?

Log in

No account? Create an account

December 2nd, 2015

В пустоту...



Всмотритесь: число иподиаконов уже больше числа прихожан.

Понимаю: будний день. И все же - центральный кафедральный собор. Митрополит, много лет служащий в нем. Очень хороший проповедник в старо-"филаретовском" стиле. Эстет.

И - пустота вокруг его кафедры (на которую недавно он рядом с собой ставил губернатора). Похоже, его утонченное риторство так и не влюбило в него простых людей. А лет десять назад, говорят, было иначе и туляки шли на эти иподиаконские "кордебалеты"...

Бросается в глаза пустота, усталость и боль в глазах самого "именинника".



http://tulaeparhia.ru/mitropolit/sluzhbyi/5547.html

Таково печальное угасание серапионова наперсника...
Если в лице и устами Чаплина Московская Патриархия свой этический каминг-аут совершила лишь 10 дней назад (http://diak-kuraev.livejournal.com/1015654.html), то РПЦЗ это сделала много раньше.

И что позорнее - устами не пьяного циника, а "великого подвижника и молитвенника", "блаженнейшего аввы" митрополита Анастасия:


"... Наше время изобрело свои особые средства истребления людей и всего живого на земле: они обладают такою разрушительною силою, что в один миг могут обратить большие пространства в сплошную пустыню. Все готов испепелить этот адский огонь, вызванный самим человеком из бездны, и мы снова слышим жалобу пророка, обращенную к Богу: “Доколе плакати имать земля и трава вся сельная исхнет от злобы живущих на ней” (Иерем. 12, 4).
Но этот страшный опустошительный огонь имеет не только разрушительное, но и свое очистительное действие: ибо в нем сгорают и те, кто воспламеняют его, и вместе с ним все пороки, преступления и страсти, какими они оскверняют землю.

Представьте себе, чтобы современные Калигулы и Нероны, все тираны, развратники, убийцы не поражались бы смертью: жизнь на земле стала бы невыносимой, превращаясь в преддверие ада. Есть непреложный божественный закон, по которому зло само в себе несет свое возмездие. “Плодом греха, – говорит св. Григорий Богослов, – была смерть, пресекающая грех, дабы зло не было безсмертным”.

Но вы скажете, что истребительный меч смерти падает не только на развращенных и злых, но и на людей добродетельных, и даже святых, и на последних даже чаще, чем на первых. Но для таких людей смерть не является бедствием, ибо открывается для них путь к безконечной блаженной истинной жизни, приобретенной для нас смертию и воскресением Христовым.

Чем алчней становится смерть, чем больше жертв старается она поглотить среди людей и добрых и злых, тем для большего числа смертных она открывает дверь к безсмертию, возводя их из тления в нетление и приобщая их к вечной, неувядаемой жизни...

Атомные бомбы и все другие разрушительные средства, изобретенные нынешней техникой, поистине, менее опасны для нашего отечества, чем нравственное разложение, какое вносят в русскую душу своим примером высшие представители гражданской и церковной власти. Разложение атома приносит с собой только физическое опустошение и разрушение, а растление ума, сердца и воли влечет за собой духовную смерть целого народа, после которой нет воскресения..."

Пасхальное послание митр. Анастасия, первоиерарха РПЦЗ.

“Святая Русь”. Апрель 1948 г. Штутгарт

***
Предшественник и учитель митр. Анастасия - митр Антоний Храповицкий - так красиво обосновал этические смыслы и последствия православных догматов («Нравственная идея догмата Пресвятой Троицы»; "Нравственное учение православной Церкви").

Но уже вскоре, в 41-м, митр. Анастасий ликующе обращался к фюреру. А через 7 лет он уже оправдывал атомные бомбардировки России.

Эти два послания Анастасия в моем сознании стали надгробным камнем над РПЦЗ. Все их претензии на духовное учительство и сохранение "незамутненного православия" воспринимались мною как пустоглаголание.

