?

Log in

No account? Create an account

July 7th, 2015

Апостол Иоаннова дня

Сегодня по занудной профессорской привычке приставал к иподиаконам: отчего именно таков Апостол сегодняшнего праздника?
(это классическая тематика для сочинений семинаристов по Литургике и Новому Завету).

Римл. 14:

Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.
Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи.
Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не
осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его.
Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит
он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить ег


Нет, к Петрову посту это не имеет отношения.
Это память о споре учеников Иоанна и Иисуса:

"Тогда приходят к Нему ученики Иоанновы и говорят: почему мы
и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?"
Мф. 9,14

Юбилей родного храма

330 лет храму Рождества Иоанна Предтечи на Пресне.

Там я крестился, туда ходил до поступления в семинарию, там служил 15 лет.

СМ.
http://sinodmrpc.ru/v-hrame-rozhdestva-ioanna-predtechi-na-presne-sostoyalos-torzhestvennoe-bogosluzhenie/










***

в алтаре пресненского храма в 1994

Сегодня на Эхо Москвы

М. Королева― Здравствуйте. Это действительно программа «Особое мнение». Я — Марина Королева. Напротив в этой студии дьякон Андрей Кураев. Отец Андрей, здравствуйте.
А. Кураев― Добрый вечер.

М. Королева― Восемь лет за булочки с маком. В Воронежской области получила семья. Там даже больше дали, чем просило обвинение. Независимые эксперты говорят, что пищевой мак не бывает без наркотических примесей. Шел суд и вот такой исход. Как вам такая история?
А. Кураев― Я ничего про нее не слышал. Но когда мой живот мне это позволял, булочки с маком я очень любил. Даже в советские времена за это не сажали ни продавцов, ни потребителей.

М. Королева― Просто это судебная история довольно долго развивалась. Никто не ожидал, честно говоря, что будет реальный срок и что срок будет такой большой. Четыре человека, воронежская семья, трое пожилых людей. И вот пекли булочки в своем кафе. Восемь лет. Наркотики. Сбыт и производство.
А. Кураев― Одно из двух: или нужно какое-то законодательное толкование, чтобы было понятно, как отличить наркотический мак от пищевого, в том числе по использованию. Мне кажется это важнее всего. Или у следствия были какие-то другие наблюдения за жизнью этой семьи.

М. Королева― То есть ничего не знаете, предполагать не хотите.
А. Кураев― Не хочу.
М. Королева― Еще одна сегодняшняя новость. Она тоже связана с давней новостью, которая развивается. Это памятник князю Владимиру. И сегодня стало известно, что его установят в Москве к 4 ноября. Есть постановление правительства, есть суммы, сколько денег выделяется. Нет одного – непонятно, где его установят.
А. Кураев― Да, такая точность она как-то удивляет. Это означает, что каков будет памятник, уже решили. И корректировка его размеров уже невозможна. Это означает, что, я полагаю, он так и будет стоять, где определен. Просто объявят об этом в августе, когда москвичи разъедутся.
Read more...Collapse )
М. Королева― А зачем?
А. Кураев― Затем, чтобы иметь потом возможность, во-первых, мобилизовать народные массы. Во-вторых, выставлять руководителей в качестве защитников этих обижаемых народных масс. Тут много можно бонусов сиюминутных получить. Для того чтобы, в конце концов, боялись. И главное, был замечательный рассказ Честертона «Сломанная шпага». Вкратце сюжет таков. Отец Браун, детектив в данном случае, хотя и католический священник, расследует давнее событие. Смерть какого-то генерала героя Великобритании. Очень странно он повел свою армию в заведомо проигрышное сражение. Проиграл его. Ну почему он это сделал? И в итоге Браун приходит к выводу, что перед боем генерал убил одного из своих офицеров. А дальше в рассказе была такая фраза: где лучше всего спрятать сорванный лист? - В осеннем лесу. Где удобнее спрятать труп? – на поле боя. Где удобнее спрятать собственный провал, критику в свой личный адрес?– а подставить под критику миллионы.

