?

Log in

No account? Create an account

April 21st, 2017

Причем в собственном. В наиболее вонючем виде его производит член Высшего Церковного Совета РПЦ МП прот. Дмитрий Смирнов на 4-й минуте ролика.




Нет лучшего пути к оправданию большевистских гонений на церковь, чем призывы церковных деятелей к тому, чтобы рассовать по тюрьмам своих оппонентов и критиков. Вот ведь какое самоотверженное миссионерство: чтобы доходчиво объяснить людям сложные зигзаги своей истории, наша церковь даже готова ставить масштабные натурные эксперименты с применением все тех же граблей.

Иеговисты все же не требовали ареста православных. Так кто тут экстремист?

Суд был по иску Минюста. Министр - Коновалов. Выпускник православного Тихоновского университета.

Но, скорее всего, патриархия упустит и этот повод к тому, чтобы показать себя хоть чуточку нравственно-вменяемой корпорацией и не выразит не то что протеста, а даже недоумения по поводу приговора ВС.

***

Православие: модный приговор

Пасхальный мальчик!

Его ждали еще в конце марта, но он решил подождать до пасхальных дней.
Говорят, при трудных родах надо открыть Царские Врата. У нас уже второй мальчик рождается на Светлой Седмице, когда Врата открыты даже ночью.

Мой вклад тоже есть: я забыл вчера вечером закрыть дверью в квартиру. Вот маленький принц и вошел :)
И теперь космическая симметрия восстановлена: две внучки и два внучка.

СПАСИБО А-ше и А-ше!
"Здравствуйте, о. Андрей.
Мне бы хотелось получить ваш комментарий следующего текста:

"Религиозная организация "Вяземская Епархия Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)" в лице епархиального архиерея епископа Вяземского и Гагаринского Сергия (Зятькова Сергея Анатольевича) действующего на основании Устава, именуемая в дальнейшем "Ссудодатель", с одной стороны и Автономная некоммерческая организация по оказанию услуг в области создания и восстановления духовно-просветительских центров "Иверия" (далее - АНО "Иверия"), в лице главного бухгалтера Семеновой Елены Викторовны дальнейшем "Ссудополучатель", с другой стороны, заключили настоящий Договор..."

Но что интересно генеральным директором АНО "Иверия" является тот же самый Зятьков Сергей Анатольевич. http://www.rusprofile.ru/id/10253642

Может ли монах заниматься коммерческой деятельностью, и не есть ли это отмывание денег?"

***
Письмо было прислано мне в Вконтакте. Но на самом деле я не веду этот блог, и у меня даже нет пароля от него, так что ответить не могу.

И просто вопрос

я уже писал, что мой однокурсник по семинарии иеродиакон Иамвлих (Коник) создал сайт с обличением церковной симонии (торговли и взяточничества):

http://simonii.net/
https://vk.com/id357598630


(http://diak-kuraev.livejournal.com/1376558.html).

Вот новенькое:



Для оскорбившихся в своих РЧ советую раскрыть книгу Йозефа Ратцингера «Введение в христианство».

Тот, кто сегодня пытается говорить о проблемах христианской веры перед людьми, которые не сжились изнутри — по профессии или благодаря традиционному воспитанию — с церковным языком и церковной мыслью, очень быстро заметит всю диковинность такой затеи. Вскоре у него может возникнуть ощущение, что его ситуация довольно-таки верно описана в известной притче Киркегора о клоуне и горящей деревне.

К ней недавно вновь обратился Гарвей Кокс в своей книге «Город без Бога?».
В этой истории говорится, как в одном датском бродячем цирке возник пожар. Директор послал уже наряженного для выступления клоуна в соседнюю деревню за помощью, поскольку существовала опасность, что огонь перекинется на деревню через поле сжатого и сухого хлеба. Клоун побежал в деревню и попросил жителей, чтобы они как можно скорее отправились к горящему цирку и помогли тушить огонь. Но поселяне приняли клоуна всего лишь за превосходный трюк, чтобы заманить как можно больше народу на представление. Они аплодировали и смеялись до слез. Клоуну же было не до смеха. Тщетно заклинал он людей понять, что это не представление, не трюк, что это горькая правда, и цирк горит на самом деле. Его мольбы лишь усиливали хохот. Люди находили, что он отлично исполняет свою роль, — до тех пор, пока огонь не перекинулся на деревню. Помогать было уже поздно; деревня сгорела вместе с цирком.

