November 13th, 2016

А на русском это было бы экстремизмом




***
А у нас надо так:

"Моё публичное покаяние

Хочу признаться в очень важном для меня обстоятельстве. Сегодня в Церкви я исповедалась в том, что ругаю нашего президента, осуждаю его, обвиняю его.
Понимаю, что так больше продолжаться не может. Потому что это моя непреодоленная гордыня, безумно раздутое самомнение. Понимаю, что я по всем признакам нахожусь в самой настоящей гибельной духовной прелести, считая себя вправе судить и осуждать президента страны.
Самое лучшее, что можно сделать в этой сложившейся гибельной ситуации, это замолчать наконец, как и положено женщине. Ради страха Божия. Ради надежды на Его милость к падшим. Ради надежды на прощение и спасение. Просто замолчать.
Но предварительно публично (поскольку судила о президенте я в публичном пространстве) покаяться в этом.
Наш батюшка был в недоумении. Он спросил у меня: "Разве Церковь гонят? Разве нет возможности исповедовать веру, причащаться Святых Христовых Таин?"
И я хочу просить прощения не только у Господа Бога за духовное и мерзкое перед Его очами моё наглое прелюбодеяние с гордыми и извращающими Святое Слово Божие помыслами и собственными похотями.
Я прошу прощение у всех, кого могла ввести в заблуждение, в самый настоящий грех. Я очень надеюсь, что этот грех ещё не перешёл черту необратимости. Вот, теперь вам должно быть ясно, что мне верить нельзя. Потому что я лгала всем вам. Лгала и себе. Лгала перед Богом.
Я и есть самая что ни на есть клеветница. И могу ли быть прощена?
И всё же прошу простить.
Прошу прощения и у президента Владимира Путина. Столько грязи, сколько я на него вылила за эти несколько лет моего едва ли не сатанинского безумства, наверно, никто на него больше не выливал.
Могу сказать только одно: я ничего не знаю! Ничего!
И слава Богу!
Ведь всё, что мне нужно знать, находится рядом со мной. По неизреченной Божьей милости.
Прости меня, Господи!"


http://brill-poroshina.livejournal.com/677211.html

Как язычники учили христиан терпимости

... При Дамаскии происходит последний расцвет Афинской школы: его комментарии не только свидетельствуют о высоком уровне преподавания, но и предполагают очень высокий уровень слушателей.

В 529 году, после эдикта императора Юстиниана, Дамаский был вынужден прекратить преподавание и в конце 531 года с шестью платониками, “высшим цветом философов” (по замечанию Агафия, из чьей “Истории” известен этот эпизод), он отправляется из Афин ко двору персидского царя Хосрова (восшедшего на трон 13 сентября 531), чьим покровительством пользуется до конца 532, когда Хосров, заключив “вечный мир” с Юстинианом, добился для философовязычников разрешения находиться в пределах Византийской империи, не подвергаясь преследованиям за свои убеждения.

По версии М. Тардье, поддержанной И. Адо, к Хосрову отправился один Дамаский, который и добился внесения соответствующей статьи в текст мирного договора.

(Ю. А. Шичалин. Дамаский // Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М., 2001).