?

Log in

No account? Create an account

August 4th, 2017

http://illyabey.livejournal.com/79645.html

Деньги не пахнут: деяния Виктора Бедя в Чехии, или встреча двух остапов бендеров почти на Эльбе
Есть в Украине псевдо-доктор богословия и епископ УАПЦ, народный депутат I созыва от Народного Руха Украины, учредитель и ректор рассадника плагиата Ужгородской украинской богословской академии (еще об уровне работ в этом «вузе»), в которой, по утверждению о. Андрея Кураева, дипломы продавались. Виктор Васильевич – фигурант множества скандалов, в том числе сексуального характера, был замечен, еще и в присвоении орденов чужой Церкви.

Есть в Чехии бывший православный священник (изверженный из сана) Эвжен (Евгений) Фрейманн (Eugen Sigismund Freimann), фигурирующий во множестве скандалов. В частности, Фрейманн написал жалобу на митр. Христофора, что послужило одной из причин отставки предстоятеля ПЦЧЗС и затяжного кризиса в этой Церкви. Как и Виктору Бедю, Фрейманну приписывается некая специфика в сексуальных предпочтениях (Recidivista Josef Čáni tehdy u soudu popisoval, že šel s Freimannem po předchozí domluvě v restauraci do lesíka u Teplic. "Do lesa jsme šli proto, že mi nabídl, že mi poskytne orální sex," uvedl Čáni u soudu s tím, že mu kněz skutečně orální sex poskytl a on se mu při té příležitosti pokusil sundat z krku řetízek. – пассаж оставлен без перевода, так как противно такое переводить), а также рукоприкладство.

Красивые бирюльки
Как и Бедь Фрейманн в свое время подсуетился создать околоцерковную структуру, но не в сфере образования, а для раздачи белых плащей и красивых бирюлек для понтовитых дядечек и тетечек.
«Рыцарский орден свв. Константина и Елены» был учрежден 6 декабря 1999 г. на заседании приходского совета православной общины в г. Теплице, где в то время еще простой священник Евгений был избран духовным попечителем (duchovní správce) и высшим представителем новосозданной организации (учредительные документы).
Более чем через 6 лет, 13 марта 2006 г. митрополит Христофор, предстоятель ПЦЧЗС, признал Рыцарский орден православным братством и объявил его ставропигийным (т. е. напрямую подчиняющимся митрополиту), выходя тем самым за рамки своей компетенции, поскольку Устав ПЦЧЗС не предполагает присутствия в структуре ПЦЧЗС ни рыцарских орденов, ни каких-либо ставропигий. При этом Устав допускает существование церковных братств (со статусом юрлиц), более того, одно из них занимает чрезвычайное положение: представители Братства православной молодежи принимают участие в приходских, епархиальных собраниях и даже входят в состав советов митрополии (п. 13.2, 14.2, 17.3). А вот принятие решения об учреждении братств (как и прочих церковных организаций) Устав относит к компетенции совета митрополии (п. 13.6). По аналогии решение о признании какой-либо организации церковной также относится к компетенции совета митрополии, а не митрополита единолично. Впрочем, документ за подписью митрополита тоже надо читать правильно, ведь он признал организацию под названием «Рыцарский орден…» местной обособленной организационной единицей (místně oddělené středisko věřících) при храме Воздвижения Креста Господня в г. Теплице.
Ввиду описанной колоритности образа Евгения Фрейманна чешские журналисты вдоль и поперек изучили биографии членов его ордена. Спешу успокоить читателей, растревоженных видео, где Бедь принимает участие в посвящении новых членов ордена, масоны там не обнаружены, но есть бывшие агенты госбезопасности, люди, обвиняемые, как и сам Фрейманн, в нестандартных сексуальных предпочтениях, в сводничестве, во всевозможных аферах… Впрочем, самые любопытные из них удостоились быть отмеченными в чешской Википедии.
Есть у ордена и украинское отделение (чешскоязычная версия, англоязычную версию администраторы не осилили, украинской нет вовсе). А его члены заслуживают отдельного рассмотрения.

Священник или нет?
Как указывается в Разъяснении Св. Синода, 2 апреля 2013 г. свящ. Евгений Фрейманн был запрещен епархиальным архиереем в служении, что было подтверждено решением Св. Синода от 3 апреля 2013 г. Кстати, в этот же день митр. Христофор вышел из состава ордена. Ввиду несоблюдения запрета и создания околоцерковных структур Фрейманн был по решению Св. Синода извержен из сана 9 декабря 2013 г. В связи с пропажей церковного имущества из храма в г. Теплице на Фреймана было подано заявление в полицию.

Не мытьем так катаньем
5 сентября 2014 г. портал iDnes.cz сообщил, что Фрейманн подал документы на регистрацию двух новых структур под названиями «Чешская православная церковь» (Česká pravoslavná církev) и «Чешская ортодоксальная церковь» (Česká ortodoxní církev). Однако внимание журналистов привлекла не подача новых церквей на регистрацию, а то, что в подписных листах (законом предусмотрены подписи 300 верующих) фигурируют люди, которые ни сном, ни духом не в курсе ситуации. Сам Фрейманн подтвердил порталу факт подачи документов, но при этом обвинил ПЦЧЗС в том, что именно из-за ее вмешательства в поданные им документы попали «лишние» люди. В конце концов, минюст в регистрации отказал.

