?

Log in

No account? Create an account

September 18th, 2019

Кто тут церковь?

В связи с письмом 176 священников в защиту политзаключенных стали говорить "Наконец-то раздался голос Церкви".

И я очень хотел бы сказать именно так. Но... Этот тот самый вопрос, который я всячески выпячиваю последние десятилетия: "Как расслышать голос церкви?". Через кого и как он раздается?

Епископы, понятно, приватизировали это право. Недавно мы услышали даже ересь моноэнергизма - мол, "именно Его (Бога) Святейшее Имя созидает всё то, что делают Ваши (патриарха Кирилла) руки".

Всерьез к этому самомнению епископов относиться нельзя - слишком много среди этого племени людей и действий прямо отвратительных и нравственно глухих. Как однажды сказал сам патриарх Кирилл, "Рукоположение само по себе не делает человека ни умнее, ни духовно более совершенным" (http://www.patriarchia.ru/db/text/5466107.html; Слово Святейшего Патриарха Кирилла при вручении архиерейского жезла Преосвященному Игнатию (Григорьеву), епископу Чистопольскому и Нижнекамскому 7 июля 2019).

Православие - это мнение святых? Но кто считается святым, определяют эти самые несвятые епископы. Те, кого нарекают святыми старцами современные слухи, весьма часто оказываются просто старичками, если не шизоидами (за последние 30 лет перед нашими глазами прошла целая череда таких старчиков - от Рафаильчика до Илии Ноздрина). И это не говоря о том, что святой свят не во все минуты своей жизни и речи.

Православие - это глас народа? Библией эта точка зрения никак не поддерживается. Но для социологии они удобна и естественна. Вопрос лишь в том, как замерить этот самый глас и его эволюции. Впрочем, эти замеры покажут, что сегодня сей "глас Божий" будет находиться в довольно прямой зависимости от телерекламы. Нет, если телевизор начнет рекламировать гей-браки, то "православный народ" с этим не согласится. Беда в том, что в этом случае мнение "верных" будет совпадать с мнением завсегдатаем соседней пивнушки. В этом случае какие основания считать его гласом именно Бога?

Конечно, можно считать православием мнение его проповедников (священников). Но оно едино разве что в исповедании Символа Веры. Так что придется искать "мнение большинства". И оно опять же будет прискорбно зависимым от телевизора.

Но есть и другой аспект этого вопроса. В каждом христианине есть нечто, что порождено в его взглядах влиянием Церкви. А есть нечто его собственное, и есть многое, заимствованное им из его детства, семьи, школы и вообще светского мира. Это очевидно.

Не для всех очевидно другое: то, чему этот христианин научился в Церкви, может быть дурным, а то, чему учили в пионерии или у студенческих костров самодеятельной песни (где были и вино и "беззаконная любовь"), может быть хорошим.

Среди "основ православной культуры" - дикая лесть. Пресмыкательство перед любой властью. Умение оправдывать свою личную подлость и корысть высокими "интересами церкви". Умение не видеть чужую боль, оправдываясь "довольно мне своих грехов".

Нет, Визбор, Суханов, Окуджава, Высоцкий этому не учили.

Так что благородный поступок этих 176 священников прорастает не из православной Византии. Просто "нужные книги ты в детстве читал" (включая антиклерикального Марка Твена). Не, Легойда с Кипшидзе те книги тоже читали, но решили их предать. А эти 176 - нет. Увы, в современной церковной системе жизнь по совести рассматривается как либерально-атеистический пережиток. В церкви учат жить "по послушанию".

И вот те гуманистические благородные идеи, чтобы были в тех книжках, потом помогли им и в Евангелии разглядеть то, что человечно. Увы, люди со своеокорыстной и политической утилизаций Евангелия успели прежде них. Они преуспели составить свою мозаику из священных цитат, где оправданы и двушечки, и костры инквизиции, и рабство. И "церковным учением" они назвали именно это.

Так что письмо 176 священников это не "голос Церкви". Это просто их личный голос совести, который вдруг прорвался даже в рабах Системы.

