?

Log in

No account? Create an account

August 27th, 2015

Епископ, который дарит

Одно из препятствий преподавания ОПК в школах - это неясность в финансировании этого проекта.
Если в классе образовалось несколько групп по изучению "основ религиозных культур и светской этики", то школе очень трудно найти средства для финансирования этих параллелей. Кроме того, в современной школе оплата труда учителя идет из расчета ученико-часов. Один час работы с одним учеников стоит около 2 рублей. Если этих учеников 30 - то за урок учитель получит 60 рублей. Но если их всего пятеро - то десять.

Понятен интерес как школьной администрации, так и каждого учителя не допустить дробления класса на группы, а всех обязать к общему выбору модуля ОРКСЭ.

Поэтому с самого начала проекта я призывал создавать фонды, через которые епархии могли бы доплачивать педагогам, ведущим малочисленные группы ОПК.

И вот добрая новость из Орской епархии (Оренбуржье):

Епархия будет берет на себе половину оплаты преподавателям ОПК.

Кроме того, в этой епархии уже три года есть архиерейские стипендии для студентов. Суммы небольшие, но важна сама интенция давать, а не брать. В Орском пединституте два студента получают дополнительно по 3000 рублей в месяц, в Гайском медицинском колледже 2 человека по 2 000, еще 4 стипендиата в других учебных заведениях по полторы тысячи.

При этом местный епископ Ириней за прошлый год в разъездах о епархии отслужил 216 литургий.

(Ну и застуканного на днях священнопедика сразу же запретил в служении).

Вспоминаю слова моего университетского друга-историка: "Епископу достаточно быть просто порядочным человеком - и его обязательно канонизируют!"

***

Сайт Орской епархии с новостью об ОПК
http://www.orskeparh.ru/?content=news&id=6213
св. Палладий:
Собралось пятьдесят два епископа. Некий Евсевий передал собору хартии, содержащие обвинения против Антонина, епископа Эфесского, которые он расположил по семи главам:
во-первых, расплавив священные предметы, он передал серебро в распоряжение сыну,
во-вторых, взяв мрамор из входа в баптистерий, употребил его для своей бани,
затем, он поместил в своей трапезной церковные колонны, находящиеся внутри в течение многих лет,
в-четвертых, его слуга совершил убийство и продолжает служить ему, свободный от обвинений,
в-пятых, продав земли, оставленные Церкви Василиной, матерью императора Юлиана, он присвоил себе деньги,
в-шестых, расставшись с женой, он вновь сошелся с ней и родил от нее ребенка,
в-седьмых, у него было законом и догматом продавать епископские хиротонии в соответствии с доходами.

Диакон:
Молю тебя, отче, сократи этот рассказ, ведь присутствующие соблазняются, когда такие вещи рассказываются епископами, даже если они сами этого не делают.

св. Палладий:
О, я несчастный, сохраненный для таких дней, когда серебром покупается священство, если это называется священством. Я дошел до неразумия (2 Кор. 12:11), рассказывая об этом, поскольку доносчики на Иоанна ввергли нас в такое искушение. Потерпи меня великодушно...

(Диалог Палладия, епископа Еленопольского, с Феодором, Римским диаконом, повествующий о житии блаженного Иоанна, епископа Константинопольского, Златоуста)

***

Кстати, там же неожиданное решение собора во главе со Златоустом по поводу шести епископов, купивших свой сан:

"Собор постановил, чтобы они, пребывая вне священного сана, приобщались внутри алтаря". Это к вопросу о статусе запрещенных в служении клириков (http://diak-kuraev.livejournal.com/898114.html)

А евреи и не знают!

Что в Рязанской области уже есть рыжая корова, столь необходимая для освящения иерусалимского Храма.