Русский след
26 мая 2015 г. на чешском портале HlídacíPes вышел материал о сайте «Теплицкий курьер» (Teplický kurýr), который вместо освещения местных событий, что ожидалось бы при таком названии, занят освещением международной политической ситуации. Но вот незадача: точка зрения редакции удивительным образом совпадает с точкой зрения российских путинских СМИ. А этот факт вызвал пристальное внимание у чешских журналистов. И они начали рыть.
Оказалось, что телефон лица, на которое было зарегистрировано доменное имя, совпадает с номером телефона Евгения Фрейманна. Совпадение? – Не думаю.

Встреча рядом с Эльбой
Поскольку в Украине репутация Бедя испорчена окончательно, он начал протаптывать дорожку на Запад, избрав для этого Чехию. Так, в конце 2015 г. иером. Афанасий Шрамко возглавил Миссию Украинской Православной Церкви в Чешской республике (устав и учредители) – официально зарегистрированную в Чехии организацию. Но поскольку от имени УПЦ выступать ему не с руки, в новостях бедевских СМИ говорится о Духовной миссии Карпатской епархии Украинской Автокефальной Православной Церкви. Хотя такой организации с точки зрения чешских регистрирующих органов, не существует. Кстати, гугл по запросу «duchovná misie karpatské eparchie» не находит абсолютно ничего. Однако духовником упомянутой миссии является Фрейманн из г. Теплице, который находится в 15 км от славной Эльбы.
Интеграция Фрейманна в Карпатскую епархию пошла дальше. По состоянию на момент написания статьи Фрейманн числился еще и руководителем отдела по межконфессиональным и международным отношениям. Более того, лишенного сана Фрейманна Бедь возвел в архимандриты (указ № 315/05-17 от 28 мая 2017 г. «за заслуги перед УАПЦ» по благословению митр. Макария).

Зачем им этот баян
Мотивация обоих достаточно ясна. Фрейманн хоть кем-то признается священником, его театрализованные представления в Ордене заполучили целого заграничного архиерея – Виктора Бедя, – что, как предполагается, должно привлечь в Орден новых адептов.
А Бедь выходит на международную арену. Конечно, дипломы его шарашкиной конторы в Европе мало кого заинтересуют, но то, что ему подчиняется «Миссия УПЦ в ЧР», наверняка греет душу. К тому же он становится востребованным как архиерей и в одном чешском райцентре. Плюс у Фрейманна можно заимствовать бренд Ордена и торговать им в Украине.

Местные в курсе
Просто цитата (пресс-релиз от 16.09.2016 г.): «Українські товариства в Чеській Республіці дистанціюються від діяльності деяких нібито керівників місії Карпатської єпархії Української Православної Церкви в Чеській Республіці, представники українських товариств відхиляють і не приймають жодних нагород, дипломів та інших документів, які їм були або могли б бути надані в односторонньому порядку. Українські товариства у Чеській Республіці діють передусім відповідно до цивільного принципу, і не можуть ідентифікувати себе із маніпулятивними процедурами, які були їм нав'язані в цьому контексті. Крім того, українські товариства в Чеській Республіці зазначають, що їм не відома мета вказаних нібито представників місії в Чеській Республіці».

Карманные НГО
Также Фрейманн числится председателем в следующих организациях:
1. «Ассоциация православных христиан в Чешской республике» (Asociace pravoslavných křesťanů v České republice, создана 20.05.2013 г., зарегистрирована 01.01.2014 г.), адрес: Zelená 2853, 415 01 Teplice.
2. «Православные христиане в Мосте» (Pravoslavní křesťané v Mostě, существует с 27.12.2013 г., зарегистрирована 01.01.2014 г.), адрес: Horská cesta 1222/22, 419 01 Duchcov.
2. «Ездра» (EZDRÁŠ, создана 06.10.2004 г., зарегистрирована 01.01.2014 г.), адрес:
Zelená 2853, 415 01 Teplice.
А в «Кирилло-Мефодиевском благотворительном фонде», учрежденном православной общиной в г. Теплице, Фрейманн числится директором и членом правления (см. отчет за 2014 г.). Занятно, что уставный фонд этой организации состоит из мраморной римско-католической дарохранительницы стоимостью в 720 тыс. крон, которая на самом деле принадлежит городской общине.

Небольшой прогноз
Приняв в общение изверженного из сана Евгения Фрейманна и оставив его в качестве священнослужителя на территории Чешской Республики УАПЦ в лице Виктора Бедя вторглась на каноническую территорию другой поместной Православной Церкви и перечеркнула для себя возможность найти общий язык с ПЦЧЗС еще и по этой причине. УАПЦ стала теперь для ПЦЧЗС не только раскольнической структурой, но и захватчиком.
Полагаю, что Фрейманн сможет убедить Синод УАПЦ в своей значимости в Чешской Республике, и те сделают его епископом. Однако годика за два они побьют горшки, и Фрейманн уже в качестве епископа с собственной епархией и парой им же рукоположенных священников еще раз попытается в Чехии зарегистрировать какую-то церковь, на этот раз параллельную бедевской миссии.
Впрочем, может случиться и неожиданный для Фрейманна поворот. Но «удар» будет нанесен со стороны ПЦЧЗС, если ее Синоду всерьез изволится заняться Орденом: ведь православная община в г. Теплице, которая является учредителем Ордена – это пока структурная единица ПЦЧЗС, поэтому последняя полномочна Орден распустить. Фрейманн, конечно, в очередной раз ослушается. Однако вряд ли Синод захочет распускать организацию, которая и так не существует как юридическое лицо. Ведь что мертво – умереть не может.
Итак, чешский и украинский остапы бендеры на церковной ниве нашли друг друга. Надолго ли?

