?

Log in

No account? Create an account

May 9th, 2016

9 мая

Я вас обязан известить,
Что не дошло до адресата
Письмо, что в ящик опустить
Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,
Он не был ранен словом пошлым,
Не вздрогнул, не сошел с ума,
Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов
В атаку у руин вокзала,
Тупая грубость ваших слов
Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,
Стянув кровавой тряпкой рану,
Письмо от вас еще все шло,
Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал
И смерть оборвала дыханье,
Он все еще не получал,
По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,
Что, завернувши в плащ-палатки,
Мы ночью в сквере городском
Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там
И рядом тополь — для приметы...
А впрочем, я забыл, что вам,
Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли...
Его, за смертью адресата,
Между собой мы вслух прочли —
Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка
У вас. По общему желанью,
От имени всего полка
Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,
Как вы знакомы с новым мужем.
А старый, если и придет,
Вам будет все равно ненужен.
Что вы не знаете беды,
Живете хорошо. И кстати,
Теперь вам никакой нужды
Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал
И вас не утруждал бы снова...
Вот именно: «не утруждал»...
Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.
Мы перечли их терпеливо,
Все те слова, что для него
В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»...
Да где ж вы душу потеряли?
Ведь он же был солдат, солдат!
Ведь мы за вас с ним умирали.

Я не хочу судьею быть,
Не все разлуку побеждают,
Не все способны век любить,—
К несчастью, в жизни все бывает.

Ну хорошо, пусть не любим,
Пускай он больше вам ненужен,
Пусть жить вы будете с другим,
Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем.

Но ведь солдат не виноват
В том, что он отпуска не знает,
Что третий год себя подряд,
Вас защищая, утруждает.

Что ж, написать вы не смогли
Пусть горьких слов, но благородных.
В своей душе их не нашли —
Так заняли бы где угодно.

В отчизне нашей, к счастью, есть
Немало женских душ высоких,
Они б вам оказали честь —
Вам написали б эти строки;

Они б за вас слова нашли,
Чтоб облегчить тоску чужую.
От нас поклон им до земли,
Поклон за душу их большую.

Не вам, а женщинам другим,
От нас отторженным войною,
О вас мы написать хотим,
Пусть знают — вы тому виною,
Что их мужья на фронте, тут,
Подчас в душе борясь с собою,
С невольною тревогой ждут
Из дома писем перед боем.

Мы ваше не к добру прочли,
Теперь нас втайне горечь мучит:
А вдруг не вы одна смогли,
Вдруг кто-нибудь еще получит?

На суд далеких жен своих
Мы вас пошлем. Вы клеветали
На них. Вы усомниться в них
Нам на минуту повод дали.
Пускай поставят вам в вину,
Что душу птичью вы скрывали,
Что вы за женщину, жену,
Себя так долго выдавали.

А бывший муж ваш — он убит.
Все хорошо. Живите с новым.
Уж мертвый вас не оскорбит
В письме давно ненужным словом.

Живите, не боясь вины,
Он не напишет, не ответит
И, в город возвратясь с войны,
С другим вас под руку не встретит.

Лишь за одно еще простить
Придется вам его — за то, что,
Наверно, с месяц приносить
Еще вам будет письма почта.

Уж ничего не сделать тут —
Письмо медлительнее пули.
К вам письма в сентябре придут,
А он убит еще в июле.

О вас там каждая строка,
Вам это, верно, неприятно —
Так я от имени полка
Беру его слова обратно.

Примите же в конце от нас
Презренье наше на прощанье.
Не уважающие вас
Покойного однополчане.


(Константин Симонов. Открытое письмо. 1943)
Е. Голубинский:

"Более всего упрекают меня за то, что я сомневаюсь в достоверности повести о путешествии на Русь св. ап. Андрея. Я уже говорил прежде, что не совсем прямо высказывал сомнение в достоверности повести еще митр. Платон и что совсем прямое сомнение в ней преосв. Филарета осталось под спудом только по независящим от него обстоятельствам.

