?

Log in

No account? Create an account

October 31st, 2016

Еще одна не-линейность в истории Второй Мировой:

желание уйти из одной империи, воспользовавшись ее ослаблением при войне в другой империей. И при этом ограничение своего кругозора только своим узким национальным масштабом: "независимость моего племени понад усе!".
За такие действия московской пропагандой традиционно осуждаются всевозможные "бандеры" восточной Европы.

Но Ганди - в годы войны арестованный как пособник японских союзников немецкого фюрера - все равно стал героем как советской пропаганды, так и позднейшей российской.

***
http://topru.org/49592/obyknovennyj-anglijskij-genocid/:

Официальная британская версия причины миллионов смертей от голода, искусственно созданного Британией в 1942—1943 гг., гласит следующее. Якобы во время Второй мировой войны англичане опасались вторжения в Индию со стороны японцев, продвигавшихся в этом направлении. Когда 15 января 1942 года японцы взяли Сингапур, и после чего японские войска появились на территории Бирмы, британская администрация начала принимать «меры предосторожности». Ведь граничит Бирма именно с территорией Индийской провинции Бенгалия. Эти меры были следующими: вывезти все запасы риса и все лодки, вместимостью более 10 человек. В итоге именно это и привело к массовому голоду и миллионам смертей. Японцы наступать на Бенгалию не начали, а ураган октября 1942 года привёл к большому наводнению. Помимо этого урожай 1941 года был плохим.

Когда начался голод, англичане так и не вернули запасы риса назад в Бенгалию и не предприняли никаких мер для оказания помощи голодающим. Именно эти факты и делают официальную британскую версию несостоятельной.

Причины голода в том, что японцами в Бирме была подготовлена 40 тыс. Индийская национальная армия под командованием Субхаса Чандры Боса, которая должна была войти в Бенгалию и вызвать там массовое восстание против англичан. Как в Индии ненавидели британцев, говорить не нужно. Именно поэтому англичане и подстраховались – вывезли, сознательно вывезли продовольствие (рис) и ликвидировали возможность его подвоза, и лишили население мобильности (изъятие лодок!).

«В результате вторжения японской армии в марте 1942 г. в Бирму и быстрой её оккупации война подошла к самым границам Индии. Поражение английской армии в Бирме, захват в плен части англоиндийских соединений, паническое отступление англичан в Индию — все это выявило слабую подготовку колониальной администрации к защите страны от нападения японцев, зато в свою очередь способствовало усилению политической напряженности.

В тактике Национального конгресса наметился поворот к более активным формам борьбы. В одной из своих статей, опубликованных в апреле 1942 г. в газете «Хариджан», Ганди выдвинул лозунг «Прочь из Индии!», что означало требование немедленного предоставления Индии независимости. Рабочий комитет Конгресса на своем заседании в городе Вардха (Бомбейская провинция) 6 июля принял резолюцию, в которой согласился на оборону Индии английскими вооруженными силами, но в то же время поддержал лозунг «Прочь из Индии!».

Комментируя принятую резолюцию, Ганди заявил, что борьба за ее осуществление, которая будет проходить в форме кампании массового гражданского неповиновения, может выйти за рамки ненасилия. Это была прямая угроза в адрес англичан».

После чего, видимо в рамках подготовки к «отражению японского нападения», Ганди вместе с женой был арестован и заключен в тюрьму. Где супруга Ганди умерла, а здоровье его самого было сильно подорвано. Из английской тюрьмы Махатма Ганди вышел только в 1944 году.


Англичане боялись восстания жителей Индии в тылу. Вот она – основная причина произошедшей трагедии. Ведь помимо Ганди с призывами к ненасильственному протесту, рядом в Бирме была Индийская национальная армия, а вокруг десятки миллионов НЕНАВИДЯЩИХ АНГЛИЧАН индийцев! Зона массового голода была предохранительной мерой Британии против вторжения японцев. Там, где от голода умирают миллионы, не может быть создана миллионная армия и идти туда армии вторжения – значит кормить ещё и всё население. Это неподъемная ноша. Японцы в Индию так и не пошли. А англичане сохранили контроль над Индией…

(Дл справки: В 1945 году вся подготовленная японцами Индийская национальная армия была взята в плен. Однако, опасаясь, что суд надо всеми её участниками приведёт к немедленному восстанию, британцы, решили поступить… демократично: отдать под суд военного трибунала только трех высших офицеров ИНА, из трех основных религиозных общин страны — индуса, мусульманина и сикха.)

Рис для жителей Индии – это всё, на него приходится 80 процентов потребляемых населением Бенгалии калорий.