***
(в тексте много гиперссылок; за их раскрытием надо идти по ссылке в начале поста).
На каждом шагу - бездельники, нагло торгующие воздухом.



Сплошь и рядом парадоксальная ненависть к тем, за счет кого они живут. Хотят быть туристским раем, но ощущать себя обслугой "понаехавших" невмоготу.


А тем временем в Сочи:
https://www.svoboda.org/a/28657283.html

"Мне все время ставят в укор, что я слишком много рассказываю правды про экологическую ситуацию в Сочи. И здесь положение дел, на мой взгляд, было настолько ужасным, что хуже просто некуда. Те же фильтрационные воды до сих пор бегут со свалки. На их якобы очистку были выделены миллиарды рублей из бюджета Краснодарского края – но до сих пор бежит фильтрат со свалки, которую "рекультивировали". Глубоководный выпуск их в море происходит в Адлерском районе. С очистных сооружений вода должна уходить вглубь на 25 метров, но сейчас она выходит на глубине 13 метров и течение сносит все непосредственно на центральные пляжи. Информация все время поступает, что в больницы попадают люди с кишечными заболеваниями, как и в прошлые годы".

Кстати, в Абхазии очистные сооружения, не обновлявшиеся с советских времен, отравляют море не менее успешно.



Если труба оторвалась - значит, она таки есть. Адлер это собственно олимпийские объекты. Там и только там были построены новые очистные. А центр Сочи остался со своим говном.

И особо стоит отметить, что супердержава, неизменно побеждающая в танковых биатлонах, даже трубы для говна не может произвести сама - приходится импортировать из НАТО.
Венгерские солдаты в 1942 году воевали на Дону на стороне гитлеровцев.

Парни из Эстергомской Первой бронетанковой дивизии на танках «Шкода» Т-38, лётчики, пехотинцы.
Посёлки Урыв и Коротояк, ожесточённые бои, полный разгром. Неофициальный приказ Ватутина: «Венгров в плен не брать». Более 30 тысяч мадьяр, навсегда оставшихся в донских степях.

Среди погибших — лётчик Иштван Хорти, сын Регента страны Миклоша Хорти. Среди выживших — танкист Ференц Косоруш.

Спустя два года полковник Косоруш, получив разрешение от регента Хорти, поднимет на рассвете свою дивизию, и его танки пойдут на Будапешт. Спасать уцелевших евреев.

Понимаете, да?

Регулярная воинская часть страны-участницы Оси, союзницы Гитлера, недавно оккупированной немцами, силой оружия остановила депортацию евреев в Освенцим…

Давайте разбираться, пожалуй. Выстраивать хронологию событий. Не то сказанное выше покажется слишком невероятным.

В январе 1942 года Ванзейской конференцией было одобрено принятое в политических верхах Рейха «окончательное решение еврейского вопроса» и составлен график выполнения этого решения. Конференция была чисто технической, деловой, по-немецки скрупулёзной. В реализации принятой программы значительную роль отводили местным властям тех стран, откуда евреи должны были депортироваться к местам их уничтожения. При этом, даже союзникам не сообщалась истинная цель депортаций, формально речь шла о трудовом использовании людских ресурсов.

К концу 1943 года, в целом, программа была выполнена. Большая часть евреев Восточной Европы и значительная часть евреев Европы Западной были уничтожены.

Нацистам мешали лишь две страны Восточной Европы, срывавшие так тщательно прорисованные графики: Болгария и Венгрия.

О Болгарии пусть пишет другой. Я — о Венгрии.

К марту 1944 года в Венгрии погибло около 63 тысяч евреев — расстрел в Каменец-Подольске, резня в Нови-Сад, принудительный набор еврейских мужчин в трудовые батальоны (без оружия и с лопатами на Восточный фронт — копать окопы и проходить минные поля, своими телами их разминируя) и тому подобное.

В результате принятых антиеврейских законов несколько сот тысяч человек потеряли собственность, рабочие места, средства к существованию. Уничижительная и грубая антисемитская риторика переполняла речи лидеров Венгрии, включая самого Регента Миклоша Хорти.

Однако к марту 1944 года 92% венгерских евреев было живо. Более того, через границу просачивались беженцы, и их принимали.

Что вызывало живейшую неприязнь Гитлера и нескрываемое его раздражение.
Из письма Риббентропа венгерскому руководству: «Немцы больше не могут позволить Венгрии остаться оазисом убежища, и они надеются, что премьер поймет абсолютную логичность их требований».

19 марта 1944 г. Гитлер приказывает начать вторжение немецких войск в Венгрию «с целью установления дружественного Германии правительства». Хорти вынужден подчиниться, на пост премьера назначен Дёме Стояи, бывший посол Венгрии в Германии и активный сторонник выполнения всех требований Гитлера.

Немедленно, буквально назавтра, в Будапешт приезжает Адольф Эйхман. В здании Большой Синагоги он встречается с членами будапештского юденрата. Пытается их успокоить, говорит, что вместо депортации есть возможность совершить сделку «товары в обмен на кровь»: союзники выкупят венгерских евреев за грузовики, сто евреев за один грузовик.

