November 17th, 2016

Жизнь циркулярная

1. "Согласно требованиям Управления Московской патриархии по г. Москве, направить в секретариат викариатства прошения о предоставлении очередного отпуска на 2017 год. Прошения будут приниматься 22 ноября с.г. с 14:00 до 16:00.
При подаче прошений отцам настоятелям будут выданы карты "СОФРИНО", с помощью которых отныне каждый храм будет совершать покупки церковной утвари и прочих товаров".

И это при том, что пархаевский банк "Софрино" уж два года как покойник... Так что, вероятно, это "карты лояльности": оптовым и постоянным покупателям - скидка!

Стоит также заметить, что тут честно сказано про "товары" и "покупки", а не про "добровольные пожертвования".

Достойно примечания и упоминание о структуре патриархии, которая ранее не была засвечена в интернете: "Управление Московской патриархии по г. Москве"

***

1. "Слова и речи Первоиерарха являются основополагающими, они выражают мнение Полноты церковной"...
Из циркуляра управделами московской патриархии от 01.11.2016 года по поводу распространения томов сочинений патриарха.



А также из издательской аннотации: https://www.litres.ru/svyateyshiy-patriarh-moskovskiy-i-vseya-rusi-kirill/slovo-predstoyatelya-2009-2011-sobranie-trudov-seriya-1-tom-1/


Когда-то ради того,чтобы узнать "мнение Полноты церковной" созывались Вселенские Соборы. Сейчас всё проще.

Нью-эйджеровская "барнаульская проповедь" Святейшего тоже теперь считается "мнением Полноты церковной"? А его размышления про пассионарность? А многочисленные исторические ошибки и идеологические мифологизирования? А еще более многочисленные политические поклоны?

Как говорит один постоянный участник этого блога: "Осторожно, несертифицированный папизм!"


***
3. Несмотря на эту уже догматическую новизну, помянутая "полнота" съедется в воскресенье в Москву вовсе не для того, чтобы ее оспорить.

Напротив - своими ушатами лести они утвердят многочествуемого юбиляра в его новоявленной непогрешимости.

Кстати:

"18 ноября 2016 года в 14.00 в Патриаршем музее церковного искусства в Храме Христа Спасителя в Москве состоится открытие фотовыставки «Сын Церкви».
Фотовыставка открывает официальные мероприятия, посвященные 70-летию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
Семидесятилетие Предстоятеля ― не личное торжество, но событие, позволяющее развернуть монументальную панораму многообразного и глубокого, подчас скрытого от глаз посторонних, но важного во всех проявлениях служения Церкви. В обзоре многочисленных трудов Русской Православной Церкви и ее Предстоятеля, запечатленных в фотографии, раскрывается значение миссии Церкви и ее служения для спасения людей.

Раздел "История жизни Патриарха Кирилла до интронизации" построен на современной концепции «найденной фотографии», когда фотографические источники разного происхождения вводятся в экспозицию выставки таким образом, чтобы создать у зрителя чувство сопричастности и близости к фигуре героя повествования.

Интронизация Его Святейшества состоялась в 2009 году. Множество событий семи лет Патриаршего служения отражены в тысячах фотографий, освещающих изменения в мире и в Церкви. Задача этого раздела ― раскрыть личность Патриарха как Предстоятеля Церкви. Этот раздел ― визуальное полотно, отражающее исторические события, свидетелями которых мы являемся.

Выставка организована Пресс-службой Патриарха Московского и всея Руси. Руководитель проекта ― священник Игорь Палкин. Фотовыставка проводится при финансовой поддержке А.Р. Иванова и А.А. Золкина".
http://www.patriarchia.ru/db/text/4679795.html

Медведева-Шишова: фейковые психологи

http://2001-7.izhiza.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=640&Itemid=2

Речкунов Сергей Геннадиевич

В конце 90-х мне пришлось вплотную заниматься вопросами деструктивных религиозных культов на примере «Общества сторожевой башни» или «Свидетелей Иеговы». Я не только бывал на собраниях, но и общался со старейшинами, с простыми последователями этой секты и с людьми симпатизирующими. Мне довелось прочесть некоторое количество их литературы и обсудить ее на домашних собраниях.
К сожалению, среди православных христиан также есть попытки построить наше общество «Сторожевой башни». Я говорю о публикациях известных «православных психологов» И.Я. Медведевой и Т.Л. Шишовой.

