?

Log in

No account? Create an account

May 20th, 2015

Фюрер бастует!

В Германии забастовка людей, чья профессия называется Lokomotivführer


http://www.merkur.de/wirtschaft/bahn-streik-gdl-setzt-arbeit-wieder-zr-5021609.html

Русский язык благодаря влиянию церковно-славянского в этом отношении гибче: вождь и водитель, кормчий и лодочник все же не одно и то же. Кстати, кормчий это перевод хорошо нам знакомого греческого слова кибер.
(это было интервью для http://medialeaks.ru/features/okrest2005_kuraev. Из ответов на множество своих вопросов они сшили единый мой текст, который получился все равно довольно рваным):

Я человек консервативных взглядов и сразу вспоминаю, что в Российской империи нехристианским народам разрешалось жить по их законам. Например, калмыки-буддисты жили по своему «степному уложению», мусульманские народы по законам шариата, а финны – по своей конституции :)

Поэтому идея, что в одном государстве могут быть разные системы права мой исторический вкус не корежит.

Церковные правила для церковных людей, а вмешиваться в жизнь людей других убеждений нам как-то и не очень хорошо. С церковной позиции легко сказать себе и своим: «кто ты, судящий чужому рабу?». Но такой ответ не закрывает всю сложность нерелигиозных вопросов, связанных с полигамией. Прежде всего – ее правовые последствия.

Любое право исходит из морали. Причем не из будущей, а из признаваемой ныне и, значит, во многом унаследованной в традиции. Какие еще могут быть источники морали, кроме традиций? Мнение одного публициста или вождя? Если законодатель обращается к мнению большинства — значит, он апеллирует к традиции.

Впрочем, история историей, но есть и современный политический контекст. А современный контекст таков — Чечня это невероятное скопище исключений из федеральных правил. По самым разным направлениям жизни для нее делаются какие-то удивительные исключения. Их так много, что поневоле спрашиваещь: а в чем вообще проявляется российская юрисдикция в этой республике? Там вообще действуют российские законы или уже нет? Мне со стороны кажется, что ее отношения с Россией очень просты: Россия через разные каналы посылает туда деньги. Это не только федеральный бюджет, но и регионы и отельные ведомства и вневедомственные фонды. Всё вместе это называется финансирование от Аллаха Владимировича. В ответ Чечня поставляет Аллаху Владимировичу боевиков и ОМОН, куда ему интересно.

Реальна ли подобная ситуация в любой другой национальной республике? Не знаю. Беспредел чиновников — это реальность вненациональная. Мы до конца не знаем, кому что позволено. Это ведь нигде не прописано. Но история со свадьбой это, безусловно, еще одна попытка расширить свою зону влияния. Они все время пробуют на зубок, мол, давайте здесь откусим и посмотрим на реакцию.

Я, честно говоря, не встречал утверждений, будто одним можно гей-браки заключать, а другим — жить согласно традициям по шариату — нельзя. Такие безымянные отсылки я видел лишь в словах Чаплина, заявление которого по этому вопросу я считаю крайне неприличным: «Меня удивляет, например, что те же самые круги, которые подчас отстаивают однополые браки, сегодня так накинулись на исламскую полигамию, хотя они же вполне, наверное, могут поддержать полиандрию, то есть многомужество. И боюсь, что они поступают так, желая разрушить любую традиционную семью» http://www.vz.ru/society/2015/5/19/746000.html.

Откуда он это взял? Даже если и есть такая группа, нет никаких оснований считать ее членами всех тех, кто возмущен возрождением полигамии.

С моей точки зрения, все равно с какой стороны начинают раскачивать традицию христианской моногамной семьи. Влево ли, вправо, в сторону гей-союзов, полигамии или полиандрии (когда несколько мужей у одной женщины). Я и вправду не понимаю логики Чаплина: если ты считаешь, что гей-браки — это плохо, то почему ты должен аплодировать полигамии? Разве мало тех, кто не за гей-браки, а за обычную семью?
Его заявление является элементарным примером грязной пропаганды, когда оппонентов, несогласных с тобой в какой-то запятой, сразу начинаешь предельно демонизировать.

Причем тут либералы? Речь, прежде всего, идет о защитниках традиционной христианской моногамной семьи (и как раз либералы не очень эту модель приветствуют). Большинство высказываний против возрожденной чеченской полигамии были именно с этой позиции.
Эта дискуссия не была симптомом разлома — не надо чуть что пугать разломом общества. Это эффективная, но очень бесчестная кремлевская удочка типа «Ах, вы в этом вопросе не с нами? Значит, вы завтра начнете гражданскую войну и позовете интервентов!».
Я не знаю, зачем Чаплин прыгает под стенами кремлевской администрации, крича «я с вами, я с вами!». Возможно, пытается показать, мол, я вам нужен, я вам пригожусь. Видимо, он так понимает свою работу.