Немцам не нужны волнения. Немцам нужно, чтобы 200-тысячная будапештская еврейская община тихо ждала своей очереди, веря в скорое избавление.

Тем временем, тот же Эйхман с активным и радостным участием венгерской жандармерии и полиции начинает подготовку к депортации евреев Венгрии. Не он один, впрочем. В Освенциме тоже готовятся…

С 1940 по 1945 было совершено более 800 попыток побега из Освенцима. Некоторые из них удались.
В апреле 1944 г. из лагеря смерти сумели выбраться двое словацких евреев из рабочей команды — их имена Рудольф Врба (19 лет) и Альфред Ветцлер (26 лет). Парням удалось найти надёжное убежище в Словакии, и там они написали тридцатистраничный подробный отчёт. Без эмоций. Только сухие описания и факты.


В марте 1944 года в Освенциме началось оживлённое строительство. Расширялись «производственные мощности». Нацисты готовились к невиданному наплыву «контингента», который надо было переработать в кратчайшие сроки. Строилась новая, особенно длинная железнодорожная платформа. Немцы называли эту платформу «венгерским салями». Подпольный комитет Освенцима решил предупредить евреев Венгрии о том, что им грозит. И Врбе и Ветцелю помогли бежать…

Отчёт добрался до Венгрии и попал в руки лидеров еврейской общины тогда же, в апреле 1944 года. Но… руководители общины скрыли его. Видите ли, они боялись спровоцировать немцев и помешать реализации программы «товары в обмен на кровь». А один из самых влиятельных членов юденрата Рудольф Кастнер как раз в эти дни готовил «поезд спасения» для 1700 богатых будапештских евреев, и отчаянно торговался с нацистами за сумму выкупа.

Пятнадцатого мая, после двухмесячной подготовки, немцами из команды Эйхмана и сотрудничавшими с ними венгерскими организациями под руководством двух заместителей министра внутренних дел — Ласло Эндре и Ласло Баки — была начата депортация евреев.
Пока — из провинции. Будапешт не трогали.

Венгерская аристократия никогда не была филосемитской. И, наверное, в спокойное время каждый за бокалом вина или палинки не раз прохаживался по поводу «засилья евреев» в экономике страны. Но они жили с евреями бок о бок тысячелетиями. Вели вместе дела. Их предки защищали евреев от дикой жестокости крестоносцев. И, видите ли, для этих людей никогда не было пустым словом понятие «честь нации и страны».

Поэтому среди верхушки венгерской аристократии возникло — не слишком большое — общество «Венгерское братство». В него входили отпрыски лучших, знаменитейших родов. Католики и протестанты. Вдова Иштвана Хорти Илона. Сын Регента Миклош Хорти-младший даже создал подпольную канцелярию по координации действий и связывался с советским командованием. Целью «Венгерского братства» было спасение евреев.

Вот что пишет Илона: «После немецкого вторжения, когда в конце апреля или начале мая начались депортации, была образована небольшая группа «конспираторов», обменивающихся новостями, и я была в их числе. Мы собирались в разных местах…, но чаще всего в моей квартире во Дворце. Нашей целью было использование полученной информации для помощи людям, когда это было возможно, а также предоставить Регенту информацию о вещах, о которых он иначе не мог бы узнать… Я буду говорить только о тех событиях, которые я твердо помню и которые записаны кодом в моем дневнике».

Тем временем, отчёт Врбы и Ветцеля становится достоянием гласности среди союзников. К Хорти обращаются Римский Папа, король Швеции, президент Рузвельт. Второго июля по Будапешту американцы наносят первый авиаудар, и все связывают это с обращением Рузвельта.

Третьего июля Илоне, вдове Иштвана Хорти, христианский священник передаёт отчёт Врбы и Ветцеля. Прочитав, она бежит к свёкру. Поздним вечером 3 июля Хорти впервые читает отчёт. Он в шоке.

Начальник его охраны генерал-лейтенант Карой Лазар мечется, пытаясь найти хоть кого-то, верного присяге и готового исполнить приказ Регента. Все отводят глаза.

Ночь на 5 июля: полковники Толдеши и Пакши-Киш, назначенные непосредственно руководить депортацией, селятся в гостинице «Паннония» совсем рядом с еврейским кварталом. Их по очереди отвозят к Лазару, он беседует с обоими с глазу на глаз. Полковники отчитываются в полученных приказах — да, через день назначена акция.

Лазар мчится в Эстергом. Разговаривает с командиром Первой танковой дивизии Ференцем Косорушем. Он уже даже ничего не просит. Просто рассказывает.

В ночь с 5 на 6 июля танки Косоруша входят в Будапешт.

Танкисты окружают Будайскую крепость, и полковник просит срочной аудиенции у Хорти. Регент принимает Косоруша, излагающего свой план действий. И Хорти окончательно решает применить регулярные войска против собственного правительства, чтобы не дать депортировать 200 тысяч будапештских евреев.

Почему? Почему, спрашивается, представитель трансильванского дворянского рода кадровый офицер-танкист Ференц Косоруш пошёл на это рискованное предприятие? Ради чего?

Я искала ответ в венгерских, американских и русских источниках, и не находила. Нашла — в воспоминаниях жены Косоруша.