Кокс рассказывает эту притчу в качестве примера нынешнего положения богослова, и в клоуне, который не смог донести свою весть до слуха людей, видит его образ. Его отнюдь не принимают всерьез в его клоунском наряде, принадлежащем Средневековью или вообще какому-то далекому прошлому. Ведь что бы он ни говорил — на нем ярлык его роли. Как бы он ни вел себя, сколь бы ни старался представить всю степень опасности, люди уже заранее знают, что он только клоун. Знают еще до того, как он заговорит, знают, что все это — только представление, которое лишь слабо связано с действительностью, а, быть может, вовсе не имеет к ней отношения. Поэтому можно спокойно слушать его, не задумываясь всерьез о том, что он говорит. Несомненно, в этом образе схвачено нечто от той гнетущей действительности, к которой принадлежит сегодня богословие и богословская речь; нечто от такой неспособности разрушить шаблоны мыслительных и языковых привычек и сделать ясным тот факт, что богословские проблемы относятся к серьезнейшим проблемам человеческой жизни.

Возможно, впрочем, что испытание нашей совести должно быть еще более радикальным. Возможно, что этот волнующий образ — сколько бы в нем ни было истинного и поучительного — все еще упрощает положение вещей. Ведь здесь дело представляется так, будто клоун, то есть богослов, обладая полнотой знания, приносит совершенно ясное сообщение. Поселяне же, к которым он бежит, то есть неверующие люди — напротив, пребывают в полном неведении и должны быть впервые научены тому, что им неизвестно. Очевидно, в таком случае клоуну нужно было бы только сменить костюм и стереть румяна с лица — и все было бы в порядке. Но действительно ли все так просто? Нужен ли нам только срок, чтобы разгримироваться, одеться в штатский костюм обмирщенного языка и безрелигиозного христианства, чтобы все \ было в порядке? Достаточно ли духовно переодеться, чтобы люди с радостью прибежали к нам и помогли тушить пожар, который, по утверждению богослова, существует и представляет опасность для всех? Я бы сказал, что такое, и в самом деле разгримировавшееся и одетое в современный штатский костюм богословие, которое часто выдвигается ныне, вполне обнаруживает наивность этой надежды. Верно: кто пытается говорить о вере среди людей, живущих нынешней жизнью и думающих по-современному — может и в самом деле показаться клоуном или же, скорее, неким выходцем из античной гробницы, который явился в наш мир в античном одеянии и с античным образом мыслей и не может ни понять этого мира, ни сам стать ему понятным. А потому, если тот, кто пытается проповедовать веру, достаточно самокритичен — он скоро заметит, что дело не в форме, не в кризисе нарядов, в которых выступает богословие. Тот, кто принимает всерьез дело богословия, распознает в чуждости людям нашего времени богословских изложений не только трудности перевода, но и небезопасность собственной веры, гнетущую власть неверия в средоточии собственного стремления к вере. Поэтому всякий, кто сегодня честно пытается дать себе и другим отчет в христианской вере, должен уразуметь, что дело вовсе не в одежде, которую нужно было бы лишь переменить, чтобы суметь успешно научить другого. Он должен будет скорее понять, что его положение вовсе не так сильно отличается от положения ДРУГИХ, как ему казалось сначала. Он осознает, что в обеих группах господствуют те же силы, хотя, разумеется, в каждой по-разному..
https://www.litmir.me/br/?b=136450

(Ратцингер – это мирское имя Папы Бенедикта XVI).
С конца 90х меня стала поражать клонированность тобольских священников. Мимика, жесты,иинтонация - все взято с местного деспота. Ограниченность образования и мысли тоже не превышающие его планку.

И вот очерк на эту тему.

http://3axap-kap-kap.livejournal.com/167674.html

Король Севера.
Пока блог Андрея Кураева вспыхивает всполохами народного негодования, где- то в далёком Тобольске презрительно и недовольно пожимает губами местный митрополит. Он всегда был такой: отстранённый и надменный, даже когда благословляет священников- протягивает лишь руку, свысока наблюдая, как прикладывается к ней очередной убогий. Владыка- хозяин, а иными словами его и назвать трудно, имеет неограниченные возможности отправить тебя с глаз долой вот прямо сейчас, независимо от того, священник ты или семинарист. Эта его властность и создаёт иллюзию, что Димитрий смотрит на тебя свысока и возвышается над тобой, и это при его- то росте: даже в белом клобуке он едва ли будет выше среднестатистического семинариста.

