?

Log in

No account? Create an account

June 21st, 2016

В воскресенье на острове Крит начался Всеправославный собор. Первый после тысячелетнего перерыва. Его подготовка заняла последние полвека, но в последний момент от участия отказались 4 из 14 существующих в мире православных церквей. В том числе РПЦ. О том, почему православным всего мира так трудно придти к согласию, размышляет диакон Андрей Кураев.

– Один из аргументов тех, кто отказался от участия – недостаточно проработанные документы. Что это за документы, на согласование которых потребовалось целых 50 лет? О чем они? Это как вступление в ВТО – надо было со всеми все согласовать – по каким правилам жить дальше?
– Да, предполагалось, что будет достигнут консенсус со всеми церквями, буквально до каждой запятой. Когда в начале 1960-х решили созывать Собор, там было 120 достаточно серьезных тем для обсуждения и решения. В том числе и о статусе этого Собора (к примеру, на каких условиях называть его Всеправославным). Предполагалось принятие кодекса церковного права, обязательного для всех (так называемого канона) – в нашем каноническом мышлении действительно полный бардак. Не говоря уж о конкретных вещах – те же посты, календарь... Как со всем этим быть? К примеру, кто когда постановил, что надо поститься именно в такой-то день (кроме Великого поста)? За тысячелетие накопилось слишком много якобы авторитетных решений, и просто привычек (безо всяких решений), с которыми стоило разобраться... Или вот еще пример – до сих пор нет единого церковного устава (лишь Болгарская церковь его прописала) богослужений для прихода, только для монастырей. А монастырский устав совершенно неприемлем для прихода. И выходит, что по сути каждый священник становится лжецом: ведь он обещал служить строго по уставу, а устава у него нет...
– Все это должно было обсуждаться на Соборе?
– Да, но потихоньку это все уходило. Предлог был странный: иерархи церквей говорили – народ этого не примет, мы не сможем это объяснить... Почему? Ведь у церквей сегодня есть газеты, телевидение, радио. Но сработала привычка прятаться за людей. Причем это некрасиво вдвойне, потому что это все описано в Евангелии. Там первосвященники еврейские говорят: народ сей невежда в законе есть. И теперь, когда в 21 веке по сути повторяют ту же фразу, возникает вопрос – а учителя ли они? Если у тебя ученик век за веком остается на второй год, так, может быть, ты плохой учитель? И не надо что-то менять «в консерватории»?

– Вы сейчас говорите про РПЦ?
– Нет, про все православные церкви.

– Почему? Ведь большинство же согласилось приехать на собор?
– Это неважно. На самом деле отказались все, потому что все отказались принимать серьезные решения, изначально выхолостив документы. А проблемы действительно есть.
У православия нет голоса, нет лица. В том смысле, что есть голоса отдельных национальных церквей, но нет консолидированного голоса всего православия.
И когда Константинопольский патриарх пытается выставлять себя в этом качестве, мы вполне понятно говорим: а с какой стати? Он глава только поместной церкви, возможно, первый среди остальных (т. е. он может первым стоять на службе, сидеть где-то в первом ряду), не более того. Но рупором православия его никто не уполномочил быть.
Он говорит – хорошо, тогда давайте Собор созовем. Для него важно, чтобы состоялось само это собрание, независимо от того, что оно решит. Важно, чтобы в истории осталось – в каноническом прецеденте – что впервые в отсутствии византийских императоров, патриарх Константинопольский смог собрать Всеправославный собор. А от документов в этой ситуации требовалось лишь одно – быть проходимыми. В противном случае их следовало выкидывать их в корзину. Что со многими документами и произошло. Так что процесс, шедший несколько десятилетий, в итоге показал: цель собрания именно в собрании, а не в содержании тех или иных решений, не в их значимости. Главным оказалось – создать формат встречи.

– Выходит, речь шла о том, кто будет главным, то есть кто станет рупором православия в современном мире?
– Идея была в том, чтобы таким голосом стал сам собор.