Те из читателей этой статьи, кто знаком и с журналами Свидетелей Иеговы и с трудами Татьяны Львовны и Ирины Яковлевны, я думаю, согласятся, что труды эти схожи и по стилю, и по «всезнайству», и по авторитаризму, и по стремлению во всем видеть «козни врагов».
Я постараюсь, проиллюстрировать (хоть и бессистемно) мой протест против публицистики столь авторитетных «православных психологов».
Меня удивляет, почему никто еще не сказал ни слова критики в адрес Медведевой И.Я. и Шишовой Т.Л. кроме дьякона Андрея Кураева и нескольких людей из Интернета.
Почему я против публицистики Медведевой И.Я. и Шишовой Т.Л.?
1. В своих публикациях эти дамы часто переходят на личности и тон их публикаций хамско-поучительный.
2. Мне не нравится, что в результате публикаций от Медведевой И.Я. и Шишовой Т.Л. читатели замыкаются на некоторых вполне сомнительных и неконструктивных идеях.
4. Мне известны как минимум 2 случая, когда они действовали непорядочно и представляли общественности заведомо лживую информацию через подставных лиц.
5. Мне не нравится, что они берутся публиковать свою критику, не обсудив вопрос с критикуемым человеком и не проверив пункты обвинений. Я не увидел в их деятельности желания идти на диалог. Я понимаю, что каждый человек может иметь разные критические мнения о ком угодно, но если берет на себя ответственность высказывать эти мнения публично, то надо пытаться проговорить их в диалоге.
6. Мне не нравится, что они представляются и везде представлены как психологи, тогда как психолог из них только И.Я Медведева.
7. Мне не нравится, что они представлены как православные, поскольку у них низкий уровень церковного образования.
8. Эти дамы скорее всего не знакомы с современными церковными документами: постановлениями соборов, Социальной концепцией.
9. Мне непонятно, почему они дерзают писать на многие серьезные темы, не будучи в них в принципе компетентны.
10. Я убежден, что, проводя много времени в поездках по стране, в писании книг, они потеряли квалификацию и опыт серьезной работы с современными детьми. Если бы они были компетентны, то они бы создали серьезную реабилитационную или профилактическую программу. Дальше ругани они не пошли. Эти дамы не создали ни одной профессиональной постоянно действующей консультации по семейным, юридическим, церковным, психологическим вопросам и вопросам зависимости.
11. Мне не нравится, что в их трудах фактически невозможно найти свидетельство о Евангелии и Церкви.
12. Мне не нравится, что эти дамы «сталкивают лбами» православных людей и властьпредержащих. Они реально мешают развитию нормального диалога.
13. Мне не нравится их огульная критика всех проявлений современной культуры.
14. Меня настораживает та легкость, с которой они издают свои книги и тиражи этих книг. Встает вопрос - откуда деньги?
15. Мне не нравится их пропаганда СССР и «директивной педагогики».
16. Мне не нравится, что Медведева И.Я. и Шишова Т.Л. пишут о нас как о постоянно «прессуемых» людях, которых все ненавидят и которым все портят жизнь. Они говорят о православных как о тех, чьи права полностью попраны, но при этом все вокруг должны эти права исполнять.
17. На все неприятности они находят внешних виноватых. В их публикациях можно проследить как «мировая закулиса» борется с Православием. До сознания рядовых читателей доводятся планы по перестройке мира и христианства. Все силы мира строят козни, но только Медведева И.Я. и Шишова Т.Л. могут вполне их разгадать.
19. В публикациях Медведевой И.Я. и Шишовой Т.Л. отсутствует доказательство предложенных истин, оно заменено на псевдо доказательства, граничащее с манипулирование сознанием.
20. Мне не нравится самомнение Медведевой И.Я. и Шишовой Т.Л. Они уверены, что их авторитет покроет все промахи, слабость доказательств и отсутствие аргументации.
Попытаюсь некоторые пункты проиллюстрировать.Collapse )