Согласиться с ним можно лишь при условии ориентации на карьеру и, следовательно, на соблюдение партийной дисциплины. Я не верю, что есть люди, которые искренне верят в слова Чаплина. Тут к месту старый анекдот: может ли человек быть одновременно честным, умным и партийным?
Честный и умный христианин не может поддерживать чаплинские фантазии о социалистической монархии с элементами полигамии и православным банкингом.

В этой дискуссии, конечно, опозорились все прокремлевские товарищи, включая Чаплина, Мизулину, Астахова. Они все дружно показали, что умеют отстаивать только один интерес – интерес кремлевской политики и ничего больше (а интерес тут понятен: видимость единства с Чечней любой ценой). Цена этих людей стала ясна — и это неплохой результат обсуждения. Даже хорошо, что они так себя показали — не должно быть иллюзий относительно режима, который сейчас есть в стране, и относительно тех, кто якобы защищает права обычных граждан.

Когда мне говорят, что государство и страна поднялись на защиту семейных ценностей, то я в таких случаях вспоминаю поговорку «Боже, защити меня от друзей, а с врагами я сам справлюсь».
Россия вообще страна крайностей, в которой постоянные переходы от анархического разгула к деспотизму. Но мне обидно, когда последний начинает рядиться в якобы православные одежды. Какие могут быть меры противодействия? Быть просто христианами.

Без слов

В поселке Красный Адуй Свердловской области задохнулись газом четверо детей:
Даниил 12 лет, Таисия 5 лет, Ксюша 8 лет, Настя 14 лет.

Еще трое детей и их мама находятся в больнице. Мать в коме, еще один ребенок в тяжелом состоянии.

Беда случилась в многодетной семье священника.

"Накануне трагедии священник уехал по делам в другой город. Ему позвонила супруга и сказала, что появились какие-то проблемы с газовым котлом. А когда муж вернулся домой, перед ним предстали последствия жуткой трагедии", — отметил руководитель пресс-службы ГУМВД.

ria.ru/incidents/20150519/1065357588.html#ixzz3afuuBcxJ


Как помочь плачущим? - Плакать вместе с ними (о. Александр Ельчанинов)
(начало в более позднем посту, то есть ВЫШЕ по ленте)

***

- Есть ли темы, которые вы не будете комментировать, или которые, вы считаете, вне вашей компетенции?
- Да, это огромное количество тем. В том числе и богословских. Кстати говоря, я последние годы сознательно для себя закрыл догматическую тему. В этом виноват один человек - Василий Лурье. Он живет в Петербурге и это самый образованный богослов нашей Церкви. При этом, он, правда, в расколе, создал свою секточку, где он зовется «Епископ Григорий». Но дело не в этом, а в том, что он написал очень интересную книгу – «История византийской философии». Это рассказ по истории догматических сюжетов. Она взорвала мой мозг: оказывается, в истории церкви было такое количество неизвестных мне (а, значит, практически никому в нашем духовенстве) всяких собориков, которые столько ныне совершенно забытых еретиков разгромили и осудили, столько всяких формул веры напринимали, что в итоге я сам испугался этой тематики.

Пофилософствуй – ум вскружится. Попробуй хоть чуть-чуть выйти за общепринятые догматические формулы - и нарвешься на минное поле, нарушишь чью-то неизвестную тебе древнюю договоренность, скрепленную, однако, вечной анафемой. Причем незнание закона не освобождает от ответственности. То есть ты не знал, что такой Соборик был, а ты, не зная, ему противоречишь, - так анафема на тебя трижды. Вот это меня, признаюсь, изрядно напугало.

Ну и в целом принцип моей церковной жизни простой: я всегда занимался тем, чем не занимались другие. Я невысокого мнения о своих талантах богословских и публицистических, поэтому если я вижу, что есть человек, который какую-то тематику тащит на себе, и делает он это квалифицированно, хорошо и убедительно, я спокойно ухожу с этой делянки и издалека любуюсь его работой.