– А РПЦ отказалась не потому, что патриарх Кирилл хотел стать лицом православия, а не получалось?
– Нет-нет, личные амбиции кого-то далеко не главное в этой ситуации. Самое важное другое – по сути епископы, которые считают себя церковью учащей, признали: они не могут эту функцию служения выполнять. Они не могут и не хотят убеждать свою паству по каким-то серьезным вопросам. И в итоге, когда патриархи договорились между собой, все документы выхолостились.
Но Собор все равно проходит. Это ситуация, как с Олимпийскими играми – если российская команда на них не поедет, это не означает, что Игры не состоятся.
История православия началась не сегодня, и для православных людей, богословов и иерархов, очень важны прецеденты. Для того, чтобы понять, что происходит, надо понять, как это выглядит с греческой точки зрения.
Например, в 431 году состоялся Третий Вселенский собор в городе Эфес. Он был очень скандальный. Мало того, что делегация римской церкви приехала позже других. Так еще и в соседних городах заседали два разных собора, которые вели жесткую полемику, проклиная друг друга. Причем в каждом из этих полу-соборов участвовали по два патриарха (их тогда было пять, пвклбчая римского)... То есть все было очень сложно, но в итоге это все же был Вселенский собор.
Точно так же и здесь. Они вполне могут сказать: хорошо, вот мы Собор открыли, но не закрываем его. Следующая сессия может быть через месяц, а может быть через 10 лет. Приезжайте. Но важно то, что формат создан, и если кто-то не захотел (или не смог) приехать, мы потерпим, винить в этом никого не будем, но сами продолжим работу.
А вот потом, когда РПЦ все-таки вскочит в этот поезд, окажется, что он уже какое-то количество станций проехал. Без РПЦ. И какое это количество, сейчас никто не может предсказать. А участвуй РПЦ в этом соборе, мы могли бы контролировать то, что там происходит.
А там – кто его знает, может быть, греки скажут: «Ну и слава Богу, наконец-то мы избавились от этих русских, северных варваров, и без них можем принять какие-то нормальные (с их точки зрения) решения». Это не исключено.
А мы потом будем поставлены перед фактом и должны будем – если пожелаем в этом всеправославном процессе участвовать – принять эти условия. Как и с ВТО, о котором вы вспомнили в начале беседы. Мы так поздно решили туда вступить, что нам любая Перу диктовала условия.

– Получается, РПЦ сама себя сделала изгоем?
– В некотором смысле. Хорошая новость здесь только одна – накануне патриарх Кирилл послал письмо участникам Собора, в котором написал очень добрые слова, и – никаких попыток объявить собравшихся еретиками. И это очень важно – настроя на раскол в РПЦ нет.

– То есть это ошибка РПЦ, которую чем дальше, тем труднее будет исправить?
– Думаю, да. Потому что это очень странно и непонятно: те аргументы, что были высказаны, совершенно неубедительны. Во-первых, получается, мы за кого-то другого вступились, за очередных «братушек» (кто-то не стал участвовать, а мы сказали – раз не все, значит, никто). Так сказать, за компанию. Второе. У нас-то самих, выходит, нет содержательных претензий к этому Собору и его решениям. Его документы были представлены патриархом Кириллом иерархам РПЦ в феврале, они единогласно были утверждены... Так, может быть, стоило поехать туда, чтобы быть голосом, скажем, отсутствующей Болгарской церкви?

– Значит, мы упустили этот шанс?
– В том-то и дело, что шанса не было. Все было бы плохо. Речь идет только о степени плохости. Состоялся бы Собор в полном составе – он был бы позорной витриной православия: 1000 лет не собирались, собрались, чтобы сказать ни о чем. Но сейчас эта позорная витрина православия оказалась еще и разбитой.

http://sobesednik.ru/obshchestvo/20160621-andrey-kuraev-pozornaya-vitrina-pravoslaviya-okazalas-eshche

Жадность и Смерть

Почему погибли дети в Карелии? Из-за шторма? Нет, из-за тупой жадности хозяев лагеря и их чиновных подельников.
Конкретно:

"Из-за нехватки свободных мест в лагере детей буквально выгоняли в походы в реверсном режиме: пока одни были в походе, другие отсыпались".
http://riafan.ru/530828-rukovodstvo-lagerya-v-karelii-sekonomilo-milliony-na-matrasah-dlya-detei

Умно. Продать путевок на 400 человек при наличии мест только на 350 - и 50 "перепроданных" человек постоянно держать вне лагеря, во всепогодных походах. И никто не замечал несоответствия количества коек в лагере и количества завезенных детей. Как настраиваются такие очки-невидимки" у контролирующих инстанций, хорошо известно.