М. Королева― Но вот Виталий, наш слушатель задает такой интересный вопрос. Это церковь потребовала у властей расширенных полномочий или власть заставляет служителей так себя вести. Кто в этой истории был первым.
А. Кураев― Нет, нет, власть, честно говоря, сама фигеет от такого рода действий. Там уверяю вас, тоже копится, мягко говоря, недоумение.

М. Королева― То есть вам кажется, что это как-то в скором времени должно разрешиться.
А. Кураев― Не знаю. Что значит скорое время. Мы мыслим столетиями. Поэтому я боюсь ввести в заблуждение наших радиослушателей.

М. Королева― Мы сегодня много с вами говорили о религиозных делах, что понятно, учитывая человека, который сидит в студии. Но я вас хотела спросить все-таки еще о другом немного. Виталий Милонов известная личность, депутат петербургского заксобрания предложил ввести правила поведения для россиян за границей. В частности запретить пенные вечеринки, нетрезвое поведение. А еще стало известно, что представители социальных служб будут проверять, что россияне делают во время пребывания на больничном. Вопрос: а почему у нас к гражданам страны относятся как к детям. Они того заслуживают вообще?
А. Кураев― Во-первых, это традиция. И, пожалуй, даже многовековая. И не только советская. Наша история учит нас скорее удивляться тому, что вдруг государство что-то нам разрешает. А не тому, что какой-то правитель что-то запретил или решил проконтролировать. Но в данном случае да, я с каждым месяцем молодею. Потому что новостные ленты приносят такие знакомые информационные брызги, стереотипы поведения, реакций, речи. Которые были мне памятны по моей комсомольской юности.

М. Королева― По вашей комсомольской юности.
А. Кураев― Ну конечно.
М. Королева― Вы еще и комсомольцем были.
А. Кураев― Мы в 70-е годы вполне себе возвращаемся. Скоро увидим выездные визы какие-нибудь, партком, профком…
М. Королева― В правилах поведения живо напомнили песню Высоцкого, что там можно, что нельзя.
А. Кураев― Надо ведь будет где-то отчитаться в знаниях этих правил. Наверное, в Шереметьево неудобно перед посадкой в самолет пограничнику доказывать, что я знаю, что мне можно, что нельзя. Значит, должны быть выездные комиссии по месту работы и жительства, наверное.

М. Королева― Кстати, в связи с тем, о чем вы сказали, что вы слышите какие-то знакомые интонации, в том числе из советских времен. Я слышу, например, и другие интонации. Например, в публичной речи становится все больше резкостей. Взаимных оскорблений. Тут, например, Сергей Нарышкин, спикер ГД назвал вашингтонских политиков «жалкими клоунами». Это самое мягкое, что звучало в последнее время. Эта речь на грани нервного срыва, о чем это говорит?
А. Кураев― Так, может быть, действительно у них есть нервный срыв. Почему бы и нет. Я с теми властями не общаюсь и как-то особо их жизнью не интересуюсь. Но вот то, что входит в мой дом, так или иначе, это господин Киселев и его телевидение. И вот это вызывает мою дикую ярость, я признаюсь. Потому что меня возмущает то, что ведущие, независимо от возраста и пола, говорят в одной и той же искусственной истерической интонации. У них точно те же позы, что у Киселева, столь же смешные, столь же искусственные. Те же гримасы, те же ужимки. И это телевидение становится все больше похоже на северокорейское. Где главное — эмоциональный прессинг. Обратите внимание, какой интонацией закадровый голос передает цитаты из западных массмедиа или западных политиков. Гнусавый, как во времена перевода на видеокассетах конца 80-х годов. В такой интонации это принято теперь подавать. Вы что, не можете найти девушек в России, у которых нормальный, грамотно поставленный голос?

М. Королева― Вы думаете, это специально делается?
А. Кураев― Абсолютно специально.
М. Королева― Я хотела как раз спросить, с чем связано появление большого количества оскорблений, агрессивной лексики, может быть это просто отражение того, что происходит на улицах.
А. Кураев― Нет.