«Цена риса в январе 1942 г. составляла 6 рупий за один монд (мера веса равная 37,1 кг), в июне того же года она подскочила до 40 рупий. Для населения результат оказался очень печальным. К июню 1943 г. цена на рис стала недосягаемой для большинства бедняков.

Безземельные крестьяне, мелкие лавочники, ткачи и ремесленники были вынуждены продавать за бесценок своим наиболее удачливым соседям домашний скарб, украшения, инструменты, одежду. Продавали даже двери и окна своих жилищ… К маю в 6 районах дельты от голода умирало все больше и больше людей, особенно в Читтагонге. В июне смертность в два раза превысила средний пятилетний уровень, а в июле — в 3-4 раза уровень, характерный для июня… Администрация Калькутты оставалась равнодушной к трагической ситуации. Это была тихая армия просящих милостыню. Многие из них умирали на улицах возле запертых амбаров, где хранился тот самый рис, который мог спасти их от голодной смерти … Уровень смертности от голода достиг пика в декабре 1943 г. Если в начале года люди гибли в основном от голода, то позже причиной смерти стали сопутствующие заболевания вроде ветряной оспы, холеры, малярии.

Правительство Бенгалии пыталось остановить волну смертей, но его методы были слишком слабыми, к тому же предпринятыми с большим опозданием. Кроме того, усилия в обстановке ожидания военных действий были рассредоточенными. Сказалась необходимость прокормить фабричных рабочих, производящих продукцию для армии, чтобы защитить Индию от вторжения японцев, которое так и не произошло. Так, из 260 000 тонн риса, закупленного государством по бешеным ценам у процветающих дельцов, 140 000 тонн пошло для нужд Калькутты и 65 000 тонн было отправлено в сельские районы Бенгалии, где тоже начался жестокий голод».

Когда говорят красиво

Созрело тут предложение к Богословской комиссии:

Коллеги, может, вы подготовите ликбезовскую справочку для Святейшего о том, что значит на вашем профессиональном теологическом языке слово "личность"? Ну или хотя бы крупным шрифтом распечатаете для него статью В. Н. Лосского "Богословское понятие личности"...

А то ведь вчера опять и снова - увлекшись полемикой с Райкиным, патриарх сказал, что "представители культуры — что они делают? Удобряют ли почву для собирания добрых плодов или сеют нечто, что способно разрушить человеческую личность?".
http://www.patriarchia.ru/db/text/4654869.html

Увы, даже ад не способен до конца разрушить человеческую личность. Он может ее лишь вечно разрушать. И этот грамматический нюанс весьма важен для православной антропологии.

За пределами грамматики - фраза из этой же проповеди "Сегодня задача Церкви — идти вперед по непростому пути, возделывая национальную почву". Почему именно национальную? Где святоотеческий прецедент именно такого понимания этой притчи?

Да и в целом предложенная экзегеза мало убедительна:

"Когда Церковь сеет семя, то есть проповедует слово Божие, ни один священнослужитель, ни один проповедник не знает, на какую почву упадет это семя. Совершенно очевидно, что сеяние семени Божиего должно сопровождаться преобразованием почвы. Чтобы почва была плодородной, она должна быть культивирована. А культивировать поле значит его вспахать, удобрить, если нужно, полить".

Если вид почвы заранее неизвестен - то как можно сразу, без исследования браться за его обработку? Так и плуг и мотыгу можно притупить или поломать о камень.

И как это почва неизвестна? А как же столь усердно имитируемая Миссионерским отделом патриархии разработка "карты миссионерского поля"? И как же быть с постоянным апостольским различением почв эллинов и иудеев?

Да, личный отзыв каждого человока, тем более на длинной целожизненной дистанции - малопредсказуем (и из поповичей порой вырастают редкие мерзавцы). Но тогда к чему этот разговор о "национальной почве"?

И как может христианский миссионер заранее, до проповеди, до бросания евангельского семени удобрить душу собеседника? Чем он должен ее вспахать?

А если он все же как-то несловесно и без Евангелия ее вспахал и подготовил к сеянию, то значит, он все же ее узнал?

Впрочем, из проповеди вообще следует, что вспахивают почвы художники и актеры.

Ну, а постоянный призыв к удобрению почвы (которого все же нет в евангельской притче) заставляет немного содрогнуться. Патриарх ведь, наверно, за все традиционное. А если традиционный способ удобрения пахоты наложить на отождествление пахоты с душой неофита, то выглядит это как призыв нагадить в душу. Что странным образом как раз совпадает с перформансами некоторых современных "художников-модернистов".
ВНЕШТАТНЫЙ ПАТРИОТ" О СЕБЕ И О ЗАПРЕТЕ НА ПРОФЕССИЮ В РАЗГАР ПЕРЕСТРОЙКИ
Юрий Митюнов /бывший агент КГБ/.