Сейчас, слава Богу, в нашей Церкви выросла группа богословски эрудированных людей. В начале 90-х годов я был одним из создателей Российского Православного университета, деканом его философско-богословского факультета. Соответственно, у меня появилась возможность создать университет своей мечты. Говорят, каждый писатель пишет ту книжку, которую он мечтал бы просто прочитать. Так и я: создавал университет, в котором сам мечтал бы учиться. Более того, был один человек, который помогал деньгами, и благодаря ему я мог приглашать штучно профессоров, у которых и сам готов был слушать лекции. И вот они для моих ребят читали.
При этом план можно было верстать под свой вкус. Ну, например: оказалось, на философском факультете МГУ в те годы курс античной философии занимал один семестр. Я же как декан нового университета отдаю два учебных года только на античную философию. При этом параллельно студенты зубрят латынь и древнегреческий.
И вот однажды в начале их второго курса по ходу лекции я говорю: у Аристотеля есть вот такой термин, и он имеет вот такой смысл. Ребята бурно не соглашаются: «Нет, отец Андрей, вы спутали». Я говорю: «Да нет же!». Они настаивают, цитируют, причем по гречески. Я понимаю, что они правы. И, конечно, мне неудобно, что перед своими же студентами я в некотором смысле потерял лицо. И ребята это тоже понимают. И один из них бросается меня утешать: «Вы, отец Андрей, не переживайте так, мы всё понимаем. Мы же понимаем, что вам негде было получить нормальное образование!».
И от его слов у меня просто Пасха на душе настала. Ведь именно ради этих слов мы этот университет и создавали. Теперь у меня дома есть целая полочка с книгами этого мальчика, который тогда вот так вот меня утешил. Из него вырос замечательный патролог, богослов. Слава Богу, есть люди, выросли, поэтому в этом смысле я совсем не незаменим.

Но кроме богословия есть иные заботы церковной жизни. И тут мое слово нужнее. С высоким и прекрасным богословием в нашей церкви как-то уживаются совершенно циничные карьеры и вполне бесчеловечный стиль отношений к подчиненным.
Люди видят и забрасывают наш церковный двор антиклерикальными гранатами (которые по сути мы им же и поставляем). А с нашей стороны молчание и «мудрое» предложение: а давайте покроем всё это златотканой парчой, посыплем все это розами, и закадим ладаном до полной потери адекватности. Что ж, приходится надевать анти-ладанный противогаз и все же входить в разбор и этих сюжетов нашей жизни.
Read moreCollapse )
В МГУ на журфаке успешно прошла защита дипломной работы
"Священнослужитель как гражданин: протодиакон Андрей Кураев в медийном пространстве"
автор - Екатерина Кудрявцева.
Для этой работы я дал автору интервью.

- В блоге, в одной из последних записей, вы написали, что одна из насущных проблем церковной жизни - официальная позиция Церкви. Почему? И что такое «официальная позиция Церкви»?
- Дело в том, что у Церкви есть вера. Эта вера вкратце резюмирована в «Символе веры». И условие принадлежности к Церкви есть согласие с этим «Символом веры», текст которого был выработан в середине IV столетия н.э. Предполагается, естественно, что это еще и согласие с Библией, это понятно, и с последующими толкованиями «Символа веры» Вселенскими Соборами. Но вот, собственно, и всё. Вера Церкви по большому счету выражается двумя словами: «Христос Воскресе!».

Ни в текстах Священного Писания, ни в канонах древней Церкви ничего не сказано, что по каким-то иным вопросам Церковь должна что-то предписывать своим членам, и те обязаны эту сообщенную им позицию транслировать дальше и соглашаться с ней. Мы понуждены к согласию только в вопросах догматических. А догматы Православной Церкви – они о Небе, они не о земле. Святой Григорий Синаит давно еще сказал, что «чисто исповедовать Троицу в Боге, и двоицу во Христе – в этом я вижу предел Православия». То есть вся православная вера – она на пальчиках выражается: Троица в Боге – Бог-Отец, Сын и Святой Дух; и двоица во Христе – Божеское и человеческое начала во Христе, в одной личности. Вот это православная вера.

Об этой вере православной Церкви я знал, еще не вступив в нее. И поэтому был заранее готов принять именно ее.

Есть еще церковные каноны. Это дисциплинарные отношения между самими христианами. В пору моего крещения в советские годы узнать о канонах было малореально. Сейчас, уже зная их, и зная церковную историю и жизнь, я скажу так: я готов исполнять каноны Церкви в той мере, в какой сама Церковь их исполняет. Быть большим папистом, чем сам римский папа я считаю странным.

