?

Log in

No account? Create an account

July 15th, 2017

Беседа на "Свободе"

Леонид Велехов: Здравствуйте, в эфире Свобода – радио, которое не только слышно, но и видно. В студии Леонид Велехов, и это новый выпуск программы "Культ личности", которую помимо нашего интернет-канала вы можете смотреть на телеканале "Настоящее время". Эта программа не про тиранов, она про настоящие личности, их судьбы, поступки, их взгляды на жизнь.
Протодиакон, философ, богослов Андрей Кураев у меня сегодня в гостях.

(Видеосюжет об Андрее Кураеве. Закадровый текст:
Диакон Андрей Кураев – анфан террибль Русской православной церкви.
В этом идиоматическом и обычно безакцентном словосочетании в нашем случае следует сделать акцент на слове "анфан". Ужасное, но все-таки дитя. И это главное. Кураев – не сектант, не раскольник, не православный Мартин Лютер, пусть даже в перспективе. Он плоть от плоти русской православной церкви, но вот именно такой – с маленькой буквы, нормальными словами, не складывающимися в эту неблагозвучную, рычаще-цыкающую аббревиатуру РПЦ.
Он критик, иногда весьма жесткий, РПЦ: вспомним, как он сделал предметом широкой гласности гомосексуальный скандал в Казанской семинарии в 2013 году. И это стоило ему кафедры в Московской духовной академии, которой он как истинный пастырь и богослов очень дорожил.
Но в целом его жизненный и духовный путь, особенно теперь, после 2013 года, идет не то чтобы совсем независимо от РПЦ, но как будто параллельно.
Но в том-то и дело, что независимый путь и независимые рассуждения этого умного и образованного человека часто выглядят резким контрастом к деятельности РПЦ, образу мыслей и действий ее иерархов и вполне рядовых служителей. Те прокладывают свой путь на "геледвагенах" и "лендкрузерах", а отец Андрей Кураев – на мотороллере, наводящем на невольные ассоциации с евангельским осликом. Нет, он не хочет повторять в применении к православной церкви слова Мартина Лютера о церкви-блуднице, погрязшей в роскоши и разврате. Но уже наше собственное умственное сопоставление "геледвагена" и кураевского мотороллера наводит нас на предположение, что лютеровская сентенция применительно к РПЦ прозвучала бы вполне органично в кураевских устах.
Отсутствие собственного мнения по важнейшим вопросам современной общественной жизни – и при этом претензия на большую роль в этой жизни, – заискивание перед светской властью, сосредоточенность на стажании материальных благ: все это в последние десятилетия сильно дискредитировало РПЦ, дав критикам повод называть ее еще одним департаментом администрации президента Путина. И, вместе с тем, то, что есть такие люди, как отец Андрей, – люди, пользующиеся, к слову, большим авторитетом среди мыслящих верующих, – вселяет надежду, что у русской православной церкви есть шанс на духовное возрождение и будущее).

