?

Log in

No account? Create an account

September 4th, 2015

Минск: тайные связи

"Учитывая дипломатическую и межцерковную практику, а также принимая во внимание письмо председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона за № 04/1730 от 11.12.2013 года, открыть Патриаршее представительство Русской Православной Церкви в городе Минске в здании бывшего архиерейского подворья, находящегося по адресу: город Минск, проспект Независимости, 26".

http://church.by/sinod/zhurnaly-zasedanija-sinoda-belorusskoj-pravoslavnoj-cerkvi-ot-26-fevralja-2014-goda

"По окончании заседания Синода архиереям был представлен игумен Вассиан (Змеев), в связи с учреждением представительства Патриарха Московского и всея Руси в Белорусском Экзархате и согласно указу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла назначенный на должность представителя Патриарха Московского и всея Руси в Белорусском Экзархате".
http://church.by/news/sostojalos-ocherednoe-zasedanie-sinoda-belorusskogo-ekzarhata


Мне неизвестна такая практика - чтобы министр иностранных дел писал губернатору с предложением открыть посольство их общего президента в данной губернии. Мне неизвестно, чтобы где-то на канонической территории РПЦ ("единой святой Руси") открывались подворья Патриарха по письму главы ОВЦС. Мне неизвестно, чтобы отношения Патриарха с отнюдь неавтономной группой епархий строились по принципу "межцерковных отношений". В гораздо более автономной УПЦ нет "представителя Патриарха".

При современных средствах связи непонятно - к чему это представительство. Чем патриарший Экзарх плох для этой цели?

Эти вопросы можно было бы задать на пресс-конференции (лучше - на перевыборном собрании). Но их в патриархии не бывает. Что хотим - творим, а для быдла объяснять ничего не станем.

В итоге предпочтительным мне кажется такой вариант ответа: у Патриарха есть прямые бизнес-интересы в Беларуси, никак не связанные с обычными церковными заработками, и потому он не считает целесообразным реализовывать их даже через Экзарха. Точнее: если белорусские органы наехали на какого-то российского бизнесмена, местному епископу будет неудобно идти против своих родных властей, но тут-то и появится "представитель патриарха" с заступническим ходатайством.

Против такой версии только одно: личность назначенного. О. Вассиан (Змеев) - многолетний инспектор (проректор) МДА. Вряд ли он до назначения хоть раз беседовал с патриархом Кириллом наедине и откровенно. В доверенный круг патриарха он не входит. Ссылка от скандала? Или же острая нужда в информаторах "из-под экзарха"?

Мы с Папой

Папа Римский Франциск посетил магазин оптики в Риме и купил там себе очки, сообщает 4 сентября "Лента.Ру" со ссылкой на Би-би-си.

Удивительно, но вчера я тоже самостоятельно зашел в оптику и тоже купил себе очки (точнее - заказал новые стеклышки для старой оправы). Теперь остаток недели проведу в мучительных раздумьях - что бы могло значить столь мистическое совпадение?

Необыкновенный фашизм

ибо гейский.

"Госслужащая в США арестована из-за отказа регистрировать однополый брак"

(Подробности: http://regnum.ru/news/society/1962661.html ).

Понимаете, не лишена премии, не уволена, не оштрафована, а АРЕСТОВАНА!!!

Так что эти пидорки ласковы лишь в постели друг с другом.
В. Легойда:
«опасения правительства Санкт-Петербурга относительно того, что расходы на реставрацию и содержание Исаакиевского собора станут бременем для городского бюджета, как представляется, безосновательны», — подчеркнул представитель Церкви.
Председатель Синодального информационного отдела напомнил, что Церковь намерена содержать этот памятник архитектуры точно так же, как содержит другие храмы — за счет средств приходов».
http://www.patriarchia.ru/db/text/4211035.html

Однако:
«Отец Александр привел примеры других соборов Санкт-Петербурга, в отношении которых действия Церкви сочетаются с действиями государства. В частности, Казанский кафедральный собор, переданный в пользование епархии несколько лет назад, остается в государственной собственности, а его реставрация финансируется из госбюджета».
http://www.patriarchia.ru/db/text/4201457.html

В. Легойда:
«В настоящее время средства на содержание Исаакиевского собора формируются за счет его посетителей — прихожан и экскурсантов. Ничего в этом плане не изменится и после передачи собора Русской Православной Церкви».

