May 24th, 2020

"Спас" опять соврамши

Сейчас опять на легойдовском "Спасе" в умильно-елейном повествования о К. и М. соврали. Мол, хазарский хан (на каган!) по итогам их миссии крестился. Этой сказки нет даже в Житии К. и М. То есть - "факт" придумали просто на лету.Более того - вскоре после поездки святых братьев Хазария приняла иудаизм в качестве государственной религии.

Это была их прямая ложь. А маленьким враньем было умолчание о том, кто же Мефодия рукоположил во епископа (правильный ответ: римский папа, вдобавок пребывавший в отношениях взаимных анафем со св. кпльским патриархом Фотием).

Вопрос: ну почему православные пропагандоны так не уважают свою паству и сознательно сужают ее состав до людей, которые не состоянии проверять вообще ничего, кроме срока годности молока?

Впрочем, именно согласно Житию и сам равноап. Кирилл в диспутах не гнушался фейками:

Иудеи, считающие Иисуса человеком, упрекали христиан строчкой из писания: «Проклят всяк надеющийся на человека». Кирилл же ответил им: «Но в Псалтыре же сказано – «человек мира моего, на него же уповал» Человек же тот – это Христос»

(Сказали же снова: «Как вы уповаете на человека и поступаете, как благословенные (Богом), а Книги проклинают такого?». От­вечал Философ: «А Давид — проклят или благословен?». Ска­зали же они: «Даже очень благословен». Философ же сказал: «А мы на того же уповаем, на кого и он. Сказал ведь в псалмах: „Человек мира моего, на него же уповал“. Человек же тот — это Христос, Бог, того же, кто уповает на простого человека, и мы проклинаем» - Житие Константина, 10 // Сказания о начале славянской письменности. М., 1981, с. 82).

Это Пс. 40,10: «Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту».
Христос это относил к Иуде – Ин. 13, 18; Деян. 1,16. Св. Кирилл относит эти слова к Самому Христу…

А дальше идет фрагмент, который издатели Жития из Троице-Сергиевой Лавры вообще предпочли вырезать, сказав, что оно «представляет трудности при переводе» (Тахиаос А. Святые братья Кирилл и Мефодий, просветители славян. Сергиев Посад, 2005, с. 280).

На самом деле никакой трудности перевод не представляет, просто герой жития в этом месте ссылается на апокрифы «Ни о ком из них (патриархов до-авраамовых времен) неизвестно, чтобы было у него две жены, и поэтому урезал Господь член его, чтобы означить предел, которого затем переступать не подобает. Также сотворил Он и с Иаковом, охромив жилу бедра его, так как взял себе четыре жены. И больше неизвестно, чтобы он жил с женой. Авраам же не понял этого» (Сказания о начале славянской письменности. М., 1981, с. 83).

Житие сообщает также о диспуте Константина с некиим иконоборческим патриархом «Аннием».

Возможно, это был ушедший в отставку патриарх Иоанн Грамматик, однако, «рассказ агиографа об организации диспута между Константином и Иоанном Грамматиком в настоящее время вызывает единодушные сомнения всех исследователей. После восстановления иконопочитания в 843 г. ни разу не вставал вопрос о возобновлении публичных споров с “иконоборцами”. С другой стороны, поскольку Иоанн Грамматик пользовался репутацией несравненного полемиста и оратора, сумевшего с помощью “диалектических” доводов обратить в свою веру многих противников, то в житиях ряда святых — современников иконоборческого патриарха — появляются описания явно вымышленных диспутов, в которых святой одерживает полную победу над “ересиархом” (см.: Dvornik F, Les legendes de Constantin et Methode vues de Byzance. Prague, 1933, pp. 73-77).

Как бы то ни было - в Житии читаем: «И сказал старец: "Если Бог сказал Моисею: не сотвори всякого подобия, то почему же вы делаете иконы и поклоняетесь им?" Философ ответил: "Если бы сказал: не сотвори никакого подобия, то был бы ты прав, но Он сказал "всякого", то есть лишь достойное"» (Житие Константина, 5). Но в Писании сказано именно «никакого -  пантос - изображения» (Исх 20,4; Втор. 5,8). Довод Константина был бы допустим, если бы там стояло  пантиос.

Но для 14-летнего мальчика простительно… Правда, для оценки достоверности этого житийного рассказа надо еще учесть, что учителем св. Кирилла был именно иконоборческий философ Лев, епископ Солунский .