Архиерей лишён всякого сожаления и доказал это безжалостными отчислениями из семинарии, количество которых, возможно, приблизилось уже к полусотне. Всякое свободомыслие он безжалостно подавляет и не имеет значения, что именно стало причиной вашего порядка мыслей и поступков. Уже одно то, что вы осмелились иметь мнение, отличное от его собственного, независимо от тематики, ставит вас на самом краю трамплина, с которого вы обязательно соскочите, даже догадываясь о том, что воду из бассейна предварительно и промыслительно выкачали по указанию самого. Несколько самоубийств среди юношей- учащихся только укрепили владыку в том, что с ними необходимо быть строже, потому что они уже пришли в семинарию, надломленные родительскими ошибками и собственным греховным опытом. Грозные очи преосвященного деспота мастерски выделяют из общей чёрно- кительной массы домашних и послушных мальчиков, неспособных на критику и непокорство. Эти молодые люди, которые в другом месте вполне могли бы стать жертвами и объектами издевательств со стороны ровесников, составляют костяк его митрополии, потому что вместе с уверенностью в своей спасительной миссии, владыка привил им те же чувства, обладателем которых является и он сам, с той лишь разницей, что структура их, как бы они того не желали, никогда не приблизится к вожделенному алмазу, а навсегда останется графитово- чёрной, как, некогда, их форменные кители.

Митрополит Димитрий всегда прививал этим молодым волчатам презрение и надменность по отношению к священникам: "В епархии ни одного нормального попа нет" (воспоминания некоего introkir). Димитрий никого не любил даже из думающих преподавателей- священников, будь то иеромонах Артемий или игумен Макарий, священник Михаил Денисов или любой другой взрослый служитель. Молодые люди нужны были Димитрию, потому что он знал, вероятно, вспоминая монолог Чубука из "Школы" Аркадия Гайдара, что из этих можно слепить что угодно, какой угодно сапог стачать, чтобы пинать постылого попа, окончившего школу ещё в советское время. Вы бы видели, с каким презрением смотрела семинарская молодёжь на священников епархии! Эти розовощёкие юноши, не знавшие ни армии, ни церковной жизни, призваны были изменить епархию изнутри, превратившись в жандарма каждый. Беспрекословное подчинение начальству и слежка за товарищами всячески поощрялись, доносы были нормой. Димитрий так спешил вырастить свой собственный "гитлерюгенд", свою "швейцарскую гвардию", что проморгал, как я уже упоминал, несколько случаев суицида. Теперь многие волчата из семинаристов выросли и осели в больших городах области и автономных округов, как благочинные и настоятели. На них и возлагалась большая надежда в изменении сознания верующих по подобию волчьей стаи. Как пишет некий аноним, защитник митрополита: "Многим уже сейчас за 30ть, самостоятельные люди, есть даже политики, есть бизнесмены. Всегда был в отличных отношениях с гимназистами, общаемся со многими и сейчас". Судя по этим словам, Димитрий Капалин не ограничился насаждением своих людей в подвластной ему митрополии, большое значение он уделял воспитанию политиков и бизнесменов новой волны. Выходит, стремился обезопасить себя и построенное им государство со всех сторон.

Когда Димитрий в открытую поддержал кандидатуру в патриархи своего старшего брата, митрополита Климента, многим показалось, что час пробил. Но тобольский владыка поторопился и сделал один неверный ход, стоивший ему многих жертв: не всем его собратьям- епископам по нраву было лицезреть нарождающийся диктат братьев Капалиных, не всем хотелось склонять седые головы перед возносящимся высоко младшим, не говоря уже о старшем брате. Эта церковная "игра престолов" внушала многим архиереям опасения за свои судьбы и судьбы своих епархий. Поэтому произошла досадная утечка и чаяниям надменного митрополита не дано было сбыться. Больно отозвалось на митрополии и решение патриарха Кирилла "расчленить" вотчину младшего Капалина на несколько епархий, больно, прежде всего, финансово, потому что Димитрий всегда был сторонником неделимого Севера. Даже на выборах в губернаторы предпочтения Димитрия были на стороне Рокецкого, а не Собянина, который в 1996 году попробовал, было, через Конституционный суд добиться суверенитета для обоих округов, но суд подтвердил их подчинённость Тюменской области. Во время, предшествующее тем выборам, едва ли не каждый семинарист мнил себя рупором Димитрия и вещал о том, что "владыка советует воздержаться от голосования за Собянина, предпочитая ему проверенного Рокецкого". Так что, игры в политику давно увлекали сибирского архиерея.

