June 30th, 2020

Страсти Антонина Капустина ч.1.

Осенью 1846 года один киевский монах познакомился с мальчиком Петром – учащимся певческой школы при Академии.

Петр родился 21 сентября 1832. Значит ему только что исполнилось 14. Монаху, с которым Петя познакомился – 29 лет (он родился 24 августа 1817).

Этот монах Антонин, подводя итоги уходящего года, благодарит Бога, что Тот «дал мне духовного сына» (31 дек 1846)

А 7 июля 1847 года мальчик Петр переехал жить в келью к отцу Антонину - «на вакацию ко мне перебрался певчук Нищенский» (запись в Дневнике от 7 июля 1847).

Зачем молодому монаху юный келейник при том, что живет этот монах вовсе не в особножитном скиту, в многолюдном городском монастыре с налаженным механизмом по бытовому обслуживании брати (готовка, сервировка столов, пошив одежды, стирка...)?

И впредь в своем дневнике Антонин будет ежегодно вспоминать именно этот день (а не день их знакомства).

1850: «Прибыв домой, поздравил Петра с трех летним пребыванием у меня и лег спать».

1851: «Я и забыл бы, что такое редкостное число сегодня, да приснилось следующее: вижу, что я увез каким-то образом сюда с собою икону Братскую Божией Матери. Видно надобно терпеть и переносить все от седмииюльской посадки ради Богоматернего подобия».

1853: «Да, оно — 7-е июля! Помню тревожный день тот. О, Господи! Стоило ли столько мучить себя?.. Из-за чего? Болваном ты родился, Андрей Иванович, (обращение к себе по мирскому имени – А. К.), чурбаном во гроб ляжешь. Вот уже шесть лет ношу на шее ярмо. А «он» хоть бы вспомнил про седьмое июля!».

1854: "Среда 7 июля. Воспоминания. Купанье, кофе, дела, обед, преферанс с печальною историей, опять дела, впрочем, только у меня с Петром. Он позвал меня прогуляться, чего никогда не делал с самого седьмого июля 1847 года».

1858 «Ни что, как эта цифра 7 была причиною, что вчера случилась такая бурная погода. Предуставлено было, чтобы мы прибыли на памятный остров в памятное «седьмое июля». Дом наш как был за 4 года перед этим, так и теперь стоит без малейшей перемены. Чуть переступлю порог, думаю, увижу, как Петро сидит у столика и пишет кому-то (?) письмо в Афины, и Мишинька, объевшийся сырых помадуров, вопит: «Холера, братцы!». Увы! ничего подобного не могло представиться мне теперь».

1860: «Как не вспомянешь 7 июля? Приснопамятное число! Только вспоминает ли о нем кроме меня еще кто-нибудь?... Господи!.. Что из чего вышло, подумаешь! Казалось, взял в руки радужного мотылька, а оказалась гусеница! Наоборот бы следовало ожидать. Сколько съела зеленого листа с головы моей эта гусеница!.. Но Бог с ним, с прошедшим! Есть время всякой вещи под небесем! Нет худа без добра. Много и утешения одинокой душе доставило 7 июля. Увы! И златокрылая бабочка 18 сентября (день свадьбы Петра – А. К.) уже не летает, а ползает на земле. Да! Всему свое время! Время перестать ловить солнечный луч!».

То, что так долго Антонин отмечал именно день 7 июля, означает, что в этот день что-то произошло в его отношениях с Петром. Достигнута какая-то договоренность? Даны клятвы в любви и верности, итогом которых и явился переезд в келью?

Могут ли быть у 29-летнего мужчины отцовские чувства к 14-летнему мальчику? Сейчас - вряд ли. Но в 19 веке и ранее - кто знает? Детей тогда рожали в раннем возрасте, и в 29 лет можно было быть папой 14-летнего сына.

Ранние записи опубликованы крайне фрагментарно, но и из них видно, что семейная жизнь двух молодых людей (один из которых играет в папу), развивается не без препятствий:
«Бесстыдный лжец! Изволь жить отечески с таким бессовестным, холодно и упорно, сыном!» (23 декабря 1847)
«Открылась сцена небывалая: подлец полез мне на горло, накричал страшных грубостей, сломал замок, хотел со мною драться. Этакой дерзкой и неблагодарной и злой скотины я сроду не видал» (16 апреля 1848).
«Мошенник попросил прощения и душа моя снова размягчилась. Эта жалость уже столько раззаставляла меня изменять самому себе! Не быть мне с нею никогда и нигде надежным правителем» (11 августа 1849).

