?

Log in

No account? Create an account

January 24th, 2017

Благочинный Халюта не нашел лучшего времени, чтобы подгадить патриархии, как в момент яростных дискуссий по Исаакию заявить, что вот еще один музей мирового значения надо срочно "оцерковить".

Людям, не знающим местности и истории, кажется, что в древнем христианском городе, связанном с крещением Руси, и монастырь должен быть древним, "градообразующим".

Но это совсем не так. После выселения греков из Крыма по приказу Екатерины и тщанием генерала Суворова православных в Крыму не осталось. Неприличная церковная пустота сих мест со временем стала очевидной для петербургских властей. И вот:

"В середине XIX в. российским императором Николаем I и Святейшим Синодом Русской Православной Церкви было решено создать в Крыму русский Афон по подобию известного центра православной монашеской жизни на греческой горе Афон. Правительственный указ от 4 мая 1850 г. предоставил возможность архиепископу Херсонскому и Таврическому Иннокентию развернуть на крымской земле восстановление многочисленных христианских святынь, а также бурное монастырское строительство. История Херсонесского монастыря начиналась с обустройства малочисленным штатом монахов и послушников скромной киновии. В центральной части древнего городища за два с половиной года были построены небольшие помещения для братии и церковь. К сожалению, этим строениям была предназначена недолгая жизнь - вскоре началась Крымская война, и Херсонесская киновия оказалась в зоне военных действий. Этот район захватили французские войска. По словам очевидцев, французы на месте монашеских келий соорудили батарею с пороховыми складами, а храм сожгли и разрушили. Непоправимый урон был нанесен древнему херсонесскому городищу, территория которого была разрыта траншеями и разорена бессистемными раскопками французов. После окончания войны Херсонесскую киновию пришлось полностью восстанавливать. На средства севастопольских купцов Петра и Михаила Телятниковых и благодаря их стараниям была построена деревянная церковь Во имя Семи Святых Священномучеников Херсонских, которую спустя три года заменил каменный храм. Позже были построены настоятельский корпус с большим числом просторных келий, трапезная, монастырская гостиница. Следует отметить, что архитектурный облик вновь строящегося монастыря у многих посетителей не вызывал одобрения. Например, директор Симферопольской гимназии, краевед и путешественник Евгений Марков после посещения Херсонесского монастыря высказал следующее мнение: "Монастырь неуютен и не имеет никакой определенной физиономии. Его дворы и немногие церкви как-то оторваны друг от друга и будто еще не выкарабкались из тысячелетнего мусора, на котором возникли".

Занимая центральную часть древнего Херсонеса, монастырь несколько лет вынужден был самостоятельно заниматься археологическими изысканиями. В значительной степени это было связано со строительными работами и обустройством территории. Естественно, что раскопки проводились не подготовленными для такого рода работ людьми. Это обстоятельство не могло не волновать Императорскую Археологическую комиссию (ИАК), осуществлявшую по всей территории России надзор за исследованиями археологических объектов.

Относительно своих планов участвовать в регулярных археологических исследованиях херсонесского городища постоянно высказывалось и Императорское Московское археологическое общество. Его председатель графиня П.С.Уварова летом 1887 г. послала на имя императора Александра III специальную Записку, в которой ярко описала бедственное состояние развалин "древнейшей святыни земли Российской" [8]. По мнению графини, основную долю вины за сложившееся положение следует возложить на тех, "которые более других должны дорожить первыми христианскими древностями народа русского" - на администрацию и монахов местного монастыря. По ее мнению, дело спасения и дальнейшего изучения "русской Помпеи" необходимо поручить одному из археологических обществ. Последнее должно устроить в Херсонесе "Археологическую станцию", средства на содержание которой можно легко получить, сократив действующий монастырь и воспользовавшись доходами от принадлежащих ему земель. Здесь следует заметить, что в Записке графини Уваровой просматривается определенная тенденциозность и желание выдать за действительное явно ложные факты. Резко негативные оценки исследовательской деятельности Одесского Общества и Херсонесского монастыря необходимы были автору Записки не столько для констатации реального положения дел, сколько для достижения желанной цели - право возглавить дальнейшее изучение Херсонеса должно быть передано Московскому археологическому обществу.

На полях Записки графини П.С.Уваровой император оставил следующее распоряжение: "Это необходимо сделать, чтобы не прослыть за варваров <...>. Представьте мне заключение, и как можно скорее, чтобы спасти все, что можно".

Раскопки начались в мае 1888 г.

С этого времени на многие годы "археологические разыскания древнего Херсонеса и его охрану взяло на себя первое в России государственное учреждение по археологии и охране памятников - Императорская Археологическая комиссия. Стационарные исследования и охрана этого уникального памятника стали единой задачей. Начало регулярных археологических исследований Херсонеса явилось естественным проявлением возросшего интереса в русском обществе к национальным святыням. Новая ступень в истории археологических "разысканий" Херсонеса явилась качественно отличной от предшествующих этапов в истории изучения памятника. По проекту министра народного просвещения И. Делянова была спущена высочайшая резолюция, согласно которой все самовольные раскопки на территории Херсонеса запрещались, виновные, замеченные в этом, подлежали наказанию в уголовном порядке; раскопки и устройство музея в Херсонесе полностью передавались в подчинение ИАК, от имени которой все исследовательские работы должен производить специалист-археолог; было предписано на археологические исследования выделить "достаточные средства".