Студия
Леонид Велехов: Тут мне хочется пойти ходом прямым, как палка, биографическим, потому что в нем самом заключен некий парадокс. Вы ведь из семьи не только не религиозной, но и такой, во всяком случае, по ее положению, абсолютно марксистско-атеистической. Ваш отец был референтом главного философа-марксиста Советского Союза, академика Федосеева, имя которого мы все помним по учебникам. И мама ваша тоже из научно-номенклатурной среды.
Андрей Кураев: Должность отца, самая высокая в его карьере, называлась "ученый секретарь секции общественных наук Президиума Академии наук СССР". И при этом Федосеев просил его какие-то доклады ему готовить, помогать. А так его задача была – координация работы гуманитарных, общественных институтов Академии наук в области философии, социологии и психологии. То есть он курировал Институт США и Канады, ИНИОН, Институт философии.
Леонид Велехов: А какая-то такая идейная трещинка, рефлексии в семье были? Потому что сейчас все, кого не спросишь, оказывается, были диссидентами, и в родительской семье царил диссидентский дух... А у вас как было в этом отношении?
Андрей Кураев: Во-первых, из-за того, что отец работал в Президиуме Академии наук, дома все время была закрытая литература, то есть обзоры западной прессы, Тассовки, бюллетени АПН, закрытые записки для Политбюро, идущие из этих институтов. Поэтому у меня своеобразное отношение к этому периоду, своего рода личная обида на Политбюро.
Леонид Велехов: Почему личная?
Андрей Кураев: Потому что я знаю, что их хорошо, правильно и честно информировали. Ученые из Академии наук честно исполняли свой долг. Они честно говорили о том, что происходит в обществе, в мире, в стране.
Леонид Велехов: Неужели прямо один к одному всё?!
Андрей Кураев: Ну, не один к одному – это невозможно. Они же не пророки. Просто наши геронтократы уже не были в состоянии освоить этот массив информации и как-то реагировать. Конечно, отец тоже это видел. Высоцкий и Галич у нас дома всегда звучали. Долгие годы на самом видном месте стоял "Архипелаг ГУЛАГ", но он был обернут в суперобложку какой-то очень скучной книги по диалектическому материализму (автор – П. В. Копнин). И было понятно, что ни один гость никогда в руки не возьмет эту книгу. (Смех в студии.) Не говоря отцу я однажды все же открыл эту тайну, и книгу не-Копнина прочитал. Для меня это было потрясение. Разные враждебные голоса тоже дома звучали еще в 70-е годы. И тот круг общения, который был дома, – вел с отцом честные частные беседы. Нет, в нашем доме обаяния коммунистической идеологии не было.Read more...Collapse )
Леонид Велехов: Что означают ваши слова о том, что России в XXI веке не будет? Или, может быть, вы их пересмотрели?
Андрей Кураев: Не будет, если… Там было продолжение – при таких-то условиях. Скажем так, первое это, конечно, проблема миграционно-демографическая. Уже становится банальностью говорить о том, что к середине XXI века большинство граждан России будут исповедовать ислам. Это серьезная перемена. А штука вот в чем. Я скажу сейчас нечто очень нетолерантное.
Леонид Велехов: Давайте.
Андрей Кураев: Мне рассказывал это один священник в Белоруссии, православный, но с необычной судьбой. Он вырос в католическом селе и в католической семье и поэтому в подростковые годы ходил в костел. И ксендз говорил этой католической молодежи так: "Если мы с вами, католики, в какой-то общине, в коллективе, в селе, в меньшинстве, то мы должны требовать равноправия. Если мы на паритетных началах представлены в каком-то сообществе, мы должны добиваться преимущества. А если у нас есть преимущество, мы должны добиваться запрета всех остальных". Я боюсь, что это не просто какая-то иезуитская логика. Эта логика очень многих социально-идеологических групп, в том числе и мусульман в европейском мире. Когда они станут большинством, я убежден, они иначе заговорят. В исламе есть такие понятия, как земля война и земля мира. Земля мира – это там, где приняли ислам, а земля войны – это там, где его еще не приняли. Поэтому когда-то они скажут: это уже земля мира, то есть земля ислама. И здесь обязательно должны исполняться все наши предписания. Это весьма вероятно.
Вторая возможность деградации России – это интеллектуальное обеднение: пресловутая утечка мозгов, деградация системы образования. Это тоже реальная угроза.

Пора привыкать?




Сразу скажу: нет, не жмет.

Кто фотограф? Скажем так - достойный ученик фейк-историка Мединского. Имидж все, правда ничто.
"

Отвечаю: оказывается,

"В Париже в четверг, 6 июля, состоялись переговоры между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и его французским коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом."

И вот эта обычная новость на обычном (?) сайте сопровождается вот такой необычной картинкой.
http://newsru.co.il/world/07jul2017/par_605.html

Это из Израиля и из Газпрома такими видятся отношения России и Франции? И что сей сон значит?

"1814. Можем повторить!"?

И не подпадает ли это под закон Милонова?



(это катафалк для подчеркнутого иудея Носика)

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com