Однако:

«Если собор будет возвращен Церкви, то вход будет бесплатным - не нужно будет платить за входной билет, как это происходит сейчас» http://mitropolia.spb.ru/news/monitoring/?id=82790

В. Легойда:
«Аргументация правительства Санкт-Петербурга, выдвинутая в пользу сохранения Исаакиевского собора в оперативном управлении одноименного музея, вызывает недоумение. Федеральный закон, регулирующий порядок передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, имеет четко определенный перечень оснований для отказа. И среди них не предусмотрено возможности отклонить заявку на передачу объекта в связи с тем, что расходы по его содержанию в случае положительного решения лягут на город».

Ненадежность этого аргумента я рассмотрел вот тут: http://diak-kuraev.livejournal.com/909009.html

(заголовок - отсылка на стандартный возглас протодиакона, обращенный к служащему духовенству: "отцы, кланяемся и выходим!" "Отцы, клаянемся и целуем"...).
Игорь Данилевский
доктор исторических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ, руководитель Центра истории частной жизни и повседневности Института Всеобщей истории РАН:

http://postnauka.ru/video/47449

Событие, которое попало во все анналы, одна из дат, которые приписываются к дням русской воинской славы, — это Ледовое побоище, 1242 год.

Как ни парадоксально, но такое звучание, такое значение Ледовое побоище приобрело только в последние лет 60.
До этого времени об этом сражении упоминали в гимназических учебниках, но, скажем, не упоминали в университетских лекционных курсах. Почему? С этим вопросом трудно разбираться, потому что Ледовое побоище — это как раз то событие, о котором мы — это один из немногих таких случаев — можем проверить сведения сразу по нескольким независимым друг от друга источникам.

Это пять источников. Во-первых, рассказ Новгородской первой летописи, которая непосредственно связана с самими этими событиями. Это псковские летописи, которые еще в большей степени связаны с Ледовым побоищем, поскольку все происходит рядом с Псковом. Это рассказ, который мы находим в северо-восточном летописании, — ростовский и владимирский. Это житийная повесть святого благоверного князя Александра Ярославича, хотя она опирается в основном как раз на сообщения Новгородской первой летописи и на северо-восточные летописи. И, что самое главное, мы имеем старшую «Ливонскую рифмованную хронику» — это уже источник с другой стороны, он был написан лет через 40 после самого сражения по документальным материалам, которые были у крестоносцев.

Тот образ, который мы сейчас имеем практически все о Ледовом побоище, — это образ, созданный гением Сергея Михайловича Эйзенштейна. Огромное количество деталей, которые там существуют и которые мы все видели своими глазами, хорошо это помним — их рассматривают чуть ли не как документальные кадры, — на самом деле не имеют подтверждения в источнике, и понятно почему. Эйзенштейн снимал все-таки художественное произведение, причем не столько об Александре Невском, сколько о своем времени и той угрозе, которая в то время существовала, в конце 30-х годов. Причем фильм оказался настолько актуальным, что его сняли с проката и не выпускали вплоть до начала Великой Отечественной войны. Но тогда он попал просто в десятку, потому что все то, что рассказывал своими средствами Сергей Михайлович Эйзенштейн, воплотилось, к сожалению, в жизнь.

Мало того, в 1943 году был учрежден орден Александра Невского, который в какой-то степени воспроизводил старый орден XVIII века Святого благоверного князя Александра Ярославича, и на этом ордене мы видим профиль Александра Невского. На самом деле это профиль Николая Черкасова в костюме Александра Невского, потому что никаких аутентичных изображений Александра не сохранилось.

Что же это за событие? Русские летописи и немецкая «Рифмованная хроника» в принципе совпадают в его описании. Начинается все с того, что Александр, на помощь которому приходит его брат Андрей, присланный отцом вместе с низовцами, то есть с отрядами северо-восточной Руси, идет освобождать Псков. Конечно, мы помним по фильму, какие там творятся кошмары. На самом деле всего этого не было. В Пскове в это время сидят два фогта, два управляющих, которые были посажены орденом по договору с Псковом.

Договор был заключен псковичами не вполне добровольно, но тем не менее был заключен, потому что псковичи просили орден, и орден взял на себя такую функцию — защищать Псков от Новгорода. Псковичи, в свою очередь, принимали участие в походах ордена меченосцев, скажем, на Литву.

В 1237 году произошло сражение под Шяуляем, в котором принимало участие двести псковских бояр по тем же договоренностям с орденом.