Все три дня, пока шел процесс в зале Москворецкого районного суда Москвы, было трудно отделаться от ощущения, что все происходящее сошло со страниц оруэлловского романа "1984". То же Министерство Правды, тот же словарь, где "правда" называлась ложью, порядочный человек негодяем, а донос являлся мерой измерения порядочности. В роли Министерства Правды выступало Гостелерадио СССР, приемы которого по отношению к своему сотруднику, возбудившему иск о восстановлении на работе, проявились особенно ярко.


И все-таки почему трудовой спор - иск о восстановлении на работе приобрел такое общественное звучание: на процессе присутствовали представители советской неофициальной прессы и общественно-политических клубов. Почему рассмотрение этого дела затянулось на три дня - с 15 по 19 октября 1987 года? Что привело старшего редактора отдела программ и контроля Главной дирекции программ Центрального вещания на зарубежные страны (больше известного зарубежным слушателям просто как Московское радио) Юрия Александровича Митюнова к выходу из КПСС, за что его уволили с работы?

Началась эта история 13 лет назад, 9 января 1974 года, когда Митюнову, студенту 3-го курса исторического факультета МГУ, прямо в кабинете декана Ю.С.Кукушкина было предложено офицером Комитета государственной безопасности СССР Юрием Васильевичем Вдовиным сотрудничать с этой организацией "во имя любви к Родине, верности коммунистическим идеалам и для противодействия проискам иностранных спецслужб в Московском университете". Недавний провинциал, приехавший в Москву из архангельской глубинки, активный комсомолец (его учетная карточка еще в школе была заполнена до отказа записями о различных поручениях) и воспитанный в семье в традициях глубокого почитания Государства Юрий Митюнов, не искушенный в тонкостях словаря Оруэлла, перестал быть Митюновым и стал внештатным сотрудником КГБ Котовым.

Началась "работа" с иностранцами в МГУ и других местах. "Молодое дарование" заметили, связь с ним держал подполковник Прасолов. Деятельность "Котова" была известна руководству КГБ СССР, информация ложилась на стол Л.И.Брежневу. Это не могло не вскружить голову молодому агенту. К тому же участие в романтической "невидимой войне" на благо Родины ставило студента в ряды героев "Щита и меча", "Мертвого сезона" и прочих увлекательных историй о подвигах чекистов.

Постепенно, однако, приходило ощущение чего-то нехорошего и неприличного. За словами о патриотизме все отчетливее прорисовывались интересы привилегированного класса. С большим удивлением узнавал провинциал, что представители этого класса действительно имеют невиданные для рядового советского человека доплаты, льготы, различного вида "кремлевки", которые зачастую превышают номинальную заработную плату элиты. Раньше он наивно полагал, что такого рода информация - это инсинуация и клевета пресловутых западных спецслужб, против которых он и призван был бороться под щитом и мечом КГБ.

Сам Митюнов отказывается от оплаты его "патриотических услуг", полагая, что работает ради идеи, а не ради денег. Когда же один из офицеров, работавший с ним, оказался вором и воспользовался деньгами, предназначенными агенту "Котову", то Митюнов и вовсе усомнился, начал отходить от деятельности, казавшейся ему столь патриотичной и столь увлекательной.

Он стал членом КПСС. Общественная деятельность в парткоме МГУ, Ленинском РК КПСС г. Москвы, референтура при ЦК ВЛКСМ и оконченная аспирантура тем не менее не давали возможности устроиться на работу. Восемь месяцев в поиске работы - никакого места, даже учительского, не светило, пока он не принял помощь КГБ. Лишь после этого он стал старшим инспектором в отделе анализа и статистики Совета по делам религий при Совете Министров СССР, который, как известно, "охраняет" права верующих в Советском Союзе. Практически работа в Совете требовала от каждого из его сотрудников тесного контакта с "соседями", как ласково там называют гэбистов.

Все прекрасно: заканчивается работа над диссертацией, успехи на новой работе несомненны - за полгода разгреб авгиевы конюшни, которые не трогали десятилетиями, стал членом районной избирательной комиссии. Правда, молодой сотрудник не совсем понимал, почему этот орган не выполняет тех функций, которые предусматривало даже куцее законодательство о культах 1929 года, задавал неудобные вопросы, но объяснение нашел сам председатель Совета Куроедов: "Чистая душа", - сказал он, и все поняли: поработает - испачкается.