В 1850 году Петру 18 лет, архимандриту - 33 года. Антонин с февраля готовится к европейской командировке, Петр капризничает.

Попробуем понять рассказанное Антонином:

Вот его сон 12 марта 1850: ему снится, что он против желания принял схиму, затем – «Иду куда-то; смотрю: Петр мой лежит и спит, раскидавшись. Я хотел прикрыть его одеялом, но совесть сказала мне: теперь тебе — схимнику — уже неприлично заниматься этим». Петру в это время 18 лет.
5 мая 1850: Неприятно только то, что питомец мой, на которого столько расточено сил моих, душевных и телесных, не высказывает при этом ни малейшей черты привязанности ко мне... После обеда мать Петрова собралась домой, и, когда я просил дать решительный ответ, молчание сына и холодность сына показали мне, что между ими и мною дело кончено. Тут я уже сказал ему, что после того, как он не высказал передо мною желания быть при мне, то теперь, хотя бы и просил о том, я не возьму его с собою. Это его опечалило, и он стал просить. Мне, разумеется, жаль было расстаться с ним, и я рад был его просьбе, хотя уже и не совершенно свободной и вседушевной. Я еще раз выставил ему на вид все, что связывается предвидимого и непредвиденного с его решимостью ехать со мною, и сказал решительно, что не иначе возьму с собою его, как если он признает себя моим сыном и отдастся в совершенную мою волю. Все это он повторил слово в слово и со слезами поклонился мне в ноги. Я его благословил, обнял и поцеловал как сына. Ну, как бы то ни было, теперь он мой и мой совершенно! И как мы жили вместе и служили один другому, так (если Бог благословит) и в Греции будем жить друг для друга.
19 июня 1850 Завтра же и паспорт получу и должен буду тотчас же ехать? Жаль стало Петра... Не хотелось бы его покинуть, но как же быть? Что ж? поеду один. Пора жить и одному. Так подумаю, но сердце говорит другое. Эх! горе мое!
21 июня: - Так тебе хочется ехать со мною? — Еще бы не хотелось! — Хорошо же! так если ты соглашаешься бросить из головы всякие виды и расчеты и быть только моим послушником, отдавши судьбу свою мне совершенно, то, пожалуй, я буду хлопотать о тебе. — Соглашаюсь быть послушником вашим.
29 июня Часа в 4 пошел в Лавру, пригласил с собою Петра, положивши ему купить дорогою в известном магазине сукна на сюртук. Но он еще раз не захотел идти со мною, а пришел через полтора часа потом, и сказал, что шел через Михайловскую гору! Подлая душонка — непризнательная! Когда ты выгонишь из себячерта?
5 июля. Лег спать и увидел следующее: о. ректор приходит ко мне в комнату и подводит ко мне девочку лет 13-ти и отдает мне ее в собственность. Я как будто этим нимало не смутился и подвел ее к себе, сказав: ну, теперь ты будешь жить у меня! А она мне на это: ≪нет! ты будешь жить у меня!≫ — Неправда! — заметил я, — я буду жить при тебе... Смотрю — девочка моя изменилась в мальчика. Я спросил, как ее имя. Исаия, ответил мальчик. Сновидение было очень живо и ясно»
7июля Прибыв домой, поздравил Петра с трехлетним пребыванием у меня и лег спать. (Значит, Петр с ним с 14 лет)
4 авг Петра моего доселе нет... Это выводит меня из терпении
7 ноя Петро негодный досадил мне крепко, сказав, что, если я не пущу его в Афины, он бросится в море... А кто звал? Почти со дня прибытия нашего сюда, у нас киевские сцены беспрестанно. Эх-ма!
1851
9 апр А Петро мой целый день увивался около баб. В первый раз я замечаю в нем эту наклонность. 9 мая Петро совершенно обабился. Не подозревал я прежде в нем этой наклонности.
17 мая Чтоб не тереться между прекрасным полом, мы с о. диаконом обедали одни под деревом. Петро совершенно превратился в девку. Мне это досадно стало. Отправляясь с дачи, я приказал и Петру идти за мною немедленно. Он пришел часа через три после меня. За то я сделал ему выговор стулом, который при сей оказии и сломался.
19 авг 24-го числа Петро устраивал свои именины, но, не сказав мне ни слова, пригласил и своего приятеля Паризини, что меня весьма оскорбило — до того,что я не пошел и на обед его.
14 окт нестерпимо своевольное поведение и гордо-грубое обращение со мною Петра. Еще недавно он сказалмне, что он ни одного дня в течение четырех лет жизни со мною не был счастлив и что с радостью уедет от меня хоть сейчас. Ну так пусть поезжает.
18 окт Просил у посланника позволения предстать пред его ясные очи вчерашнему имениннику и вместе с тем возвращения моего прошения о Петре… Эх-ма! Что будешь делать. Как ни тяжел, а все свой. Жалость смертная.
6 ноя Анания отправился с пароходом в Сиру, а оттуда по островам. Петро поехал провожать его до Пирея и вместе купить для завтрашнего обеда портеру. Провожал, бестия, так, что стоил чего-нибудь вроде киевских назиданий. Этакая каналья!
15 ноя В этот же день была новая сцена с Петром. Не имея возможности развязать его с Ас., решился отправить вместе с Антоном в Россию.
23 дек Другой Петро — большой — мой, лезет мне на горло, бестия. Неприятностям от него, ой, конца не будет!
1852
2 февр Весь почти месяц этот прошел в муке и возне с мерзавцем Петром. О, что за подлая душа! С самой осени до сих пор я не имел отдыха для себя от этого диавола. Так мы дожили и до масленки. Только обедать и ночевать он приходил в комнату. Все прочее время был, где хотел. Прямое и открытое презрение моих желаний и приказаний сделалось обыкновенным делом. между тем привел в исполнение давнюю угрозу, велел перенести вещи его вниз, в комнату, что под залою. Он, как знал, отправился туда прямо и поднял такой шум и ликованье с Михаилом, что затрясся дом. Назавтра пришел ко мне, улыбаясь. В следующие дни я всматривался в жизнь его. Он действительно рад, что не живет со мною.
18 февр Возвратившись домой, нашел, сверх чаяния, что Петро - подлец и не думает перебираться назад.
30 марта Мое зло не дало мне и порадоваться на праздник. Еще вчера на одно замечание мой Петро сказал мне: «Уж так. Приходит праздник, так надобно выдумывать ссору». Сегодня, возвратившись от посланника, мы похристосовались с ним домашним образом, но с поцелуем, мне кажется, вошел в него сатана. Проснувшись потом, он встал чистым скотом. Отвращение рисовалось у него на роже. Я удивился и скрепил сердце. Прошел целый день. Я не видал его. Вечером вопрос мой «Где был?» показался ему обидным, и, ложась спать, он уже не искал моего благословения.
21 апр На замечание мое, что он меня не слушает, его университетство изволили ответить: «Разве нельзя уж и на музыку пойти?» — На м у з ы к у ?.. Разве на м у ж и к у?
14 июля Скотина Петро просится со мною. И хотелось наказать его отказом, и боялся оставить одного в Афинах. Наконец уступил по слабости и велел ему готовиться.
16 сент Проснувшись, дожидался того же и от Петра, но он, досадный, как назло лежит и потягается… Петро изволил, скотина, покричать на меня.
30 сент Ровно два года моему переселению в Афины. Как было тогда весело и радостно! Ах, Петро, Петро! Убивает меня болезнь твоя.
10 окт Господи! Мимо неси чашу сию от меня. Как бы мило-весело-отрадно посидеть тут опять со своим доллондом!

