April 13th, 2016

"Малыш, это не песня. Это пропаганда!"

Эти мудрые слова медведя Балу можно счесть единственной удачей фильма "Книга джунглей". И вдобавок отнести их к самому фильму.

Очень актуальный сюжет и его трактовка: беженец из мира традиционных врагов должен быть принят в стаю. А законы стаи должны стать более толерантными, чтобы оставить место для культуры мигранта. Который со временем возглавит эту стаю и вовлечет ее в свои разборки.

Тех, кто еще не смотрел, предупреждаю: пантера Багира стала трансгендером. И, конечно, именно он усыновил мальчика.

Об А. И. Осипове и его критиках

Прежде всего, это итог древних дискуссий между ректором ЛДА и независящим от него профессором МДА.

Понятно, что Осипов как самый известный и последовательный критик латинства (согласен, порой и с перехлестами) не мог быть приятен никодимовским филокатоликам. Если бы они просто обращались к студенческим аудиториям в разных городах – это было бы терпимо. Но Осипов часто входил в одни и те же комиссии и делегации с никодимовцами и создавал там не всегда приятную для последних полифонию.

Донос Люльки был еще два года назад разобран богословской комиссией и найден незаслуживающим внимания. Со странной настойчивостью к теме вернулись вновь. На этот раз в «рабочей группе» Богословской комиссии текст решения готовили откровенные и старые недруги Осипова - Шмалий и Козлов. Третий член рабочей группы – зам. Илариона прот. Н. Балашов – скорее сдерживал их порывы. Так что до поры до времени это можно было считать личными разборками.

Но вдруг эта тема уже патриаршей волей всплыла вновь, и по моей информации более жестких оценок еще в конце декабря требовал митр. Иларион. Значит, патриарху это показалось политически выгодным. Полагаю, что это было частью подготовки в Гаванской Встрече.

Логика тут есть: раз после объятий с Папой неизбежно пойдет волна обвинений патриарха в экуменизме и филокатоличестве, надо 1) явить себя в качестве строгого и невзирающего на лица защитника «отеческого православия» 2) переключить инквизиторский инстинкт ревнителей на другого богослова.

Не вдаваясь в конкретный анализ дискуссионных тем, замечу, что вывод никак не красит Комиссию, но годится лишь для занятий в воскресной школе (и то далеко не всякой):

«Комиссия обращает внимание уважаемого профессора на необходимость более сбалансированного освещения указанных выше тем. Православный богослов должен стремиться к тому, чтобы излагать, прежде всего, то, «во что верили всегда, повсюду и все» (св. Викентий Леринский), а при наличии разных подходов в святоотеческом предании — освещать их, по возможности, равномерно, не давая явного предпочтения одной частной точке зрения».

Поскольку Осипов спорит с богословским майнстримом, это как раз избавляет его от необходимости пересказывать и так хорошо знакомую семинаристам позицию еще раз, и поэтому вполне логично он делает акцент на освещении иных точек зрения, бытовавший в церковной истории. Насколько мне известно, тезисы, оспариваемые в документе ББК, Осипов никогда не презентовал как единственно-православные.

Но удивительнее всего любовь ББК к формуле Викентия Лиринского.

Знатоки истории святоотеческой письменности должны были бы знать:

- сама формула преп. Викентия вряд ли соответствует своему же критерию. Хотя бы по той причине, что вряд ли его творения были известны на греческом Востоке и славянском Севере.

- эта формула неэффективна по той причине, что содержит логический круг: «ПРАВОСЛАВИЕ есть то, во что все ПРАВОСЛАВНЫЕ верили всегда и везде». То есть уже как-то артикулированное православие выступает в качестве критерия для отбора своих же свидетелей. При этом не все православные считали самого Викентия безошибочным (о Викентии Лиринском как полупелагианине см. - А. М. Иванцов-Платонов. Ереси и расколы первых трех веков христианства. М.,1877, с. 433).

- эта формула неэффективна по той причине, что всеправославный консенсус практически ограничивается Символом веры. То, во что в действительно верят все, по этой причине - вне дискуссий в богословском мире. Если же дискуссии нет – то к чему критерий для определения истинности чьей-то позиции? А уж если дискуссия возникла не в трамвае, а среди богословов, значит, консенсуса в данном вопросе все же нет. Я не читал и не слушал А. И. Осипова. Но априори полагаю, что заслуженный профессор МДА не будет годами и в полемике говорить богословских тезисов, у которых вообще нет поддержки в мире церковной письменности.

