?

Log in

No account? Create an account

December 26th, 2015

Людмила Есипенко

"В день, когда меня осудили на 30-и дневное заточение в дурке, подвинули о. Всеволода Чаплина и поставили на его место никчемного Легойду.

Сегодя обязательно зайду в Макдональдс и куплю "Филе-о-фиш". Поддержу хоть так о. Всеволода.

Напомню, что Легойда - это тот человек, который отдал меня, свою сестру по вере, на растерзание системы. Он не заступился за меня, когда меня стали прессовать евреи из Манежа, а отошел в сторону.

К сожалению, не имею возможности лично написать это товарищу Легоде на фейсбуке, т.к. он заблокировал мою страничку еще в сентябре, когда я отписалась у него, что он, сливая меня и других православных христиан, заступившихся за святые образа в Манеже, тем самым показывает, что Церкви не нужны активные и неравнодушные люди, что в следующий раз никто не будет вступаться за святыни из мирян и священников, т.к. будут знать, что из первых лиц Церкви никто не вступится за них.

В общем, меня, православную христианку, прессуют, упекают в дурку, а Легойда, который плевать хотел на это, тем временем идет на повышение.

Страшные времена наступают".

http://vk.com/enteo
В.ЧАПЛИН: Что касается святейшего патриарха, вы знаете, все было нормально, пока этот человек не перестал понимать, что он – это коллективный проект, он должен выражать не только свое мнение, а мнение разных людей в церкви, которые, в общем, этот проект «патриарх Кирилл» создали. Когда он решил, что он есть в церковном общественном пространстве только один и сам, все и поплыло, извините, начиная еще с Андрея Кураева и заканчивая не только ситуацией со мной, а еще, я думаю, многими и многими ситуациями.

С.ДОРЕНКО: В ваших словах почти сомнение, что он удержится, что сумеет удержать власть.

В.ЧАПЛИН: Думаю, что не сумеет.

С.ДОРЕНКО: Не сумеет?

В.ЧАПЛИН: Думаю, что это противоречие между верой в личную харизму, и только в нее, и окружающей реальностью будет усиливаться. Жалко, конечно, человека, но мне кажется, он не на правильном пути.

С.ДОРЕНКО: Всеволод Анатольевич, получается, что патриарха привела к власти какая-то группа, а могла не привести…

В.ЧАПЛИН: Просто все надеялись, что человек будет выслушивать разные точки зрения, консультироваться с людьми, принимать решения системно. Сейчас, увы, очень многие решения принимаются без всякого обсуждения, на ходу, где-нибудь в коридоре, люди начинают с серьезными вопросами за ним бегать, пытаться в течение минуты, полминуты что-то обсудить – и так принимаются важнейшие решения, в то время как системные документы лежат иногда по нескольку месяцев и не рассматриваются. Момент в чем – очень много вопросов замкнуто лично на его святейшестве, он не способен, как никакой человек не был бы способен, все эти вопросы рассмотреть сам. Поэтому нужно было вовремя передавать полномочия, а не пытаться сделать все самостоятельно и замыкать всю власть на себя.

С.ДОРЕНКО: А может быть, что это ваше личное? Иногда же бывает трудно отделить личное ощущение от общественного, потому что мы в конечном итоге через себя пропускаем. Может оказаться, что вы были допущены чаще и больше, входили в кабинет чаще, были востребованы, а затем что-то поменялось, и вы говорите о лично своих обидах и ощущениях?

В.ЧАПЛИН: Вы знаете, нет. Дело в том, что практически все синодальные учреждения лишены возможности в системном режиме обсуждать вопросы, которые их касаются, бумаги иногда не просматриваются по несколько месяцев. Высший церковный совет, который, по-хорошему, должен был бы обсуждать каждую проблему, собирается несколько раз в год и занимается очень избранными вещами. Так что адекватной возможности к доступу принятия решений нет почти ни у кого, если считать адекватной возможностью ловлю начальника в коридоре, чтобы по ходу дела что-то решить, то это адекватной возможностью не является. То есть сама система работает, мягко говоря, странно, и выхода из этого положения два. Нужно все-таки не брать все полномочия и всю власть на себя, либо смиряться с тем, что нужно каждый день совещаться с людьми, а не исчезать куда-то на день, два, неделю и так далее.

