопулярно, но рано или поздно придется признать.

- Говоря о том, что церковная экономика пронизана коррупцией, что вы имеете в виду?
- Одна из культур в православии — это культура подарка. По большому счету — взятки. Допустим, человек, назначенный на должность, ожидает, что к нему отнесутся с уважением. Не просто бумажку на подпись пришлют, а приложат некий вкусный аргумент. Так принято во многих архаичных культурах. Само собой предполагалось, что чиновник на кормлении, а сборщик налогов на откупе. Это традиция, в которой есть свои правила, и тот кто «не по чину берет», эти правила нарушает. Но тем самым и свидетельствует, что они - пусть и неписаные – все же есть. В православии это живо. Другое дело, что все чаще слышишь о вовсе потерянных кем-то берегах.

- Как подобные заявления, сделанные вами публично, встречают внутри церковного мира?
- Я думаю, что большинство священников радуются, что хоть кто-то об этом заговорил. Естественно, публично они не могут выразить согласия со мной.

- Почему вы можете говорить открыто, а другие нет?
- Всю свою жизнь я строил именно для того, чтобы сохранить большую свободу. Я жил в двух параллельных вселенных — в университетском мире и в мире церковном. И никогда всецело не входил «под благодатный омофор» церковной власти.

- То есть, по сути, это вопрос личного выбора каждого?
- Это и вопрос личного выбора, и промысл Божий. Я знаю, что так лучше и для меня, и для церкви. У меня есть диплом светского университета и профессия, если надо будет, я найду светские источники существования, независимые от церкви. На меня труднее давить и понуждать к молчанию и аплодисментам. Со священниками сложнее — они крепостные. Они сами про себя так говорят. А мне очень не хочется, чтобы церковь была оазисом феодализма в XXI веке. Другое дело, что это не только ее вина. Подобные вещи возрождаются очень быстро и в общественной жизни.

- Люди невоцерковленные вообще считают, что жизни государства и церкви сейчас неразрывно связаны, что называется, рука руку моет. Это правда так, или все-таки очередной стереотип?

- Для многих людей это просто дешевая отговорка для того, чтобы закрыть для себя огромную головоломную тему — религии, христианства, смысла жизни вообще. Просто надеть шапочку из фольги: меня это не касается, я в домике. «Они там все корыстолюбцы, они с властью» — и вот, казалось бы, огромная тема исчерпана. Но, простите, тема христианской культуры — это не только коррумпированный епископ, который лижет не скажу что губернатору. Это и Достоевский, и Бердяев, и Серафим Саровский. Так что, повторюсь, во многих случаях огульное обвинение РПЦ — это позорная отговорка.

- Но отрицать связи РПЦ как института и государственной власти вы же не будете?

- Действительно, связь есть, но уместно ли тут отстраненное морализаторство? Комплименты властям — это не порождение чьей-то избыточной гибкости. Это часть огромной моральной проблемы, ответа на которую нет ни у кого из думающих людей: это вопрос ответственности. Вот есть человек, за которым тысяча зависимых от него и представляемых им людей. От того, как он будет общаться с властьимущими, зависит, будет ли у этой тысячи работа, хлеб, безопасность. С этой точки зрения, история Русской православной церкви, простите, ничем не отличается от истории Российской академии наук. В сталинские годы в АН тоже были люди, которые говорили то, что хотели слышать власти. Однако благодаря этому десятки тысяч обычных ученых могли просто работать, не задумываясь о политике. Налог лояльности за них платил кто-то другой. Фадеев платил подобный налог будучи членом Союза писателей, и в итоге дошел до самоубийства. В то же время Паустовский мог спокойно писать о природе. Так что это вопрос не чисто церковная и однозначного ответа я не могу придумать. Всем говорить только правду, обличать все замеченные пороки — это нереалистично для любой системы.

- Кто сейчас платит налог лояльности за всех церковных людей?

- В таких институциях как церковь, союз писателей, академия наук, университет или даже госцирк есть люди, которые занимаются GR. Платить налог лояльности — это их работа. Благодаря этому, те, кто внизу, получают возможность, как минимум, молчать.