Сомнения возникали и по другим поводам: почему, например, в избирательной комиссии считается нормальным опускать в избирательную урну ровно столько бюллетеней, сколько избирателей не пришло на избирательный участок, а иногда и больше? Почему обильный стол с выпивкой после завершения отчета райкому о том, что 99,9% избирателей проголосовало, за счет того же райкома, напоминает пир блудниц и разбойников? Почему все упорнее завистливые разговоры рядовых сотрудников Совета о взятках, которые получает к пасхальным и другим праздникам высшее руководство от князей церкви? Почему секретарша первого секретаря райкома выступает в качестве теневой предводительницы торговой сети района? И много других вопросов. Но они подавлялись - не время размышлять, надо писать диссертацию, нужно завоевать место под солнцем. Как-нибудь потом поразмышляю, почему система, которая должна быть воплощением справедливости, то и дело показывает свои гнилые и похабные стороны.

Шел 1981 год, предпоследний год брежневского периода. Махровым цветом цвели Щелоков и Чубаров, Галина с семейной шайкой, московский торговый миллионер Трегубов и многие-многие их тех, кто вскоре расплатился за свое благополучие - кто пулей, кто тюрьмой, правда, не потеснив там "обычных" зеков, ибо и лагеря для таких особые.

Сомнения накапливались, как электричество перед грозой, загонялись внутрь, и нужно было, чтоб припекло, чтоб жареный петух лично тебя клюнул.

27 июля, придя на прием в Моссовет, Митюнов-Котов, благополучный винтик системы, конформист с рудиментами совести, получил по физиономии, и этот удар сломал все его представления об относительной справедливости существующего строя. Митюнов попытался привлечь к ответственности ударившего его заместителя начальника Управления по учету и распределению жилой площади Москвы Б.В.Жукова. Однако заявления в суде "пропадали", три бесспорных свидетельства не принимались во внимание, а тогдашний секретарь МГК КПСС (ныне в ранге министра в Госстрое СССР) Пономарев заявил руководству Совета по делам религий: "Мы сотрем Митюнова в порошок, и не вздумайте его защищать".

"В порошок" не удалось, помешали три свидетеля и КГБ. "Руководство КГБ вам доверяет, Юрий Александрович", - было передано Митюнову от первого зама Андропова Г.К.Цинева.

Но сила моссоветовской мафии переломила и "доверие", и влияние депутата Верховного Совета СССР балерины Н.И.Бессмертновой, фельетониста "Правды" Шатуновского и даже прямое указание из ЦК КПСС по этому вопросу. Короли застоя правили бал и не желали считаться ни с кем.

В 1981 году Митюнова вместе с другими жильцами дома на Кузнецком мосту, где он жил, выселили для того, чтобы передать здание под заселение более приличной публики - деятелям Большого театра. Райсовет, получивший под выселение дома огромное количество площади, решил использовать ее с большей выгодой, и квартира, предназначенная Митюнову, ушла в чужие руки. И вот через год, когда Митюнов после 13-й операции в госпитале еле ходил на костылях, те, кто добивались его выселения, решили, что час настал. Когда он был в доме отдыха, квартира на Кузнецком мосту горела четырежды, и, вернувшись домой, он застал обгоревшую черную пещеру из головешек, в которую ухнуло все его имущество; остался только тощенький вещмешок да чайник, переживший пожар. Более того, именно Митюнова обвинили в организации пожара, бегавший по пепелищу секретарь Пономарев ревел: "Мы посадим в тюрьму этого негодяя!"

Митюнов остался без жилья, под угрозой ареста по обвинению в поджоге (было заявлено, что в сгоревшей квартире обнаружено даже оружие!). 20 июля 1982 года его пытались арестовать прямо на рабочем месте в Совете по делам религий. Тогда Митюнов вместе с Иваном Майоровым заперлись в одной из комнат Совета и дали телеграмму в Президиум Верховного Совета с требованием расследовать "злоупотребления бюрократов", а когда комнату пытались взять штурмом, Митюнов и Майоров заявили, что немедленно разольют канистру бензина, взятого с собой, и подожгутся.

То ли эта угроза, то ли заслуги Митюнова перед КГБ, то ли марш мира с иностранцами, шедший в ту пору по Москве, то ли случайно попавшая в руки первого заместителя Председателя Верховного Совета В.В.Кузнецова (в отсутствие Брежнева он был главой государства) телеграмма, то ли все вместе подействовало так, что когда бравый полковник милиции, уже грезивший о генеральских звездах, начал предъявлять Митюнову ультиматум о сдаче, в разговор включился полковник Романов из КГБ СССР, который спросил забаррикадировавшихся: "Чего вы хотите?" - "Справедливости", - ответили ему. После долгих переговоров полковник Романов, председатель Совета по делам религий Куроедов, его заместитель, полковник КГБ Фицев и прокурор Ленинского района Москвы Рябов подписали заявление, в котором гарантировали Майорову и Митюнову свободный выход из Совета, а также расследование злоупотреблений властью, вызвавших этот инцидент, и справедливое разрешение жилищного вопроса Митюнова.