Это ситуация как с Анной Ахматовой. Ее, конечно, можно назвать "советским поэтом". Но можно ли назвать ее талант и стихи порождением советской власти, или же они были запоздалым цветком из дореволюционной России, расцветшим вопреки этим советским реалиям?

Я считаю, что они поступили по христиански. Что ж, мое поколение помнит (и снова вспомнило), что можно быть патриотом - и потому диссидентом. Можно различать любовь к Отечеству от любви к начальству. Теперь вот и в религиозной области приходится отличать христиански-верное от церквно-правильного. Церковь им еще отомстит за это.
Андрей Зубов

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ВАХТАНГУ КИПШИДЗЕ

Дорогой Вахтанг, я пишу к Вам как к заместителю Отдела РПЦ, осудившему и, фактически, с высмеявшему клириков нашего Патриархата, обратившихся вчера с открытым письмом к властям и силовым структурам России с пастырским увещеванием и предостережением.

Вы были моим студентом в МГИМО, Вы и Ваш друг Константин, осетин, с моей помощью делали свои первые сознательные шаги в Церкви. Вы оба пытались, я хорошо помню, примирить осетин и грузин в том жестоком конфликте, который был в 2008. Честь Вам и хвала за то. Немало часов мы провели в беседах и духовных и политических, пытаясь насытить нравственным началом подход христианина к политике. Помню, как Вы просили моего совета, идти ли Вам в Отдел внешних церковных сношений РПЦ на службу, после окончания МГИМО. И я помню свой ответ - "Идите, Вахтанг, но помните, что Вы столкнетесь со множеством соблазнов. Если Вам будет невмоготу - лучше уходите, а если сможете преодолеть их своей верой и правдой, Вы будете молодцом и исполните свою миссию".
Судя по тому письму, которое я вчера прочел, Вы не смогли преодолеть соблазн, Вы поддались ему. Соблазн этот - жить не по совести во Христе, а по желанию угождать начальству, власти века сего.

Посмотрите - среди подписавших это письмо есть убеленные сединами старые священники, которые исповедовали свою веру еще в коммунистические времена и страдали за это свое исповеданье. Они показали пример жизни за правду многими десятилетиями безупречного жертвенного служения Богу Любви. Есть и молодые - Ваши ровесники, некоторые, как и Вы, мои бывшие студенты. Я знаю среди них высоких богословов, ревностных пастырей, деятельных тружеников дела милосердия.

Они приняли нелегкое в наших жизненных обстоятельствах (и Вы отлично знаете это) решение написать и подписать это прекрасное письмо, составленное совершенно в духе христианской правды. Оно вполне согласно с духом и буквой "Основ социальной концепции Русской Православной Церкви", которая была принята на Архиерейском соборе 2000 года и одним из составителей которой, как Вы знаете, был я.

Как Вам не стыдно рекомендовать этим клирикам нанять хорошего адвоката для защиты невинно осужденных? Разве Вы не знаете, что дело пастыря не нанимать адвокатов, а напоминать о Правде Божьей.

Вы обвиняете составивших письмо пастырей, что они "избрали легкий путь", но сами знаете, что лжете. Их путь исповеднически труден. Каждый из них в реальности жизни современной Московской Патриархии может лишиться очень многого, может ожидать и затаенной мести, и неправосудного приговора священноначалия. Но они пошли на всё это, повинуясь голосу совести, голосу Того, Кто не уклонился ни направо, ни налево, следуя Правде Божией и воле Небесного Отца.

Они должны были предупредить и верховную власть, и судей всех рангов, и силовиков, что лжесвидетельствуя, запугивая, насильничая, судя неправедно эти люди совершают тяжкие грехи, за которые они будут спрошены пред престолом Неподкупного Судии. В этом предупреждении - суть пасторского долга и исполнение священнической клятвы. И подписавшие письмо исполнили свой долг и сдержали свою клятву.

Ваша позиция, по-видимости, намного легче. Говоря то, что требует начальство, Вы ни чем не рискуете. Не их, Ваш путь "легок". Но это - та легкость, видение которой явилось на пиру Валтасару. Вы, дорогой Вахтанг, и это я должен Вам сказать по долгу учителя и когда-то, Вашего наставника, можете оказаться слишком легким перед Господом нашим, чтобы войти в Его Царствие и в этом веке и в бесконечности грядущего света.

Дорогой брат, не покупайте ценой временного благополучия бесславия уже здесь, в Церкви земной, и лишения части в Церкви небесной. Прошу Вас, Вахтанг, подумайте о душе своей.


***
Формально письмо - заместителю Легойды. Но все, сказанное в нем о продажности чьей-то МГИМОвской, душонки относится и к Владимиру Романовичу Чаплину-Волкову.


***
Феерический по глупости ответ Зубову от Кипшидзе:


Дорогой Андрей Борисович, тронут доверительным тоном Вашего письма. Отвечу Вам позже более развернуто, пока обращу Ваше внимание на то, что никакого друга осетина по имени Константин у меня в МГИМО не было. Хотя друзей-осетин у меня достаточно. О политике я с Вами не мог вести многочасовых разговоров хотя бы по тому, что я закончил МП, и в институте занимался правом, а не политикой. И да, для кто со мной знаком, очевидно, что никаких "наставников" в академической среде у меня никогда не было.

***
Ну и, чтоб не искать - исходный текст Кипшидзе:


17 сентября. Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.В. Кипшидзе назвал заявление группы священников из разных стран по фигурантам «московского дела» попыткой участия в правозащитной деятельности, которая де-факто превратилась в политическую декларацию.

«Церковь имеет право печалования и активно им пользуется, в том числе непублично. Это осуществляется и по линии Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, и по линии православных общественных организаций», — сказал он.

«В России, как и в любой стране, в том числе и в тех государствах, в которых живут подписавшие данное заявление священники, есть несправедливо осужденные, но когда из них всех выбирается несколько подсудимых, наиболее известных по СМИ — это политика, а не печалование», — пояснил В.В. Кипшидзе.

«Ряд положений этого заявления сформированы политической повесткой ряда светских и православных СМИ, придерживающихся известных предпочтений, и имеет мало общего с правовой защитой», — добавил он.

«Да, эти священники чувствуют общественный запрос на справедливость и попытались его удовлетворить как смогли; возможно, искренне переживают за судьбу находящихся в узах, независимо от их вины, людей, как и любой православный человек», — заявил В.В. Кипшидзе.

«Однако им должно быть известно, что политическими декларациями можно только попробовать бороться с властью, а не преображать мир на началах истины Христовой. Но дело в том, что борьба с властью никогда не была и не будет миссией Церкви», — подчеркнул представитель Церкви.

«Пастырь призван воспитать неподкупного и верного правосудию судью, честного правоохранителя и адвоката, и эти люди, действуя каждый на своем месте по вере и совести, изменят, насколько это возможно, мир к лучшему», — добавил он.

По его мнению, именно так действует по мере сил большинство священнослужителей Русской Церкви, число которых составляет 40 тысяч.

«А подписывать декларации, в которых странным образом перемешана политическая риторика и священные тексты, — это легкий, но бесполезный путь» — пояснил он.

«Мне кажется, что намного разумнее этим небезразличным священникам было бы собрать средства на знающего адвоката, который мог бы действительно помочь», — заключил В.В. Кипшидзе.

https://sinfo-mp.ru/v-v-kipshidze-prokommentiroval-zayavlenie-svyashhennikov-po-figurantam-moskovskogo-dela.html
Снова «предатели в рясах» против Патриарха Кирилла?

Оранжевая (белая) революция в России / 18.09.2019


«Письмо священников» в защиту представителей «пятой колонны» продиктовано не милосердием к невинно осужденным, а желанием показать «фигу власти» …

Вчера на церковно-либеральном портале «Православие и мир» было размещено «Открытое письмо священников в защиту заключенных по "московскому делу"», которое подписали несколько десятков священников Русской Православной Церкви, служащих не только в России, но и в других странах.

Удивляет, с какой лёгкостью священники обвиняют полицейских во лжесвидетельстве, будто все вместе исповедовали Котова и убедились в его невиновности.

«Мы обращаемся к людям, облеченным судебной властью и несущим службу в силовых структурах нашей страны. Многие из вас крещены в Православной Церкви и считают себя верующими людьми. Судебные разбирательства не должны носить репрессивный характер, суды не могут быть использованы как средство подавления несогласных, применение силы не должно осуществляться с неоправданной жестокостью», - отмечается в «Открытом письме священников в защиту заключенных по "московскому делу"». Призыв справедливый, удивляет только это нарочитое использование священниками слогана «неоправданная жестокость», который давно вброшен либеральными СМИ именно применительно к тем, кто участвовал в московских беспорядках и теперь привлечён к ответственности.

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе расценил это письмо как попытку участия группы священников в правозащитной деятельности, которая фактически превратилась в политическую декларацию, передает ТАСС.

А вот заштатный клирик протодиакон Андрей Кураев встретил обращение восторженным возгласом: «Спасибо, братья!».

«Письмо священников» поддержал известный либеральный журналист Владимир Познер. «Я редко соглашаюсь с высказываниями священников РПЦ. Но сегодня, возможно, впервые в жизни, прочитав письмо сорока священников по поводу судебных решений о тех, кто вышли на улицы Москвы, протестуя против отказа регистрировать оппозиционных кандидатов в Московскую городскую думу, я не только не нашел ничего, с чем я был бы несогласен, но даже пожалел, что там не было моей подписи», - признался телеведущий на своем персональном сайте.

Любопытна реакция либеральной радиостанции «Эхо Москвы». Гостья студии доцент Института общественных наук РАНХиГС политолог Екатерина Шульман считает, что «на нынешнем этапе кампания общественного давления способна, видимо, отбить почти любого человека. То есть вот в случае индивидуальных кейсов при удачном стечении обстоятельств, достаточном терпении и публичной поддержке можно выцарапать почти любого, кто был зажеван системой в свои железные челюсти» (какова риторика у научного сотрудника вуза, готовящего государственных чиновников! - РНЛ).

«Чего мы пока не можем? - задается вопросом Е. Шульман. - Мы - общество. Мы не можем наказать виновных: лжесвидетелей, судей, выносящих неправосудные приговоры, тех, кто задерживал без всяких оснований, тех, кто побил. Этого мы не можем. Своих система не сдаёт, она если их ест, то она их ест по своим собственным законам».

«Хотя священники им угрожают, как мы слышали в новостях», - сказал со своей стороны журналист «Эхо Москвы» Майкл Наки, имея в виду пресловутое письмо священников.

Вчера же на сайте либеральной «Новой газеты» было опубликовано интервью с одним из подписантов ключарем кафедрального собора св. равноап. Марии Магдалины протоиереем Андреем Кордочкиным.

«Вообще мне кажется, что представления о степени единомыслия в Русской православной церкви преувеличены, - заявил, в частности, священник. - Наши священники - это совсем не оловянные солдатики. (...) Но иногда всеобщее молчание удручает. Думаю, это скорее самоцензура, нежели цензура, для кого-то - инертность, для кого-то - убеждение и согласие с "линией партии". Нас всех слишком долго приучали сидеть тихо и не будить лихо, но сейчас глубокомысленное молчание пора нарушить».

«Правозащита - это форма борьбы, а церковь ни с кем не борется, это не часть ее природы и миссии, как ни с кем не боролся и Иисус Христос - разве что с теми, кто дом божий превратил в универсам. Однако тем, кто утверждает, что правозащита не связана с церковным служением, я бы подарил репродукцию картины Репина "Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных". Можно вспомнить и святителя Иоанна Златоуста, который заступался перед императрицей за осужденного чиновника и его семью, что стало одной из причин его низложения и ссылки. Есть и другие примеры. Мы ни с кем не боремся, но, веря в достоинство и богоподобие человека, мы не можем не провозглашать нашу веру в то, что его жизнь и свобода - это дар божий, а не подачка от государства», - заверяет священник.