Человек должен сам понимать, зачем он идет в церковь. Если он идет в политический клуб, он ошибся дверью, неважно, какой это будет клуб — проправительственный или антиправительственный. Если вам в церкви не нравится политиканство и официальные заявления патриархии, значит вам ( а не патриарху) неинтересно Евангелие. И это не патриарх виноват, а ваш кругозор, раз вы ничего кроме этого в церкви не видите. Это проблема ваших очков. Если же вы пришли в храм с запросом на что-то иномирное, а тем не менее батюшка погрузил вас в накал политических страстей, подойдите и скажите батюшке, что вы думаете по этому поводу — не будьте трусами.

http://paperpaper.ru/andrey-kuraev/
Ижевск. 14 апреля. Интерфакс - Ижевская и Удмуртская епархия извинилась перед Минкультуры региона за ситуацию с постановкой пушкинской "Метели" в драмтеатре республики, которая подверглась критике со стороны местного священника, сообщил журналистам во вторник министр культуры и туризма Удмуртии Владимир Соловьев.

"Мне звонили из епархии. Долго мы с ними общались (по поводу письма священника в администрацию главы и правительства Удмуртии с жалобой на постановку - ИФ), вплоть до того, что до извинений с их стороны дошло, хотя я не видел смысла какого-то вот такого в этом", - сказал В.Соловьев.

Ранее в марте священник Свято-Михайловского собора Ижевской епархии РПЦ направил в адрес администрации главы и правительства Удмуртии обращение с просьбой об "адекватной реакции" руководства республики. Он также потребовал официальных извинений от театра, режиссера постановки и Минкультуры за оскорбление его религиозных чувств. Священнослужитель был оскорблен "уродливым образом священника - пьяницы и вымогателя".

В официальном заявлении Минкультуры Удмуртии заступилось за свободу творчества в данной постановке. В заявлении говорилось, что спектакль "ни в коей мере не нарушает права и свободу совести вероисповеданий, не оскорбляет религиозных чувств верующих".

Минкультуры Удмуртии также напомнило, что в соответствии с действующим законодательством основными принципами являются "независимость театра в выборе художественных направлений, репертуара, в принятии решений о публичном исполнении спектаклей, представлений и публикаций, не противоречащих закону" , а также "обеспечение конституционного права граждан Российской Федерации на свободу творчества, участие в культурной жизни и пользование услугами, предоставляемыми театром, равный доступ к сценическому искусству и др." Спектакль не был снят с репертуара.

В свою очередь пресс-секретарь Ижевской и Удмуртской епархии протоиерей Димитрий Леонтьев сообщал агентству, что священник жалеет о том, что его заявление вызвало такой общественный резонанс.

Премьера спектакля по пьесе А.Пушкина "Метель" состоялась в Русском Драматическом театре Удмуртии 5 марта прошлого года.


***

О том, что "оскорбившийся" священник неправ, я писал тут: http://diak-kuraev.livejournal.com/779961.html

Ни у Пушкина, ни у Сигарева (http://vsigarev.ru/text.html) все же никаких намеков на нетрезвость священника нет.
Есть отрицание этого:

К.И.Т. Тс-с-с, корнет ... Стыдно перед батюшкой.
ДРАВИН. (Усмехается.) Перед этим ... (Делает жест в сторону иконостаса.) Он уже пьян, как ямщик ...
К.И.Т. (Шепотом.) С чего вы взяли, вовсе он не пьяный.
ДРАВИН. (Зло.) Не пьяный, так будет, пять рублей содрал, гад! Пройдоха! Божья свинья с бородой!

Более того, у Сигарева после венчания священник горестно и вполне трезво говорит:

"Исчезают за дверью
Священник остаётся один. Какое-то время он стоит, как вкопанный. Затем идёт, задви-гает засов и садится на лавочку.
СВЯЩЕННИК. Уехали ... (Вздыхает.) Играют с Богом как дети малые, а он всё видит ... Всё видит ... И наказывает ..."


Но все равно "оскорбленность чувств" удмуртского священника неуместна.

Пушкинская повесть это типичная рождественская сказка.
Рассказ о предельно несчастном человеке, на которого вдруг сваливается немыслимое нежданное счастье.
Намек сказки ясен: Бог лучше знает, как привести человека к радости. Ведь венчайся героиня по своему хотению - и уже через полгода стала бы вдовою. А так ее мужем стал любимый человек, но вместо бедного прапорщика она получила 26-летнего богатого полковника и героя войны. В общем, как позднее во "Властелине колец", главный герой пушкинской повести - Божий Промысл. О чем и говорит процитированная поговорка: "суженого конем не объедешь".

А вот у Татьяны Лариной так красиво не получилось. Хотя тема верности венчальным обетам и там прописана очень ярко и очень "несовременно".

Так что не стоит следовать дурному модному поветрию (= выискивать повод для эксгибиции "оскорбленных религиозных чувств") и ругаться с Пушкиным..

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com