1854
31 мая У Петра опять в глазах проглядывает черт. Обыкновенно он сидит по часам целым у о. диакона. Но когда я был там, не пришел, а, возвратившись с тасканья, прямо лег спать. Чем кончится между нами — бог весть.
23 июн Несмотря на ежедневные выговоры Петру за позднее возвращение вечером домой, он сегодня возвратился уже не только в десять, но в одиннадцать часов. И возвратившись, как ни в чем не бывал, взялся за чай. Это меня взорвало. Я вырвал чашку и вылил чай. Скотина вздумал кричать, я дал ему пощечину, а он схватил меня за горло… вот до этого дошли дела наши.
27 июн Зверь Петро с восьмого до двенадцатого и с первого до десятого часов не был дома. Возвратившись, немедленно бросился в постель.
28 июн Обедаю давно уже один… Учусь быть монахом. Вечером, разумеется, была всенощная. Петро во время оной сидел дома, а когда я пришел домой, вышел из дома и возвратился, не знаю когда. Ужас, что за бес
6 июля За всем сим купанье, чай, игра в преферанс, ужин около двенадцати часов и сон. Петро, бедный, стал скелетом, спит с открытым ртом и дышит тяжело…
7 июл Купанье, кофе, дела, обед, преферанс с печальною историей, опять дела, впрочем, только у меня с Петром. Он позвал меня прогуляться, чего никогда не делал с самого седьмого июля 1847 года. Я пошел с ним к церкви. Там он пал мне в ноги и залился слезами. «Я нездоров ужасно… я умираю…» Можно вообразить испуг мой! К счастию, несколько объяснений с его и моей стороны успокоили нас. Бедное дитя!.. Купанье, повесть о змее с головой σὰ ν τοῦ σκυλιοῦ, чай, короли на крылечке, ужин и проч. Жалоба снедала мне душу целый вечер.
22 авг После кофе ходили с Петром по берегу и рассуждали о делах мира сего. Скрытный и лукавый мальчик!
25 сент (помолвка петра) Затем следовала блаженная баня со взаимными услугами, чай и на время сон, а потом долговременное хождение взад и вперед по комнатам с думами о завтрашнем многотревожном дне. Прощай, Петро! Прощай, золотая, столько лет лелеянная мечта! Богу угодно, чтобы из тебя вышел простой «муж», какими исполнен свет, и больше ничего
26 сент Выпив за здоровье молодых и их добрых родственников и благожелателей, мы с о. диаконом простились с обществом и поплелись домой под звуки фортепиано, загремевшего под пальцами невесты. Эх-ма! Дома от горя и сокрушения взялся за свои любезные трубы и возился с ними часу до двенадцатого, пока не возвратился жених. Еще ты несколько времени со мной, дитя сердца! А будет время, напрасно буду ждать возвращения твоего к себе. Ах Петро, Петро! Глубоко ты пал мне на душу! В 7 лет ты до того приучил меня к себе, что теперь я не знаю, как разучиваться, и не знаю, найду ли довольно сил к тому, чтобы решить разучиваться. Ах-ма!..
9 ноября. Декрет о бытии бани. Поклон ябедника, хотя не злого, но и не доброго. Хождение вперед и взад. С девяти часов почти до двенадцати блаженная баня с рассказами жениха о проказах тещи. В час сон.