По мнению писателя Захара Прилепина, которым он поделился на своей страничке в «Живом журнале», «власть, которая могла бы опереться на большинство, своего собственного народа опасается. Поэтому реальной политической силы, представляющей большинство - нет». «В этой ситуации активному меньшинству - все карты в руки, - считает он. - И меньшинство отрабатывает технологии перехвата власти в собственных целях».

«К меньшинству относятся: кремлёвские игроки, понимающие, что в 2024 году не имеют шанса попасть в число наследников или приближённых к наследникам, многочисленные кроты в разного рода спецслужбах и кабинетах, радикальная либеральная интеллигенция призыва эпохи ЕБН, часть юношества, серьёзная часть культурного сообщества, какая-то часть финансовых элит. В совокупности все названные не составляют и 10-15% населения, но переворот будет осуществлён именно в их интересах. Шансов для этого всё больше», - пишет З. Прилепин.

Любопытно, что незадолго до появления «письма священников» на «Эхе Москвы» была опубликована заметка ныне изрядно подзабытого Юрия Самодурова, бывшего директора Музея и общественного центра им. А.Д. Сахарова.

Говоря о приговоре Павлу Устинову, участнику акций протестов, Самодуров предположил, что «РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕЕ ЕПИСКОПЫ, СВЯЩЕННИКИ И ПРИХОЖАНЕ, к сожалению, скорее всего ПРОМОЛЧАТ и не скажут, что обвинение лжёт и приговор Павлу Устинову вынесен не по совести (я не понимаю как может судья спокойно отказать адвокатам в просмотре в судебном заседании видеозаписи, доказывающей, что человек невиновен!), абсолютно несправедлив, так же как они не говорят этого о приговоре Константину Котову, который столь же бессовестен, несправедлив, лжив и вдобавок антиконституционен!».

«Мертвое молчание Русской православной церкви задевает меня больнее всего, потому что голос церкви, в вопросах совести, если бы он звучал, по идее должен был бы для общества, в котором миллионы людей и почти все руководство страны демонстративно ходят в церковь и называют себя православными верующими что-то да значить. Чем все-таки объяснить это мертвое молчание, когда молчать безнравственно, не только епископов православной церкви, но и руководителей всех других институций призванных по большому счету воспитывать и учить людей быть честными и справедливыми? Мне такое молчание кажется распиской в безнравственности, которую все наше общество и светская и религиозная его составляющие выдало самому себе», - заявляет Самодуров.

Забавно читать эти строки, написанные организатором нашумевшей в свое время кощунственной, антицерковной выставки «Осторожно, религия!». С тех пор прошло девять лет... За этот период с кощунником Самодуровым произошла метаморфоза? Почему для этого ярого борца с Русской Православной Церковью вдруг стала важна позиция Церкви? Это не праздные вопросы. Ответ на них может выявить мотивы как самого Самодурова, так и подписантов «письма священников».

По мнению руководителя религиозной редакции телеканала Царьград Михаила Тюренкова, письмо, под которым поставили свои подписи четыре десятка священников Русской Церкви, «скорее отдает "гапоновщиной", поскольку подписанты хоть и пытаются представить себя "гласом Церкви", но на деле "их воззвание - это либеральный политический манифест"». Ситуация, считает Тюренков, напоминает ту, которая была «в начале прошлого века, когда в революционном движении и среди его апологетов также встречались представители духовенства (трагически известный священник-революционер Григорий Гапон, священники Григорий Петров и Иоанн Егоров и ряд других либерально-обновленчески настроенных клириков)».

Действительно, многие из нынешних подписантов обращения известны своей либеральной и модернистской ориентацией (протоиереи Александр Борисов, Георгий Иоффе, Александр Степанов, Алексий Уминский, игумен Агафангел (Белых), иерей Владимир Лапшин, иеромонах Димитрий (Першин), диакон Александр Занемонец). Удивительно только, как это под обращением нет подписей протоиерея Георгия Митрофанова и священника Георгия Кочеткова? Как говорится, для полноты картины...