Прежде я не мог подтвердить своих слов ссылкой на документальное свидетельство, но теперь могу.

В 33-й части Прибавлений к творениям святых отцов напечатаны письма архиепископа Филарета к А. В. Горскому. В примечании к одному письму сделана выписка из цензурной бумаги об одобрении к печати Истории Филарета и в этой выписке говорится, что цензор одобрил Историю к напечатанию с условием, «если изменено будет начало § 1-го, в котором отвергается предание о проповеди Апостола Андрея на горах Киевских», — стр. 641. Пусть же негодующие на меня за мое сомнение в достоверности повести о путешествии на Русь ап. Андрея перенесут свое негодование если не на митр. Платона, то, — к чему обязываются уже документальным свидетельством, - на преосв. Филарета!

... Если бы не так называемые «независящие обстоятельства», которые особенно сильны у нас в области церковной письменности, то мы несомненно имели бы уже несколько опытов критически обработанной русской церковной истории, ибо уже первый опыт этой истории был написан митр. Платоном с некоторой критикой. Несомненно, что и последний по времени наш историк преосв. Макарий при других обстоятельствах писал бы свою Историю с иною критикою, нежели какую мы у него находим. В одном месте Истории он дважды настойчиво восклицает: «Критики, побольше критики, — вот чего надобно желать нам в истории нашей литературы»!"

http://odinblago.ru/golubinskiy_otvet


(речь об архиеп. Филарете Черниговском, историке Русской Церкви).

И снова лже-ветераны?

Прямо во время парада федеральные каналы показали крупным планом ветерана, на груди которого несовместимые медали - "За взятие Кенигсберга" и "За взятие Берлина", плюс "За освобождение Праги"

https://russia.tv/video/show/brand_id/60495/episode_id/1298837/video_id/1470983/viewtype/picture/

10 мин- 55 сек.

Третий Белорусский фронт, взявший в начале апреля 45 года Кенигсберг, к штурму Берлина и тем более Праги не привлекался...

Сведений о танковых частях, которые перебрасывались с Третьего Белорусского на Первый Украинский фронт (именно он повернул на Прагу после Берлина) найти не удалось.
Для данной темы важно: каков был принцип вручения медали "За взятие Кенигсберга".
Только частям, которые участвовали в штурме Кенигсберга?
Или же всем частям, которые когда бы то ни было заходили на территорию Восточной Пруссии?

Если верно первое, то получать ее могли только воины 3-го Белорусского. Если второе - то и Второго. Танковые части, которые передавались под Берлин, уходили только со Второго Белорусского. Но, соответственно, Кенигсберг они не брали.

Указ об учреждении медали гласил:
"Наградить медалями «За взятие Кенигсберга» всех непосредственных участников героического штурма и взятия Кенигсберга, а также организаторов и руководителей боевых операций при взятии этого города"


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%A3%D0%BA%D0%B0%D0%B7_%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B8%D1%83%D0%BC%D0%B0_%D0%92%D0%A1_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_%D0%BE%D1%82_9.06.1945_%D0%BE%D0%B1_%D1%83%D1%87%D1%80%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8_%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%B9_%E2%80%9E%D0%97%D0%B0_%D0%B2%D0%B7%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B5_...%E2%80%9C

Суть вопроса в том, кого считать "непосредственным участником героического штурма Кенигсберга".

Штурм имел место 2-9 апреля.

Те, кто воевали на дальних подступах к Кенигу или в 200 км от него, могут ли считаться "непосредственными участниками штурма"? А солдат 3 Белорусского, раненый в январе еще на границе Пруссии? Или солдат 2 Белорусского, бравший Гданьск?

Сколь широки были критерии при награждении?

Чистому все чисто

Мимо проходит девочка (2,5 годика) с мамой. Малая идет рядом с землей и обращает внимание на белое пятно птичьего помета:
"Мама, это молочко пролилось?".

Наследная принцесса



Крымский прокурор на шествии "Бессмертного полка".