Анастасий, так верно аплодирующий самым агрессивным деяниям и намерениям тех политических властителей, под которыми он оказался, имел наглость обличать "сергиан" в лояльности к советским властям!

Поэтому в начале 90-х, когда среди части нашего духовенства было модным восхищаться "стойкостью зарубежников" и даже переходить к ним, я этой моде искренне противостоял.

За что впервые и был именно ими удостоен иронического титула "дьякон вся Руси" :).

Но это - мелочи. А для неофита и религиоведа память об этом Пасхальном (!) послании нужна, чтобы понять: можно быть молитвенником, благочестивцем и людоедом одновременно.

И, кстати, были ли в духовенстве РПЦЗ, живущем на свободном Западе тогда протесты против атомного богословия их начальника?

И даже спустя десятилетия они, требующие раскаяния в декларации 1927 года, сами отреклись ли от этой своей декларации 1948-го?

Но по итогам "нравственное богословие" Чаплина от аналогичного продукта Анастасия неотличимо. Разве что добавился тезис о военной драйве. Но раз это претендует быть "богословием", то может быть, тут все же уместно вспомнить слово "ересь"?

Сочи прифронтовой

Закрытие Египта и Турции для российских туристов может принести пользу России. Туристы, которым не дали пересечь Черное море, осядут на его северных берегах вместе со своими деньгами. Может быть, и федеральный центр что-то вложит в модернизацию наших южных курортов.

Люди, поездившие по миру, знают, что Черное море, особенно в нашей его части, относительно пресное. А от недосола да в жару...

... А дальше, я, простите, снова о говне. Очистные сооружения, которые обещали построить к Сочинской Олимпиаде, на самом деле так и не появились. Деньги был "освоены". Рапорты сданы. Но новые очистные сооружения обслуживают только олимпийские объект на окраине Сочи - в Имеретинской низменности.

Миллионный же город-"курорт" остался при своем. И это свое по прежнему напрямик смывает в море (http://www.blogsochi.ru/content/reka-iz-derma-vpadaet-v-chernoe-more-iz-adlerskikh-ochistnykh-sooruzhenii).
Куда поэтому местные жители не пускают купаться своих детей. Разве что в еще прохладном июне и в уже прохладном сентябре.

А приезжих детей удержать нельзя.

Поэтому в жаркий сезон они в почти обязательном порядке подхватывают кишечную инфекцию по имени ротавирус. Причем у детей она может быть возвратной, и за одни каникулы ребенок может более чем один раз подвергнуться такой атаке.

В Абхазии и Крыму проблемы с изношенной инфраструктурой те же. И последствия аналогичны. Причем вода в Черном море вдоль северного берега циркулирует от Грузии к Крыму. Так что от Сочинского миллионника зараза идет вдоль всех курортов к Новороссийску.

Власть, ну пожалей ты хоть в кои-то веки свой народ! Не понуждай ты его купаться в дерьме! Для таких "ванн" хватит и твоего телевизора...

Бог Чаплина метит

Нашел оригинал скандального чаплинского интервью (оно в 1200 комментах обсуждалось тут http://diak-kuraev.livejournal.com/1015654.html#comments).

Итак, адрес оригинала:
http://rusnovosti.ru/posts/396665

666 на месте. Спасибо, Господи, я знал, что у Тебя есть чувство юмора!

Беседа имела место 21 ноября.
Чаплин ее вел отнюдь не как частное лицо:

"М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте. В нашей студии глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Всеволод Чаплин. Сегодня день рождения у патриарха..."

И я вновь спрошу 300 епископов: скоро ваш собор. Никто из вас не поставит там вопрос о служебном несоответствии главы ОВЦО?