Воля императора как форс-мажор

СПЖ написал:
"Сегодня годовщина смерти выдающегося русского философа и богослова Алексея Феодоровича Лосева (10 (22) сентября 1893 - 24 мая 1988).

Автора знаменитой "Диалектики мифа" и "Философии имени". Человека, прошедшего через концлагеря, но потом удостоенного Государственной премии СССР и считающегося (до сих пор) самым авторитетным антиковедом совеременности.

Не все знают, что 3 июня 1929 года вместе с женой Валентиной тайно постригся в монахи от афонских старцев. Супруги Лосевы приняли монашеские имена Андроник и Афанасия. Его знаменитая шапочка, которую он практически никогда не снимал, и которая стала традиционной для многих советских профессоров и ученых – это монашеская скуфья".

***
Насчет шапочки - это вранье. Маститые професора вряд ли стали бы подражать 36-летнему Лосеву. Да и носил он эту шапочку менее года. Потом его арестовали, и он надолго оказался вне поля зрения московской профессуры.

Вот Академик архитектуры Алексей Бекетов в академическом головном уборе в 1930-х годах. Он на 31 год старше Лосева. Неужто стал ему на старости лет подражать?



А вот Юнг и Лев Толстой
.

Тоже подражатели Лосева?

То, что сам Алексей Федорович мог эту шапочку воспринимать как скуфейку - исключать нельзя (но и подтверждений нет). Хотя он ее носил и после своей второй женитьбы...

И вообще этот головной убор называется очень не спж-шно: "академическая ермолка".


А насчет пострига:

Впервые об этом сообщила на конференции в МГУ "А. Ф. Лосев: философия, филология, культура" (октябрь 1993) вторая жена Лосева А. А. Тахо-Годи. Причем сообщила об этом не как о том, что ей поведал сам Алексей Федорович, а как о факте, о котором она узнала при изучении его личных дневников и лагерной переписки Лосевых 1931-33 годов.

3 июня 1929 года А.Ф. Лосев и его жена Валентина приняли тайный постриг с именами Андроник и Афанасия - в честь святых 5 века (супруги, после смерти детей принявшие монашество). Ранее, в 1922 году эту пару венчал о. Павел Флоренский — в Сергиевом Посаде в Ильинском храме.

Постриг совершил архим. Давид Мухранов.
О нем можно почитать тут
http://www.pravenc.ru/text/168502.html

Интересно, как император Николай вмешивается в сугубо церковные дела и давит на Синод в деле об имяславцах:


После смещения имяславцами 9 янв. 1913 г. настоятеля игум. Иеронима в Андреевском скиту пбыли проведены выборы нового настоятеля. Им стал Давид. Избрание Д. не было утверждено мон-рем Ватопед, к-рому подчинялся Андреевский скит. 29 янв. 1913 г. Д. был запрещен Афонским Кинотом в священнодействии и вместе с рядом др. насельников Андреевского скита подвергнут церковному отлучению.
15 февр. К-польский Патриарх Герман V вызвал к себе Д. для объяснений. После принесения 5 апр. в К-поле покаяния за участие в беспорядках Д. был прощен «с условием, чтобы он от власти отказался и более не вмешивался в скитские дела». 18 мая 1913 г. послание Синода РПЦ осудило имяславие как «имебожескую ересь».

13 февр. 1914 г. группа имяславцев была принята в Царском Селе имп. семьей. По результатам беседы Синод поручил дело имяславцев Московской синодальной конторе. Синод не стал рассматривать догматическую сторону вопроса и лишь предоставил Московскому духовному суду оправдать согласившихся с определением Синода от 18 мая 1913 г. Давид и др. имяславцы трижды отказались являться на суд, поскольку, по словам Давида, они «уже осуждены до суда над ними и имеющемуся состояться о нем заочному суду он, архимандрит Давид, заранее подчиняется».

15 апр. 1914 г., в праздник Пасхи, имп. Николай II Александрович дал указания обер-прокурору Синода В. К. Саблеру о необходимости возвратить имяславцам монашеский сан и разрешить им священнодействие. 22 апр. Синод определил удостоверить раскаяние имяславцев и свидетельство их единства и преданности правосл. Церкви только целованием св. креста и Евангелия.

23 мая 1914 г. вопрос об афонских иноках, проживавших на Одесском подворье, был рассмотрен в Синоде. В докладе Московской синодальной конторы сообщалось, что «архимандрит Давид не выражает сознательного противления Церкви, т. к. отказывается явиться к увещеванию и суду синодальной конторы по явному недоразумению, а, напротив, заявляет в представленном им «исповедании» о приверженности своей к православию, и посему он подлежит, ввиду допускаемых им в изъяснении учения о почитании имени Божия, некоторых неточных выражений и мнений, не соответствующих общепринятому в православной Церкви изъяснению о божественности святого имени Божия, духовному руководству и наставлению через особое лицо по благоусмотрению Святейшего Синода».