- сам преп. Викентий Люльку и крайних ревнителей помещает в ад: «Заразители, в оправдание перекрещивания ссылающиеся на авторитет того африканского собора будут гореть в неугасимом пламени вместе с диаволом» (Напоминание 1,6).



- преп. Викентий признавал право на существование теологуменов (privatas opiniunculas) – частных богословских мнений признанных святых и учителей Церкви.

Разницу между ними бывший глава Богословской Комиссии митр. Филарет Вахромеев пояснил так: “Догматы можно сопоставить с законами природы, теологумены - с общепринятыми теориями, а частные богословские мнения - с гипотезами... Наличие частных, пусть даже противоречивых богословских мнений в той или иной Поместной Церкви говорит о том, что мысль в этой Церкви не замерла, что она является плодом искренних усилий и добрых намерений познать истину в более широком объеме” (О Филиокве // ЖМП, 1972, N. 1. С. 64-65).

Технику богословской работы В. В. Болотов описывает так: “Никто не властен воспретить мне в качестве моего частного богословского мнения держаться теологумена, высказанного хотя бы одним из отцов Церкви, если только не доказано, что компетентный церковный суд уже признал это воззрение погрешительным. Но с другой стороны, никто не властен требовать от меня, чтобы я, в качестве моего частного богословского мнения, следовал теологумену, высказанному несколькими отцами Церкви, коль скоро этот теологумен не пленяет меня своей возвышенной богословской красотой, не покоряет меня доступной и моему разумению державной мощью своей аргументации. Одно, в данном случае, для меня ясно: если этого теологумена не держусь я сам, я все же не имею права осуждать тех, которые ему следуют” (Болотов В. В. К вопросу о Filioque. СПб., 1914, сс. 31-32).

По сути постановление ББК сто лет спустя призывает забыть о теологуменах.

Если же ББК всерьез захотела бы руководствоваться формулой преп. Викентия – то отнюдь не Осипова она должна была бы поражать этим оружием. Тот, по чьему распоряжению возбудилась ББК, даже за немногие годы своего патриаршества сделал немало шагов, которые в эту формулу точно не вписываются. Так что живя в стеклянном доме, надо быть поосторожнее с камнями. Турбулетность с выдвижением люльки несовместима.

***

Между делом ББК решило догматизировать учение о чистилище (лимбе). Мол, некрещеные младенцы не находятся ни в раю, ни в аду, а в некоем третьем месте. Уже католики от этого отказались, а у нас - вводят дополнения в потустороннюю топографию. И что - правило Викентия Лиринского тут сработает? Одинокая ссылка на анонимный Синаксарь это то, чему "учили все, всегда и везде"?

***
Текст преп. Викентия тут: http://pagez.ru/lsn/0321.php
Кстати, поскольку он начинает свой трактат с упоминания о месте его сочинения, напомню, что писал он его на островке Лири напротив набережной Канн. То есть на "лазурке", как говорят на "рублевке".

Покаянное. Мой грех перед Осиповым.

Алексей Ильич вел "основное богословие" у моего курса (1987-88 гг). Но это не означает, что я его прослушал.

На 4 курсе у меня как у иподиакона ректора официально было "свободное посещение".

На меня глубокое впечатление произвела первая, вводная, лекция Алексея Ильича. Она была у него накатана, продуманна, красива.

Однако остальные до этой планки не дотягивали. Ну то есть это на вкус профессионального философа хороша была лишь та, первая. В остальных для меня уже не было новизны. Но если нечто не слишком интересно для меня, это еще не значит, что это нечто плохо исполнено. Нет. Поэтому я с радостью приводил на лекции Осипова своих тогдашних "катехуменов"- студентов московских ВУЗов.

Признаюсь, малость лукавил. Я просил их приезжать именно в лекционные дни Осипова и вел их как бы "на первую попавшуюся лекцию". Они были в восторге и считали, что и все остальные уроки в семинарии столь же живые, демократичные и интересные.

Понятно, что просто привести постороннего человека в класс было нельзя. Поэтому я свой форменный китель отдавал оглашаемому парню. Он садился в конце класса. Занятия шли в "восточной стене" - крепостной стене Лавры, где в ту пору были утеплены боевые площадки у бойниц, и по стене шла длинная череда больших проходных помещений: спальня-класс-спальня-класс-спальня-класс...

Так вот, вход в наш класс был из нашей же спальни. Вот по одну сторону этой двери - в классе - сидел оглашенный в моем кителе, а по другую сторону этой двери - в спальне - сидел я "на шухере". Если пойдет "дежпом", его шаги было слышно издалека, и можно было успеть эвакуировать "туриста".