Дети не хотели идти в этот штормовой поход. Но механизм прокачки госзаказа был неумолим...


не в рублях, а в той валюте, что будет в ходу на Страшном Суде? С учетом инкрустации имени владельца на передней панели (ПК- "Патриарх Кирилл").

Сайт патриархии отчего-то эту фотку не поместил. Лишь Пархаев не удержался:

http://sofrino.ru/news/yubiley-evgeniya-alekseevicha-parkhaeva/

На "Свободе" о не-соборе

Михаил Соколов: Мы с Андреем Кураевым должны были беседовать о Соборе, но день в России траурный. В Карелии на Сямозере погибли дети из Москвы, 14 человек. Там видна и безответственность, и погоня за барышом, и коррупция, и много чего, о чем положено говорить журналистам. О чем положено в этом случае говорить священникам? На все воля Божья, Бог дал, Бог взял, провидение попустило или как?
Андрей Кураев: Я думаю, что лучше не говорить. А если есть люди, чьи близкие вот так нашли земную кончину, лучше обнять их в молчании. Любое слово будет фальшивым.
Михаил Соколов: Скажите, праведный гнев у вас как у деятеля церкви есть? Бывает такое? Мне кажется, воровство и прочее безобразие не приветствует церковь.
Андрей Кураев: Наверное, не приветствует. Но здесь я от имени церкви говорить не буду.
Михаил Соколов: А от себя?
Андрей Кураев: лично у меня такие возмущения постоянно бывают. Но, к сожалению, та же самая коррупция — это часть византийской православной традиции.
Михаил Соколов: И что, с ней ничего поделать нельзя в России?
Андрей Кураев: Это настолько прижитой, вжившийся, въевшийся грех, что он почти что от нашей идентичности не отделим. Для этого даже хорошие слова придуманы, взятка, в византийском языке это «евлогия» - благословение. Это если священник, епископ давал чиновнику — это называлось евлогия, в мешочке, в кошельке.

Михаил Соколов: Просто я помню, в старой России отличали мздоимство от лихоимства. Лихоимство — это когда берут и не делают, мздоимство — когда берут и делают. Мне кажется, сейчас одного побольше, как-то не делают.
В этом смысле эта трагедия показывает нам, как все уязвимо, как уязвим человек, особенно ребенок, в условиях государства, которое не выполняет свои собственные обязанности.
Андрей Кураев: Мне пока трудно заниматься политическим или богословским анализом на фоне этой беды. Просто очень жалко даже не столько детей, сколько родителей. Представить, что с твоим ребенком такое произошло. Кстати, почему в Москве траур не объявлен?