Сохранение запрета на священнослужение и причащение Св. Таин (что расходилось с пожеланиями имп. Николая II) вызвало у пребывавших на Одесском подворье Андреевского скита афонских монахов сомнения в необходимости переезда из Одессы в Москву. Однако еще до начала первой мировой войны Д. прибыл в московский Покровский мон-рь. 3 сент. 1914 г. Московский и Коломенский митр. св. Макарий (Невский) по просьбе обер-прокурора Синода Саблера и с согласия первенствующего члена Синода С.-Петербургского митр. сщмч. Владимира (Богоявленского) благословил отбытие афонских иноков в действующую армию и разрешил их в священнодействии и причащении Св. Таин на время войны. Хотя Д. по возрасту не способен был находиться в армии, разрешение в священнодействии распространялось и на него. Поскольку данное действие находилось в противоречии с синодальным определением и проч. актами, оно было сделано устно.

4 марта 1916 г. Давид с группой имяславцев подал прошение имп. Николаю II об офиц. опубликовании синодального распоряжения, по которому афонские монахи допускались к причащению Св. Таин, и о разрешении в священнослужении тех из них, кто имели священнический сан. Император оставил на прошении подпись: «Следует удовлетворить». Прошение не соответствовало фактическому положению дел, и потому Синод в определении от 10 марта 1916 г. повторил, что допущение афонских иноков к св. Причастию может быть только по «отречению от имябожнического лжеучения, с целованием Креста и Евангелия, хотя и без письменного акта». Но поскольку данное решение расходилось с резолюцией императора, оно не было опубликовано.

По окончании войны большинство афонских иноков, находившихся ранее в действующей армии, вернулись в мон-ри. Они вновь подпали под запрещение священнослужения. Также должен был прекратить служение и Давид, не бывший на фронте. Неясность положения побудила афонских иноков 1 авг. 1918 г. вновь обратиться к суду Патриаршего Синода. Можно предположить, что это прошение вызвало новое постановление Патриарха св. Тихона и Синода, вышедшее 21 окт. 1918 г. Согласно ему, разрешение в священнослужении, данное на время войны митр. Макарием афонским инокам, в т. ч. Давиду, считалось прекратившим свое действие.

Сразу две хорошие новости

Первая:

Епископ просто и без помпы входит в храм. Без мантии, без иподиаконов, без букета, без воздушных шаров и голубей, без ковра, без спонсоров-мэров, без детей со стихами, без пафоса...


https://www.facebook.com/endi.xirdaevi/videos/3243588359200409/


Вторая хорошая новость:
об этом как о хорошей грузинской новости сообщает Киевский архиепископ Иона.

И еще хорош комментарий от архимандрита Аввакума:

"Да, достойный пример для подражания… Шаг за шагом, день от дня, делаем наш церковный мир лучше, проще и возвышеннее. Есть величие там где есть простота добро и правда. Христос Господь наш, сквозь века и тысячелетия, через немеркнущие страницы Евангелия говорит нам: не станьте важными, не станьте надутыми, не станьте самодовольно пресыщЕнными, не станьте дамски преиспЕщренными, не станьте кичливо превознесенными! Удаляемся от пучливых царьков царствующих и владык господствующих, через непомерно дикую гордыню важности, потерявших морально нравственное равновесие. Что бы к нам, духовенству, не относились слова митрополита Хризостома Виленского и Литовского: что архиерейство в Восточной Европе, это зачастую - диагноз. Итак, ломаем шаблоны…".

А что было у славян до Кирилла и Мефодия?

2 года назад патриарх Кирилл в этот день сказал:
"Кирилл и Мефодий пришли в языческий мир, в котором не было никакого ведения о Боге, о Сыне Божием Господе Иисусе Христе. Святые Кирилл и Мефодий соприкоснулись с цивилизацией, совершенно отличной от христианской цивилизации Византии, — это был тотальный духовный, культурный, идеологический вызов".
http://www.patriarchia.ru/db/text/5209293.html

Что ж, посмотрим на христианизацию Моравии до прибытия туда братьев.