ЭТО ТОЛЬКО ТРЕТЬ СТАТЬИ. ОСТАЛЬНОЕ - ПО ССЫЛКЕ ВВЕРХУ ПОСТА

"Настоящее Время"

В студии Настоящего Времени протодьякон Андрей Кураев.

— Первый вопрос: открытие памятника князю Владимиру в Москве – что это такое?
— Открытие любого памятника – это действие, которое открывает планы, мечты и представления о нормах и ценностях у тех, кто этот памятник ставит. То есть, в конце концов, это всегда памятник самим себе, может быть, лучшему, что люди в себе видят, в себе чувствуют. Вот решают поставить памятник Льву Толстому, это значит, что есть люди, которые собирали средства и изготовляли и разрешали – и эти люди считают, что чем-то хорошим в себе они обязаны Льву Николаевичу.
А вот памятник Ивану Грозному или Сталину – понятно, что их заказчики считают добром, что они СЕБЕ разрешают.
Памятник князю Владимиру – сама по себе очень хорошая вещь. В Москве такого памятника не хватало, пусть будет. Вопросы в другом. В политическом контексте и политических проекциях. В выборе места и масштаба. В художественном значении монумента. Исторической достоверности образа.
Если говорить о политическом ракурсе, ну, понятно, что теперь в Кремле у нас теперь три Владимира: один лежит, другой сидит, третий стоит около Кремля. Рисуем Владимира Первого, а в уме держим Владимира Третьего. Оба, мол, Херсонес брали. Понятно, что это борьба с Киевом: дескать, у вас там свой Владимир, а у нас свой. Это тоже просчитывается. И это древне-римская практика кражи чужих богов-оберегов: evocatio (http://diak-kuraev.livejournal.com/704921.html?thread=231873177).
Но гораздо интереснее были те речи, которые там прозвучали. Потому что сегодня у нас прямо признается, что мифы правят нашей историей. Россия – страна с непредсказуемым прошлым, и надо все время редактировать нашу историю, создавая новых героев, или, напротив, кого-то отправляя в историческое небытие.
Так вот интересно, что здесь, несомненно, это памятник мифу о князе Владимире, мифу, который до некоторой степени прописан в "Повести временных лет", первой русской летописи. Collapse )
— Можно последний вопрос, про Украину тоже? Вы знаете многих украинских священников, общины. Что могла бы Русская Православная церковь сделать для умиротворения в Украине?
— Делом доказать то, что понимают боль и обиду украинского народа. Она есть, это факт. Но нет отеческих слов. Отец должен понимать обиду, которую один из его сыновей причинил другому, даже если это обида взаимная. В семье как считается, вот Кирилл Борисович не даст мне соврать, если два брата подрались, кого назначают виновным? Старшего. Москва явно претендует на роль старшего брата, хотя хронологически младше, но если подрались старший и младший, кто более виноват и вменяем?
Наверное, отец, настоящий отец, а не просто подданный, должен был бы сказать и тем, и другим что-то такое, может быть, резко осуждающее, но уравновешивающее. Хотя бы уравновешивающее. Этих слов не было. Я думаю, что у патриарха был шанс, если бы он в феврале 2014 года помчался в Киев, хотя бы под предлогом знакомства с новыми политическими лидерами Украины: неважно, сколь законен ваш приход к власти, но он стал фактом, вы руководите страной, где живут миллионы моих пасомых, так давайте же поговорим, познакомимся и я надеюсь получить от вас гарантии свободы совести в вашей стране... Но он не поехал. Все есть в жизни нашего патриарха. Вот только Поступков нет.
http://www.currenttime.tv/a/28122176.html

