?

Log in

No account? Create an account

September 17th, 2015

Судьба сцены

С недавних пор появилась практика служить Литургию под открытым небом на временном помосте.

Это не изобретение РПЦ. В таких службах мне доводилось участвовать и в Румынии.

Вопрос мой именно в судьбе сцены-помоста.
Эта конструкция, побывавшая алтарем, находится в церковной собственности и всегда используется только по литургическому назначению?

Или она арендуется на один день? А потом по ней снова пляшут шуты?

Все, что связано с алтарем и Литургией, довольно строго табуировано в православии. Даже подметенный мусор (пыль) и бумажные записки, побывавшие в ней, нельзя потом выбрасывать на свалку. Их надо или сжигать (не абы где, а на церковном же дворе) или закапывать "в непопираемом месте".

Напомню, изначальный библейский смысл слова "святой" - "отделенный". Предназначенный только для Бога и служения Ему. И раз патриархия задала сегодня моду на возрождение системы самых строгих табу, отделяющих мир сакрального от мира профанного, то есть ли такая же принципиальность и аккуратность в служениях, например, самого Патриарха. Требует ли он, чтобы алтарные помосты, где он совершил Литургию на площади, затем не обращались вновь к профанному или даже языческому использованию?

В ближайшее воскресенье, 20 сентября Святейший Патриарх совершит Божественную литургию в Горно-Алтайске, на Центральной площади (пл. Ленина с соответствующим памятником). Там постоянно стоит сцена. И обычны на ней вовсе не литургии, а шаманские обряды:

"Праздник Чага-Байрам, зачастую называемый новым годом по лунному календарю, отмечается многими народами. В Республике Алтай, где власти с 1997 г. активно пропагандируют возрождение этого праздника, он проводится в селах, районных центрах, в семьях. В горно-Алтайске 5 февраля праздник начнется с традиционного обряда благопожелания на горе Тугая. На центральной площади праздничные мероприятия откроет парад представителей алтайских родов и обряд поклонения огню.

Чага-Байрам проводится с началом новолуния в конце февраля - начале марта. С раннего утра совершается обряд поклонения Солнцу, Алтаю. На специальном тагыле-алтаре преподносят угощения из молочных продуктов, привязываются кыйра-ленточки, зажигается костер и все это сопровождается благопожеланиями. Обычно обряд совершают мужчины придерживавшихся предновогоднего поста с чтением сутр и т.д." http://www.listock.ru/21048

Ясно, что наша благодать превозмогает всё, и потому можно не интересоваться прошлым юзусом этих досок.
В Якутии есть традиция звать на открытие новых проектов местных шаманов и представителей епархии. Так вот, там наши батюшки вежливо уступают шаманам первое место: сначала вы, а мы уж потом. Про себя же и для своих мысля так: что они там наколдуют - это их дело, но наша молитва все очистит. А вот если бы после освящения было осквернение - дело было бы худо...

Но вот в данном случае - как быть с этой сценой потом, после Литургии? Дело не только в том, что потом она вновь станет концертной (мне самому доводилось вместе с о. Всеволодом Чаплиным служить на сцене молодежного лагеря на Селигере). Труднее вопрос о том - как служить, зная, что вскоре в этом же месте будет совершен языческий обряд?

Вопрос тем более уместен, что любимый богословский тезис нынешнего патриарха - "однажды освященное остается святым навсегда".

Как быть с привычным аргументом за возвращение храмов - "там, где приносилась Безкровная Жертва, не может быть ничто иное"?

Напомню, именно поэтому в конце понтификата Алексия Второго было запрещено освящать храмы на территории воинских частей (после случая, когда сменившееся начальство понудило храм закрыть).

Так что делать 21 сентября? Освященную сцену распилить и раздать верующим на хранение (или поядание)? Передать епархии или патриархии? В любом случае Горно-Алтайск это очень небогатый город, и неожиданные затраты на сооружение новой сцены могут оказаться для его бюджета ощутительны.