Нет, полковник не слишком любил евреев. Но вот какое дело: оказывается, ещё больше он не любил, когда нарушают конституцию. Когда граждан его страны — любых граждан! — беззаконно везут на убой. Это не могла позволить ему стерпеть честь офицера и гражданина. Чёрт подери, оказывается, есть на свете люди, для которых это не просто громкие слова, но руководство к действиям. Решительным и скорым. И мне плевать, трижды чёрт подери, на то, любил ли моих соплеменников полковник Ференц Косоруш, когда он пошёл спасать их.

Косоруш перекрывает все дороги. Ласло Баки и Ласло Эндре вышвырнуты из столицы. Все жандармские участки окружены, жандармам предписано оставаться в казармах и не высовываться. Ошеломлённые немцы, не понимая, что происходит, не вмешиваются. Депортация остановлена. Премьера Стояи сменяет другой, гораздо более достойный, человек.

Да, спустя три с половиной месяца Хорти вынуждают уйти в отставку, и к власти приходит салашистский режим. Начинаются зверские убийства евреев Будапешта: бронзовые ботинки и туфельки на берегу Дуная — страшное напоминание об этом.

Всего три с половиной месяца выиграли для евреев доблестный полковник, старый Регент и аристократы из «Венгерского братства», выловленные потом гестапо и отправленные в Маутхаузен.
Как говорил Вознесенский: «Авантюра не удалась. За попытку — спасибо».
Так?

Не так.

Потому что 9 июля 1944 года в Будапешт приезжают Рауль Валленберг, Карл Лутц, представители других держав, Красного Креста. Они начинают выдавать евреям дипломатические паспорта, и регент Хорти делает всё возможное, чтобы по этим паспортам те смогли покинуть страну. Около 120 тысяч обречённых будапештских евреев уцелели.

Как говорил уроженец Будапешта американский сенатор Том Лантос — а он знал, что говорил — если бы не танки Ференца Косоруша, Валленбергу и другим просто некого было бы спасать…

http://www.shakshuka.ru/konstituziya/4065

Источник, не в лучшую сторону переработанный указанным юзером:
http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer7/ERabinovich1.php

"В 1942 г. старый Хорти решил, что ему нужен вице-регент, и несмотря на возражения, что это похоже на создание династии, сумел убедить Парламент назначить Стефана на эту должность. К этому времени сыну вице-регента и Илоны был год. А в 1942 г. вице-регент поехал на Курский фронт в качестве боевого пилота. Отец, было, возражал, но сын ответил: «Что, отец, ты хочешь, чтобы люди говорили, что ты сделал меня вице-регентом, чтобы уберечь от войны?» Аргумент непробиваемый – вопросы чести для этой семьи стоят очень высоко.

Он видит, как обращаются в венгерской армии с еврейскими солдатами, и пишет отцу:

«Ещё одна печальная тема: еврейские части – 20 или 30 тысяч человек… находятся на милости садистских страстей во всех отношениях… Как такое может происходить в 20-м веке? Это происходит у нас, и мы дорого за это заплатим. Может быть, можно взять их для работы дома? Иначе к весне немногие останутся в живых».

Сотрудничали ли сионисты с нацистами?.. Мы наталкиваемся на страшную деталь, от чтения которой волосы встают дыбом: Еврейский совет Будапешта и Рудольф Кастнер скрывали документ и от евреев, и от Хорти. Это подробно рассказано в статье[xxi] о Еврейском совете Будапешта. Судя по всему, «Отчет Врбы — Ветцлера» стал известен Кастнеру и сионистским лидерам не позднее мая…» Далее у меня шла цитата из вопроса адвоката Кастнеру-свидетелю в 1948 г. во время суда над Вассенмайером, который прамо спросил, почему «Отчет Врбы — Ветцлера» был доставлен Регенту так поздно. Ответ Кастнера совершенно неудовлетворителен (цитируется по Брэму):

«Мы, конечно, должны были это сделать, и мы сделали. Но вы должны представить себе ситуацию в Венгрии немедленно после немецкой оккупации. Было состояние террора. Многие друзья и знакомые, через которых мы могли бы информировать Регента Хорти, уже были отправлены. Другие боялись контакта с нами. Потребовалось некоторе время, пока мы сумели найти людей и возможность информировать Хорти».

Это неправда: никто ещё не был депортирован из Будапешта в июне, семья Хорти и сам Регент из кожи лезли вон, чтобы сделать себя доступными для информации, что доказывается историей с поездом, немедленно остановленным Адмиралом. Я думаю, что я должен отказаться от положительного мнения о Кастнере, и у меня возникла мысль, которую я просто боюсь положить на бумагу: современное неприятие Хорти еврейским руководством, которое сидит в кресле Еврейского совета 1944 г. – результат желания свалить вину того совета на Хорти."

***
полковник Koszorús Ferenc (Debrecen, 1899. február 3. – Arlington, Virginia, 1974. március 8.)
16 октября 1914 года из Феодосии в Москву ушла телеграмма: «Сегодня, в 7 час. 30 мин. утра, прибыл на рейд турецкий четырёхтрубный крейсер, по виду «Бреслау». Он спустил в порт паровой катер с двумя офицерами и матросами в турецких фесках. Они передали записку на английском языке на имя командира порта. В записке было краткое уведомление:

– Через два часа начнётся бомбардировка.