Четверо на одного (ч. 1)

http://echo.msk.ru/programs/a_team/1874648-echo/#mmvideo

А.Дурново― 20 часов и 6 минут в Москве. Программа A-Team, самая сложная, самая трудная, самая непредсказуемая программа для наших гостей, которую по традиции ведут Алексеи. Сегодня это: Голубев, Соломин, Гусаров и я, моя фамилия Дурново. Наш гость сегодня дьякон Андрей Кураев. Добрый вечер!
А.Кураев― Добрый вечер.
А.Дурново― Ну что ж, начнем раз так. Есть желающие из вас, тезки? Соломин.
А.Соломин― Отец Андрей, скажите, пожалуйста, вы бы Александра Невзорова сожгли на костре?
А.Кураев― Нет, конечно же.
А.Соломин― Почему же?
А.Кураев― Ну, во-первых, всегда приятно, когда есть оппонент, с которым можно от души поругаться, поэтому, зачем же его лишаться? Во-вторых, сожжение его на костре только добавило бы дровишек в поддержку его позиции и его мнения о нас, православных христианах. Зачем же такую радость доставлять оппонентам?
А.Соломин― Вы считаете его мнение о вас, о христианах основательным?
А.Кураев― Скажем так: эти основания поставляем ему мы, причем по очень низкой цене.
А.Соломин― То есть церковь сама во многом виновата, что у Александра Невзорова…
А.Кураев― Александр Невзоров, чем отличается от Понтия Пилата или, например, императора Нерона? У тех двух государственных деятелей не было оснований для ненависти ко Христу и христианам. А за последующие века мы таких оснований породили более чем достаточно.
А.Соломин― Вы разделяете эту ответственность?
А.Кураев― Да, конечно.
А.Соломин― То есть вы отчасти тоже виноваты в том…
А.Кураев― Да, конечно.
А.Голубев― То есть вас можно, как Невзоров на таком стенде, расчленять, как он там делал с патриархом Кириллом, показывал какие органы, чего… записывать видео.
А.Кураев― Я не знаю, как он делал…
А.Голубев― Вы хотите, чтобы Невзоров с вами то же самое?..
А.Кураев― Я этого не хочу, но я просто должен честно согласиться со словами Ницше, который сказал, что на земле был только один настоящий христианин, и того распяли.
А.Голубев― А что Невзорову-то церковь сделала, что вы ему такого сделали, что он имеет основания так себя…
А.Кураев― Понятия не имею. У меня с ним были самые добрые отношения в начале 90-х, когда я участвовал в его передаче «600 секунд». И тогда его отношение и позиции были вполне даже процерковные.
А.Голубев― Но в нем кое-что поменялось…
А.Соломин― Тут противоречие сейчас: вы говорите, что у него есть основания, и говорите, что не знаете, какие у него есть основания.
А.Кураев― Нет, было спрошено о том, какие я предоставил ему для этого основания. Это я, действительно, не знаю.
А.Дурново― А какие церковь ему для этого предоставила основания? Давайте разберемся.
А.Кураев― Да, собственно говоря, и с церковью и со мной произошел один и тот же процесс: мы безобразно разжирели, растолстели за последние 25 лет.
А.Голубев― Сталина на нас нет, на церковь, правильно?
А.Кураев― Это слишком жестоко. Это как раз для меня гораздо более серьезный вопрос, чем тот, который ставит Невзоров. Почему мы ничего не научились, выйдя из страшного для церкви 20-го века? Почему мы даже не хотим ставить этот вопрос: за что, Господи?
А.Голубев― А можно тогда вопрос: какая должна быть церковь, и какой период в истории церкви, на ваш взгляд самый правильный, самый лучший и для самих христиан, и для церкви, и вообще?
А.Кураев― Мне кажется, лучше всего христианам жить так, как живут христиане в Южной Корее.
А.Соломин― Хорошо, что не в Северной.
А.Кураев― Нет, именно в Южной. Потому что это уникальнейший совершенно пример в истории, когда христианская община – она неправославная, она протестантская – но она имеет шансы стать национальной религии без помощи государства.
А.Голубев― А почему это так там происходит?