Все кончилось благополучно. Если не считать попыток положить Митюнова в больницу, если не считать почти полугода безработицы и полуголодного существования - формально он находился в отпуске за свой счет, - если не считать новой попытки его ареста. Кончилось все прекрасно и потому, что после смерти Брежнева с вершин власти было дано указание: "Немедленно кончить эту историю и трудоустроить Митюнова!"

С 27 декабря 1982 года Митюнов стал сотрудником Гостелерадио, получил, наконец, квартиру, не был ни арестован, ни посажен в психушку. Полковник Тимашевский добродушно сказал ему: "Мы могли скрутить вас в бараний рог, но решили проявить гуманность".

Все хорошо? Да, почти. Правда, теперь из охотника Митюнов превратился в дичь, из осведомителя КГБ в объект наблюдения. Во время работы в Главной редакции радиоперехватов и после перехода в Главную дирекцию программ был написан не один десяток доносов с самыми фантастическими подробностями, касавшимися бывшего агента "Котова". Этому в немалой степени способствовало и то, что отделом КГБ, курирующим Гостелерадио, руководил бывший однокурсник Митюнова Александр Евгеньевич Гончаров, ненавидевший его лютой ненавистью Деньги, ненависть и усердие информаторов создали образ антисоветского черта с рогами. Но и к этому еще можно было привыкнуть, если бы...

Если бы не провинциальная наивность, которая заставила его поверить в лозунги, зазвучавшие с апреля 1985 года: "перестройка", "гласность", "обновление", "очищение", "демократизация"; если все остальные сотрудники Министерства Правды прекрасно понимали подлинное значение красивых слов, то Митюнов вдруг вспомнил, что обещание, данное в заявлении три года назад, - расследовать злоупотребления бюрократов, не выполнены, и вместе со свидетелями оплеухи Жукова (тот стал к тому времени начальником Управления Моссовета) начал требовать наказания моссоветовского хулигана.

Результатом настойчивых требований (около двух десятков их было направлено за несколько месяцев в различные органы) был следующий вердикт, вынесенный членом парткомиссии МКГ КПСС Овечкиным: "Митюнова мы все-таки посадим в психушку, а Майоров должен будет публично покаяться, но ни о каком служебном продвижении его речи быть не может". К этому партийно-медицинско-административному распоряжению присоединилось установление слежки за Майоровым, Митюновым, его родственниками и знакомыми. Филеры не только не скрывались, но и развлекались всякого рода эпитетами по адресу "объекта", благо объект без ноги и на костылях не мог никак им ответить. Особенно злило этих милых граждан, что инвалиду все-таки удавалось несколько раз обрезать "хвост" и уходить из-под наблюдения. Наверное, поэтому (а может быть, и с соизволения начальства) один из наиболее ретивых предупредил Митюнова, что его ждет несчастный случай, падение навстречу поезду метро.

Последним грозным признаком стало появление у Митюнова на квартире комиссии из трех врачей, которые явились к нему со странным вопросом: не хочет ли он совершить самоубийство? Получив ответ, что ни в ближние, ни в дальние планы Митюнова совершение самоубийства не входит, психиатр из комиссии все-таки очень настойчиво предлагал свою помощь в "предотвращении самоубийства". Не от падения ли навстречу поезду в метро он хотел спасти пациента?

Перспектива стать пациентом психушки не улыбалась, филеры надоели, а с ненавистью было покончено. 27 марта 1986 года старший редактор Гостелерадио СССР, пробыв в КПСС более 10 лет, его соратник и друг Майоров с таким же партстажем и мать Митюнова, Мария Григорьевна Купцова (36 лет в КПСС), подали заявления о выходе из партии. Через две недели после этого партком Гостелерадио рекомандовал уволить Митюнова с работы, массированная атака специалистов из КГБ на Майорова заставила его отойти от конфронтации, а в отношении Купцовой начали искать предлоги для увольнения из производственного объединения "Союзэнергобумпром". За год, прошедший со времени увольнения экс-агента КГБ из Гостелерадио, было многое: и охота на него бывших коллег, и натравливание милиции, которой были переданы две ориентировки на организацию провокаций и много-много всяческих угроз. Но все это старо и хорошо известно тем, кто бывал объектом работы КГБ и ссорился с властями.