Населению предложено выезжать».

На самом деле к Феодосии подошел другой крейсер – «Хамидие». Но обещание своё он выполнил: выпустил по городу около 150 снарядов, после чего проследовал к Ялте.


Источник: https://gazetacrimea.ru/news/pervaya-mirovaya-v-jizni-polyostrova-26529

Ленин защищает пусек

125 лет тому назад, летом 1892 года, молодой юрист Владимир Ильич Ульянов получил право на самостоятельное ведение уголовных дел.


Первым подзащитным Ульянова был В. Ф. Муленков, портной 34 лет. Он обвинялся в тяжком по тем временам преступлении — «богохулении».

Подсудимому, как это видно из обвинительного акта, вменялось в вину то, что он 12 апреля 1891 г., будучи в нетрезвом виде, в публичном месте (в бакалейной лавке с. Шиланский Ключ), «матерно обругал бога, пресвятую богородицу и пресвятую троицу». Затем, по словам свидетелей, он удостоил своим вниманием императора и его наследников, заключив, что «государь неправильно распоряжается...». Эти действия были квалифицированы по ст. 180 Уложения о наказаниях, согласно которой преступным признавалось произнесение в публичном месте слов, имеющих вид богохульства, или же поношение святых господних, или порицание веры и церкви православной, учиненных без умысла оскорбить святыню, а по невежеству или пьянству. Та же хула, но «с умыслом совершенная», влекла за собой назначение виновному каторги сроком до 15 лет (ст. 176 Уложения).

Дело слушалось в Самарском окружном суде в коллегии из трех коронных членов присутствия, без присяжных заседателей и при закрытых дверях (по предложению прокурора). От права просить суд об оставлении в зале заседания не более трех родственников Муленков отказался.

В журнале судебного заседания окружного суда по уголовному отделению «марта 5 дня» отмечено, что «защитником подсудимого был помощник присяжного поверенного Ульянов, избранный самим подсудимым» (д. № 68, л. д. 40). Там же далее указано, что подсудимый от дачи объяснений отказался.

Стали давать показания свидетели. Каждый из них уличал подсудимого. Первым дал показания лавочник, который якобы сам слышал, как Муленков «выражался разными неприличными словами и обругал царя и бога скверно, матерно...». Следующий свидетель, Михаил Борисов (сын лавочника), уточнил обстоятельства, при которых он лично «все слышал». В это время, по его словам, он читал книжку про убийство Александра II. В ответ на его вопрос, узнает ли Муленков портрет царя, нарисованный на обложке книги, подсудимый «стал ругать царскую фамилию».

Свидетели, подтвердив ранее данные показания, решили «уточнить» лишь одну деталь — степень опьянения Муленкова. Словно сговорившись, они стали убеждать суд в том, что «богохульственные слова» Муленков произносил, не будучи сильно пьян. Они только теперь вспомнили, что тогда он «довольно твердо стоял на ногах» (л. д. 41 об.). Такое «уточнение» было на руку и прокурору Радковскому и полицейскому уряднику Ралдугину, производившему дознание. В справке об окончании дознания Ралдугин, в противоречии с показаниями свидетелей-очевидцев и объяснениями обвиняемого, написал, что последний «во время богохуления был трезв». Разумеется, это обстоятельство было отнесено судом отнюдь не к числу смягчающих вину Муленкова...

Аналогичные, но еще более убийственные для подсудимого показания дал полицейский урядник II участка Самарского уезда.

Трудность защиты в этом деле обусловливалась не только характером и доказанностью обвинения, отсутствием присяжных заседателей и «упрямством» подсудимого. Она становилась по существу бесполезной, поскольку ее противником, помимо прокурора, было лицо, именем которого вершилось «правосудие» в тогдашней России. Не всякий адвокат согласился бы выступить в таком процессе. Ведь защита в царском суде человека, подобного Муленкову, могла серьезно отразиться на официальной репутации, а следовательно, и на карьере адвоката.

Когда же обратились к помощнику Хардина, В. И. Ульянову, он включился в процесс и мужественно провел его до конца. По вопросу о том, почему выбор защитника пал на В. И. Ульянова, существует ряд версий. Согласно одной из них, Муленков знал Владимира Ильича еще до процесса. Он мог знать его благодаря следующим двум обстоятельствам.

Первое: Ленин, бывая на прогулках, захаживал в соседние с Алакаевским хутором деревни. Заглянул он, быть может, и в родное Муленкову село, Шиланский Ключ. Общительный по натуре, Владимир Ильич заводил разговоры с тамошними мужиками, среди которых мог находиться и его будущий подзащитный.

Второе: в юношеские годы, живя в деревне Большие Манадыши Симбирской губернии, Муленков мог слышать много хорошего о «главном учителе» — Ульянове-старшем, тогдашнем инспекторе, а позже — директоре народных училищ.

Разузнав, что помощник присяжного поверенного из Алакаевки — сын Ильи Николаевича Ульянова, Муленков захотел иметь своим адвокатом только его51. Эта версия, построенная на логике фактов, представляется нам более правдоподобной.

Чрезвычайно интересно знать содержание защитительной речи по этому делу. Слышать ее довелось немногим: составу суда, прокурору, Муленкову, да конвоирам (процесс был негласный). И все же главное из этой речи дошло до нас, дошло через приговор суда.