А.Кураев― Вот это, действительно, очень необычно. Потому что во всех историях других народов сначала такая, простите за жаргон, пассионарная часть населения делала свой выбор, зачастую мученический в пользу христианского Евангелия, а потом какой-нибудь князь-царь-император говорил: «Слушайте, знаете что – мне это тоже нравится. Я нахожу это для себя полезным, поэтому кто не хочет быть мне врагом, приходи завтра, — куда-то там (указывается водный источник), — приходи туда креститься», — на берег Босфора или на Днепр, или на берега Рейна и так далее. И после этого оставшиеся, скажем, 85% населения уже в обязательном порядке считают себя христианами, в общем, реально свою жизнь не очень меняя.
И никогда не было так, чтобы на этой грани 10-15 процентов не вмешивалось государство. А вот именно в Южной Корее ставится такой удивительный общенациональный эксперимент.Collapse )
А.Голубев― Если судить по вашим высказываниям, вы тоже стали гораздо более свободно себя чувствовать после того, как потеряли должность.
А.Кураев― Совершенно верно. Я рад этому.
А.Соломин― Мне кажется, что здесь другое. Мне кажется, что вы отлично понимаете законы массовой коммуникации, вы отлично знаете законы пиара. И когда вы были человеком в системе, вы позволяли себе вещи, которые позволяет себе сегодня вещи, которые позволяет депутат Милонов, например. Это во многом привлечения внимания. Вспомните историю про семинаристов…
А.Кураев― В отличие от депутата Милонова я никуда не избирался. Мне пиар не нужен был.
А.Соломин― А кто знает? Подождите. Душа человеческая — потемки.
А.Кураев― Я знаю про себя. Ни сейчас, ни раньше пиар не был мне нужен… Я не умею его конвертировать в деньги, в карьеру. Просто я думаю, что моя жизнь достаточно показала: я этого не смог и не хотел.
А.Соломин― Сейчас, когда вы не в системе, гораздо легче привлечь внимание, если начать атаковать эту систему. Я не знаю. Я говорю о том, что так получается. А уж какие у вас цели – я могу только предполагать.
А.Кураев― Моя цель всегда одна и та же. Ввсе 30 лет моей церковной жизни – честно беседовать с людьми о том, что для меня дорого. Для меня дорога церковь, когда она еще была гонима в Советском Союзе. И здесь на Арбате я еще в 88 году на улице стоял и дискутировал с кришнаитами, с атеистами, сталинистами, и так далее, убегая из семинарии и получая выговоры там.
Для меня дорога была церковь, когда в 90-е годы масса всевозможных и корейских, в том числе, сектантов понаехала сюда, и много несправедливого, на самом деле, говорили о мире православия.
Для меня дорога церковь сегодня. Да, та самая разжиревшая, набезобразившая, которая зачастую отталкивает своим хамством, своим чиновничьим видом. Я пробую сказать, что поймите, это не главное, что есть в церкви.
А.Гусаров― А что главное?
А.Кураев― Христос.
А.Гусаров― А он есть, он присутствует в этой церкви?
А.Кураев― Он есть, Он присутствует. И для меня это утешительно, что Господь терпит нас.
А.Гусаров― Патриарх Кирилл, он получил благословение выше на свою деятельность?
А.Кураев― Не знаю.
А.Гусаров― Но вот вы говорите, что присутствует…
А.Кураев― Нет, подождите, присутствие и благословение – это не одно и то же. Есть старая история, как некий монах в египетской пустыне молился в сердцах: «Господи! Какого же мерзавца ты поставил нам патриархом». В ответ Господь ему сказал: «Ты знаешь, я искал худшего по грехам вашим, но не нашел». Поэтому не надо о тождествлять Божью волю и Божье благословение. Я не скрываясь, много раз говорил за последние годы, что я считаю, что Господь дал нам такого патриарха с его особенностями, чтобы мы приобрели определенный опыт – опыт обструкции, может быть; чтобы мы лишились некоторых иллюзий личностных. Если бы не избрали патриарха Кирилла в 9-м году, то тогда еще лет 150 на церковных кухнях наша церковная интеллигенция занимались бы таким интеллектуальным онанизмом и мечтали бы, что «если бы тогда в 2009-м году избрали самого интеллектуального…»
А.Дурново― Вынужден вас сейчас прервать, потому что у нас новости и реклама. Но мы обязательно продолжим эту тему сразу после них.