Но главный вопрос в другом. Почему подписанты-священники обеспокоены судьбой арестованных по делам о беспорядках в центре столицы и при этом равнодушны к участи других невинно заключенных, например врача, кандидата медицинских наук Николая Каклюгина? Из подписавших «письмо священников» только протоиерей Алексий Уминский озаботился судьбой Н. Каклюгина, да и то совсем недавно.

В целом, «письмо священников» производит тягостное впечатление. Налицо двойные стандарты и благостное лицемерие, а разговоры о милосердии выглядят лишь пустой риторикой.

Подписанты заверяют, что они выступают категорически «против любого проявления насилия как со стороны демонстрантов, так и со стороны представителей власти, обязанность которых - обеспечивать безопасность граждан, включая самих демонстрантов». Возникает законный вопрос: почему же не было письма с осуждением действий демонстрантов, которые игнорировали призывы власти к законности проведения своих акций, провоцируя правоохранителей на применение насилия.

Появились слухи, что письмо это инициировано чуть ли не самим Патриархом Кириллом, который, мол, таким образом пытается продемонстрировать власти свою силу. В доказательство авторы слухов приводят факт многочисленности подписей священников под обращением и участие в этой политической демонстрации священников, известных своей крайней осторожностью.

Думается, что слухи о связи обращения с Патриархом Кириллом распространяют сами подписанты скандального обращения. Святейший вряд ли захочет играть в такие игры с властью. Свой выбор в противостоянии власти и несистемной оппозиции Предстоятель Русской Церкви сделал еще в 2012 году, когда решительно поддержал власть, за что подвергся мощной атаке со стороны либералов и «предателей в рясах».

Вчерашний политический манифест священников только «подставляет» Патриарха Кирилла, ставит его в двусмысленное положение в отношениях с властью.

Впрочем, нельзя исключать возможности поддержки этого демарша священников в поддержку представителей «пятой колонны» со стороны каких-то высокопоставленных церковных деятелей, пытающихся играть в такие политические игры. А значит - снова «предатели в рясах» против Патриарха Кирилла?

Редакция «Русской народной линии»
Кочетков упустил очередной случай показать, что у него есть совесть, а не только гуруистские амбиции. Он промолчал, когда случился пуссигейт. Он молчал, когда пошла волна политических репрессий против сектантов. Он молчал, когда православные активисты объявляли войну кинотеатрам и музеям.

Он знает, что его секта благоденствует лишь под опекой патриарха Кирилла. И потому так подчеркнуто лоялен. Ну просто образец истинно христианской свободы и "пророческого служения".

Правозащитник, блин!


Роман Силантьев, исполнительный директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора:

"По поручению священноначалия Правозащитный центр Всемирного Русского Народного Собора обратится с соответствующими запросами и предпримет все возможные шаги, направленные на соблюдение прав задержанных в ходе уголовного процесса".

"Правозащитник предостерег духовенство от необдуманных заявлений по митингам" https://ria.ru/20190918/1558817103.html

Силантьев как правозащитник - это круто задвинули! Максимум - лоббист пятого уровня (в иттересах и так вполне провластной патриархии).

Ага. Помнится, патриархия уже создавала комиссию по расследованию своей дружбы с КГБ

("В апреле 1992 г. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви избран председателем Комиссии по изучению деятельности спецслужб в Церкви". http://www.patriarchia.ru/db/text/38333.html)


И что - много та комиссия нарасследовала?
Создание таких комиссиий это всего лишь форма кляпа: "молчите, пока комиссия разбирается!"

Монахини

Зашли ко мне сегодня домой два монаха и две монашки. Из Франции. Католики.
Беседовали по московски - на кухне.

Пользуясь случаем безнадзорности, малыши устроили разгром - и весь мой кабинет забросали кубиками и машинками.

Мне сейчас после операции еще тяжело работать, согнувшись - попросил монахинь прибраться. Они все сделали быстро и с улыбкой.

Настоящие ! :)

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com