July 4th, 2019

Что осталось от Чимеевской иконы



При этом епархия, кажется, уверяет, что икону можно восстановить.

См.
https://oblast45.ru/publication/27593

Бизнес планы монастыря при этом не меняются:

Фестиваль православного творчества «Чимеевская святыня», который запланирован на 20 и 21 июля на территории Свято-Казанского Чимеевского мужского монастыря в Курганской области, не отменяется после произошедшего 3 июля пожара, все мероприятия состоятся, сообщили РИА Новости в четверг в пресс-службе курганской епархии.


По данным епархии, ежегодный межрегиональный фестиваль православного творчества «Чимеевская святыня» будет проходить на территории Чимеевского монастыря 20 и 21 июля. Фестиваль проходит в три этапа: первый – отборочный, принимаются заявки на участие в фестивале, происходит отбор участников, второй – предварительное прослушивание, определяются участники конкурсной программы. И третий этап – конкурсная программа (20 июля), после которой 21 июля состоится гала-концерт лауреатов и дипломантов фестиваля, а также церемония награждения.

«Ежегодный фестиваль проходит на территории монастыря, он будет, ничего не отменяется. Обитель открыта для паломников, для богомольства», - сказала собеседница агентства.
http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=83494

Чем пахнут взятки патриархам?

За какую цену Москва купила переподчинение себе Киевской митрополии?

Ответ вроде знает каждый школьник:

Дионисий, патриарх Константинопольский получил от царского посла Никиты Алексеева 200 золотых и три сорока соболей: один сорок (связку шкурок) ценой в 300 рублей, другой в 250, третий в 210.
(Царский указ о выдаче жалованья патриарху Константинопольскому Иакову 18 окт. 1685 // Воссоединение Киевской митрополии с Русской Православной Церковью. 1676–1686 гг. Исследования и документы. с. 602).

Это не так уж много. Архимандриту Иннокентию Монастырскому за разовую проповедь в домовой царской церкви выписали «жалованья сорок соболей во сто рублев»; а за проповедь в Новодевичьем монастыре - 30 рублей (Там же сс. 544 и 554).

Инструкцию в Москве посол получил четкую: полностью дары вручить, лишь если патриарх откажется от Киевской митрополии. В противном случае надлежало дать только 20 золотых и половину сорока соболей (на сто рублей) (с. 602).

Аналогично посол должен был поступить с дарами для иерусалимского патриарха. Если поддержит, то дать ему двести золотых, а если нет – только двадцать (с. 622).

Понятно, что греческие патриархи это не «наивные чукотские юноши». Они ждут и регулярных и разовых «подарков» от русских царей. Портить с ними отношения никак не хотят. И прекрасно понимают, что размеры подношений будут разными в зависимости от их собственной услужливости. Так что это именно взятки. Обе стороны понимают связь подношений и решаемого вопроса.

Иерусалимский патриарх Досифей в те дни писал в Москву:

«Стремиться владеть Киевской митрополией как своей – это мы не похвалили… Не искать этого посредством денег, но просто ради веры и пользы верных, а не так, как сейчас почтеннейший посланник известил нас, что если мы дадим грамоту, то он даст и милость, а если не дадим, то не даст. И кир Дио¬нисию, который просил денег, начальник ответил, что у него есть царский на¬каз, чтобы сначала получить грамоты, а потом давать деньги. И разве прилично апостольской церкви великой Московии искать от своей матери восточной цер¬кви духовных дарований за деньги? И, наверное, та грамота, которую твоя чест¬ность получит от Константинопольского таким способом испрашивания и за деньги, будет справедливой, будет святой? И если они обнищали и привыкли брать деньги, чтобы давать грамоты, разве подобает вашей церкви добиваться таким способом решения столь важных вопросов, которые святой Бог никогда не оставит без внимания?» (Письмо московским царям).

«Несть добро егда и сами патриархи цареграцкие, котрые дают грамоты, не дают со всем сердцем, но ради денег» (Письмо царевне Софье).