Четверо на одного (ч. 2)

А.Дурново― Продолжается программа A-Team, самая неудобная программа для политических лидеров, теперь уже для всех гостей, который к нам приходят по традиции. По традиции исключительно Алексеи эту передачу ведут: Голубев, Соломин, Гусаров, Дурново. Дьякон Андрей Кураев по-прежнему напротив нас. И слово предоставляется Гусарову.
А.Кураев― Слово предоставляется мне: вы обещали до новостей, что слово будем мое. Я считаю, что очень важно, что у нас патриарх именно Кирилл, потому что, если бы не он был патриархом, то еще много лет наша бы церковная интеллигенция объясняла проблемы церковной жизни, болячки именно личностным фактором: «А вот если бы тогда самый умный митрополит стал патриархом, все было бы иначе». Сейчас уже есть возможность перейти с просопографического уровня на уровень системного анализа, то есть понять, что проблема не личности. Даже самый умный человек, а может, даже и самый добрый во главе системы такой, какой стала церковь за две тысячи лет своей истории, он далеко не все может, и он сам становится ее заложником. В общем, я думаю, что изрядную толику топлива интеллектуального топлива для этой внутренней дискуссии для меня прежде всего, подбросил удивительный фильм «Ученик».
А.Гусаров― Кирилла Серебренникова.
А.Кураев― Да, удивительный фильм. Я надеюсь, завтра получить доступ к пьесе Майенбурга – литературному источнику этого фильма – после чего еще раз посмотреть. Там вопрос, мне кажется, очень серьезный о сути нашей христианской и церковной…
А.Гусаров― А вы же поддерживали патриарха Кирилла, когда были выборы.
А.Кураев― Я и сейчас его поддерживаю и что из этого? Я искренне желаю ему много лет жизни. Ему 70 лет в это воскресенье будет праздноваться, юбилей. И я совершенно искренне буду петь ему многие лета.
А.Гусаров― У вас человеческие отношения сохранились?
А.Кураев― Нет, они не сохранились, кроме того, что я молюсь о нем, а это, естественно, человеческие отношения.
А.Соломин― По чьей вине?
А.Кураев― Ну, может быть, и по моей.
А.Голубев― Вас сам возводил в сан протодьякона.
А.Кураев― Это формальность.
А.Соломин― По-другому спрошу: почему человеческие не в смысле молитв, а в смысле, а в смысле человеческого общения отношения у вас не сохранились?
А.Кураев― Вы знаете раз, при нашей последней встрече патриарх мне выговорил, сказав: «Ну, отец Андрей, что же вы так редко заходите». И это говорит человек, окруженный пятью кордонами охраны.
А.Гусаров― Он пошутил над вами, что ли?
А.Кураев― Не знаю.
А.Соломин― Вы обиделись на эти слова?
А.Кураев― Нет, не обиделся.
А.Соломин― Они вас задели?
А.Кураев― Задели, естественно, да.
А.Гусаров― То есть это было: «Что ж вас так редко пускают ко мне?»
А.Кураев― На самом деле, только он может позвать. Так что я просто ошалел и отошел.
А.Дурново― То есть к нему нельзя просто так зайти.
А.Соломин― То есть он вас заставил подумать о том, почему он вас не хочет видеть так часто.