Когда в 2008 году ДДТ с Шевчуком исколесили всю Украину, то сцену везли с собой. Можно ведь в каждой митрополии держать такой помост, и при необходимости устанавливать его в местах большого собрания людей.
для разговора с не-анонимным иеромонахом, преподавателем местной семинарии, который что-то знает о местных геирархах?

http://tlt-room.ru/v-samare-svyashhennik-otkryto-obyavil-sebya-geem-19661/ :

Самарский священник Артем (Амфиан) Вечелковский объявил себя геем. Он без стеснения сказал о своем намерении активно защищать права гомосексуалистов и о своем желании изменить церковное отношение к людям нетрадиционной ориентации.
«Я покинул семинарию в июне, и очень вовремя. Церковную карьеру я закончил и теперь с церковью я как бы не связан, хотя остаюсь как бы священником и не запрещен в священнослужении», — сказал бывший преподаватель Нового Завета и иностранных языков Самарской православной духовной семинарии.
Кроме того, по словам Вечелковского, сейчас не мало гомосексуалистов занимают руководящие должности в РПЦ Самарской области.
«Меня бы это мало интересовало — это их право, если бы не их личные отношения с некоторыми коллегами и подчиненными, выпирающие наружу»,
— отметил Вечелковский.
На вопрос, могут ли люди нетрадиционной ориентации быть священниками согласно принципам веры, Вечелковский ответил:
«Это сложный вопрос, канонически нет. Хотя лично я считаю, что необходимо пересматривать церковное отношение к гомосексуальности. Да я сам гей, так что не мне в этом вопросе кого-то уличать».

***
Сайт с «признанием» - http://ask.fm/linghao_paoyou

личный блог (без опровержений):
http://vk.com/wiecielkowski



http://mtrpl.ru/priest?fb_action_ids=694180583942670&fb_action_types=og.likes&fb_source=aggregation&fb_aggregation_id=288381481237582

«Йод» узнал у Вечелковского, почему он решил совершить камингаут и покинуть РПЦ.

— По какой причине вы решили публично рассказать о своей гомосексуальности?

— Да, я гей. Но ничего публично не заявлял. Меня журналисты попросили дать комментарий о священнике, который передавал наркотики на зону. Попросили обелить РПЦ, мол, начальники церковные, наверное, об этом не знали. Я им ответил, что такого быть не может: все всё знают в нашей среде. Дальше в приватной беседе — не под запись — сказал, что вот я, например, священник-гей и никак это не скроешь.

— То есть журналист вас подставил?

— Ну, я не собирался об этом публично объявлять. Но и не скрывал: в школе, в университете, в духовной семинарии о моей сексуальной ориентации знали. Так что это секрет Полишинеля...

— И вы, несмотря на это, много лет преподавали в духовной семинарии, участвовали в богослужениях? Никаких вопросов к вам со стороны церковного начальства не возникало? Почему вас не выгнали?​

— Слухи обо мне ходили, но открыто не обсуждали. Нужно набраться смелости, чтобы задать вопрос о сексуальной ориентации... Я тоже не считал нужным сообщать об этом всем подряд. Мне казалось, что я могу быть интересен людям чем-то другим. В Церкви, как и везде, есть гомосексуалисты, и их терпят, особенно если священник не публичное лицо и приносит со своего прихода деньги в епархию.

— Почему вы решили стать священником? Вам не казалось, что ваша сексуальная ориентация и церковный сан несовместимы?

— Я с детства был доволен тем, что я гей. Путь священника я выбрал потому, что видел в этом возможность стать лучше. Принял монашеский постриг, потому что верил тогда в это... После учебы я занимался преподаванием — тем делом, которое люблю больше всего. Я никогда не считал, что сексуальная ориентация может повлиять на мою карьеру. Мне казалось, что для профессионального развития важен интеллект, харизма, волевые качества.

— Вас не смущало негативное отношение Церкви к гомосексуализму?

— Рядовых священников в Церкви много что не устраивает.

— Например?