Выборочность Димитрия и его предпочтения по отношению к тем, кого приблизить к себе, а кого держать на расстоянии, породило среди гимназистов и курсистов желание "войти в Фавор", быть лояльными и послушными. Взбивая эти сливки церковного и не только общества, Капалин- младший посеял среди своих подопечных чувство "братства"- мнимого или нет, оставим за рамками данной темы. Семинаристы уже тогда знали, что они не "тварь дрожащая", что они "право имеют". Вчерашние бурсаки выросли, стали известными, но до сих пор с благодарностью вспоминают свою Alma Mater и своего полубога- владыку. И они до сих пор защищают и будут защищать своего архиерея от нападок прессы, протодиакона Андрея Кураева, остальных критиков. Потому что митрополит Димитрий Капалин, на самом деле, никогда не покушался на юные тела своих подопечных. Преосвященный замах был куда шире- ему нужны были их души, их направленные стремления, построенная, благодаря этим направленным стремлениям, империя братьев Капалиных. Это уже имело место в истории, вспомним александрийскую архиепископскую династию Петра, феофила и Кирилла. Нелишним будет напомнить, к чему привела неуёмная энергия представителей этой семейной ветви- к интригам против Григория Богослова, к гонениям на Иоанна Златоустого и, впоследствии, на всех представителей антиохийской богословской школы, что привело к наипечальнейшему в истории расколу Церкви.

Есть мнение, отчасти схожее с моим. Пишет bratya_zabaday : Епископ Димитрий Капалин, запустивший этот механизм, в него особо не вмешивался. Он наградил систему своим волюнтаризмом и авторитаризмом – достаточно было того, что всякая вша, наделённая властишкой, старалась ему подражать. Димитрий мог сделать всё, что вздумается. Например, когда он увидел на руке одного воспитанника татуировку в виде чайки, то немедленно потребовал отчисления несчастного залётчика. А залётчику было лет тридцать, имел на воле жену и ребёнка, в юности служил на флоте, где и получил татушку. Таких – взрослых, самостоятельных, семейных – семинарское начальство особенно не переносило, старалось вытеснить их хотя бы на заочку. Им нужны были неоперённые дурачки, с которыми можно было делать всё, что угодно. Речь, друзья мои, идёт о некой разновидности моральной педерастии – не сексуальной, воспетой греками, это вам не питерская семинария, славная в голубом свете. Моральная педерастия доставляет гораздо больше сладкого ощущения своего величия, чем романтический однополый перепихон http://bratya-zabaday.livejournal.com/14404.html

Я не сомневаюсь, что митрополит Димитрий благополучно оправдается от обвинений в совращении несовершеннолетних. Слово и дело протодиакона уже сейчас видится проигрышным за недостатком состава преступления. Но как оправдать другое- вовлечение неокрепших молодых умов в порочную игру престолов, использование их в качестве гвардии, способной штурмовать любое противное мнение и ломать строй жизни любого инакомыслия? Полагаю, этот вопрос повиснет на сучьях всё той же судебной несостоятельности. А, между тем, молодые волчата подрастают, становятся вожаками своих стай и, время от времени, преданно воют на лунную физиономию своего преосвященного наставника, по сию пору возвышающегося над их чаяниями и устремлениями. И если нужно будет, они и жизни отдадут "за короля Севера". И это будет уже их взрослый и осознанный выбор, хотя, основания этого выбора были заложены ещё в пору их ранней юности. Так что, по одному расхожему присловию, "победителей не судят".

Вы прочитали и намерены задать автору всё тот же определяющий вопрос: "Ну и где здесь Христос? У тебя ни одного упоминания о Боге!" И я вам отвечу: а где вы во всей этой властной структуре увидели Бога или Христа Его? Те, кто искали Иисуса, давно свернули с этой дороги, именуемой Тобольская семинария и Тобольская митрополия. В некоторых был заложен механизм самоуничтожения и они или умертвили себя сами, как Виталий Чепелюк, или, как игумен Макарий Лошкарёв, погибли, пренебрегая элементарной безопасностью. Иные потеряли веру и стали теми, кем стали. Найдут ли они Христа, зависит от того, когда и как будет повержен узурпатор, на мысленных знамёнах которого изображён человек без кожи. Человек, у которого нет секретов. Человек, которого уже нет. Есть лишь король Севера с холодными стальными глазами, от взгляда которых стынет кровь в жилах.