Вот сейчас новосибирская епархия пробует меня привлечь в к церковному суду на основании 55 апостольского правила: «Если кто из клира досадит епископу, да будет извержен».
А давайте я перечислю некоторые другие «апостольские правила» (это сборник начала 3 века)
«Если кто из клира будет замечен в том ,что ест в корчме; да отлучится» (54).
«Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, кому-нибудь из клира нуждающемуся не подаст потребного: да будет отлучен» (59)
«Если кто с отлученным от общения церковного помолится, или с еретиком, хотя бы то было в доме: такой да будет отлучен» (10)
«Дважды в году да бывает собор епископов» (37)
«Если какой мирянин, изгнав свою жену, возьмет другую, или другим отринутую; да будет отлучен» (48)
«Если кто из клира будет усмотрен постящимся в день господень, или в субботу, за единственным исключением Великой Субботы: да будет извержен» (64)

Это лишь малая часть давно забытых церковных правил. И никакого внятного и тем паче «официального» объяснения тому, почем из нескольких сот церковных канонов действующими признаются лишь несколько десятков – нет. В реальной церковной жизни каноны нужны лишь как база данных для подыскивания статьи против неугодного епископу священника. В обратную сторону они никогда не работают.

Так что же может быть «официального» в жизни церкви, кроме догматов и канонов?

Актуальные комментарии церковного начальства к текущей политической повестке дня?
Естественно, с точки зрения политтехнологической, церковным руководителям очень хочется вступить в диалог с богатыми спонсорами: государством и прочими. Но с ними надо договариваться на их языке в той валюте, которая им интересна. То есть разговоры про Царствие Божие и благодать для этих серьезных дяденек неинтересны. Для них эти религиозные байки - на уровне детского коллекционирования конфетных обёрточек. Мало ли у кого какое хобби…
Соответственно, переговорщикам со стороны Церкви приходится притворяться, что нам, в свою очередь, интересны их фантики, хотя, опять же, с точки зрения серьезного православного христианина, все игрушки политиков – даже в танки и акции – это точно такие же фантики. Ну какое дело преподобному Серафиму Саровскому до боданий «великих держав» его времени? Что для него все эти биржевые ведомости, парламентские склоки?

Итак, есть две группы людей, которые считают ценности друг друга, в общем, мягко говоря, вторичными и неинтересными. Но они почему-то считают нужным вступить в диалог между собой и начать обмениваться своими фантиками по какому-то валютному курсу.
Для этого те люди Церкви, которым это интересно (мне это неинтересно, а вот каким-то церковным випам, близким к Кремлю, это интересно): начинают аж подпрыгивать, чтобы показать мирской элите: «Мы можем вам пользу принести! У нас есть что-то, что и для вас важно!».

А что для политтехнологов, для политиков «от мира сего», может быть важным? Им нужна послушность массы, им потребно расширение их электоральной базы.
Вот эта конвертация христианской веры в Царство Божие в какие-то земные лояльности и называется официальной позицией.

Ну вот поразительная новость апреля 2015го:
В Забайкалье – лесные пожары столь обширны, что проблема выходит на политический уровень. Полпред президента обвиняет в поджоге оппозицию… И тут Читинская епархия начинает развозить по селам «благодатный огонь из Иерусалима». Кто сказал, что в доме повешенного не говорят о веревке?.. Но дело тут не просто в идиотизме. Даже если бы они погорельцам развозили не огонь, а крещенскую воду, тут все равно нельзя было бы не заметить стремление во чтобы то ни стало показать свою сопричастность к текущей политической повестке дня!
«Городничий. Ну, Петр Иванович, поедем.
Бобчинский. И я, и я... позвольте и мне, Антон Антонович.
Городничий. Нет, нет, Петр Иванович, нельзя, нельзя! Неловко, да и в дрожках не поместимся.
Бобчинский. Ничего, ничего, я так: петушком, петушком побегу за дрожками».

Итак, у менял в храмовом дворике идет обмен:
Вы нам, правители земные, дадите какие-то блага – они могут быть разные, начиная от присутствия в федеральных СМИ, и кончая прямыми грантами, бюджетной поддержкой, возвращением зданий. А мы в ответ обещаем вам консолидацию нашей паствы не вокруг малоинтересного для вас Евангелия, а вокруг вашей сиюминутной политической программы.
Вот это называется официальной позицией. По-моему, это скорее профанация, чем официальная позиция.

Итожим:
1. Возглашение «официальной политической позиции Церкви» это новинка, не предписанная догматами и канонами Церкви.
2. Эта новинка находится в очень непростых отношениях с сутью христианской веры. Я не буду ставить приговор, что противоречит, но то, что отношения здесь проблемные, мне кажется, это вполне очевидно.
3. То, что называется «официальной позицией Цекрви», честно говоря, нельзя без слез вспоминать через каждые 20 лет истории XX века. Да, это очень бурный век, век многих политических и исторических перемен. Поэтому очень верно сказал мудрый католический филиппинский кардинал Син: «Церковь не вступает в политические браки, чтобы в следующем поколении не оказаться вдовой». Это справедливо, но сколько же раз только за последние сто лет мы аккуратно наступили на эти грабли!

