July 18th, 2018

О русской экспансии

Военный министр, генерал Алексей Николаевич Куропаткин отмечал в своем дневнике 1 марта, — "… у нашего государя грандиозные в голове планы: взять для России Маньчжурию, идти к присоединению к России Кореи. Мечтает под свою державу взять и Тибет. Хочет взять Персию, захватить не только Босфор, но и Дарданеллы. Что мы, министры, по местным обстоятельствам задерживаем государя в осуществлении его мечтаний, но все разочаровываем; он все же думает, что он прав, что лучше нас понимает вопросы славы и пользы России. Поэтому каждый Безобразов, который поет в унисон, кажется государю более правильно понимающим его замыслы, чем мы, министры.". Двоюродный брат Безобразова, контр-адмирал Алексей Михайлович Абаза, в то время писал: "Русская железная дорога в Маньчжурии являлась как бы торжественно развернутым национальным флагом победоносного шествия России по захватываемой чужой территории". Считается, что именно его докладная записка царю окончательно определила выбор агрессивного варианта политики на дальнем Востоке.