***
Хаим Ричмен, раввин, руководитель международного отделения Института Храма


Хаим Ричмен и его соратники хотят решить задачу строительства Третьего Храма в Иерусалиме с помощью современной науки. Вообще, среди евреев не существует единого мнения, можно ли возродить главную святыню иудаизма человеческими силами — или тут необходимо чудо. В Институте Храма верят, что можно, и уже 30 лет движутся в указанном направлении. Например, активисты уже отлили золотую менору весом в полтонны и специальный нагрудник для жреца. Но одно из самых узких мест — необходимость принести в жертву рыжую телицу. То есть корову красной масти, старше трех лет, рожденную в Израиле, не знавшую ярма, без волосков постороннего цвета и прочих дефектов. Подходящих животных тщательно ищут, в 1997-м и 2002 годах раввины даже рассматривали двух кандидаток, но потом забраковали. Теперь решено сменить тактику — привезти в Израиль оплодотворенные эмбрионы скота породы красный ангус. Суррогатными мамами станут коровы с фермы в пустыне Негев, а телята потом будут расти под надежным присмотром. "Две тысячи лет мы скорбели по разрушенному Храму, но будущее в наших руках",— уверен Хаим Ричмен. 125 тысяч долларов, необходимых для этой операции, собирают в интернете посредством краудфандинга. Пока пожертвовано меньше 33 тысяч, но у института хороший опыт: в прошлом году ему уже удалось набрать 100 тысяч на архитектурный проект Третьего Храма.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2772835

Что-то я похудел...