42 правило Синода 794 г. во Франкфурте:
«Пусть никто не верит, что Бога можно восхвалять только на трех языках, потому что его можно прославлять на всех языках» (Magnae Moraviae Fontes Historici. Roč. IV: Leges, textus iuridici, supplementa / Ed. D. Bartoňková, K. Haderka, L. E. Havlík, J. Ludvíkovský, J. Vašica, R. Večerka. — Brno: Universita J. E. Purkyně, 1971.s.15).

Древнейшие славянские переводы основных текстов, употреблявшиеся в славянской среде до прихода Кирилла и Мефодия дошли до нас в составе исповедей Фрейзингенских листов (I и III), глаголического Синайского требника, отдельные слова присутствуют в надстрочных выносках Эммерамских глосс. Хотя до нас и дошло крайне мало таких рукописей, о существовании устойчивой практики докирилломефодиевских переводов, когда тексты записывались латинскими буквами на славянском языке, свидетельствует запись черноризца Храбра: «[Словѣне] крстивше же сѧ, римсками и гръчьскыми писмены нѫждаахѫсѧ (писати) словѣнскоу рѣчь безь оустроениа»

Западное духовенство крайне осторожно подходило к искоренению старых языческих обычаев, о чем свидетельствует Пространное житие Константина: «Не бранѧхоу же жерътвъ творити по первомоу ꙍбычаю ни женитвъ бещисленыхъ творити»

В трактате «Обращение баварцев и хорутан в христианскую веру» (871 г.)Инго, возможно, один из карантанских князей, характеризуется авторами трактата как человек разумный, справедливый и любимый народом. Он пригласил верующих слуг за один с ним стол, а неверующих господ посадил как собак на улице, кладя хлеб, мясо и сосуды с темным вином прямо перед ними [12, s. 305]. Слугам он приказал пить из золотых кубков. В это время знатные люди снаружи не выдержали и спросили: «Почему ты так поступаешь с нами?». На это князь ответил: «Вы не достойны своей немытой плотью сидеть вместе с теми, кто из освященного источника возродился, достойны лишь вне стен дома принимать пищу, уподобляясь псам». Затем их наставили в святой вере, и они наперебой бежали принять крещение. В такой иронической форме в трактате описывается, навязываемая духовенством уже принявшей христианство знати, практика дискриминации язычников. Здесь мы видим запрет на совместное принятия трапезы христиан и язычников.
О существовании христианства в Великой Моравии до прибытия Константина Философа и Мефодия содержится прямое указание в их житиях. Принято считать, что оба эти жития созданы в IX в. вскоре после описанных в них событий на западнославянской территории [9, с. 10]. В послании великоморавского князя Ростислава, пересказанном в Пространном Житие Константина, в котором он просит византийского императора Михаила III отправить в Великую Моравию епископа и учителя, читаем: «людемъ нашимъ поганьства сѧ ꙍтвергшимъ, и по христїанскъ сѧ законъ дръжащимъ.».. [5, с. 28] В том же послании, но уже в пересказе Пространного Жития Мефодия говорится: «...и соуть въ ны въшьли учителе мнози, крьстияни из Влахъ и из Грькъ и из Нѣмьць, оучаще ны различь.»..

Влахи - это кельты.... А. В. Исаченко настаивает на том, что в Средние века под греками в западноевропейских источниках иногда могли пониматься ирландско-шотландские монахи за их высокую образованность и знание языков (Исаченко А. В. К вопросу об ирландской миссии у паннонских и моравских славян // Вопросы славянского языкознания. — 1963. — № 7)

Присутствие ирландско-шотландских проповедников на континенте можно считать доказанным фактом.
Проповедуя Евангелие на континенте и закладывая монастыри, ирландские миссионеры не проявляли особой заботы о формировании здесь церковной организации. Монахам была присуща любовь к паломничеству, благодаря чему некоторые из них проникали глубоко на территорию современной Германии. Во время правления Карла Великого ирландским монахам удалось быстро занять нишу в системе церковно-государственных отношений у франков, пока франкская церковь переживала кризис. Для нас важно, что Виргилий Зальцбургский (745–784) был одним из ирландско-шотландских паломников, нашедшим «вторую родину» в тогдашней Баварии. По его инициативе был организован ряд успешных миссионерских экспедиций к баварцам и хорутанам. В IX в. ирландско-шотландское духовенство отходит на второй план, их представители уже не занимают прежние высокие церковные должности. Большинство ирландцев было вынуждено довольствоваться жизнью в одном из крупных континентальных монастырей. Одиночные ирландско-шотландские миссионеры вполне могли доходить до Великой Моравии.