Так что сам я лекций Ильича почти не слушал.

Личных отношений у нас не было. Он всегда довольно ревниво следил за тем, чтобы его ассистенты отличались от него в невыгодную сторону (например, иеромонаха Савву, которого потом со скандалом поперли с поста инспектора).

А в целом Ильич был и есть одно и из самых ярких и светлых явлений в жизни Академии. Хорошо, что он есть такой, какой он есть.
Просто назвать его своим учителем я могу лишь в самом общем смысле этого слова.

(Учитывая мой предыдущий пост, это не стоит воспринимать как "слово отречения". Просто там в дискуссии меня спросили о личном...)

Изнесение мощей из храма

Патриаршая служба в румынском аналоге Троице-Сергиевой Лавры - пригородном монастыре Черника.

Главная святыня монастыря - мощи святителя Калиника Черникского (он был зело популярен на Руси в начале 1990-х, так как предсказывал конец света на 1992-й, т.е. на 7500-й от сотворения мира).

Так вот рака с мощами были изнесена из храма и поставлена перед входом в него - чтобы те, кто желают поклониться мощам, могли это делать во все время Литургии, не мешая службе.




Интересна икона-жалюзи слева перед солеей:

Если смотреть на нее под одним углом, будет виден лик Христа, а под другим - лик Богоматери.




http://patriarhia.ro/patriarhul-romaniei-a-oficiat-sfanta-liturghie-la-manastirea-cernica-8749.html

Пити-инфо сообщает

https://vk.com/id224347172?z=photo74284165_411979055%2Fwall224347172_1944
Осужден житель Сыктывкара, совершивший две кражи из Свято-Стефановского Кафедрального собора. Почти три года он проведет в колонии, сообщает Прокуратура Коми.

Летом 2015 года Матюшин похитил из кассы Свято-Стефановского Кафедрального собора в Сыктывкаре свыше 40 тысяч рублей. Сумев уйти от ответственности, молодой человек решился на следующую кражу. В октябре из помещения ризницы Нижнего Храма Свято-Стефановского Кафедрального собора он похитил панагию «Икона Божией матери «Почаевская», три панагии с иконой Богородицы и антиминс.

Местной православной религиозной организации прихода Свято-Стефановского Кафедрального собора г. Сыктывкара Сыктывкарской и Воркутинской епархии Русской Православной Церкви кражей причинен ущерб на сумму 130 тысяч рублей.

Сыктывкарский городской суд в феврале 2016 года признал Матюшина виновным в инкриминируемых деяниях и с учетом ранее неотбытого наказания приговорил его к 2 годам 8 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Как часто вы посещаете церковь? Оставляйте комментарии под новостью
Не согласившись с принятым решением, Матюшин обжаловал его в порядке апелляции. Однако судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Коми разделила позицию государственного обвинения, представленного региональной прокуратурой, и оставила приговор суда без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.



https://vk.com/id224347172?z=photo74284165_409937254%2Fwall224347172_1944


Питирим Волочков
Матюшин Р. И. шантажирует меня, пенсионера по старости, изнасилованием с моей стороны его 23 –х летнего мужика. Что бы я забрал заявление из суда. За воровство прощаю, а такую лож нет, пока он не принесёт полнейшего покаяния.

Владыка благословил исповедовать в СИЗО -1 бывшего иподиакона, присланного из Москвы (как оказалось, определёнными развратными преступными структурами) и проработавшего 5 месяцев при епархии и клеветавшего на епископа Питирима о домогательствах к нему. Также Матюшин Р. И. обвинял владыку в СМС на личный мобильный телефон в тех же грехах. Он шантажировал Владыку и требовал забрать заявление о воровстве, посланное на него от Сыктывкарской епархии в правоохранительные органы в октябре месяце 2015 года.
Владыка Питирим (Волочков) возложил руки на напрестольные крест и Евангелие и присягнул в присутствии сослужителей в том, что ни делом, ни словом, ни мыслью невиновен в грехах, оговоренных Матюшиным Р. И. в письме в Московскую Патриархию (о домогательстве к нему и насилии). Присягу владыки засвидетельствовали 9 причащающихся с ним Христовых Таин священнослужителя (протоиереи Владимир Дунайчик, Федор Федько, Роман Нец, Михаил Козак, Иоанн Карпунь, архимандрит Филипп, диакона Андрей, Аркадий и Артемий), и шесть прислуживающих иподиаконов и алтарников.