Горький юбилей

Мой компьютер говорит мне, что ровно 10 лет назад, 2 декабря 2005 года я написал эту статью:

диакон Андрей Кураев,
профессор МДА


КРЕСТ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ И МИССИОНЕРСКИЙ

Уж сколько лет растут цены на нефть. Но жителей России это, кажется, не убеждает и не радует. По прежнему предновогодние калькуляции высвечивают черные цифирки: и за этот год россиян стало на миллион меньше… Термин «русский крест» стал уже почти официальным термином демографии. Крест этот образуется двумя почти прямыми линиями на графике: уже более полувека число рождений стремится вниз, а число смертей – вверх. Хорошая линия в начале графика была вверху, в 1965 году она пересеклась со злой линией, а затем с каждым годом все более удаляется от нее – вниз. Причем в последние 15 лет разница составляет по миллиону человек в год.
При рождаемости 1,15 ребенка на семью прогноз очевиден: у четырех бабушек и дедушек останется один внук.Read more...Collapse )
«Помни последняя своя – и во век не согрешишь» - есть такая церковно-славянская поговорка. Memento more. Помни о смерти. Память о возможной скорой и математически предсказуемой смерти русского народа и России должна стать политическим, образовательным и богословским императивом, определяющим экономическую, военную, школьную, культурную и миссионерскую политику.
Не в прошлое надо смотреть: «а были ли у нас в прошлом святые прецеденты для такой миссионерской программы». А в будущее: «будет ли оно, если от этих необычных и нетрадиционных миссионерских программ отказаться?».
Это то «сбережение народа», о котором давно уже говорит Солженицын. Он ведь тоже - миссионер.
В предыдущей записи был изначальный вариант статьи, тут - более поздний:

Когда меня спрашивают «что Вы можете сказать о будущем России?», я говорю: будущее у России ясное, короткое и печальное. России осталось не больше 60 лет.
И это ответ я беру не из видений «старцев», а из математики.Read more...Collapse )
Многодетные семьи есть – у бомжей и религиозных фанатиков. У бомжей – потому, что им все «фиолетово». У религиозных людей – потому что им внушили, что зародыш – тоже человек, и убивать его грешно. Делать ставку в спасении России на бомжей было бы странным. Значит – будущее России (России, а не халифата!) зависит от православных людей. Точнее говоря - от того, сколько именно православных фанатиков будет в нашем обществе.
Слово «фанатик» здесь не ругательство, а признание факта. Фанатик – слово чисто вкусовое: фанатик тот, кто относится к религии чуть серьезнее, чем я сам. Люди, всерьез относящиеся к церковным заповедям, в глазах своих соседей – фанатики. Да и в самом деле нужно фанатично верить, чтобы послушать советы духовника: «Ну и что, что ты разлюбил свою жену? Не смей разводиться, оставайся с ней и с детьми!.. Ну и что, что врачи угрожают? А ты не убивай малыша, выноси его, дай ему шанс, а мы за тебя молиться будем!».
И хотя сказал Путин на Афоне, что в России сто двадцать миллионов православных христиан, но людей, способных принять такие слова священника, в России не больше пяти процентов.
Для того, чтобы принять еще одного ребенка в свой дом, нужна немалая решимость. Это решение оборачивается отставанием в карьере, замораживанием или падением уровня жизни. Чтобы пойти на эту боль и эту радость одновременно - нужна сверхмотивация. А мир сверхмотивации -это мир сверхценностей, то есть мир религии. Причем не «религиозной культуры», а именно – религии. Религиозная жизнь предполагает не просто «знание о» вере и обрядах, а прямое личностное проецирование узнанных канонов в свою жизнь, решимость открыть свою жизнь для суда со стороны религиозных заповедей. И вот обнажается парадокс: именно фанатики (те, чью веру считают безжизненной) стали - источником жизни.
А, значит, выбор очень внятен: Православие или смерть. Это не лозунг религиозных фанатиков, а суровая действительность. Если мы хотим, чтобы Россия была населена не по нормам каменного века, то ничего менять не надо. Надо тихонечко освобождать территорию от своего экологически вредного присутствия.
У нашей истории появилась математически предсказуемая ясность. Именно математически очевидно: не будет религиозной мотивации, религиозного благоговения перед зачатой жизнью – не будет и России.
В этой ситуации любая антиклерикальная кампания в прессе или в классе является неумышленным (надеюсь) геноцидом. Любая попытка атаки на христианскую, традиционную семью, в том числе под видом терпимости к гомосексуализму, в этой перспективе воспринимается как еще один нож, добивающий физическое существование: а) русского народа, б) вообще европейской культуры в целом, так как весь «белый» мир идет к тому же бесславному концу.
Но и среди действительно религиозных людей большинство не имеют ни малейшего шанса услышать такие советы из уст священника по причине своего возраста, давно уже сделавшего неактуальными проблему абортов и контрацепции… Обращаться к нашим бабушкам с проповедью о вреде абортов немножко поздновато. Обращаться надо к молодым.
Однако обращаться к тем, кто заведомо находится вне пределов слышимости, вполне бессмысленно. Если молодые люди находятся вне Церкви, наши обычные проповеди, столь уместные под сводами наших древних храмов и в окружении наших традиционных прихожан, до них ну никак не долетят, а, значит, и ни в чем не убедят. Значит, люди Церкви после молитвы с бабушками должны пойти в места обитания молодежи для разговора с нею.
По пути этого миссионерского исхода можно не менять одежду. Уж точно не надо менять саму веру. Но вот сменить язык разговора о вере придется. И еще придется сменить тему разговора. С прихожанами можно говорить «о смысле сегодняшнего нашего праздника». С нецерковной молодежью придется говорить об ином. Единственно допустимый здесь предмет разговора: «наш взгляд на ваши проблемы».
И еще придется идти на «уступки»: перестать ругаться с молодежью из-за ее стиля жизни и речи, из-за джинсов и рок-музыки. Это уступки не в «нашем», а в «их». Это не уступки в вере. Это просто разрешение молодежи быть молодежью. То, что и так у них есть, надо научиться хотя бы не замечать, не вырвать из их рук. А еще лучше – заметить, но не для обзывательства и критики, а для того, чтобы и в «их» увидеть отблеск «нашего» и с этих общих ноток начать строить разговор.
Все это очевидно. Все это много раз сказано даже с Патриаршей кафедры . Но осталось сказать еще одно: в церковной среде слишком много людей, которые резко против такого рода перемены. Прежде чем менять молодежную бездетную моду, придется церковным миссионерам изменить парочку черт в самой церковной среде – изжить нашу неулыбчивость и пугливость (и порожденную этой пугливостью готовность осуждать).
Во-первых, это нужно потому, что звать молодежь присоединиться к людям, которые передвигаются по городу испуганными межхрамовыми перебежками, просто невозможно. Пока сами православные не научатся вновь радоваться своей вере, пока из-под платочков (которые когда-то были белые, а сейчас все больше темные) будут смотреть не ласковые, а угрюмые глаза, миссионера могут ждать лишь редкие удачи.
Во-вторых, в самой Церкви отношение к неизбежным странностям миссионерского поведения должно стать более терпимым.
Здесь и должно сказать свое слово среднее поколение: поколение священников и епископов. Им придется сделать выбор – будут ли они переубеждать традиционных прихожан и поддерживать миссионеров, или же будут сами передавать бабушкины пересуды с монастыря на приход, с листовки в газету.
Не надо замуровывать Церковь в прошлом.
Именно недруги Церкви хотели бы видеть нас зацементированными нашим прошлым. И многие собственно церковные люди чувствуют себя уютнее вдали от современной культуры и жизни. Но неужели не понятно, что со своими нынешними гипертрофированными страхами, с мечтой о православном гетто, с чаянием ухода «в келью под елью» мы гробим будущее православной России? Об этих двух разрывающих Россию тягах хорошо сказал Валентин Распутин: «И эти гонки на чужом были теперь во всем — на тряпках и коже, на чайниках и сковородках, на семенах морковки и картошки, в обучении ребятишек и переобучении профессоров, в устройстве любовных утех и публичных потех, в карманных приборах и самолетных двигателях, в уличной рекламе и государственных речах. Все хлынуло разом, как в пустоту, вытеснив свое в отвалы. Только хоронили по-старому. И так часто теперь хоронили, отпевая в церквах, что казалось: одновременно с сумасшедшим рывком вперед, в искрящуюся и горячую неизвестность, происходит и испуганное спячивание назад, в знакомое устройство жизни, заканчивающееся похоронами. И казалось, что поровну их — одни, как бабочки, рвутся к огню, другие, как кроты, закапываются в землю» («Дочь Ивана, мать Ивана»).
Вот чтобы не слишком решительным было наше добровольное зарывание в подполье, в прошлое, я и пробую сказать: в Православии достаточно силы, чтобы дерзить современности, но при этом в Православии достаточно любви, чтобы повернуться к современности. Мы достаточно жизнеспособны, чтобы отстаивать свою, древнюю, средневековую систему ценностей. И Церковь достаточно зряча, чтобы видеть доброе и в мире современных людей.
И когда я защищаю «Гарри Поттера» или Интернет, «Матрицу» или рок-музыку, я это делаю не ради Голливуда, а ради России XXI века. Своими статьями и книгами о современной молодежной культуре я просто ставлю ряд простых вопросов: а можно ли быть православным христианином сегодня? Тождественны ли понятия «Православие» и «Средневековье»? Можно ли быть православным в мире современной культуры, не эмигрируя в былые века? Должна ли граница между миром культуры церковной и культурой светской превращаться в сплошную линию фронта? На эти вопросы я отвечаю: да, нет, да, нет.

ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ

Горький юбилей-2

Итак, ровно 10 лет назад я написал статью "Крест демографический и миссионерский"
http://diak-kuraev.livejournal.com/1017820.html

(все же, хотя компьютер хранит ее редактуру от 2 декабря, сам текст чуть более ранний: первая публикация - "Литературная газета" 30 ноября 2005; затем - журнал "Москва", 2006, февраль, и далее в моих книгах по миссиологии).

Там были слова:
"Сухие крестообразные линии демографических графиков неумолимо говорят: пришло время расставаться с обыкновением видеть в бабушках предмет традиционной, главной и почти исключительной церковной заботы.
Если это обыкновение не будет отложено, причем не когда-нибудь, а в ближайшие десять лет, то будущие авторы «Заката и падения Российской империи» будут иметь право сказать о преступлении русской Церкви перед русским народом. «Не поняли русские священники боли своего умирающего народа. Не заметили его умирания. Не смогли найти ни слов, ни аргументов. Не пожелали выйти из привычных и потому комфортных образцов и клише».
И немногочисленные русские священники той поры (еще и нерожденные ныне), читая такие слова историков (тоже еще ныне нерожденных), будут недоумевать: «А что, разве могло быть иначе?».".


Эти десять лет прошли.

Вчера беседовал с одним руководителем демографического центра. Он сказал, что для спасения русского народа как государство-образующего нужна не менее чем четырехдетная семья. Это нереально. Более низкой цифры хватило бы еще 10 лет назад - но эти годы оказались упущены.

В этот раз про эти 10 лет сказал уже именно профессиональный демограф, а не я...

Про государственные программы, их успехи и неудачи, я говорить не буду (в 2016 году прекращается программа "материнского капитала" или же ее средства не будут индексироваться http://pro-materinskiy-kapital.ru/v-2016-godu/ Привет, Сирия!).

Но что же с православной молодежной миссией? Смогла ли она нынешних 25-летних убедить в том, что "много деток - хорошо!"? Причем хорошо независимо от кризисно-экономической погоды за окном...