С.ДОРЕНКО: Наша служба информации только что позвонила Александру Волкову, руководителю пресс-службы патриарха московского и всея Руси, и он нам сказал: вступать в полемику не собираюсь, высказывания Чаплина на его совести. И у меня прервалось сообщение. Суть в то, что вы выступаете с вашей точки зрения с концептуальными замечаниями, а они делают вид, что вы просто вздорите из-за того, что лично обижен, и никто не отвечает.

В.ЧАПЛИН: Это одна из сегодняшних проблем. У нас очень многие церковные институции превращаются в ноу-коммент-офис, учреждения, из которых нельзя получить никакой церковной позиции. Почему? Потому что люди боятся. Люди понимают, что его святейшество читает интернет, читает материалы СМИ, иногда начинает возмущаться по поводу того, что кто-то сказал. Поэтому да, реакция очень часто бывает спонтанной, несправедливой, и не фундированной, что называется. Поэтому люди стали боятся говорить, и поэтому сейчас очень мало какие люди церкви ходят в прямые эфиры, не контролируемые ими самими или их подчиненными или их союзниками, потому что боятся прямых вопросов. К сожалению, страх сегодня присутствует, и вот эта ситуация ноу-коммент-офис почти везде в церковной системе присутствует.

С.ДОРЕНКО: Насколько я понимаю, патриарху поставили интернет, и приучили, и приобщили примерно в 2008 - 2009 году, мне говорил об этом один из высокопоставленных чиновников светской администрации ,что патриарх очень досадовал тогда, в 2008 или 2009 году, когда впервые с головой погрузился, очень досадовал на неправду и все такое. И с тех пор так и осталось – он читает?

В.ЧАПЛИН: Да, конечно, абсолютно все, и критические моменты, и, к сожалению, все сплетни, все гадости, которые пишут, в том числе несправедливые гадости. Еще одна большая беда, что некоторые интернет тролли научились его дрессировать, научились ставить его психологическое состояние в зависимость от того, что они вылили в очередные сутки в интернет. Человеку нужно уметь, что называется, проигнорировать такие вещи...

С.ДОРЕНКО: Конечно.

В.ЧАПЛИН: А его святейшество человек эмоциональный, и его искренне жаль, потому что иногда он придает слишком большое значение всей той дряни, которую пишут в интернете. А эти вещи нужно знать, но в то же время нужно уметь чувствовать собственную правоту и не обращать внимания ни на какой… К сожалению, это иногда специально делается некоторыми церковными оппозиционерами, некоторыми светскими оппозиционерами, пытаются травить человека через комменты, посты в соцсетях, зная, что он их читает, и пытаясь его психологически дестабилизировать. К сожалению, отчасти им это удалось, и хочется пожелать его святейшеству не обращать на все это внимания, и не в бюрократических вопросах, а в вопросах высшей правды идти божьим путем, а не подстраиваться под так называемое общество, которое лается в интернете. А это ведь не общество, это, знаете, несколько маленьких групп, несколько секточек, скажем так.

С.ДОРЕНКО: Кураев сказал, что вы циник и атеист.

В.ЧАПЛИН: Знаете, если бы я был атеистом, я бы прожил немножко другую жизнь. Я еще в юные годы пришел в церковь, абсолютно идя против течения, это был 1981 год. В начале 1990-х открывались огромные карьерные перспективы в светском мире, в бизнесе – я всем этим заниматься не стал. Если бы я был циником и атеистом, наверное, я бы не прожил ту жизнь, которую прожил.

С.ДОРЕНКО: Хорошо, у вас изменились какие-то оценки? Вот нас спрашивают про яхту, про часы, про Пусси Райт. Какие-то ваши прежние оценки изменились сегодня, когда вы не связаны бюрократической дисциплиной?

В.ЧАПЛИН: В минимальной степени. Я считаю, что тот же патриарх имеет право на достойную резиденцию, где можно принять главу того или иного государства, посла, главу той или зарубежной религиозной общины. Конечно, люди делают ему подарки, в том числе дорогие. Что, он должен эти подарки возвращать обратно? Это было бы достаточно странно, как и странно было бы их продавать. Частью нашей традиции является такое особое положение каждого епископа, а тем более…

С.ДОРЕНКО: Да, и на этот счет есть крупное церковное решение много веков назад, мы это знаем.

В.ЧАПЛИН: Но при этом сейчас идет вопрос о кадровой структуре церковного управления. К сожалению, в этой структуре остается все меньше людей, которые ведут содержательную работу, и все больше людей, которые являются личной челядью. Эти люди обслуживают резиденции, занимаются личным делопроизводством его святейшества, эти люди занимаются его бытом, питанием и так далее. Вот если кого-нибудь сейчас сокращать, если кому-то не платить зарплату, то я думаю, что в первую очередь все-таки…

С.ДОРЕНКО: Челяди.

В.ЧАПЛИН: Должна идти речь о этой челяди и личных ассистентах, и во вторую очередь о тех людях, которые пишут тексты, занимаются аналитической работой, присутствуют в обществе, действуют в направлениях сущностных.


http://govoritmoskva.ru/interviews/1016/

Сегодня в "Известиях"

http://izvestia.ru/news/600586

Русской Церкви нужна открытая богословская дискуссия

Диакон Андрей Кураев – о возможных мотивах отставки отца Всеволода Чаплина


Почти шесть лет протоиерей Всеволод Чаплин был официальным спикером Патриархии и ее основным «переговорщиком». Но в предрождественский день 24 декабря Синод сделал его вполне частным лицом. Тот, кто до этого был лишь транслятором воли руководства, обрел свою плоть и кровь. Читатели одной современной сказки помнят, как домашний эльф получил свободу, когда в него бросили носком хозяина.
Официально это не увольнение, а «оптимизация управления»: два «отдела» слили в один. Начальнику, который при этом стал лишним, объявили благодарность. И вот тут языком канцелярита было сказано нечто важное: Чаплинская должность называлась «председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества». А благодарность вынесли за многолетнее участие в диалоге с органами власти.
Что ж, отождествление это очень традиционно.
И оно дает подсказку – где могла родиться инициатива отставки о. Всеволода. Неоднократные призывы о. Чаплина к перемене Конституции, к отказу от светского характера общества, речи о том, что все решения власти должны согласовываться с церковью, порождали неизбежный вопрос у «партнеров» по государствено-церковному сотрудничеству: а где пределы церковных грёз? Есть ли они вообще?
Вторая подсказка о мотивах увольнения – в том, что одновременно Чаплина убрали из состава Межрелигиозного совета России, заменив его митрополитом Иларионом (Алфеевым).
Межрелигиозный совет это прежде всего площадка для диалога с мусульманами. Кстати, вчера, в составе их лидеров тоже произошла перемена: верховным муфтием России вместо Талгата Таджуддина назначен муфтий Татарстана Камиль Самигуллин.
Сразу после операции ВКС России в Сирии Чаплин сказал, что наша страна ведет «священную борьбу с террором». На все языки мира это было переведено как «священная война». И с той поры штампом арабской прессы стало выражение «русские крестоносцы в Сирии». Насколько это затрудняет дипломатическую работу РФ на Ближнем Востоке – пояснять не надо. Но и внутри страны такие слова вызвали оторопь. Наше общество приняло эти бомбардировки в надежде на «прилетели — побомбили — улетели». Второго Афганистана или Вьетнама общество не хочет. А придание этому конфликту межрелигиозного статуса — это омноголетствование этого конфликта.
Чаплин четверть века проработал под непосредственным руководствам митрополита, а потом патриарха Кирилла. Это означает, что он умеет понимать намерения и оценки патриарха с полуслова. А патриарх, в свою очередь, может не стесняться в выражениях, разнося столь близкого ему сотрудника в случае его faux pas. Поэтому я не могу предположить, что Чаплин не понимал Патриарха или что Патриарх не корректировал многолетний поток чаплинского троллинга.
Стоит заметить, что никогда патриарх ни прямо, ни завуалировано не оспаривал заявлений о. Всеволода, делаемых от имени патриархии. Например, Чаплин говорит: «для меня есть вещи, которые более важны, чем уничтожение того или иного количества людей, или даже жизни всего человечества. Это вера и святыни». Но на следующий день ни патриарх, ни иные спикеры патриархии не покрывали эту карту тезисами богословски-миротворческих конференций эпохи детанта: «священный дар жизни», «высшее право человека есть право на жизнь» и т.п.
А, значит, нет основания видеть в нынешней отставке Чаплина дезавуирование Патриархом предыдущих его эпатажных высказываний (в диапазоне от «Моцарт это попса» до «Церковь изменила Сталина»). То есть тезис о тождестве чаплинских суждений с политическими и нравственными убеждениями самого патриарха остается неопровергнутым.
Сможет ли преемник Чаплина – Владимир Легойда - озвучить иные подходы? Сможет ли он иначе отвечать на вопросы о показной роскоши высшего духовенства, о допустимости насилия во имя веры? Сможет ли он как Чаплин, одними и теми же устами утверждать, что "нравственное дело, достойное христианина поведение - уничтожить как можно больше большевиков» и что «Сталин уловил волю народа»?
Если Легойда не станет Чаплиным - я буду рад. Тогда я вспомню другую сказку - про Кривелло, который своими страшилками запугивал короля и весь двор, но в конце концов был позорно изгнан.
Очень хочется увидеть содержательную богословско-этическую полемику именно в верхах нашей церкви. Аргументы и цитаты в свою пользу легко наберут и «богословие любви» и «богословие ненависти». Но тут и окажется значимым голос Патриарха и Собора.
Да, еще одна вполне вероятная причина отставки Чаплина – именно в близости Собора. Позавчерашний Синод как раз и был посвящен подготовке к этому собору. Усталость от чаплинского троллинга была не только в светских кругах, но и среди духовенства, в том числе епископата.
В ноябре Чаплин сказал, что «мы имеем право защищаться в любых странах и регионах мира даже без согласия тех, кто там властвует. Нам скучно, многие устали, многие чувствуют несправедливость, бесперспективность жизни. Нужен новый драйв. Не хватает его. Мы все-таки народ-воин».
Тогда я обратился к епископату нашей церкви (да, епископы внимательно читают мой личный блог): «Триста владык, это же ведь от вашего имени, за вас и вместо вас Чаплин выразил ваше убеждение. Промолчите? Значит, согласные?
Вам тоже нужен новый военный драйв?».
Вскоре на собрании минского духовенства священники спросили митрополита - может ли их собрание ходатайствовать перед Синодом о снятии протоиерея Всеволода Чаплина с должности Председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества, поскольку "его агрессивные публичные высказывания с призывами к войне, несовместимые с христианским вероучением, воспринимаются как официальная позиция Церкви", и эти "его высказывания дискредитируют Церковь".
Митрополит Павел отреагировал неожиданно мягко, заявив, что никому не запрещается написать об этом Патриарху.
На Соборе в феврале будет добрая сотня епископов с Украины, где имя Чаплина воспринимается устойчиво негативно. Регламент Собора предполагал отчет Чаплина как главы синодального отдела (министерства). В этих условиях патриарх решил превентивно устранить весьма вероятный конфликт.
И все же болячка не в Чаплине. Когда устранение публичного лица не сопровождается хоть сколь-нибудь правдоподобными объяснениями, понимаешь, что у уволивших и преемствующих все равно нет установки на то самое «взаимодействие с обществом». И, значит, неизбежны как новые ошибки, так и паки запоздалая реакция на них.