***
(постановление прокуратуры тут:
http://www.prockomi.ru/news/index.php?ELEMENT_ID=6789)

Два вопроса: как это Питирим оказался "пенсионером по старости"? Ему 55 лет. Неужто - женщина????
Да и предполагаемое событие произошло, когда Питириму не было даже 55-ти.

Второй вопрос - неужто владыка оформляет свои панагии в собственность собора? Вот уж совсем не верится...

Об антиминсах

http://thapsinos.livejournal.com/31458.html:

Копирую (с небольшими изменениями) свою реплику из дискуссии: Ещë вопрос про антиминсы
http://ustav.livejournal.com/727074.html


Исторически антиминс (в современном смысле этого слова; есть еще и другой, более древний, смысл: "стол для установки на него дискоса и чаши во время Причащения", таких столов было много в храме Св. Софии) возник как способ "транслировать" освящение престола в пространстве и времени.

Прототип антиминса - куски ткани, которые прикладывали к святым мощам, и которые затем сами почитались как святыня. Практика делать это была очень распространена в Церкви первого тысячелетия; при помощи таких кусков ткани даже освящали храмы, используя их вместо св. мощей.

Антиминсы (в современном смысле слова) впервые фиксируются как платы, которыми обтирают с престола душистое вино и св. миро во время его освящения.

Т. е. по происхождению антиминс - НЕ "документ" на право служения, а способ "перенести" освящение престола в пространстве и времени от уже освященного престола к новому (который по каким-либо причинам нельзя освятить полным чином).

В старину антиминс приклеивали или прибивали к престолу до его облачения, так что антиминс (в развернутом виде; но древние антиминсы и были невелики - где-то 10 на 10 см) постоянно находился _под_ индитией, никогда не был виден и никогда не менялся, покуда был цел сам престол. При этом на антиминсе, что вполне естественно, записывалась информация о том, кем и когда храм был освящен. Но суть антиминса - не в этой информации; просто так было удобно - не на престоле же писать. А записать эту информацию требовалось - в более древних храмах, освященных до изобретения антиминса, этой цели служили т. н. строительные надписи на одной из стен храма.

На Руси традиция помещать антиминс _под_ индитию сохранялась до Никона, а у старообрядцев и у униатов сохраняется до настоящего времени. Затем - где-то в 16 веке - греки придумали новую практику: держать антиминс _поверх_ индитии, заворачивая его в илитон и раскрывая за каждой литургией. Это, кстати, лишило илитон его собственной литургической функции - из плата для евхаристических крошек (чем он был на протяжении полутора тысячелетий, аналогично латинскому корпоралу) он превратился фактически в защитную обертку для антиминса. Еще раз кстати: в современной практике греки часто даже и не используют илитон, обходясь одним антиминсом.

Зачем греки придумали разворачивать/сворачивать антиминс? Это связано с эволюцией воздУха, который стали делать не большим (с плащаницу размером; собственно, плащаница - это и есть воздУх), а маленьким, каким он остается и сейчас.

Почему стал не нужен большой воздУх? Это произошло из-за прекращения практики использования многих дискосов и чаш (что было нормой в Византии). Но большой воздУх нес на себе определенную иконографию - и вот она-то и переместилась на антиминс. Т. е. антиминс, кроме своей изначальной функции "трансляции" освящения, приобрел еще и дополнительную функцию - иконографическую.

В свою очередь, разворачивание антиминса породило практику целовать сначала просто его вообще, а затем конкретнее - архиерейскую подпись на нем (просто для того, чтобы не стирать хрупкое иконографическое изображение).

Отсюда уже оставался только один шаг до того, чтобы уже в XX веке сторонники "евхаристической экклесиологии" во всех ее вариантах навесили на антиминс еще и третью функцию - "документа от епископа на право служения". Только никаких исторических оснований у этой функции нет, исключительно спекулятивные.

Ну а к настоящему времени уже многие настолько в уверовали в эту абсолютно надуманную функцию антиминса, что встречаются даже архиереи, "переподписывающие" антиминсы, поступая на кафедру. Не удивлюсь, если за это еще и определенный взнос собирают. Получаются вроде как "подъемные" для нового архиерея. В этом смысле получается практично, так что за этим, возможно, будущее.

Но раньше такого не бывало. В Музеях Кремля и ГИМе хранится около 10000 старых русских антиминсов, собранных по синодальному указу незадолго до революции. Я видел наиболее интересную часть этого собрания - несколько десятков антиминсов, включая древнейшие сохранившиеся антиминсы XV в., антиминс Успенского собора, освященный Никоном, и проч. Нигде нет никаких "переподписываний".