Хорошо и верно сказал о защите в деле Муленкова В. Шалагинов: «Слова этой защиты, надо думать, действительно потеряны и для истории, и для права. Но мысль? Разве мысль гения когда-нибудь уходила, ничего не оставив. Она, без сомнения, оставила себя и в этом суде, в этом деле. Но в чем же конкретно? Очевидно, прежде всего в результате»52.

Ленинскую мысль, доводы и оценки Ульянова-защитника донесла до судей его речь, а до нас, потомков, их донесли приговоры по делам, рассмотренным с его участием. Приговор по делу Муленкова оказался сравнительно мягким. Перед логикой В. Ульянова не могли устоять чиновники, решавшие судьбу обвиняемого.

Об основных тезисах защитительной речи в этом процессе можно судить по обстоятельствам дела. По ним нетрудно понять душевное состояние и мысли «преступника» до и в момент совершения им «преступления». Более того, обстоятельства дела помогают воссоздать образ Муленкова, портрет которого запечатлен художником Б. И. Лебедевым в широко известной картине «Выступление помощника присяжного поверенного В. И. Ульянова по делу Муленкова». Да, такие, как Муленков, могли сказать больше и резче о религии и о союзнике ее — царском правительстве. Муленков, оказывается, давнишний «знакомый» полиции. Он еще до случая в лавке был подчинен надзору. Трудная, полная мытарств, жизнь, неурожай 1891 г. и связанные с ним картины народного бедствия давали ему богатую пищу для размышлений и выводов. Важнейший из них: все, что он слышал в церкви о боге и царе и чему верил с детства — насмешка над верующими. Враждебное отношение к религии сочеталось у Муленкова со столь же враждебным отношением к самодержавию и его представителям.

Потеряв веру и уважение к святым, Муленков, будучи «навеселе», и высказал то, за что он сел на скамью подсудимых. Ведь по его разумению сказанные им слова — чистая правда. Поэтому ему было странно и непонятно, за что его взяли под стражу и повели в суд.

Обо всем этом мог сказать (а может быть и пытался сказать) смелый защитник Муленкова. Мог... Но дело то в том, что в условиях царской юстиции адвоката ограничивали и закон и суд. Как только он переходил границы дозволенного, его тут же прерывали или совсем лишали слова.

Если бы не мешали судьи, Владимир Ильич, разумеется, поспорил бы с самим законом. Для него не составляло особого труда доказать, что не только ст. 180, но и все остальные 65 статей второго раздела Уложения, трактующего «о преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений», совершенно не совместимы с принципом свободы совести. Защитнику легко было показать, что все нормы этого раздела демонстрируют «священный союз» буржуазно-помещичьего государства с религией и объясняют, почему царское правительство защищает церковь, а церковь прославляет правительство. Анализируя поступок Муленкова, защитник мог легко доказать его ненаказуемость, ибо он совершен без умысла. Что касается произнесения «крамольных» слов, то в этом виноват, прежде всего, ...«царь- голод».

Несомненно, помощник присяжного поверенного отверг попытки прокурора доказать, будто, ругаясь, Муленков хотел осквернить святыню или поколебать веру в бога у свидетелей, находившихся в бакалейной лавке; он имел основание убеждать судей в том, что непотребные слова его подзащитный произнес исключительно под влиянием опьянения53 и нахлынувших на него воспоминаний о поведении служителей церкви, в которой он (Муленков) был хористом...

Не мог защитник обойти молчанием те листы дела, в которых говорилось о нанесении обиды царю и его фамилии. С формально-юридической стороны об этом обвинении защита могла и не упоминать: оно не фигурировало в обвинительном акте. Но Владимир Ильич как юрист допускал, что судьи, читавшие показания свидетелей обвинения, непременно заметят это и постараются учесть. И это естественно, поскольку слова мужика-бунтаря будут оценивать его прирожденные враги, верные слуги царя. У защиты были поэтому основания считать, что там, в совещательной комнате, судьи непременно поступят так, как велит им их верноподданническое буржуазно-помещичье правосознание. Учитывая эти обстоятельства, защита, несомненно, должна была обратить внимание «высоких судей» на закон (ст. 752 Устава уголовного судопроизводства), который обязывал их при решении судьбы подсудимого не выходить за рамки первоначально предъявленного ему обвинения.

Благодаря активности Ульянова в судебном следствии, его искусству допрашивать, сводить на нет значение показаний пресмыкающихся перед властями свидетелей, суд не рискнул выйти за рамки обвинительного актами признал Муленкова виновным только в богохульстве. Это была серьезная победа защиты.

Оправдать подсудимого значило бы осудить законодателя, сотворившего эту нелепую норму. По понятным причинам, отважиться на это суд не мог.

Приговор, вынесенный по этому делу, — заключение в тюрьму на один год — неопровержимо свидетельствует о том, что защитник сделал для Муленкова больше того, что можно было сделать в тех условиях.

Следует заметить, что при описании процесса Муленкова некоторые авторы допускают неточные утверждения. Так, например, Б. Волин52, Т. Барковская55, В. Шалагинов56 пишут, что в рассмотрении дела Муленкова участвовали присяжные заседатели. Это неверно. Дело его рассматривалось тремя членами уголовного отделения Самарского окружного суда.

Современник В. И. Ленина по Самаре Ф. Ф. Вентцель57 в своих воспоминаниях ошибочно заявляет, будто Муленкова приговорили к полутора годам лишения свободы.