А.Кураев― Расскажу одну старую историю. Конец 70-х годов 20-го века. Институт философии. И была там замечательная исследовательница позитивистской философии Нина Степановна Юлина. Однажды к ней домой пришли ее коллеги по институту. Тогда считалось, что все наши философы - марксисты, что они изучают западную критику только с целью ее критики и обличения. И вот у нее в кабинете замечают портрет Карла Поппера над рабочем столом, а не Карла Маркса. То есть – главного объекта ее критики. И тут ее внучок мелкий пробегает мимо, его отлавливает кто-то из гостей и спрашивает, указывая на фото: «Ой, скажи, пожалуйста, а что это за дядя?» — «Я не знаю, но бабушка говорит, что этот дядя нас кормит». Вот, понимаете, в некотором смысле патриарх Кирилл меня кормит. Collapse )
А.Соломин― Запретить погонять… Вы на выставки пришли бы какие-нибудь, сорвали бы там картины?
А.Кураев― Не исключаю.
А.Соломин― На какие?
А.Кураев― Я не держу это в памяти, но, честное слово… Но не надо делать вид, что все эти художники – белые и пушистые. Там огромное количество свинства и откровенного говна.
А.Соломин― Хорошо, но вы просто можете называть это говном в своем блоге. Но вы говорите о том, что пришли бы и срывал картины, обливали бы их кислотной…
А.Кураев― Может быть и так.
А.Соломин― Но это не очень сообразуется с вашим образом…
А.Кураев― Я не гарантировал, что я белый и пушистый. И если есть люди, которые делают себе деньги и славу на том, чтобы хамить и делать больно другим людям…
А.Соломин― То есть вы готовы с вилами в руках, если что, идти на войну с…
А.Кураев― Насчет вил, не знаю. Вилы предназначены не для картин, а для авторов. На это я не пойду.
А.Дурново― А как же ненасилие.
А.Кураев― А ненасилие не касается карикатур.
А.Соломин― Почему не касается карикатур? Почему не касается авторов карикатур?
А.Кураев― Вот авторов это касается – ненасилие.
А.Соломин― Но, когда вы приходите, обливаете мочой, вы делаете автору больно.
А.Кураев― А он делал до этого больно другим людям, множеству.
А.Дурново― То есть мы отвечаем на зло злом, получается так.
А.Кураев― Ограничиваем зло.
А.Дурново― Злом же.
А.Кураев― На самом деле, в большинстве случаев эти так называемые акции протеста умножают зло. И не потому, что они сами по себе зло, а потому что это дурь. Потому что, на самом деле, когда на заброшенном заводе идет какая-то выставка, а вы пришли, нахамили и так далее – вы этому сделали рекламу, о которой только мечтали.
А.Дурново― А дурь, как ограничивать?
А.Кураев― Не знаю. Моих мозгов на это не хватит. Я бы очень хотел, чтобы в той же умной Московской патриархии люди собрались и устроили мозговой штурм. Я об этом умоляю громко уже не первый год. Ну, пожалуйста, давайте уже подумаем, как реагировать на это, чтобы оставаться в рамках христианской этики и в рамках закона, но при этом, чтобы не умножать негативный эффект. Ведь зачастую эти акции зачастую рассчитаны именно на гневную реакцию жителей, определенной группы зрителей. И зачем же нам следовать этому сценарию, который не мы написали и быть актерами в чужом театре?
А.Дурново― Подошло к концу наше время. Дьякон Андрей Кураев. Программа A-Team. Ровно через неделю снова в этой студии встретимся. Спасибо!
http://echo.msk.ru/programs/a_team/1874648-echo/#mmvideo

Отчет о проделанной работе

Выступление профессора богословия Андрея Кураева в РЦНК в Праге

12 ноября 2016 года в Хрустальном зале РЦНК в Праге на тему «Православие в современном мире» выступил известный российский общественный деятель, профессор богословия, протодиакон храма Архангела Михаила в Тропарёве (Москва) отец Андрей Кураев. Мероприятие организовано и проведено представительством Россотрудничества в Чехии. 