Причем битва была очень тяжелой для крестоносцев, там была перебита практически половина ордена, орден после этого прекращает свое существование. А из псковичей, если доверять описаниям, вернулась только десятая часть — двадцать человек из двухсот.

После этого в Пскове сидят два фогта, у них отряды по десять-пятнадцать человек, то есть там всего человек тридцать крестоносцев. От них и освобождает Александр Псков. После чего он отправляется вместе со своим объединенным отрядом с низовцами, к нему примыкает еще, видимо, какой-то отряд псковичей, на землю эстов. Если мы посмотрим в это время на карту, мы увидим, что Александр идет на землю, которая контролируется дорпатским епископом. Дело в том, что ордену в это время принадлежит где-то треть земель к западу от Чудского озера. Так было положено по уставу ордена, так в конечном итоге и произошло после того, как орден был фактически разгромлен Литвой. Сразу после этого поражения под Шяуляем папа издал буллу, по которой он объединил орден меченосцев и Тевтонский орден.

Тевтонский орден, рыцари которого были в это время в Пруссии, отделен от ордена меченосцев — территория современной Латвии и Эстонии — довольно большим пространством — Литовским княжеством, которое только формируется. Остатки ордена меченосцев вовсе не жаждали этого присоединения, и ландмейстер, который приехал через год, вынужден был вернуться на территорию, которую контролирует непосредственно Тевтонский орден. А орден меченосцев, его остатки, передал две трети земель в управление епископским кафедрам. И территория, которая непосредственно примыкает к Чудскому озеру, — это была территория, которую контролировал дорпатский епископ.

Александр проходит на эту территорию, как пишет летописец, отправляя свои войска в зажитие. Слово интересное, буквальное значение — запас кормов и фуража. Трудно представить себе, что в конце марта — в начале апреля можно косить траву. Речь шла о грабеже. Это был очередной набег на земли, которые были спорными. Когда-то население этих земель платило дань Новгороду, потом эти земли были покорены меченосцами. За двадцать лет до этого похода Юрьев — это форпост Новгорода в западных землях — был захвачен крестоносцами и стал Дерптом, или Дорпатом, туда и была перенесена епископская кафедра из Леаля. И теперь эсты платили дань как раз дерптскому епископу.

На эту территорию вторгается Александр. Свой передовой отряд, которым командуют Домаш и Кербет, он отправляет в разгон. Слово «разгон» в древнерусском языке обозначает грабеж, разбой. Еще есть, правда, третье значение — это передовой отряд или разведка боем, с вопросительным знаком. Единственная иллюстрация — как раз из рассказа о походе Александра Ярославича. Этот отряд был разбит отрядом дорпатского епископа, к которому примкнуло несколько крестоносцев из остатков ордена меченосцев, и Александр вынужден был отвести свои войска на Чудское озеро, на лед Чудского озера, где и произошло сражение на Узмени у Вороньего камня. Причем этот объединенный отряд, в котором было в лучшем случае где-то тридцать пять рыцарей плюс к этому где-то человек пятьсот чуди, то есть эстов, которые были в отрядах крестоносцев. Построенные той самой знаменитой «свиньей», они прорывают передовой отряд Александра. Но потом судьба или удача поворачивается уже лицом к Александру, он разбивает немецкий отряд. По данным «Ливонской рифмованной хроники», в этом сражении погибло двадцать рыцарей и шестеро были взяты в плен, то есть потери были значительно меньше. Но тем не менее весьма ощутимые для ордена после его предыдущего поражения под Шяуляем.

Еще один важный момент: ни в одном источнике не упоминается, что кто-то из рыцарей утонул подо льдом Чудского озера.

Это фантазия Сергея Михайловича Эйзенштейна, заимствованная из рассказов о других сражениях. Но это вошло в плоть и кровь россиян, поскольку все видели своими глазами, что они тонули. На самом деле в «Ливонской рифмованной хронике» вообще есть загадочная фраза о том, что трупы падали на траву. Это по-разному интерпретируют, говорят, что, может быть, был виден камыш из-подо льда — кто его знает, вопрос сложный. Но за то, что никто не тонул, можно поручиться. Хотя два источника говорят о том, что Александр гнал этих пленных шестерых рыцарей босиком по льду, чтобы отвести их к себе.