М. АНДРЕЕВА: Я приветствую вас, в студии Русской службы новостей Мария Андреева. У нас в гостях публицист, протодиакон Андрей Кураев.
А. КУРАЕВ: Добрый день.Read more...Collapse ) Церковь – это способ, которым Христос продолжает своё дело Боговоплощения в мире после вознесения, чтобы не только дух Христа, не только Его слово, но и тело и плоть его были доступны людям, не зависимо от случайности их рождения в том или ином столетии и степени удалённости от Палестины, чтобы всё это было доступно для людей. Для этого Христос создал церковь и её таинства. Водопроводчик, который обеспечивает подачу воды в вашу квартиру, может быть не очень приятным человеком, но это не повод отказаться от воды и запаять кран?
М. АНДРЕЕВА: Примем звонок. Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Владимир, Санкт-Петербург. Ещё года четыре назад был абсолютный всплеск восприятия бога через не столько веру, сколько через вхождение в церковь. Было не столько вера, сколько показное что-то.
М. АНДРЕЕВА: Соблюдение канонов, например.
СЛУШАТЕЛЬ: Больше стало, как в своё время у Петросяна: у иконы стою – может, деньги мне вернут должники. Насколько изменилась та вера, которая была в 80-90-х годах, насколько люди отношение к богу изменили? Может, сейчас, в связи с последними событиями, объединение общества на морально-нравственных началах изменило это ситуацию?
А. КУРАЕВ: Я думаю, изменения в лучшую сторону, если сравнивать с 80-ми годами, хотя бы по той причине, что православие сегодня – не религия бабушек, а значительной части и городской интеллигенции. И даже обычные прихожане, бабушки, получили доступ к огромному миру православной культуры, литературы, мысли. Поэтому я думаю, что церковь выросла, но даже внутри самой церкви пропорция людей, сознательно верующих, знающих суть христианской веры, улучшилась по сравнению с тем, что было в годы советской власти, когда бульдозером государственного атеизма была срезана вся верхушка, культурный, верхний слой, и остался гранит фундаментальных, почти языческих представлений. Сейчас это не так. За последние четыре года, если смотреть пристально, вы увидите хаотическое колебание курса цены нефти – вверх-вниз два-три доллара, а посмотришь издали – увидишь, что все же есть определенный тренд: она неуклонно дешевеет. Точно также в мире православия: бывают скандалы, откаты, приливы, но в целом за эти 25 лет, несомненно, православная церковь возрождается.
М. АНДРЕЕВА: Сейчас часто употребляется выражение: духовные скрепы. Как Вы это трактуете? Наш слушатель пишет, что сегодня это – Макдональдс, доллар, духовные скрепы постсоветской страны.
А. КУРАЕВ: Мне кажется, это модный термин в эпоху укрепления вертикалей власти. В самом Евангелии Христос царствие божие сравнивает с бунтовщическим элементом: царствие божие подобно закваске, дрожжам. Когда в закваску бросают дрожжи, они начинают бурлить. Мне кажется, что для современного человека важнее помнить, что даже путь православия, путь традиции – это путь индивидуальной революции, прежде всего, а не попытки сказать: давайте построим нас вместе, скрепим, сцементируем.
Лет 10 назад я участвовал в церковно-государственной конференции по проблемам молодёжной политики в Белграде. Местный румяный комсомольский вождь, глава департамента администрации, в своём выступлении говорит: «Мы всегда поддерживаем нашу Русскую православную церковь, потому что она цементирует наш народ». Я сказал: «Простите, Вы, кажется, путаете методы церкви и методы сицилийской мафии». Задача церкви зачастую – болотце-то взорвать. Та речь патриарха, о которой мы говорили, именно об этом: не успокаивай себя, что у тебя есть банковский счёт, у меня всё хорошо – важно будет иное. Если такое напоминание честное, серьёзное – это укол в совесть. Это то, что не скрепляет тебя, а открепляет от твоих иллюзий, твоих братанов, привычной колеи жизни.
М. АНДРЕЕВА: Как Вы относитесь к слиянию РПЦ с государством вопреки Конституции?» – Чиполино спрашивает.
А. КУРАЕВ: Я не думаю, что это оздоровит и церковь, и государство. Слияние двух здоровых организмов бывает хорошим. Но когда два не очень здоровых организма соединяются, обычно они, скорее, делятся своими мутантами и заражают друг друга своими нехорошими вещами, в частности, телефонным правом, коррупцией, инфляцией красивых слов и так далее. Я в 1990-2000-е годы всегда активно спорил с тезисом, будто церковь стремится к соединению с государством. Было много избыточных опасений и обвинений в те годы. Но после разговора патриарха в администрации президента администрация давит на ректора МГУ, и меня оттуда увольняют… Так что два года назад у меня исчезло убеждение в том, что церковно-государственное сближение остаётся нетравмоопасным.
М. АНДРЕЕВА: «Какая мера ответственности церкви, наряду со светской властью, что украинский и молдавский, белорусские народы отдалились от России?» – Роман спрашивает.
А. КУРАЕВ: А кто в нашем обществе за что отвечает? Полная безответственность. Ни одна из ветвей власти ни за что не отвечает, включая прессу, между прочим.
М. АНДРЕЕВА: Тогда давайте по-другому спросим: что может сделать церковь, чтобы сблизить народы, людей?
А. КУРАЕВ: Чтобы сблизить народы, надо сделать шаг в сторону от идеологически-политического мейнстрима своего родного государства, чтобы люди за границей не воспринимали церковных спикеров как кремлёвских соловьёв. Это серьёзный выбор: бонусы во внутренней политике будут сопровождаться минусами во внешне мире. И наоборот.