«Как венец несчастий нас гнетет и удручает смута и беспорядок в церковных делах, самолюбие, стяжательство, ненасытность в славе и вожделение к чужому. Это зло не только здесь теперь в преизбытке, но и до вас дошло… Вы ищет забрать чужую епархию... Разве не позор перед миром, разве не грех перед Богом, что вы посылаете деньги, чтобы сбить людей с толку, чтобы получить грамоты против Церкви Божией. Посланник нас известил, что письма нам не привез. Но ему предписали, чтобы он дал нам милостыню, если мы ему дадим грамоту, как он хочет, а если не дадим, чтобы не давал. И мы, если бы то, чего вы просите, было чем-то необходимым, и Иерусалим сделали бы [простой] епископией, и ноги бы вам вымыли, как и Христос сделал ради созидания Церкви, но без необходимости зачем передвигать межи отеческие, и кто может это допустить? Посланник еще жил у меня, и пришел некий архимандрит святогорец от Дионисия, и просил деньги у посланника, а потом он даст ему грамоту. А посланник ответил, что сначала пусть даст грамоту, а потом получит деньги. И легче было вам рукоположить митрополита без согласия, чем посылать деньги, чтобы просить нисхождения, что есть явная симония» (Письмо патарпху Иоакиму).

(Интересно, что св. Димитрий Ростовский дважды написал «зри» напротив этих слов Иерусалимского патриарха см. Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время. Спб., 1894, с. 40).

То есть на глазах Досифея русский посол в беседе сказал афонскому архимандриту, прямо увязал вручение денег с получением грамоты от константинопольского патриарха.

… А теперь спросим по современному: из какой статьи госбюджета брались этим суммы?

Ответ крайне печален: «а взять те золотые из животов боярина Ивана Михайловича Милославского ис тех золотых, которые велено было послать на крымскую розмену пленным людем на окуп» (сс. 602 и 622).

В казну эти деньги поступили после смерти боярина Ивана Михайловича Милославского (27 июля 1685). Милославский последние годы жизни конфликтовал со всесильным фаворитом царевны Софьи Голицыным… Участники произошедшего уже после его смерти второго стрелецкого бунта в своих показаниях обвиняли Ивана Михайловича в стремлении устранить Петра. В 1697 году перед отправкой в великое посольство царь Петр устроил розыск после доноса на заговор стрелецкого полковника, друга И. М. Милославского. Обвиненные под пытками сообщники признались, что по приказу Софьи они планировали убить царя. Заговорщиков казнили. Под плахой стоял открытый гроб с трупом Милославского. Он был специально вырыт из могилы и на свиньях доставлен в село Преображенское. Кровь казнимых стекала прямо на труп Милославского.

В общем двум патриархам было уплачено около 1200 рублей. Ранее эти деньги предназначались на выкуп из рабства. Они могли бы вернуть на родину и в семьи полсотни людей.

Цены выкупа были зафиксированы еще в Уложении 1649 г.:
«2. А на окуп давати полонеником за дворян и детей боярских… с их окладов, которые взяты на боех с поместных окладов, со ста четвертей по дватцати рублев. 3. А которые будут взяты… не на бою, и не в посылках, и тем давати на окуп со ста четвертей по дватцати рублев. 4. За московских стрелцов по сороку рублев. 5. О украинных городов, за стрелцов и за казаков по двадцати по пяти рублев. 6. За посадских людей по дватцати рублев за человека. 7. За пашенных крестьян и за боярских людей по пятинатцати рублев за человека» (Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное Уложение 1649 года. М., 1961. сс. 89-90).

Так что не просто соболями оплачена киевская митрополия. Речь идет о "самой страшной, самой твердой в мире валюте".

А деньги эти, предназначенные московским бюджетом для выплаты мусульманам, в итге кним все равн и попали. Но только вручены они были магометанам уже вовсе не с благородной, а с корыстной целью:
Получив эти деньги, патриарх Дионисий передал их визирю - ибо он обещал ему отплатить за свое патриаршество еще до своего назначения.

25 марта 1686 года в Адрианополь (реальная резиденция султана) из Стамбула приехал Дионисий, уже трижды бывший константинопольским патриархом и трижды отставленный. Приехал он по вызову нового визиря, чтобы вновь получить патриаршество (это произойдет 7 апреля).

От него к московскому послу пришел связной с сообщением:

"Приехал он для того, чтоб везирь учинил ево по-прежнему патриархом в Царьгород, и естли, де, ево учинят по прежнему патриархом, то, де, он для жалованья царского величества такую отпустителную грамоту на Киевскую митрополию даст, потому что посулил он везирю от того многие мешки дать" (с. 764).

То есть патриарх Дионисий продал Киевскую митрополию Москве для того, чтобы на эти деньги купить свое патриаршество. Для этого он патриаршество взял "в кредит", который и выплатил на московские деньги.