Надо сказать, что само значение Ледового побоища слегка преувеличено. Это одно из многих сражений, которые происходили. Кстати, через несколько лет после этого Дорпат будет захвачен сыном Александра Невского, но потом опять захвачен орденом и передан дорпатскому епископу. Это отношение, которое развивается на протяжении не одного десятилетия, потому что спорные земли, которые платили дань сначала Новгороду, потом ордену, примыкавшие к западным берегам Чудского озера, — это всегда было яблоко раздора.

Отец Александра, Ярослав Всеволодович, совершает несколько набегов на эти территории. И каждый раз после такого набега орден, а это еще порядка 180 километров до Риги, то есть вести тогда шли со скоростью где-то 25–30 километров в день, это большое расстояние. Пока собирался отряд крестоносцев, они вторгались на землю Руси, как правило, они доходили до Пскова и грабили территории вокруг Пскова, а потом уходили. Но каждый такой набег стоил псковичам где-то по 600–800 человек. Это очень тяжелые потери. Именно для того, чтобы предотвратить такие набеги, псковичи и заключают договор с орденом. Они отказываются идти в очередной поход на земли ордена, они говорят, что орден — это их братья, и говорят, что теперь у нас с ними мир и дружба, а орден берет на себя функции защиты Пскова. От этой защиты Псков освобождает как раз Александр.

Это довольно сложная ситуация, которая плохо укладывается у нас в голове, потому что мы привыкли думать, что Новгород и Псков — это близнецы-братья. На самом деле отношения между этими городами очень сложные, и Псков будет стремиться выйти из-под власти Новгорода. Но, даже когда Псков станет самостоятельной республикой, все равно в религиозном отношении они будут подчиняться Новгороду, потому что там новгородский архиепископ — это колоссальная власть над представителями церкви. Так что Псков все равно будет так или иначе находиться под властью Новгорода. Эти отношения с орденом достаточно сложная вещь, о чем и стоило бы сказать.

Еще что связано с Александром и с Ледовым побоищем — это разговоры о том, что была отражена попытка агрессии крестоносцев на русские земли. Как таковой агрессии не было. Дело в том, что у ордена, центр которого располагался в Риге, были свои сложности, сложности очень большие, им явно было не до захвата новых территорий. Во-первых, постоянные и очень серьезные восстания эстов. Были восстания, когда крестоносцы по нескольку лет не могли занять освобожденные территории, хотя они воевали с эстами, с дикими в то время племенами. Северные земли эстов — на них претендовала датская корона, поэтому бесконечные столкновения с датчанами. Сложные отношения с Литвой, потому что попытка вторгнуться в земли литовских племен привела к тому, что Миндовг объединил литовские племена и по-настоящему разгромил орден меченосцев. Плюс к этому довольно сложные отношения с Новгородом из-за спорных территорий, примыкающих к западному берегу Чудского озера.

Поэтому ордену меченосцев было, конечно, не до захвата новых территорий. Им надо было выяснить еще отношения с папой римским. По орденскому уставу они должны были отдать две трети земель, которые покоряли, епископским кафедрам, и этого не сделали. Так что головных болей у них хватало, и им было явно не до захвата чужих территорий. А выяснения отношений с Новгородом будут продолжаться, и не один раз. Будет еще Раковорская битва, которая по масштабам была раза в два больше, чем Ледовое побоище, но мы о ней как-то не помним. Потому что, наверное, там не было Александра Ярославича, зато там был псковский князь Довмонт, а он был литовец по происхождению. И целый ряд деталей, которые связывают с Ледовым побоищем, — это детали, заимствованные из рассказа о Раковорской битве, очень большой, после которой были заключены серьезные договоры и установлены мирные соотношения этих сил на северо-западе.

Другой вопрос, что Александр Ярославич выступает в качестве защитника идеалов православия.

Александру Ярославичу было предложено принять католичество, как это сделал его отец, Ярослав Всеволодович. Откуда взялись такие данные — сказать сложно. Считают, что, скорее всего, Плано Карпини, который знал Ярослава Всеволодовича по своему пребыванию во время каракорумского визита, когда убили Ярослава, мог обратить в католичество самого Ярослава, а мог просто отчитаться перед вышестоящим начальством о том, что он проделал такую работу. Но такое упоминание есть в письме папы римского Александру Невскому.