"В России почти исчерпан потенциал рождаемости, а смертность, значительно превышающая показатели развитых стран, в ближайшее время будет только увеличиваться — в правительстве обсудили ход реализации концепции демографической политики до 2025 года. Виноватыми признали женщин, рожающих после 25 лет, задержавшихся на этом свете стариков, участковых врачей и фельдшеров... Потенциал рождаемости в стране почти исчерпан, рассказал на совещании отвечающий за демографические вопросы в стране министр труда и соцзащиты Максим Топилин. По коэффициенту рождаемости Россия достигла средних позиций европейских стран (1,75 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста), но уровень рождаемости не обеспечивает простое воспроизводство населения (для этого нужен коэффициент 2,15). Ждать дальнейшего роста не приходится, поскольку достигнутый уровень практически приблизился к «репродуктивным установкам населения» (1,91). Кроме того, в России увеличивается возраст матери при рождении первенца и сохраняется большое число абортов.

Дальше будет только хуже, предупреждает Топилин: в ближайшие 8 лет количество женщин самого активного репродуктивного возраста (от 20 до 29 лет) снизится на 36% — с 11 до 7,5 млн человек. Сократится и число женщин и в возрасте 30-44 лет (на 6%)".

http://medportal.ru/mednovosti/news/2015/06/15/113selektor/

При патриархе Алексии было понятно, что молодежная миссия будет уделом немногих одиночек-энтузиастов. Ни денег, ни иных форм поддержки для нее у патриархии не найдется. Поэтому я так радовался приходу патриарха Кирилла.

И что же дал молодежной миссии новый понтификат?

- заглохли многие священнические интернет-блоги;
- клирики ушли из прессы;
- церковная риторика стала крайне политизированной и, соответственно, партийной и приемлемой лишь для людей одного склада;
- даже байкеры, рокеры и барды, контактирующие с патриархией, потеряли свою ершистость, а, значит и соответствие молодежным потребностям в поиске и протесте;
- реальная миссионерская работа зацементирована формализмом, превратилась в имитацию бурной деятельности "для отчета";



Вот так вот - глава миссионерского епархиального отдела, вряд ли имеющий академическое или историческое образование, обязывается "опровергнуть неоязыческие заблуждения". Жаль только, что дата эта гераклова подвига не определяется... Но совершить его этот полусельский батюшка обязан даже при том, что среди профессоров Академий людей, кому эта тема была бы интересна, не осталось.

Молодежь очень остро чувствует покушения на свою свободу. И когда они видят, что их используют для сгона на площади и крестные ходы, а также как материал для фотоотчетов в епархию, они отходят.

В городских приходах появились миссионеры-на-ставке. Зачастую эти ставки фиктивны. То есть по ведомости получает такой миссионер 20 тысяч, но на самом деле 15 он должен вернуть после росписи в ведомости. Где-то зарплата реальна, на работа "виртуальна", так как настоятель просто оставляет эти деньги своей семье. Как? Ну, скажем, назначив свою родственницу на эту должность.

Люди без таланта, без призвания и без богословского образования скучным голосом озвучивают "прописи"... Порой встречаются и энтузиасты.. Но лучше бы этих сысоевцев и близко не было...

В общем, работает лишь одна форма: военно-патриотическое воспитание. Россия Велика! Мы всегда правы! С нами Бог! Всех победим и убьем!

А какое это имеет отношение к семье и многодетности? Игрушки в войнушку однажды приедаются, и что же тогда "православного" и тем паче "христианского" останется в переростках?

Нет, в сколь-либо заметных количествах не происходит столь глубокой христианизации молодежи и мотивов ее жизни, чтобы это могло сказаться на демографии страны. И в этом понтификате уже не произойдет.

И, значит, к середине столетия Россия все же обернется Россостаном.

Не случайно и Патриарх и Чаплин вдруг заговорили о своей близости к исламу и Халифату. Они что-то знают...

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com