М. Королева― Где здесь начало. Кто первый.
А. Кураев― Нет, кстати, в федеральных массмедиа конечно же это установка сверху. Это военная мобилизация, доведение людей до военной истерики, убедить их, что нам объявлена война, война веками ведется западным миром против нас. На всякий случай напомню, что все серьезные войны, в которых Россия воевала с кем-то из западных стран, она всегда это сделала с кем-то из западных союзников. Будь то Северная война, когда Дания и Польша воевали на стороне Петра Первого, а отнюдь не Карла XII, или война с Наполеоном, когда Великобритания и Испания воевали на стороне России. Не говоря уже о Первой и Второй мировой войнах. Но надо создать образ врага, мобилизовать народ, раздразнить его, сказать, идет война, и по мере продвижения к чему-то классовая борьба будет только обостряться. Они не придумали еще к чему мы продвигаемся, и какая именно цель стоит того, чтобы страна жила в нищете и считала врагами всех окружающих. Потому что идея борьбы с гомосексуализмом она слишком мелкая.
М. Королева― То есть вам кажется, что объект еще не выбран. Это не Запад разве во всех его проявлениях.
А. Кураев― Вот надо придумать какое-то очень мерзкое проявление.
М. Королева― Скажите, раз мы говорили много о церкви, нет ли у вас ощущения, что церковь здесь одна из колонн…
А. Кураев― Не церковь, а патриархия, да, конечно.

М. Королева― Даже так.
А. Кураев― Все-таки эти вещи надо различать. Есть аппаратная верхушка, которые не то что идут вслед, а готовы скакать впереди и подтявкивать устами того же отца Всеволода Чаплина: любые сумасшедшие проекты одобрять и заявлять, что мы еще большего хотим и вообще, слава богу, что будет война. А церковь в массе своих священников скорее все-таки способна переключать людей на несколько другой регистр и успокаивать.

М. Королева― Как вам кажется, возможно, вопрос может быть и фантастический в России такое, что этот принцип отделения церкви от государства будет нарушен?
А. Кураев― Он может быть нарушен как всегда только в одну сторону. Если государство пожелает контролировать церковную жизнь. Но здесь патриарх им особо не даст. Патриарх Кирилл не из тех людей, которые готовы делиться своими полномочиями с кем бы то ни было.

М. Королева― Я имею в виду, что Россия становится не светским государством, а православным.
А. Кураев― Вы считаете, что Путин готов делиться с патриархом своими полномочиями?
М. Королева― А вы считаете, что нет.
А. Кураев― Считаю, что нет. А с кем он готов делиться своими полномочиями, простите?
М. Королева― Дьякон Андрей Кураев, сегодня это было его «Особое мнение». Всем спасибо, всем счастливо.

25 лет назад

8 июля 1990 года в Бухаресте патриарх Феоктист посвятил меня в сан диакона










Эта переписка началась летом 1989 года.

Сначала студенты МДАиС идут к академическому или лаврскому духовнику на ставленническую исповедь. Получив его благословение, пишут прошения на имя ректора "Прошу Ваше Высокопреосвященство ходатайствовать перед Святейшим Патриархом о моем рукоположении в сан диакона".

Далее ректор как викарий патриарха пишет ему прошение, в котором просит разрешить ему данную хиротонию.

В данном случае я просил ректора о начале более сложного процесса. Поэтому от патриарха Пимена ушло две реагирующие резолюции : в МДА и ОВЦС.

По резолюции патриарха глава Отдела архиеп. Смоленский Кирилл (нынешний Патриарх) обратился к Румынскому патриарху с просьбой о моей хиротонии. У меня этого документа нет. Ответное письмо главы румынского ОВЦС гласит "по представлению и рекомендации архиепископа Смоленского и Калининградского Кирилла Патриарх Феоктист совершил...".

Ну, а мне эта сложная схема позволила избежать собеседований с людьми из совета по делам религий и смежных организаций.