Михаил Соколов: В Москве и Карелии объявлен, в России в целом не объявлен. Видимо, это «добрые» такие традиции, когда считают, сколько погибло и ранжируют.
Андрей Кураев: Я думаю, смерть одного ребенка за трех взрослых можно считать.
Михаил Соколов: Это власти решают. Я сегодня много смотрел в интернете, что люди на эту тему пишут.
Андрей Кураев: В новостях главное ожидание футбольного матча.Read more...Collapse )Михаил Соколов: Вы нас успокаиваете. Я хочу о внутренней вашей повестке дня спросить. Несколько видных деятелей, Георгий Митрофанов, Петр Мещанинов, Сергей Чапнин, Андрей Зубов и другие, они как-то отодвинуты от церковной деятельности. Что это значит?
Андрей Кураев: Это означает, что патриарху Кириллу не нужны собеседники. Он себя считает самодостаточным и единственным голосом церкви, время дискуссий, по его мнению, прошло, это неинтересно. У него один собеседник, его зовут Владимир Владимирович Путин.
Как однажды патриарх сказал мне: «Не портите мои отношения с Фурсенко». Это когда я активно принимал участие в дискуссиях по поводу преподавания основ православной культуры в школе, в те годы министерство давило за то, чтобы избирали что угодно, только не основы православной культуры в школах. Я об этом в своем блоге и статьях писал. Это одна из последних моих бесед с патриархом, это было на Пасху 2010 года. Только что вышел мой учебник, я его передал патриарху на Пасху, все духовенство Москвы собирается его поздравить, я тоже, патриарх всем дарит пасхальное яичко. Когда подходит моя очередь, он мне сквозь зубы, не давая яичко, говорит: «Не портите мои отношения с Фурсенко», который тогда был министром образования. Я понял, что это главное, не то или иное дело, а главное не портить отношения с властью.
Поэтому кто такие Митрофанов, Зубов, Кураев? Если их выступления были замечены там и вызвали тень неудовольствия, значит надо расстаться. Это очень интересная черта нашей церковной жизни, далеко не при патриархе Кирилле сложившаяся, а намного раньше. У нас нет корпоративной солидарности, генерал не защищает своих офицеров. И это во всей церкви, во всех епархиях. Если какой-то священник вызвал тень неудовольствия какого-то значимого для епископа лица, губернатора или серьезного спонсора, епископ превентивным образом раздавит этого священника, а не будет его защищать. Вспомним случай с одним священником в Чите, который побывал в колонии у Ходорковского.
Михаил Соколов: Разжаловали быстро.
Андрей Кураев: Мгновенно. Хотя, что он сказал? Он всего лишь навсего отказался освящать: я этот дом пыток освящать не будут. И это повод для лишения сана? Фантастика совершенно.
Михаил Соколов: Да, это очень печальный момент, что происходит такое осерение церковной среды. http://www.svoboda.org/content/transcript/27809544.html
http://www.sova-center.ru/religion/news/authorities/legal-regulation/2016/06/d34831/

20 июня 2016 года Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, рассмотрев поправки к законопроекту Озерова и Яровой, предложил принятьзакон во втором чтении.

Текст законопроекта ко второму чтению включает, в частности, предложение внести поправки в закон «О свободе совести» (ст. 8 законопроекта Озерова - Яровой), касающиеся миссионерской деятельности.

Авторы законопроекта предлагают внести отдельную главу «Миссионерская деятельность», понимая миссионерство как «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений, иных мест и объектов, специально предназначенных (предоставленных) для богослужений, религиозного почитания (паломничества), учреждений и предприятий религиозных организаций, кладбищ и крематориев, зданий и строений религиозного назначения, помещений образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов, а также через средства массовой информации и информационно-телекоммуникационную сеть Интернет».

К «распространению веры и религиозных убеждений в рамках миссионерской деятельности» закон относит: (1) публичное совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, (2) распространение религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов, иных предметов культового и религиозного назначения, (3) публичный сбор пожертвований на религиозные нужды, (4) проведение молитвенных и религиозных собраний и/или выступление на них, (5) проповедническую деятельность.

Закон запрещает «осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях».

Миссионеры, согласно тексту законопроекта, должны действовать от имени зарегистрированной религиозной группы или организации и иметь при себе «решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий», а также сведения о регистрации группы или организации. Иностранные граждане и лица без гражданства могут проповедовать только от имени религиозной организации и только на территории субъекта или территориях субъектов Российской Федерации, указанной в документе о регистрации как сфера деятельности религиозной организации.

Также не допускается осуществление миссионерской деятельности, цели и действия которой направлены на «нарушение общественной безопасности и общественного порядка, осуществление экстремистской деятельности, принуждение к разрушению семьи, посягательство на личность, права и свободы граждан, нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий,».

Почти нет сомнения, что поправки о миссионерстве, предложенные Озеровым и Яровой, будут приняты Думой в "тени" споров об антитеррористических поправках.

***

В одной безусловно экстремистской книге сказано, что не стоить рыть яму для другого, ибо твои грабли уже соскучились по тебе.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com