— У нас полная власть епископа, который может запретить любого священника, лишить его средств к существованию за любую ерунду. Например, за то, что батюшка как-то не так посмотрел на церковное начальство. Священники — абсолютно крепостные, и это не метафора. Священники из РПЦ не уходят, терпят, чтобы служить людям на своем месте. И я хотел приносить людям пользу и плевать мне было, кто и что о моей сексуальной ориентации думал. А многим идти из РПЦ некуда, они много лет были в Церкви и другой жизни не знают. Преподавателям в школах не нравятся действия Министерства образования, но они тоже терпят ради детей и своего дела. Я тоже долго терпел, но действия Церкви в последнее время меня не устраивают категорически, и я понял, что если останусь в этой системе, то буду деградировать.

— Какие процессы в Церкви заставили вас чувствовать деградацию?

— Все это мракобесие, особенно по отношению к культуре. Например, запрещение оперы «Тангейзер» в Екатеринбурге, атака на выставки современных художников. Церковь сыграла большую роль в том, что девушки из Pussy Riot сели на два года. Она не должна вмешиваться в то, что ее не касается. Меня очень возмутило, что дьякона Андрея Кураева уволили из духовной академии. У нас с Кураевым разное отношение к гомосексуальности, но я поддерживал его по многим вопросам. Но прямо я о своих взглядах говорить не мог, потому что был корпоративным человеком. А внутренняя свобода и честность для меня — самые главные ценности. У меня иссякли силы быть апологетом Церкви. В июне я уволился из семинарии и разорвал отношения с Церковью. Теперь никто не сможет обвинить меня в двуличии.

— Но когда вы были священником, вам приходилось обличать гомосексуализм?

— Никогда. Во всех беседах со студентами я всегда был против гомофобии. Надо различать внутренние убеждения и внешнюю риторику. Многие священники дружат с геями, но вынуждены публично обличать гомосексуалов. Я не замечаю гомофобию на бытовом уровне. Это следствие того, что Церковь превратилась в тоталитарный механизм, и служители Церкви вынуждены принимать два противоположных мнения одновременно. Священники привыкают к двоемыслию. В любых тоталитарных режимах так происходит. Люди — удивительные существа, они приспосабливаются к чему угодно.

— Есть ли какие-то правила для священника, если к нему, например, на исповедь приходит гей?

— Нет таких распоряжений или документов. Каждый священник сам решает, что делать в таком случае в силу своего образования, такта, уровня общей культуры, желания выслушать прихожанина, а не навязывать ему свою точку зрения. Есть священники, которые очень лояльно относятся к своим прихожанам-геям.

— Вы не боитесь, что после вашего камингаута у вас начнутся проблемы?

— Жду, что со дня на день меня запретят. Боюсь агрессии со стороны гомофобов, если честно, но теперь уже отступать поздно.

— Вы замечаете, что в обществе растут гомофобные настроения?

— Я вижу, что те, кто раньше скрывали свою гомофобию, получили возможность ее открыто проявлять. Лично я очень редко сталкивался с гомофобией в свой адрес. Жесткая гомофобная риторика идет сверху, а на бытовом уровне люди включают мозг. Я верю в людей и настроен оптимистично.

— Вы действительно планируете заниматься защитой прав гомосексуалов?

— Я не собираюсь становиться правозащитником, но буду отстаивать права геев всеми доступными мне, пусть и очень скромными способами.

— Как, например?

— Буду продолжать просвещать общество, вставать на сторону геев в различных спорах, как и раньше. Например, в духовной семинарии со студентами мы обсуждали гей-браки. Они высказывались против, а я предлагал им посмотреть на ситуацию с точки зрения геев. Умение встать на сторону другого — это очень полезный навык для любого из нас.

— Чем вы будете зарабатывать на жизнь дальше?

— Я знаю много языков, например, испанский и древнегреческий. Даю частные уроки, может быть, пойду преподавать в какой-то самарский вуз.

— Какова сейчас роль Церкви в обществе?

