?

Log in

No account? Create an account

November 9th, 2018

14 марта 1936 года Заместитель Местоблюстителя митр. Сергий обратился с ультимативным посланием к Сербскому Патриарху Варнаве, которого перед тем просил быть посредником в своих отношениях с «карловчанами".

«Мы и повторяем через это письмо нашу общую просьбу, употребите свой авторитет и свою любовь к Русской церкви на то, чтобы убедить наших беженцев ликвидировать свою самочинную организацию и, примирившись таким образом с Материю-Церковью, в дальнейшем устроить жизнь свою согласно канонам и своему желанию <.„>. Если же Ваше Святейшество, настоящее мое обращение и просьбу оставите без внимания, продолжая демонстрировать свое молитвенное и всякое общение с раскольниками, то это будет значить, что молитвенное и евхаристическое общение между нами прервано, о чем мы вынуждены будем объявить официально, чтобы на ближайшем нашем соборе особым соборным актом засвидетельствовать о новом раздирании хитона Христова, возложив всю ответственность на виновников сего и во главе их на Ваше Святейшество».

Митрополиту Литовскому Елевферию свою жесткую позицию по отношению к Предстоятелю Сербской Церкви митрополит Сергий объяснил так: «Патриарх Варнава систематически и «всенародно" (выражение канона) поддерживает Карловацкнй раскол и вступает в общение не с отдельными его представителями, а со всем раскольническим обществом. В последнее же время Патриарх Варнава задался целью содействовать окончательному устройству раскольничьего общества в виде самостоятельной Церкви. А это уже отнимает почти всякую надежду на обращение раскольников».

Со своим ультиматумом к Сербскому Патриарху Московский митрополит обращался в условиях, когда отношения с другими Поместными Церквями, и прежде всего Вселенской Патриархией, фактически уже были прерваны. В том же письме митрополиту Елевферию он писал: «Что же касается Патриарха Константинопольского, то после всех неправд, учиненных и учиняемых им в отношении Русской Церкви, после открытого братанья с обновленцами и другими нашими раскольниками, говорить о разрыве или сохранении общения с Константинополем по меньшей мере поздно».

Митрополит Сергий понимал, конечно, что его угроза разрыва евхаристического общения с Сербской Церковью - это путь к полной самоизоляции Московской Патриархии. При этом он пытался уверять Патриарха Варнаву, что встает на этот путь добровольно: «Что же касается моей якобы несвободы в принимаемых мною мерах: то прошу Вас судить по самим себе. При всех компромиссах, к каким нас приводит жизнь, несомненно для Вашего Святейшества существуют действия, к которым никто и ничто Вас не принудит; так совесть Ваша не позволяет Вам их совершить. Допустите и для меня то же самое хотя в некоторой степени. А раз остается возможность предполагать, что я известную меру провожу только потому, что считаю ее для себя канонически обязательной ; раз при этом бесспорно мое каноническое положение, как представителя законного священноначалия нашей церкви; можно ли тогда с таким легким сердцем закрывать глаза и уши на мои должностные решения и действия, даже не пытаясь хорошенько проверить бродячие слухи о моей якобы несвободе».

Диакон Александр Мазырин. К истории высшего управления Русской Православной Церкви в 1935–1937 гг. // XVI ежегодная богословская конференция 2005 г.
http://pstgu.ru/download/1269284749.mazyrin.pdf

Сербский митрополит Феодосий Мраович, занявщий кафедру по воле короля, с нарушением церковного права, и не прищнанный до сих пор русскими синодом, был признан, однако, в качестве законного митрополита со стороны константинопольского патриарха

Суворов Н. С. Курс церковного права. Т.1. Ярославль, 1889, с. 123.



В 1882 году контроль над церковью был ужесточен - теперь митрополита избирал не собор, а специальный орган, включавший Архиерейский собор и представителей гражданских властей (министра просвещения и религиозных дел, председателей Государственного совета и кассационного суда, а также пять членов Скупщины)[8]. После избрания митрополит должен был быть утвержден в сане королём[8]. Архиереи стали получать государственное жалованье в 10 тыс. динаров в год[8]. 20 марта 1883 года, несмотря на протесты ряда сербских епископов, были проведены выборы (без участия архиереев) митрополита, которым стал архимандрит Феодосий (Мраович) (1883—1889); хиротония которого, с разрешения императора Франца-Иосифа была совершена Патриархом Карловицким Германом (Анджеличем) (1882—1888). Недовольные архиереи были сняты с должностей, а их епархии в 1886 году упразднены королём. С изменением политической ситуации (отречение короля Милана от престола) в стране митрополит Феодосий в 1889 году ушёл на покой, а митрополит Михаил — возвращён.

Голос Матери-Церкви

Церковь разрывается скорбью о вашей погибели; она видела, на какие несказанные бедствия вы променяли свое прежнее благосостояние; она доселе постоянно ожидала вашего сокрушенного обращения, чтобы снова украсить вас чистой одеждой, чтобы разрешить узы, которые отделяют вас от Церкви, и снова сделать вас участниками ее благодати.

Церковь подобно доброму евангельскому пастырю всегда заботилась обрести заблудшую овцу, чтобы снова ввести ее в ограду законного, Богом поставленного над нами, правительства, от которого она отделилась на путь заблуждения; Церковь желала вам снова обрести ваше прежнее cчacтье под кроткою защитою нашего милостивого владыки.

Услышите ли вы наконец теперь зовущий голос Церкви? Познаете ли вы наконец свое собственное благо, или же, будучи ожесточены сердцем, вы так ослеплены и так прельщены обманчивыми ухищрениями коварных врагов вашего счастья, что продолжите идти по пути заблуждения и тем покажете, что вы совершенно неисправимы?

Но тогда, по крайней мере, при нас останется сознание, что мы исполнили священный долг и долг гуманности, и таким образом это будет последняя попытка.

Дети, минута для раскаяния благоприятна, как никакая другая! Не упустите этот драгоценный, по воле Божией, случай, который никогда более не возвратится. Опомнитесь, наконец, и образумьтесь! Вспомните о своей жизни, об имуществе, о душевном спасении своем! Послушайтесь любящего голоса Церкви; он — голос Божий; голос матери вашей, которая вскормила вас! Приклоните ухо свое к спасительному совету и покайтесь искренно, в чем вы виноваты, да и мы и весь народ могли бы возрадоваться о вас, что вы снова воссоединяетесь с христианской целостью тела!

Возвратитесь под скипетр вашего законного правительства, и на вас снова почиет счастье и благословение и радостно проведете остаток дней своих, и вы избежитe опасности кораблекрушения, угрожаемаго вам подводными камнями, о которые вы некогда должны разбиться, если только заблаговременно не направитесь в спасительную пристань султанской кротости, которая так готова воспринять вас!

Но если вы, — чего сохрани Боже, — упорно останетесь в своем намерении, и, отвергнув наше увещаниe, продолжите идти по пути заблужднишя, то еще раз напоминается вам: секира при корени дерева лежит уже — вот-что!



Послание вселенского патриарха Агафангела греческому народу. Февраль 1828 года.

(Курганов Ф. А. Устройство управления в церкви Королевства Греческого. Казань, 1871, сс. 84-85).

Не, ну хоть не проклял восставших греков, как это сделал его предшественник стамбульский патриарх святой Григорий Пятый. И какова концентрация церковно-риторических штампов!

Latest Month

Powered by LiveJournal.com