Можно было бы рассказать о судебном фарсе рассмотрения иска Митюнова о востановлении на работе, можно было бы говорить о том, как косой десяток адвокатов, признавая абсолютную беззаконность увольнения по политическим мотивам, тем не менее, опасаясь за свое собственное благополучие, не брался за это дело, о том, как бывшие коллеги по Министерству Правды врали, как они в один голос заявили (и это зафиксировано в протоколах суда), что готовы выполнить любое распоряжение администрации и партийного руководства Гостелерадио, любое... но лучше это сделать в другом материале.

Заканчивая же эту историю о том, как система восстанавливает против себя своих самых лояльных сотрудников, хотелось бы обратиться к тем "внештатным патриотам", которые вступили на сомнительное поприще по мотивам наивного идеализма: завтра на моем месте можете оказаться вы, и вам очень дорого придется расплачиваться за сделанную ошибку.

Хотелось бы обратиться и к тем, кто верит в искренность деятелей перестройки. Не забывайте, что в разгар этой политики происходят такие политические процессы, как этот процесс о запрете на профессию, когда нарушаются права, зафиксированные в Конституции СССР и в советском законодательстве, не говоря о международных обязательствах, взятых на себя СССР в вопросе прав человека. Не забывайте, что перестройка - это игра, правила которой нарушаются немедленно, как только они начинают задевать интересы какого-либо бюрократического клана или даже одного деятеля. Завтра этого деятеля, этого клана может не быть и в помине, но сегодня его интересы выше любого закона, любой Конституции, любой перестройки.


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ СОВЕТСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ:

19 октября 1987 года

Москворецкий районный народный суд города Москвы в составе председательствующего народного судьи Кирьяновой Н.А., народных заседателей Хазановой Е.В. и Игнатовой А.О. с участием прокурора Бессарабской Т.А. при секретаре Шевьевой А.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-49/6 по иску Митюнова Юрия Александровича к Гостелерадио СССР о востановлении на работе, установил:

Митюнов Ю.А. работал старшим редактором отдела программ и контроля Главной дирекции программ Центрального радиовещания на зарубежные страны. По приказу 2906-к от 6 августа 1986 года он с работы был уволен по п.3, ст.254 КЗоТ РСФСР за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморальных поступков, несовместимых с продолжением данной работы.

Считая увольнение неправильным, Митюнов Ю.А. обратился в суд с иском о востановлении на работе, мотивируя свое требование тем, что аморальных поступков он не совершал, воспитательной деятельностью не занимался, а уволен за критику.

Ответчик иск не признал и показал, что на заседании бюро парткома Госкомитета СССР по телевидению и радиовещанию от 9 апреля 1986 года Митюнов Ю.А. был исключен из рядов КПСС за взгляды, несовместимые с политикой КПСС, и с учетом его личного заявления о его выходе из партии. Поведение Митюнова Ю.А., шантаж, угрозы были расценены руководством Гостелерадио как аморальные, и трудовой договор с ним был прекращен по ст.254, п.3, КЗоТ РСФСР.

Ознакомившись с материалами дела, выслушав стороны, свидетелей, заключение прокурора, полагавшего в иске отказать, суд находит иск не подлежащим удовлетворению.

В соответствии с классификационной характеристикой должностей работников организаций и предприятий системы Гостелерадио СССР работники редакционного и художественно-производственного персонала должны отвечать следующим требованиям: правильно понимать политику партии и настойчиво поводить ее в жизнь, обеспечивать строгое соблюдение государственных интересов и трудовой дисциплины, уметь убеждать, воспитывать и организовывать людей, дорожить честью работника телевидения и радиовещания.

Постановлением Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам от 16 февраля 1984 года №56 на комментаторов, выпускающих, редакторов, корреспондентов возложены воспитательные функции.

Допрошенные судом свидетели Симанчук, Лысенко, Папоян, Янбухтин показали, что взгляды Митюнова Ю.А. были не совместимы с политикой КПСС, несовместимы с нашей идеологией, высказывания его были аморальны, поведение Митюнова Ю.А. было несовместимо с деятельностью работника, выполняющего воспитательные функции, пояснив при этом, что Митюнов Ю.А. занимался шантажом, угрожая в случае увольнения передать за рубеж книгу о негативных моментах Московского радио, распространял среди иностранных специалистов фотоматериалы о якобы преследованиях его со стороны советской партийной и государственной власти.

С учетом изложенного суд считает, что у администрации Гостелерадио СССР были основания для прекращения с истцом трудового договора по п.3, ст.254 КЗоТ РСФСР.

Утверждение Митюнова Ю.А. о том, что он уволен за критику, в судебном заседании не подтвердилось.

Доводы Митюнова Ю.А. о том, что воспитательной деятельностью он не занимался, суд находит несостоятельными, поскольку истец как работник идеологической организации в силу своих служебных обязанностей занимался воспитательной деятельностью.