— Ей отвели роль «духовной скрепы» при власти. Церковь с этой ролью не справляется, она поляризует общество, а не объединяет. Церковь должна выполнять консолидирующую функцию, уравнивать богатых и бедных, геев и гомофобов, людей разного возраста и уровня образования. Однако сейчас она не вызывает доверия и симпатии у людей, потому что утратила соборность и перестала решать свои проблемы сообща. И епископы, и рядовые священники, и миряне (которые тоже Церковь, между прочим) должны принимать важные решения вместе. У нас все решения принимаются епископами и патриархом. Такая концентрация власти в руках одного человека не кончится хорошо. Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

http://yodnews.ru/2015/09/17/itsok2begay


Если это не "взлом блога", то любая корпорация, заинтересованная в том, чтобы деятельность всех ее сотрудников (тем паче руководящего звена) оставалась в пределах закона, должна:

- назначать внутреннее расследование таких заявлений,
- благодарить заявителя
- просить его на приемлемых для него условиях рассказать о том, что знаемо ему и не видно из высоких кабинетов.

Так кто же из патриархийных чинов поедет в Самару?
Две плохие новости в этом ведомстве в один день:

- каминг-аут преподавателя Самарской семинарии
- пьяный дебош ректора Оренбургского Духовного училища





http://www.youtube.com/watch?v=wkI7rntysdc

http://ren.tv/novosti/2015-09-17/sotrudniki-dps-zaderzhali-samogo-mnogodetnogo-svyashchennika-rossii-volocha-ego

17 сентября
Оренбургская область

На кадрах, снятых камерами наблюдения, видно, как стражи порядка пытаются доставить настоятеля Свято-Троицкой обители милосердия до служебного авто, пытаясь протащить несколько метров по земле.
В Оренбуржье сотрудники ДПС задержали самого многодетного отца России - настоятеля Свято-Троицкой обители милосердия поселка Саракташ Николая Стремского - по подозрению в нарушении правил дорожного движения в нетрезвом виде. Правда, сделали они это оригинальным способом - несколько метров волокли его по земле.

На кадрах снятых камерами наблюдения, установленными в Свято-Троицкой обители, видно, как один из сотрудников полиции врывается во двор дома церковного служителя, после чего пытаются скрутить ему руки. В ходе потасовки настоятель вырывается и убегает в дом, на помощь к стражу порядка бегут его коллеги, после нескольких минут борьбы, полицейским удается вытащить самого многодетного священника России из дома. Далее они, взяв мужчину за руки и за ноги, начинают волочь его по земле. Но на половине пути останавливаются, после чего начинаются долгие разборки о причине случившегося. В результате настоятель храма все же садится в машину к полицейским, после чего они уезжают в полицию

Интересно, что версии произошедшего у сторон конфликта разнятся

Как сообщили в УМВД по региону, пытаясь уйти от погони, настоятель обители устроил настоящие гонки по улицам поселка, создавая угрозу жизни окружающим

"Конфликт произошел 10 сентября на улице Вокзальной поселка Саракташ. Полицейские заметили автомобиль "Мерседес", припаркованный в зоне действия знака "Стоянка запрещена". На требование полицейских предъявить документы, водитель тронулся с места и на большой скорости поехал по улицам поселка, - рассказали в пресс-службе ведомства. - При задержании мужчина пытался скрыться от полицейских. По данному факту был составлен административный протокол."

Сам Николай Стремский заявил, что не садился в тот вечер за руль, а просто посидел дома с другом. Потом проводил его и решил постоять у ворот, после чего на него и напали стражи порядка.

"Запись с камеры показывает, что я был не за рулем - меня задержали дома. Я проводил человека и стоял у ворот, а затем спокойно направился к крыльцу. Полицейские скрутили меня и надели наручники. немного спиртного в тот вечер я себе позволил Но я не ездил пол улице, а все обвинения в отношении меня - клевета", - сообщил священнослужитель.

Сейчас в данном происшествии разбирается районный суд. Известно, что мужчина воспитывает со своей женой 70 приемных детей.


***

Об этом приюте много умильных репортажей. Но атмосферы семьи я там не почувствовал. У меня ощущение, что это просто умелый файндрейзинг. Сам о. Николай с детьми практически не общался. Это делали многочисленные наемные работники и волонтеры. Но, как видим, денег, жертвуемых на детишек, хватило и на личный мерседес "папочке".