Другой вопрос, что папа римский еще в одном письме благодарит Александра за разрешение построить католический храм в Пскове. Причем тон там такой, что речь, скорее всего, шла о создании кафедрального собора. Другой вопрос, что этот собор не был построен. Но, в отличие практически от всех светских правителей того времени, Александр Ярославич не принимает предложение папы римского, не идет ни на какие серьезные переговоры и остается защитником православных идеалов, за что, собственно говоря, он и был канонизирован лет через 40 после своей смерти.
Соколов П. П. ("Русский архиерей из Византии и право его назначения до начала XV века. Киев, 1913, с. 236) пишет, что цель такого процесса не наказание виновного, а устранение соблазна. Причем на таком процессе имя обвинителя может не называться.

Ну то есть ровно то, чего хотели симбирские священники от своего нового митрополита.
6 сентября, в день памяти святителя Петра, первого митрополита Московского патриарх Кирилл возглавит крестный ход от Успенского собора к Высоко-Петровскому монастырю. Начало крестного хода, посвященного 700-летию начала служения в Москве святителя Петра, в 13.00.
http://www.patriarchia.ru/db/text/4208721.html


***
"Юбилей" патриархией притянут за уши:
переезд св. Петра в Москву - это событие 1325 года. При этом это был чисто бытовой (и политический) переезд, но не канонический перенос кафедры.

Конечно, он бывал в Москве и ранее.
Нынешний наместник Высоко-Петровского монастыря (возможно, он и придумал этот юбилей), говорит:
"историки датируют первый приезд митрополита Петра в Москву в интервале именно между 1315 и 1317 годами. С Иваном Калитой он, конечно, встречался и раньше. Так, на Переславском Соборе зимой 1311 года великий князь Московский присутствовал. И не только присутствовал, но и оказал серьезнейшую и крайне своевременной поддержку первосвятителю".http://vpmon.ru/vysokij-yubilej-petrovskoj-obiteli/

Однако в 1311 году, как и в 1315, московские князья вовсе не были "великими князьями" (этот ярлык был у Твери). А Иван Калита в помянутые годы был князем не Московским (им был Юрий), а именно Переславским (причем столь незначительным для общерусской жизни, что Житие Петра даже не упоминает его в списке князей - участников Переславского собора, хотя он и был "принимающей стороной").

Ни один письменный источник не говорит о 1315 годе как о времени строительства (пусть и деревянного) храма на месте Высокопетровского монастыря.

Прав. энциклопедия называет иную дату:

"По монастырскому преданию, В. м. основан кн. Иоанном I Данииловичем Калитой. Предание опирается на рассказ из «Книги степенной царского родословия» XVI в. Проезжавший в 1326 г. по берегу р. Неглинной кн. Иоанн увидел некую высокую гору, покрытую снегом, к-рый растаял у него на глазах. За неск. дней до кончины свт. Петр растолковал князю видение: «Гора высокая - это ты, князь, а снег - я, смиренный. Мне прежде тебя должно отойти из сей жизни». После кончины святителя кн. Иоанн построил храм на месте видения, «близ реки Неглинны, идеже ныне есть монастырь именуемый Высокий». По мнению Л. А. Беляева, запись в Степенной книге отразила устное предание, достоверность к-рого проверить невозможно".

То, что митр. Петр был и подолгу жил в Москве и до 1325 года - очевидно. Его кафедрой городом был Киев, а "кафисмой" ("седалищем") - Владимир (хотя Кплские патриархи еще полвека не признавала этот перенос резиденции). Митрополитом Киевским Петр стал вопреки воле и против кандидата тверского князя Михаила (на ту пору - общерусского великого князя). Врагом тверского князя был князь московский. Петр, будучи в холодных отношениях с тверским князем, естественно, стал искать дружбы с князем московским.
Так, по чисто личным мотивам вместо дружбы со святым Тверским князем Михаилом митрополит Петр стал союзником редкого мерзавца - московского князя Георгия.

"Георгий по качествам черной души своей заслуживал всеобщую ненависть, гнусным делом изъявил презрение к святейшим законам человечества" (Карамзин. т.4. гл. 7. ст. 106). К убийству св. Михаила в Орде московский князь имел самое прямое отношение и лично с удовольствием смотрел на совершаемое его же слугами.

Голубинский согласен с Карамзиным: "По своим нравственным качествам Юрий Данилович, как известно, стоит в ряду наших старого времени князей на одном из самых последних мест: человек - совершенно и до последней степени нерыцарь" (т.2, 1 половина тома. М., 1997, с. 134).