Этого не могло быть, так как максимальный срок тюремного заключения по ст. 180 не превышал 1 года и 4-х месяцев.

Надуманным следует считать описание А. Романовым беседы прокурора, выступавшего по делу Муленкова, с защитником. Автор пытается уверить читателей, будто после процесса «товарищ прокурора» наговорил Ульянову кучу комплиментов, в частности, якобы сказал, что несколькими своими выступлениями Владимир Ильич уже завоевал себе славу Марата58. Сказать нечто подобное прокурор не мог, хотя бы потому, что выступление Ульянова в суде 5 марта было пока единственным в его адвокатской практике.

В Куйбышевском государственном архиве нам показали еще несколько десятков дел о богохульстве. Знакомимся, прежде всего, с обвинительными актами и приговорами. Читая их, лишний раз убеждаешься в том, что в конце XIX и даже еще в начале XX века в России людей судили и бросали в тюрьму за... неверие в бога, за непризнание евангелия, за непочтительное отношение к особе всевышнего и окружавших его святых и ангелов.

Не эти ли законы, не процессы ли несчастного Муленкова, Князева и других имел в виду Владимир Ильич, когда спустя 13 лет в статье «Социализм и религия» писал, что это были «...средневековые, инквизиторские законы (по сю пору остающиеся в наших уголовных уложениях и уставах), преследовавшие за веру или за неверие, насиловавшие совесть человека...»





https://leninism.su/books/4256-v-i-lenin-yurist.html?start=4


***

Защитить Соколовского Ленину не удалось бы. Тот не был пьян, когда матерился.

Ну а то, что все стороны процесса тщательно не обращали внимания на хулу в адрес Царя, я объясняю тем, что и прокурор и судья знали историю:

Во время правления императора Александра III некий солдат Орешкин напился в царевом кабаке. Начал буянить. Его пытались образумить, указывая на портрет государя императора. На это солдат ответил: a плевал я на вашего государя императора! Его арестовали и завели дело об оскорблении императора.
Познакомившись c делом, Александр понял, что история гроша ломаного не стоит, и начертал на папке: дело прекратить, Орешкина освободить, впредь моих портретов в кабаках не вешать, передать Орешкину, что я на него тоже плевал.
Иеромонах Диодор Ларионов:

В службе Илии Пророку есть интересные слова: «священников тепле удавил еси», — то есть ласково, с милосердием задушил.

О том, как это происходило в древние времена, мы тоже можем узнать из служб.

Например, в службе святому Максиму Исповеднику неоднократно повторяется метафора, что он удавил еретиков, как бычьими жилами. То есть была такая практика: вытягивали жилы быка, — вероятно они были очень прочные, поэтому их использовали, — подходили сзади и накидывали на шею. Жилы, растягиваясь, впивались в шею, так что жертве невозможно было ухватиться руками, чтобы помешать палачу совершить удушение.

Присутствие таких элементов в службе говорит о том, что это была очень распространённая практика, известная всем, поэтому византийские гимнографы смело использовали эти образы, чтобы людям было наглядно понятно, каким именно образом поступил святой с теми или иными проблемами в богословской или духовной сфере.

Наверное, сегодня было бы уместно писать службы и отсылать к другим более привычным ныне способам противоборства, — например, строить метафоры, отсылая воображение слушателя к снайперским винтовкам или ракетным комплексам.

«Еретиков зле помышляющих на стадо Христово абие отстрелял еси яко же из СВЛК-14C»,

или: «Ересь агарянскую посрамил еси, накрывше их норы тепле ракетами воздушного базирования Х-101»,

или: «Уподобився мудре танку Армата Т-14, латинянскую гордыню вознесшуюся мудре смирил еси, православия рог воздвизаемый зря духовныма очима своима»...

и т.д.

https://www.facebook.com/mon.diodoros/posts/1308368182595368


***
Текст службы:
http://osanna.russportal.ru/index.php?id=liturg_book.menaion_sept_aug.july_m2001

И в ней - вариации:


свяще́нники умори́лъ еси́

сту́дныя свяще́нники я́ко непра́ведны ноже́мъ погуби́лъ еси́

сту́дныя свяще́нники, я́ко непреподо́бны погуби́лъ еси́

на тоя́ несвяще́нныя свяще́нники по достоя́нію су́дъ сме́ртный наве́лъ еси́

сту́дныя свяще́нники погуби́

Сту́днымъ свяще́нникомъ проро́ка руко́ю я́дъ сме́рти по достоя́нію отры́гнуся

закла́лъ еси́ свяще́нники сту́дныя непови́нными твои́ми рука́ми,

сту́дныя свяще́нники ты́ умори́лъ еси́ те́плѣ

пятьдеся́тника два́ умори́въ


***

Речь идет о собственноручном убийстве Илией 450 жрецов Ваала (3 Царств, 18); в Септуагинте - ιερείς, священники.

"Тепле уморил" соответствует греческому оригиналу службы - εθανατοσας θερμως

http://www.panagiapalatiani.gr/ckfinder/userfiles/files/11July.pdf

(не-знатокам в первом слове легко узнать корень фанат- - смерть; во втором - термос).

Два вопроса:

1. А нет ли тут экстремизма?
2. Вы все еще хотите перевода таких молитв на русский язык?

Latest Month

Powered by LiveJournal.com