June 1st, 2020

Судьба одного миссионера

«Царь Константин Погонат был государь благочестивый.

Немедленно он командировал в Колонию своего чиновника (βασιλικόν τινα) Симеона с поручением „виновника нечестия казнить побиением камнями, а учеников его, как невеж, предать надзору и вразумлению местной церковной власти“.

Так все это и было исполнено. Симеон поспешно прибыл в Колонию, заручился содействием местных властей, накрыл сектантов, всех поголовно, на самом месте преступления, — виновника нечестия, т. е. доброго нашего мужичка Константина, казнил, заставив его учеников или слушателей побить его камнями, а учеников его, как невеж, предал надзору и вразумлению местного епископа.

Это было в 684-м году.

Чиновник Симеон считал себя не только усердным и точным слугою царя, но еще и богословом. Не странно поэтому, что, может быть, зная до некоторой степени представителей местной церковной власти и не очень надеясь на обычные способы их вразумлений, он решился и сам побеседовать с сектантами и поучить их вере.

Но каково же было его изумление, в какой наконец пришел он ужас, когда из бесед с ними узнал, что казненный им Константин ничего другого им не читал, кроме Нового Завета, и ничего другого на счет церкви не говорил, кроме разве того только, что вот таким бы надобно быть пресвитерам и архиереям, как апостол Павел, а не таким, какие они на самом деле.

Кончил Симеон тем, что, в душе считая себя тяжким преступником, возвратился в Константинополь, донес о точном исполнении возложенной на него обязанности, вышел в отставку, уехал тихонько из Константинополя и явился.... опять в Колонию, но уже не к местным властям, а к ученикам Константина, чтобы своею особой заменить им несчастного их мученика-учителя.

Нового своего наставника ученики прозвали Титом. Однако один из учеников „Силуана“, тоже грамотный, некто Юст, позавидовал чести нового Тита, донес на него епископу колонийскому, и через три года наставничества дело о нем дошло до сведения императора Юстиниана II.

Император Юстиниан знал, как надобно но законам обращаться с еретиками, и шутить не любил; высочайше повелено было: „произвести дознание и упорных сжечь на костре“.

Дознание было произведено, и Симеон, или так называвшийся „Тит“, был сожжен, а вместе с ним, в 690 году, на том же огромном костре погибли и „все совершенно“ (ἄπαντας) его ученики».

Чельцов И. В. О павликианах (Речь, произнесенная в торжественном годичном собрании С.-Петербургской Духовной Академии 18-го февраля 1877 года заслуженным ординарным профессором Академии И. В. Чельцовым) // Христианское чтение. СПб., 1877. № 3-4. СС. 496-497.
http://www.odinblago.ru/o_pavlikianah

У Петра Сицилийца читаем, что „император, узнав об этом, приказал произвести расследование всего дела и предать сожжению пребывающих в ереси, что и произошло. По соседству был разложен большой костер, и все были сожжены".
(Petri Siculi. Historia utilis et refutatio atque eversio haereseos manichaeorum qui et Pauliciani dicuntur // PG, t. СIV, col. 1282—1283).

Надо уточнить: этот Юстиниан - тоже святой. см.
https://diak-kuraev.livejournal.com/1900554.html