Андрей Кураев подробно рассказал об истории православия и о ситуации в православных церквах в мире и в Русской Православной Церкви (РПЦ). Высказал мнение о необходимости модернизации многих аспектов деятельности РПЦ: разделения канонических правил жизни для монашествующих, «белого» духовенства и мирян; введения новых молитв, например, для учителей, врачей, специалистов в области информационных технологий и т.д. Подчеркнул, что сегодня православная церковь, как и в первые века своего существования, снова стала городской, а многие ее правила и формы существования по-прежнему ориентированы на жизнь сельского прихода. Отметил, что еще несколько десятилетий назад подобное было невозможно, так как Русская Православная Церковь была травмирована деятельностью «обновленцев», что в итоге вылилось в прямую попытку уничтожить церковь со стороны советского государства. Сегодня, по его мнению, «эта травма преодолена». 

Выразил сожаление, что Русская Православная Церковь не приняла участия в состоявшемся в июне 2016 года в Греции Всеправославном Соборе, в котором приняли участие представители 10 из 14 поместных церквей. Объяснил это духовными причинами. В феврале с. г. состоялась встреча патриарха Московского и Всея Руси Кирилла с папой Римским Франциском, которая вызвала неоднозначную реакцию среди российского духовенство. Участие делегации РПЦ в Соборе, который должен был решать сложные канонические и богослужебные вопросы, неизбежно привело бы к усилению недовольства консервативно настроенной части духовенства, что негативно отразилось бы на внутрицерковной жизни. Поэтому Русская Церковь была вынуждена отказаться от участия в мероприятии, которая сама активно готовила с начала шестидесятых годов. 

Андрей Кураев ответил на многочисленные вопросы слушателей. В частности, согласился с тем, что непрозрачность финансовых потоков внутри церкви достаточно сильно вредит ее репутации. В качестве положительного опыта привел деятельность приходов бывшей Русской Православной Церкви за рубежом, где все финансовые вопросы открыто и гласно решаются на заседаниях приходских советов. 

Протодиакон поддержал деятельность Патриархии по массовому строительству церквей в так называемых «спальных районах» крупных городов. Подчеркнул, что для прихожан «церковь должна быть в шаговой доступности». 

На вопрос о взимании священниками платы за требы — крещение, венчание, отпевание — отметил, что такая модель финансового обеспечения прихода сформировалась в Русской Православной Церкви за последние 70 лет. Сегодня вряд ли возможен отказ от нее; так как тогда придется переводить церковь на государственное содержание, или вводить религиозный налог (как например, в Германии), или возвращать церкви имущество, конфискованное еще Екатериной II. 

Встреча с православным богословом продолжалась более 3 часов. На ней присутствовало около 100 человек. По окончании слушатели долго не отпускали отца Андрея — получили автографы на книги, фотографировались на память.
http://rsvk.cz/vystuplenie-professora-bogosloviya-andreya-kuraeva-v-rtsnk-v-prage/

... Родные стены. В этом при-посольском клубе в детстве я пропадал по субботам-воскресеньям на киносеансах. Там был даже концерт Аллы Пугачевой и моего тогда маленького братика 40 лет назад даже подводили к ней! И вот "я теперь стою на этой сцене" :)

Да, и именно в этом зале в те годы я получил первый наглядный урок политической манипуляции: "товарищи, кто против показа советского фильма?".