Ссылку Митюнова Ю.А. на то, что он является инвалидом II группы, а ответчик не принял мер к его трудоустройству, суд считает неосновательной, так как истец не отвечает требованиям, предъявленным к работникам организаций и предприятий системы Гостелерадио СССР. Руководствуясь ст.191-197 ГПК РСФСР, суд решил в иске Митюнову Юрию Александровичу о восстановлении на работе в Гостелерадио отказать. Решение может быть обжаловано в Мосгорсуде через народный суд в течение 10 дней.

Народный судья Кирьянова Н.А., народные заседатели Хазанова Е.В., Игнатова А.О.

http://messie-anatol.livejournal.com/114605.html
Про-путинские фашики ху*вэйбины, ранее чистившие театры и выставки, теперь взялись за университеты.

Увидите где этого комсомольца - плюньте ему в харю

Никита Данюк

Хотя это нынче тянет на терроризм...
Как в старом советском анекдоте:
Звери сидят в пересыльной камере, знакомятся, рассказывают, кто за что. И только петух стоит в стороне ото всех. Его отчуждение примечают и подходят:
- Петух а ты за что сел? Почто с нами не говоришь?
- Да вы-то тут просто воры, а я - политический!
- И что же ты такого политического натворил?
- Я пионэра в задницу клюнул!

***
https://lenta.ru/articles/2016/10/31/protest/

Российские вузы начали самоочистку от «деструктивных элементов».

В конце октября в Москве прошло совещание с проректорами вузов по воспитательной работе. Обсуждалось усиление патриотической составляющей в учебном процессе. О рутинном форуме никто бы и не узнал, если бы «Коммерсантъ» не опубликовал репортаж с мероприятия, где обсуждали запуск программы «Сценарии будущего России». Автор разработки — заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк — рассказал, что проект предусматривает лекции-дискуссии со студентами о нынешней политической обстановке в стране. В ходе обсуждения с аудиторией актуальных проблем лекторы берут на карандаш тех, кто критически настроен по отношению к власти и выражает несогласие с ее внешней и внутренней политикой.

«Сценарии будущего» уже успели обкатать в 50 институтах. Как подчеркнул Данюк, это позволило собрать «богатую эмпирическую базу», на основе которой были составлены справки, позволяющие «оценить протестный потенциал» студенчества и педагогов. По его словам, это ни много ни мало позволит вовремя предотвратить «цветные революции».

«В 2018 году пройдут выборы главы государства, — объяснил собравшимся в Москве проректорам-воспитателям господин Данюк. — Я услышал, что все представители вузов (находящиеся здесь — прим. «Ленты.ру») государственно ориентированы. Но, к сожалению, на уровне профессорско-преподавательского состава без стеснения происходит деструктивная пропаганда антигосударственных идей».


почти сразу после «воспитательного» форума мероприятия по зачистке стартовали именно в Иркутске. Руководство ИГУ потребовало от замдекана исторического факультета Алексея Петрова добровольно подать в отставку. В Иркутске Петров пользуется авторитетом популяризатора науки. Известно также, что он отличается вольнодумием и либеральными взглядами. Кроме просветительской работы ученый координировал движение в защиту прав избирателей «Голос», внесенное в список иностранных агентов. А в начале лета даже встречался с послом США в России Джоном Теффтом, побывавшим в Иркутске в рамках частного турне по российской провинции. Все высокопоставленные лица региона во время визита американца срочно уехали в командировки или заболели.

После его «дипломатического» демарша в Минобрнауки и в ректорат ИГУ начали поступать анонимки от одного патриотически настроенного и очень бдительного гражданина. Заявитель просил обратить внимание на «иностранного агента в образовании», который не любит Россию, а на лекции к студентам (будущим политологам) приводит представителей разных политических партий, а не только правящей.

Также анонимный патриот (позже выяснилось, что это Сергей Позников — глава «Национально-освободительного движения Иркутска») докладывал, что зачастую доцент Петров «вместо того, чтобы присутствовать на занятиях, находится в других местах». Анонимкам сперва не давали хода, но, как выяснилось, придерживали до поры до времени. Недавно стало известно, что либеральным доцентом заинтересовалась региональная прокуратура. В результате проверки выяснилось: на сегодняшний день уже удалось обнаружить в расписании Петрова четыре прогула. Доказательств подрывной, экстремистской и иной антигосударственной деятельности пока не выявлено. Непонятно, какое отношение к деятельности прокуратуры имеют прогулы, но расследование еще не закончено. Объяснения, что это нормальная практика, когда педагоги в случае необходимости обмениваются учебными часами, — не прошли.