Владимир входил в Тверское княжество. Петру жить там было политически неудобно, и значительную часть времени он проводил в объездах своей обширнейшей митрополии. Конечно, бывал и Москве. Но ничто не увязывает начало его посещений или проживаний в Москве именно с 1315 годом.

"Эти частые и продолжительные проживания митрополита в Москве, начавшиеся с первого времени его прибытия на Русь (1308), не означали перенесения им кафедры митрополичьей из Владимира в Москву" (там же, с138).

Последний его переезд в Москву - в 1325 году - необычен. Только то скончался московский князь Юрий Данилович и в Москву перешел близкий к митрополиту брат Юрия - Иван Калита. Ни Юрий, ни Иван не были в это время великими князьями (этот титул вернулся в Тверь). Вообще в у пору статус города зависел от статуса проживающего в нем епископа.

Москва сама по себе не мела преимуществ. Житие Петра,говоря о причинах переноса митрополии в Москву, не упоминает ни о богатстве Москвы, ни о ее политическом значении, а находит в ней только одно достоинство: "город славен кротостию", т.е. спокойный город. Как писал (правда, киевский) историк Соколов в 1913 году, "Достоинство это, раз оно является единственным, следует признать двусмысленным: это обыкновенное достоинство захолустья" (Русский архиерей из Византии и право его назначения до начала XV века. Киев, 1913, с. 252). И в самом деле: ни одного каменного храма в Москве еще не было.

Петр знал, что едет в Москву умирать. Прожил св. Петр в Москве до своей кончины лишь 13 месяцев. Предчувствуя смерть, он настоял на закладке Успенского собора (который он строил как свою усыпальницу) в августе, хотя обычно каменные храмы закладывали весной (см. Голубинский с. 138). И этот переезд был импровизацией: иначе свой погребальный храм м. Петр стал бы строить раньше. Все епархиальные службы и служки оставались во Владимире. Кроме того, этот переезд был нарушением 82 правила карфагенского собора...

Личных "бонусов" от этого переезда и завещания митр. Петр уже не мог получить и не мог на них рассчитывать в силу своего нездоровья. Понудить его также никто к этому не мог. Остается чистая "эстетика": нелюбовь всероссийского митрополита к части своей паствы (Твери) - до гроба и даже после...


***
Выходные будут зело дождливы. Но почтить память св. Петра стоит:

Святитель Петр (митрополит Киевский и всея Руси!) смог хотя бы однажды остановить княжескую междоусобицу:

В 1312 году союзные Твери князья во главе с 12-летним Дмитрием Михайловичем пошли походом на Нижний Новгород (захваченный, как и тверской Городец московским князем Юрием). Владимир был частью Тверского княжества и резиденцией митрополита, и, казалось бы, митрополит должен был благожелательно ответить на просьбу Тверского князя о благословении на эту войну.
Но св. Петр ответил отлучением от Церкви. Три недели войско стояло под стенами Владимира. И лишь через три недели отлучение был снято - после того, как князья согласились разойтись по домам.

В Троицкой летописи (Свод 1408 г.): "В лето 6819 князь Дмитреи Михаилович Тферьскыи, събра в воя многи и хоте ити ратью к Новугороду на князя на Юрья, и не благослови его Петр митрополит. Князь же стоя в Володимери 3 недели и рать распусти, и вьзвратишася кождо въ свояси ПСРЛ т. 18 с. 87).


Это первое в русской истории отлучение от Церкви по политическим мотивам. Но вполне уместное.

А вот уже следующий Киевский митрополит (хоть и живущий в Москве - грек Феогност) в 1329 году отлучит от церкви псковичей за то, что они укрыли у себя бывшего тверского князя Александра Михайловича. Вина князя Александра была в том, что он воспротивился ЕвроОрдо-интеграции, и по приказу хана его искал Иван Калита (об опустошении Руси татарами, которых привел из Орды местночтимый московский СВЯТОЙ Иван Калита см. "Федорчукова рать").
Это что же сегодня может сделать киевский митрополит с москвичами за невыдачу Януковича!!!


Хотя если бы митр. Петр переступил через личные обиды и сделал ставку на Тверского князя - весьма вероятно,что консолидация всех княжеств вокруг одной столицы произошла бы быстрее и с меньшей кровью. В ту пору Тверь была много сильнее Москвы. Ей было бы легче возглавить процесс консолидации и освобождения от Орды. Но наша история слишком москво-центрична.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com