К концу XIX - началу XX в. рост расходов монастыря стал резко сокращаться. Это было связано с тем, что с 1899 г. он был объявлен общежительным и был вынужден значительные суммы денег тратить на содержание братии. Число монахов с начала века увеличивалось и к 1907 г. достигло 33, а число послушников - 125. На монастырской усадьбе кроме величественного собора были построены большое трехэтажное здание настоятельского корпуса, две гостиницы, две бани, трапезная, оранжерея, два братских корпуса. Дальнейшее развитие монастыря осложняло производство археологических работ и вызвало многочисленные конфликты между заведующим раскопками К.К.Косцюшко-Валюжиничем и монастырской администрацией. Сохранилось донесение К.К.Косцюшко-Валюжинича в ИАК, в котором говорится о том, что "архимандрит как хозяин в монастыре не разрешает копать внутри ограды, там, где я это пожелаю" [9]. В свою очередь управление Херсонесского монастыря, отвечая на это заявление заведующего раскопками, просило "оградить монастырь от самоуправства господина Косцюшко-Валюжинича, человека инославного вероисповедания, явно недружелюбно относящегося к православному монастырю" [10].

Главной причиной подобных столкновений заинтересованных сторон являлось то обстоятельство, что монастырь считал территорию древнего Херсонеса своей усадьбой, хотя юридически земля ему и не принадлежала. ИАК относилась к этой территории как к общегосударственному памятнику уникального значения, подлежащему сплошному археологическому исследованию. Естественно, что примирения здесь не могло быть. Каждые новые раскопки монастырь считал ущемлением его законных прав, отчуждением земли. В определенной степени это было обоснованно, так как под раскопками оказалась пятая часть всей монастырской усадьбы.

http://www.voskres.ru/obiteli/hersones.htm

***

Итак, монастырь тут появился во второй половине 19 века. Появился не благодаря молитвенному подвигу пустынника-основателя, а ради политических игр петербургских чиновников.
Насажден он был довольно варварским способом - прямо на месте древних руин.

Интересно понять, как Халюта насчитал 24 вожделенных объекта недвижимости, если там их было девять ("трехэтажное здание настоятельского корпуса, две гостиницы, две бани, трапезная, оранжерея, два братских корпуса"). И сколько же из них пережили войну?



Музей с места раскопок уехать никак не может. А вот монахов, якобы "не имеющих зде пребывающего града", вполне можно было бы переселить, отстроив им бани и оранжереи в другом месте Крыма. Зачем им вести экскурсии для обнаженных туристов?

Доверить же экстерн-выпускникам одесской семинарии вести научную работу и экскурсии по раскопкам античного и во многих веках своей истории языческого города вряд ли стоит.

Особую пикантность ситуации придает то, что Халюта предлагает перевести музей в ведение зарубежной религиозной организации - УПЦ (которую он в Севастополе и представляет).

Также стоит помнить, что Князь-Владимирской собор в Херсонесе (отстроенный по решению Кабинета министров Украины) к местному монастырю не имеет никакого отношения. Он считается кафедральным собором (то есть относящимся к симферопольскому архиерею). Ни одного монаха в его штате нет.
см. http://www.hersones.org/kafedralnyj-svyato-vladimirskij-sobor-v-xersonese.html

"Как отметил Халюта, сейчас ценные экспонаты музея находятся в подвале монастыря, не приспособленного для этого, а для верующих нахождение в помещениях храма экспозиций является неприемлемым".
http://www.interfax.ru/russia/546576

А есть ли там вообще монастырь? На сайте севастопольского благочиния его следов нет. Помню, в 2001 там был скандал отцом Паисием (увы, на классическую антично-греческую тему). С той поры монастырь исчез.


***

А это - плоды халютиной жадности: первая полоса московской газеты, огромным тиражом раздаваемой в метро:


Там весьма кстати спрашивают: а крепостных крестьян, принадлежавших монастырям, не реститутнуть ли?

Как там у Щербакова про халютину уместность и тактичность:

"Отставить нервы! Что там на дворе? Опять торнадо? Плевать! Пойдем сыграем в бадминтон!"

А вот - реакция жителей Севастополя:
http://forum.sevastopol.info/viewtopic.php?t=1234247


***


Тут Халюта агитирует на выборах в Верховную раду. Его кандидат - олигарх Павел Лебедев. С 2006 по 2013 годы — народный депутат Украины трёх созывов (V—VI—VII). Первоначально был избран депутатом от Блока Юлии Тимошенко, с октября 2007 член партии Партии Регионов. Министр обороны Украины (с 24 декабря 2012 года по 27 февраля 2014). 91 место в рейтинге «Золотая сотня» при активах в $57 млн по состоянию на 2011 год.
Хотите смягчить имиджевые потери из-за Исаакия и Херсонеса?
Ну хоть разочек вступитесь не за свой кошелек, а за интересы науки. Может, молвите словечко в защиту Пулковской обсерватории?

Только, чур, не претендовать на ее приватизацию или открытие в ней "теологической лаборатории".
Достаточно отблагодарить присвоением какой-либо звезде имени патриарха Кирилла.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com