о присутствие ирландско-шотландских проповедников на континенте можно считать доказанным фактом. Проповедуя Евангелие на континенте и закладывая монастыри, ирландские миссионеры не проявляли особой заботы о формировании здесь церковной организации. В Ирландии было распространено богослужение на латинском языке так называемого галликанского типа, отличное от римского обряда, но подвергавшееся с его стороны сильному влиянию [2, с. 329]. Монахам была присуща любовь к паломничеству, благодаря чему некоторые из них проникали глубоко на территорию современной Германии. Во время правления Карла Великого ирландским монахам удалось быстро занять нишу в системе церковно-государственных отношений у франков, пока франкская церковь переживала кризис. Для нас важно, что Виргилий Зальцбургский (745–784) был одним из ирландско-шотландских паломников, нашедшим «вторую родину» в тогдашней Баварии. По его инициативе был организован ряд успешных миссионерских экспедиций к баварцам и хорутанам. В IX в. ирландско-шотландское духовенство отходит на второй план, их представители уже не занимают прежние высокие церковные должности. Большинство ирландцев было вынуждено довольствоваться жизнью в одном из крупных континентальных монастырей. Одиночные ирландско-шотландские миссионеры вполне могли доходить до Великой Моравии.

На сегодняшний день известны 22 церкви в Моравии первой половины 9 века.
Ни один из действующих здесь миссионеров не удостоился собственного жизнеописания. Отсутствие миссионерских житий следует объяснять тем, что для Зальцбурга и Аквилеи миссионерская деятельность не воспринималась как подвиг, а была рутинным занятием, которым епархии занимались с самого их основания

Полностью:
Косых, Е. И. Распространение христианства в Великой Моравии до прибытия кирилло-мефодиевской миссии / Е. И. Косых. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 30 (216). — С. 142-149.
https://moluch.ru/archive/216/52175/.


Кстати, единственно верная икона К. и М. С глаголицей, а не кириллицей


Цветная литография Яно Кёлера «Святые Кирилл и Мефодий», 1912.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2911460742272148&set=a.430262303725350&type=3&theater

Чужая душа - потёмки!


https://www.facebook.com/photo.php?fbid=3888501104525658&set=a.455757684466701&type=3&theater

Вот на что тут смотрит мужик - на картину или на попу художницы? Молчит мужик, не дает ответа. И каждый проецирует своё.

Я бы точно смотрел на неё.
На кого "неё"? Ну, это уж каждый будет предполагать в меру своей испорченности.

Опять про жутких славян

Сегодняшнее слово патриарха Кирилла:

"Именно с письменности, которую святые братья изобрели и ввели в жизнь, и начинается, собственно говоря, культурная традиция славянских народов,.. тогдашних славян — людей темных, непросвещенных, грозных, враждебных... Да помогут святые Кирилл и Мефодий нашей культуре, чтобы человек возвышался над животным миром".

http://www.patriarchia.ru/db/text/5641130.html

Зачем так???
Культура вообще появляется вместе с возникновением человека (и, собственно, является критерием успешности антропогенеза). А что касается "культурной традиции славянских народов", то и она начинается задолго до 9 века и до К. и М. Пусть и безписьменная, но всё равно - культура, возвышавшая даже праславян над животным миром. И, кстати, религиозная культура.

В прошлый раз, когда патриарх нечто подобное сказал о славянах, я его защищал: мол, это он не от себя, это оно вполне корректно передал то мнение о славянах, которое было у греков.

("Кирилл и Мефодий вышли из просвещенного греко-римского мира и пошли с проповедью к славянам. А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорят непонятные вещи, это люди второго сорта, это почти звери. И вот к ним пошли просвещенные мужи, принесли им свет Христовой истины и сделали что-то очень важное — они стали говорить с этими варварами на их языке, они создали славянскую азбуку, славянскую грамматику, славянский язык и перевели на этот язык Слово Божие... Для кого-то и мы были некогда варварами, а на самом деле варварами никогда не были" - 21 сентября 2010 года http://www.patriarchia.ru/db/text/1286748.html и https://www.youtube.com/watch?v=n3loH14dx5w)

На этот раз он говорил прямо от себя...

Кока-кола Кирилла и Мефодия



К счастью, ученики поправили мэтров и вместо их глаголической кракозябры создали кириллицу.

Можете сами перевести с кириллицы на глаголицу тут

http://lefroway.com/transliterator?utm_source=Facebook&utm_medium=social&utm_campaign=%D0%A1%D0%B8%D1%82%D1%83%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2&utm_content=24.05.2020

Я написал вот это: