?

Log in

No account? Create an account

July 1st, 2019

см. https://ahilla.ru/ot-neofitstva-k-skeptitsizmu-prihozhanin-hrama-pri-mgu-i-hramov-evropy-o-svoem-opyte/



"Еще в МГУ тогда преподавал Кураев, я ходил на его лекции, они тоже мне очень помогли. Хотя Кураев мог взять и просто не прийти на лекцию".

Это совсем не так. Я все свое расписание подстраивал так, чтобы лекции в МГУ не пропускать. Но каждую неделю я улетал из Москвы. И иногда была нелетная погода - и я просто не успевал вернуться. Были случаи, когда в режиме онлайн по телефону сообщал, сколько еще мне осталось до университета. И аудитория ждала целый час...

Если же и в самом деле пропуск лекции был запланирован - об этом я заранее предупреждал.
В Русской православной церкви заявили, что в школьную программу можно включить религиозные тексты и рассматривать их именно на уроках литературы. По словам митрополита Волоколамского Илариона, то, что старшеклассники не изучают ни Библию, ни Тору, ни Коран, – большое упущение. В пример он привел «Слово о полку Игореве» и «Легенду о Гильгамеше», которые сейчас включены в школьную программу. Он также уверен, что вышеперечисленные книги являются выдающимися литературными произведениями, достойными войти в школьные учебники вне зависимости от вероисповедания учеников. В РПЦ вспомнили и слова президента Владимира Путина, который посоветовал молодым людям обратиться к религиозным текстам.

О том, насколько это необходимо в жизни детей и как это отразится на популярности РПЦ, с «ФедералПресс» поделился мнением российский религиозный и общественный деятель, писатель, богослов, специалист в области христианской философии, публицист, церковный ученый диакон Андрей Кураев:

«Знаете, я помню времена, когда церковные люди говорили: даже не нужно никаких отдельных уроков законов божьих в школе, достаточно внимательно и честно читать русскую классику, и она заменит любой закон божий. В общем, это правильное высказывание, конечно. Нельзя сказать, что тексты, упомянутые митрополитом Иларионом, имеют выдающиеся литературные особенности, которые покорят сердца наших десятиклассников. Вряд ли это имеет смысл вставлять в программу 11 класса, когда все подчинено одной сверхцели - ЕГЭ. Ну, а подрсотки помладше смогут в этмо списке заценить только какую-то легкую эротику, например, описания сосков возлюбленной автора Песни Песней. Опять же встает вопрос, кто будет преподавать и как. А вообще это опять какое-то карточное шулерство: они просят перподвать Священные Книгии как художественную литературу, но при этом рассчитывают, что как раз литературоведческого анализа не будет, но он будет подменен на толкование богословское, причем конфессионально окрашенное. Это не забота о детях, а попытка за государственный счет получить, усилить и расширить зону влияния.

Много ли вы знаете людей, которые влюбились в «Слово о полку Игореве», потому что в школе рассказали? Точно так же и здесь. Надо понимать, что тексты, которые предлагают, уже с другой планеты, они не детские. В свое время Василий Розанов полагал, что в целях интересов церкви надо запретить знакомиться с Евангелием людям младше 40 лет. И в его позиции есть доля правды.

Эта идея очень актуальна для кого-то, а именно для тех, кто жаждет власти. В данном случае митрополит Иларион прикрывается заботой о литературе и о детях, но на самом деле он хочет расширить зону корпоративного влияния. Покажите мне работу самого Илариона, где он показал литературных особенности упомянутых им текстов, причем столь яркие, что имеет смысл рассказать о них детям. В итоге школа получит еще один урок индоктринации, разгвора о "глубинных скрепных ценностях" - вместо урока литературы. И этот проект пройдет, потому что в нашей стране, проведшей зимнюю олимпиаду в субтропиках, самые сумасшедшие проекты имеют привычку сбываться»

http://fedpress.ru/expert-opinion/2257574

Добавлю:

1. В педагогических кругах уж много лет идет горький разговор о том, что русская классика 19 века уже непонятна и неинтересна детям. Вообще надо понять, каково вообще место курса литературы в программе. Это уроки работы с текстом и создания текста (собственно литература), или же уроки нравственного воспитания? Если второе - то, может, лучше перейти на обсуждение фильмов и ютьуб роликов? А если первое - то у современных авторов создание текстов с использованием художественной техники получается лучше, чем у классиков-первопроходцев, но на современном материале.

2. Тора, упомянутая Иларионом - это просто первые пять книг Библии. По правде говоря, ничего литературно выдающегося в них просто нет. Как и в Коране. Но мы любим их не за это.

В тему: фрагмент фильма "Корона Российской Империи": экскурсия в кремлевском музее с рассказом библейского сюжета.
Николай Костомаров о вмешательстве св. Иннокентия Херсонского в свою жизнь.

***

В 1842 году, в то время как я готовил кое-что для Бецкого в предполагаемый сборник, печаталась моя диссертация, и на шестой неделе поста назначено было ее защищение. В это же время перевели куда-то харьковского архиепископа Смарагда, и вместо него прибыл в Харьков архиереем знаменитый духовный оратор Иннокентий Борисов.

Ко мне приезжает декан историко-филологического факультета Валицкий и сообщает, что Иннокентий, узнавши о моей диссертации, выразил какое-то неудовольствие и неодобрение; затем Валицкий советует мне ехать вместе с ним к архиерею, поднести ему экземпляр моей диссертации и в разговоре проведать, в чем состоит его недовольство.

Мы поехали. Иннокентий сказал, что уже читал ее и заметил несколько мест, о которых может сказать, что лучше было бы, если бы их не было. На одно место указал он, где о споре константинопольского патриарха с папою было сказано, что властолюбие иерархов посеяло вражду и раздвоение в миролюбивой церкви Христовой. Это показалось архиерею несправедливым: о папе можно так говорить, но о патриархе не следует. В другом месте его неприятно задело то, что я напомнил о безнравственности духовенства в Западной Руси пред унией, о тяжелых поборах, которые брал с русских константинопольский патриарх; наконец, не понравилось ему и то, что я выразился, что уния принесла отрицательную пользу православию именно потому, что возбудила против себя оппозицию, которая произвела Петра Могилу и всю его преобразовательную реформу.

Я начал доказывать историческую справедливость моих мнений, а Валицкий спросил Иннокентия, как понимать его возражения — в цензурном или же только в ученом смысле. Иннокентий сказал, что единственно в ученом, а никак не в цензурном. Тогда, отвечал Валицкий, дефенденту предоставляется защищать свои положения на кафедре во время защиты. Тем и кончилось первое свидание.

Иннокентий, увидевши меня потом в церкви, пригласил меня к себе и начал толковать снова, советуя мне после защищения диссертации ехать в Петербург и посвятить свои труды на более дельную и ученую разработку вопроса об унии. Я сказал, что намерен заниматься другим.

Между тем наступал день защищения моей диссертации. Накануне этого дня является прибитое к стенам университета объявление, в котором говорится, что по непредвиденным обстоятельствам защищение диссертации Костомарова отлагается на неопределенное время. Декан факультета на мой вопрос об этом сообщил мне, будто Иннокентий написал какую-то бумагу помощнику попечителя, в которой предлагает остановить мое защищение до сношения с министром. Так как тогдашний попечитель граф Головкин был очень стар и не занимался делами, то все управление делами округа находилось в руках его помощника князя Цертелева.

Я отправился к нему и узнал, что действительно Иннокентий сделал такое заявление. Я обратился к Иннокентию. Архиерей сказал мне, что он не имеет против меня ничего в цензурном отношении, а только готовится оспаривать меня ученым образом. Я видел в словах архиерея скрытность.

Прошло между тем более месяца; меня известили, что министр народного просвещения, которым был тогда граф Сергей Семенович Уваров, прислал написанный профессором Устряловым разбор моей диссертации и вместе с тем предписал уничтожить все экземпляры, которые были напечатаны, а мне дозволить писать иную диссертацию. Так как кроме профессоров и коротких знакомых я не успел ее пустить в публичную продажу, то мне поручили самому объездить всех тех, у кого находилась или могла найтись моя диссертация, отобрать все экземпляры и представить в совет университета для сожжения. Все это я сделал; но большая часть профессоров, к которым я ездил, отговорились неимением у себя экземпляров под разными предлогами, и вместо ста экземпляров, которые были розданы, мне удалось возвратить в правление менее двадцати. Все возвращенные были преданы огню.

Я был в полной уверенности, что все это дело Иннокентия, и в такой уверенности оставался очень долго; в Петербурге же в шестидесятых годах мне говорили занимавшиеся архивными делами в министерстве Уварова, что не Иннокентий был причиною сожжения моей диссертации, а один из харьковских профессоров, пославший на меня извет министру. Однако из биографии Иннокентия, напечатанной в «Русской старине» 1878 года, оказывается главное участие преосвященного Иннокентия в тогдашнем задержании моей диссертации. Будучи в то время убежденным в виновности Иннокентия, я, однако, не прекратил с ним знакомства; он говорил мне, что нимало не причастен в этом деле, был со мною постоянно ласков и приглашал к себе.
https://ahilla.ru/o-vlastolyubii-papy-govorit-mozhno-no-o-patriarhe-ne-sleduet/

***

Через несколько десятилетий тезис о властолюбии византийских патриархов станет уже уполне допустимым и даже появится книга "Византийский папа". А о тяжких поборах с украинских епархий в Царьград писал литовский архиерейский собор еще в 15 веке.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com