***

Впрочем, вот и третья "новость":

Разговаривал с руководительницей иконописной школы по поводу обучения в семинарии, и тут она говорит: "Туда, чаще всего, идут те мальчики, которые в иных местах учиться не способны. Где же им ещё дадут безнаказанно пасти народ вопреки их интеллектуальным и духовным дарованиям?" Есть что возразить?
http://vk.com/sampds20
"с 22 по 28 февраля 2008 г. в городе Лютерштадт-Виттенберг проходили богословские собеседования между Евангелической Церковью в Германии и Русской Православной Церковью.

Главная тема собеседований — «Свобода и ответственность с христианской точки зрения».

В собеседовании принимали участие со стороны Русской Православной Церкви:

архиепископ Самарский и Сызранский Сергий — глава делегации;
иеромонах Амфиан (Вечелковский), помощник архиепископа Самарского и Сызранского Сергия;

http://www.patriarchia.ru/db/text/371778.html

При этом и сам о. Амфиан, и те, кто его знают, говорят, что тайной его ориентация ни для кого не была:

"Я десяток лет преподавал в самарской семинарии, при том, что о моей ориентации знали все включая ректора-митрополита. То, что я гей, я не скрывал никогда ни от кого с подросткового возраста: об этом было известно и в школе, и в университете, и родителям, и друзьям". http://m.vk.com/wiecielkowski


"Достаточно давно знаком с отцом Амфианом. Учился он на два года старше меня в семинарии. И был на его постриге. И уже сдавал ему на пятом курсе греческий. Да, никто его особо не распрашивал и не лез в личные его дела, хотя, конечно, знали все. В том числе и архиерей. Сразу же после рукоположения в священники отец Амфиан выкинул фишку - начал носить кольцо в ухе. Прямо на богослужения. Потом дошла информация до архиерея и кольцо пропало. Но никто, собственно, его не трогал" - ier_konstantin; http://diak-kuraev.livejournal.com/923790.html?thread=277968526#t277968526).

Да и сотрудники ОВЦС, когда увидели Амфиана в свите самарского владыки, "довольно быстро его просканировали... Не было никаких сомнений в том, что он гей".

И все равно согласно "единственно верному официальному мнению", ничто не выдавало в Штирлице советского шпиона - ни орден Ленина на груди, ни парашют, волочившийся за ним сзади.

Монашеский мир (не тот, что в далеких скитах, а тот, что кружится вокруг и внутри архиерейских покоев) невелик и для своих вполне прозрачен. Епископ прекрасно знает, кто из его "ученых монахов" пьет, а кто сексуально активен.

А патриарх, никак не будучи наивным семинаристом, столь же прекрасно знает о том, какого сорта "личные секретари" сопровождают многих его епископов. Знает, кем из архиереев старшего поколения эти владыченьки сами были выдвинуты и с учетом каких именно их заслуг.

Поэтому я не считаю умным идти к Патриарху с жалобами на подобранный и хранимый им епископат. Ничего для него нового я ему не скажу. Своя своих там и без меня познаша.

Соглашусь с пока-еще-иеромонахом Амфианом:
"заявление, что в монастыре «не знали о наркозависимости дьякона» мне показалось довольно наивным: всегда и везде за подчиненных отвечает начальство. Это базовый принцип ответственности. Сильно накосячила учительница — снимают директора. Потому что учительница — это его ответственность. А в церкви почему-то хотят по-другому: да, вот этот дьякон плохой, но мы-то вообще хорошие. А так не бывает. В хорошем доме дети не колются, не распространяют наркоту, не снимают порно и не стреляют из ружья по прохожим. Кроме того, если наместник монастыря не знает, что происходит в духовной жизни вверенных его окормлению людей, то налицо несоответствие занимаемой должности, за что ответственность несет и лицо, поставившее наместника наместником, игуменом (др.-гр. ἡγούμενος ‘ведущий’)".

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com