«Мы 28 октября провели собрание сотрудников исторического факультета, — говорит преподаватель ИГУ Сергей Шмидт. — Присутствовали 40 человек — практически половина коллектива. Прозвучало несколько речей в том духе, что это вопрос нашего самоуважения. Русская история учит: сегодня ты не заступился за другого, завтра сам окажешься на его месте. Мы составили письмо в ректорат, просим не применять за дисциплинарные нарушения к Петрову высшую меру наказания — увольнение».

Ректор Иркутского госуниверситета Александр Аргучинцев ходатайствующим ученым ответил: проверка в отношении Петрова продолжается, однако поскольку руководство университета не хочет крови, то до завершения прокурорской ревизии дает доценту возможность уйти по собственному желанию. В противном случае ему может грозить увольнение по статье Трудового кодекса.


«Факт просто вопиющий и без всякой проверки, — цитирует ректора информагентство «БайкалПост». — Мы отправили письмо в транспортную полицию с просьбой дать ответ, был ли он в городе, потому что, по неофициальным данным, он не находился даже в городе, был далеко от Иркутска, не оформив никаких документов. Я, допустим, работал доцентом, у меня не было мысли уехать на четыре дня или на семь дней за границу в учебное время, вообще никак это не оформив. К сожалению, по нашим данным, это не первый раз — это было и весной. Посмотрите, он там даже в Facebook хвастался своими зарубежными поездками в учебное время без оформления документов».

«Лента.ру» попросила прокомментировать ситуацию самого «иностранного агента», кандидата исторических наук Алексея Петрова.

«Лента.ру»: Вы действительно прогуливали?

Алексей Петров: У меня была бумага о том, что в эти дни меня не будет в Иркутске. Но документ был ненадлежаще оформлен, не было визы руководителя. Однако учебный процесс не пострадал — все занятия были перенесены, а лекции прочитаны по приезде. Теперь я вынужден доказывать, что перенесенные лекции и выезды из Иркутска никак не повлияли на исполнение моих обязанностей по учебным делам, научной работе, количеству научных работ. Мои объяснения, что по федеральному закону «Об образовании» моя главная обязанность — выполнять индивидуальный научный план, прокуратуру почему-то не убеждают.

Что-то знаете о рекомендациях вузам по оценке «протестных настроений» среди студентов и преподавателей?

Методических рекомендаций не поступало. Но Сибирь от Москвы далеко. Новации обычно к нам не сразу спускаются. Я читал об этом в прессе и крайне негативно отношусь к проверке преподавательского состава на лояльность. Высшая школа даже в царское время имела автономность. Когда в России появились первые партии, в том числе и либеральные, и демократические, во главе их стояли профессора и руководители крупнейших российских вузов. К вузовской науке прислушивались и никогда ее не прессинговали.

Свое возможное увольнение с этим связываете?

Я могу предполагать, что все это идет в том же тренде. В воздухе витает что-то непонятное — это точно. Подобное происходит не только в нашем регионе. В стране уже бывали случаи, когда человека из-за его взглядов вынуждали сменить не только место работы, но и место жительства.


Вас обвиняют в том, что ваши занятия проходят без должного патриотического накала: на лекциях рассказываете про оппозиционеров, а студенты позволяют себе вольнодумство и критикуют политику государства.

Я веду курсы «Избирательное право» и «Политические партии современной России». Партий у нас сегодня как минимум 75 — это и парламентские, и не парламентские. И говорить в рамках лекций только об одной, главной, как минимум странно. Что же касается умозаключений моих студентов, то, согласитесь, трудно запретить людям думать так или иначе.

Но можно же их грамотно направлять.

Мы сейчас живем в другом информационном пространстве. Студенты — мобильные люди. Все пользуются интернетом, многие путешествуют, у многих друзья живут за границей. И даже если я начну им говорить только об одной стороне вопроса, они, будьте уверены, найдут сто других источников, которые скажут им обо всех остальных сторонах. Моей задачей всегда было заставить людей мыслить, поэтому я учу студентов не бояться отстаивать свою точку зрения в публичном пространстве. На моих лекциях возникали дискуссии среди ребят, полярные мнения я слышал по самым разным вопросам. У меня нет закрытой зоны: об этом говорим, а об этом — нет. Да и на других факультетах нашего вуза я пока не слышал, чтобы студентов как-то преследовали за их мнения или навязывали им какое-то одно.

А что вы студентам рассказываете о роли России в современном мире, о геополитическом конфликте?

Я не читаю лекции о внешней политике, но у меня есть курс по отношению России к постсоветскому пространству. И мы обсуждаем очень много вопросов о взаимоотношениях России с соседями, говорим о культурных традициях, связях. Красной нитью у нас всегда проходит то, что Россия должна уметь выстраивать отношения с соседями — ведь всех нас объединяет общая история.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com