***

Интересно: Чаплин перестал "взаимодействовать" - и тут же "Известия" сняли с меня трехлетнюю блокаду.
Может, и "Российская газета" с Интерфаксом вспомнят про меня? :)

Ну то есть Чаплин - на "Дождь", а я - оттуда :)

"Меня могут грохнуть"

Это прот. Всеволод Чаплин о той реакции патриархийной системы на его новое диссидентство, которую он считает возможной.


https://www.youtube.com/watch?v=3pJvz0MkJOg
начало пятой минуты

Чаплин как никто знает аппарат и епископат (лучше патриарха, ибо Святейший с ними не пил).
Знает их "понятия", привычки, способы отбора информации и реагирования на нее, рамки того, что они для себя считают приемлемым и допустимым.

И если он говорит, что его могут заказать и "грохнуть" - значит, он знает на церковном Олимпе людей, способных именно таким путем устранять угрозы.

Это, возможно, самая яркая характеристика 1) методов карьерной селекции; 2) путей карьеры; 3) получившейся в итоге церковной элиты.

Нет, конечно, какой-нибудь митрополит не будет поджидать Чаплина с обрезом в подворотне.
Но если какое-нибудь "духовное чадо" или "благотворитель" с криминальными связями вдруг в гневном возмущении выкрикнет "мочить таких надо!", а "духовный пастырь" молча благосклонно качнет бородой - то и это может быть формой заказа.

Похоже лет через десять можно будет снимать новый сезон "Борджиа".

***
Знающие церковно-элитные люди мне тоже советовали исчезнуть на годик из страны после начала моих анти-голубых публикаций. И даже готовы были оплатить мне это дистанцирование, но я отказался.
Всеволод Чаплин:Попал ли в рай академик Сахаров? Точно нет

Антон Красовский поговорил с только что освобожденным от должности главы Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным о том, почему его отправили в отставку, чего боится Патриарх, как работает церковная бюрократия, почему ЕС антихристова власть и что нужно делать либералу, чтобы спастись  

 

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com