Вот Синод дореволюционной Церкви. Естественно, он бьет во все колокола, торжественно заявляя, что царь-батюшка для нас всё, что православный может быть только монархистом, что Бог даровал нам замечательного царя, и мы все сплотились вокруг него...
Приходит 17-й год, время февральской революции, еще не октябрьской - и эту официальную позицию уже стыдно цитировать, уже стыдно её вспоминать. И те же самые митрополиты и епископы, которые еще вчера говорили, что без монархии нам нет жизни, сегодня говорят: «да вы что? Церковь так страдала под этими царями, нам так тяжело было от царского ига! И, вообще, многая лета Временному правительству!».
Проходит не 20 лет, а совсем немножко, приходит большевистский режим. Реакция «официальной позиции»: несколько лет политической апатии, ни вашим, ни нашим, но потом – встраивание: «мы принимаем Советы как законную власть, а то, что раньше мы были монархистами, так простите, мы просто дурно были воспитаны» (это почти дословная цитата из патриарха Тихона). И вообще мы, оказывается, вовремя не поняли, что ваша власть всерьез и надолго, мы думали, вы бандиты, которые на секунду ворвались к нам в дом, а вы всерьез. Тогда, конечно, всё меняется, и ваша власть вполне законна и т.д.
Потом приходят 40-е годы - и звучат гимны товарищу Сталину из уст Патриарха Алексия, из уст официально-церковной прессы: «вы Богоизбранный вождь!».
Проходит еще 20 лет. В хрущевские времена стало неудобно вспоминать те здравицы, которые с церковного амвона возглашались в адрес «вождя народов» товарища Сталина.
Затем идет время активной борьбы за мир, поддержки с официальных кафедр курса партии и правительства… В Москве есть замечательная история: год 87, год очередного юбилея Октябрьской революции подарил нам патриаршее послание по этому высокоторжественному поводу. Его нужно было зачитать во всех храмах. Но нашелся один настоятель, который отказался это послание зачитывать. Его, конечно, сняли с настоятельства, наказали, но когда его расспрашивали, мол, а почему вы не читали это послание, он сказал: «я не мог, потому что из этого послания вытекало, что 7-ое ноября важнее, чем 7-ое января» (7 января - день Рождества Христова).
Признаюсь, что одной из первых моих спичрайтерских работ в Церкви было написание для ректора МДА статьи в «Журнал Московской Патриархии» к юбилею революции. Тема - «Церковь и революция». Эта статья была опубликована. Конечно, с огромной правкой, там что многое в ней уже никак не предполагало моего согласия. Но при работе над ней я изнутри видел, как это всё делается.
Пришли 90-е годы, и опять уже очень неудобно вспоминать те статьи, ту официальную позицию – «за все советское и против Солженицына». Официальной позицией нашей Церкви стал тезис о том, что нам дороги права человека, что свобода совести – это всерьез, что Церковь должна быть вне политики, она должна быть открыта для всех, независимо от того, какие у кого политические взгляды и т.д.
Ну а сегодня, на новом витке нашей эволюции (не мне, а новому официозу) снова неудобно вспоминать свое же недавнее прошлое. Ныне опять формируется совсем иная официальная позиция. Народ долго хохочет, когда я показываю тексты Чаплина 90-х годов и сравниваю их с его же сегодняшними перформансами.

Поэтому при зачитывании очередной «официальной позиции» я просто вспоминаю слова Экклезиаста: «И это пройдет». И это пройдет, и снова будет стыдно, и снова мы ничему не научимся…

Но вот для того, чтобы церковному сообществу было чуть-чуть менее стыдно за то, что говорится сейчас от имени миллионов православных, для этого я стою в стороночке и шепчу – «Ну же это не от имени Церкви! Я не делегировал им право своего голоса! Не верьте: ваша христианская православная вера не налагает на вас декларируемые ими политические обязательства!».
Шепчу я и по той причине, что я знаю прошлую церковную историю, и потому до некоторой степени могу предвидеть будущую. Пройдут годы, в стране будет новый политический климат, и новые апологеты церковного официоза скажут: «Да вы что, как вы нас обвиняете в сервилизме, вы же помните, как в те годы Кураев говорил! Значит, Церковь и тогда не соглашалась!»

Всё это будет. И вот для того, чтобы дать шанс этим сервилистам будущих поколений, сейчас я занимаю такую позицию.
Read moreCollapse )

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com