М. АНДРЕЕВА: Это к вопросу о слиянии.
А. КУРАЕВ: К вопросу о выборе стратегии: что люди считают благом для церкви.
М. АНДРЕЕВА: «Отношение церкви к ЛГБТ, и каково в учении церкви соотношение прощения, осуждения, грехов, смирения перед гонениями и борьба за веру?» – такой вопрос.
А. КУРАЕВ: Как много всего. Первый вопрос очевиден: горько видеть людей, которые таким противоестественным образом разрушают образ Божий в себе. Если эти люди сами осознают свою особенность как повод для покаяния, церковь готова принимать это покаяние. Если люди начинают этим гордиться и пропагандировать, для нас они становятся крайне неприятными персонажами, их деятельность вызывает у нас отторжение.
М. АНДРЕЕВА: Слушатель спрашивает: «Что страшнее: советский официальный атеизм или нынешние, часто встречающиеся, якобы верующие «православнутые»? Возможно, я предположу, что слушатель имеет в виду Энтео-Цорионова и прочих им подобных?
А. КУРАЕВ: Для меня как для верующего человека всегда больнее, когда люди, которые называют себя православными христианами, совершают поступки, которым будут аплодировать профессиональные воинствующие атеисты – это для меня больнее. Когда оппонент очевиден и откровенен, с ним одно удовольствие вести полемику. А когда получается, что какими-то своими словами и поступками другие люди, мои единоверцы – (я не могу того же Дмитрия Энтео отлучить от церкви; хоть я с ним не согласен, но мы в одной церкви, и с отцом Всеволодом Чаплиным тоже), – ставятся перед выбором, это тоже очень полезно: подумай, что такое православие в сути своей?
Для меня это тоже со временем становится вопросом: может быть, я на самом деле не очень православный? А может быть, на самом деле, мейнстрим православия и суть его – вот в этом, в чем-то очень кулакастом, воинствующее, прижимающем... Сегодня читаю житие святого Порфирия Газского. 401 год, он приехал из своего города Газы в Константинополь, столицу Римской империи, по своим делам. Дела были такие, что у него в городе было человек 200 христиан, а остальные язычники, он хотел защиты императора, требовал, чтобы он разрушил языческие храмы и за деньги бюджета построил христианские. Император Аркадий не очень этого хотел, у него не было претензий к городу Газы. Тогда он пошёл на хитрость, договорился с императрицей: она только что родила малыша, будущего императора Феодосия II, и когда его крестили в храме святой Софии и какой-то высокий чиновник нёс на руках малыша, Порфирий подошёл к нему, вручил чиновнику прошение на имя этого семидневного мальчика, будущего императора, где было сказано, что нужно сделать то и то. Была договорённость: чиновник взял эту бумажку и, не читая, подложил под малыша, а затем свою руку под его голову, и сделал рукой жест, чтобы малыш нагнул головку. Это означало, что император порфирородный согласен. Аркадий шёл рядом, видел это, не знал, что в этой бумажке, но сказал: как замечательно! это мой сын, будущий император, и это его первое повеление, и я не могу его отменить. Так что же он повелел? Ему дали бумажку, и он вынужден был подписать.
М. АНДРЕЕВА: Давайте дадим слово нашим радиослушателям. Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Сергей Алексеевич. Некоторое время назад, года полтора Александр Лукашенко легонько покритиковал РПЦ, что надо ей меняться, становится более современной, уходить от старославянского языка. А какие Вы видите недостатки в РПЦ?
А. КУРАЕВ: Один из главных недостатков РПЦ я каждый день вижу в зеркале, потому что начнём с того, что я отнюдь не идеальный христианин, не норматив. Это очень важно помнить. А память об этом позволяет пережить и многие другие болезни церковной жизни. Для меня это тоже серьёзный вопрос, я тоже пробую понять, что же и когда же произошло с нашей церковью – явно, что это не вчера и не одно столетие назад, – что в итоге мы в таком полупараличном состоянии, что всё время нужны административные костыли. Митрополит Ворсонофий Петербургский на крестный ход в день Александра Невского, чтобы обеспечить явку, пишет письмо командующему округа, чтобы тот солдатиков и курсантов прислал. Ну что это такое? Откуда всё это началось, как, почему? Думаю, что одна из проблем в том, что церковь слишком много доверила своим епископам.
М. АНДРЕЕВА: «Стали бы Вы президентом России для улучшения жизни паствы? Что бы Вы сделали?»
А. КУРАЕВ: Нет, мне жалко паству и соотечественников, поэтому ради их блага я не стал бы президентом России.
М. АНДРЕЕВА: Мы обсуждали заявление патриарха Кирилла, который посоветовал думать о загробном мире, сейчас кризис, о валютах много приходится в эфире говорить, многие переживают – в чём искать утешение? Что бы Вы посоветовали нашим слушателям?
А. КУРАЕВ: В детях, прежде всего, что вполне очевидно и никак не зависит от курса доллара.
М. АНДРЕЕВА: Андрей пишет: «Отец Андрей, Вы – супер».
«Вы всё время ездили в Кишинёв, пытались, как мне кажется, сблизить наши народы через церковь, что помешало Вам тогда и потом?» – Роман спрашивает.
А. КУРАЕВ: Нежелание кишинёвской митрополии видеть гостей из Москвы, прежде всего. Это закрытое общество.
М. АНДРЕЕВА: Попытка была, и Вы прекратили.
А. КУРАЕВ: В общем, да.
М. АНДРЕЕВА: Спасибо большое. Ждём Вас ещё в нашей студии.
А. КУРАЕВ: Спасибо.
http://rusnovosti.ru/posts/384560

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com