1855
12 мая: Видел во сне, что постригал Петрову невесту в монашество. Клобука, впрочем, не успел надеть. В клобуке были и два креста для постригаемой, один золотой наперсный, другой белый перламутровый. Последний я надел на себя.
4 июня У Петра сегодня конец ученью. По реченному «не хочу учиться, хочу жениться» он с нынешнего дня отвращает лице свое от храма наук ко храму мук и подписывает, таким образом, смертный приговор своей юности…
6 июня: «Во сне был в Киеве в академии. Ректор о. Димитрий меня принял ни ласково, ни сухо, два раза повторивши мне, что он приглашает меня обедать «и с супругой». Я пожелал узнать, что разумеет о. ректор под супругою. Он сказал: «А тот серб, который от вас приехал».
11 июня Во сне видел длинную-длинную змею, которую как-то по несчастию проглотила, а потом изблевала Петрова невеста. Потом — самую невесту, вследствие сего лежащую на смертном одре
1 июля Спал худо и тяжело от жара, а Петро так просто мучился. Пред ним целую ночь плясали по зале духи, из коих самый главный назывался Каролиной
24 авг Невеста… но что говорить о ней? Довольно сказать, что от присутствия ее бежали оба нечистые духа.
31 авг К обеду стало перебираться к нам Петрово приданое, при коем препровожден был и красный, как рак, Мимикос, который действительно, кажется, составит часть, и, может быть, самую главную, Петрова приданого (Мимикос, Дмитрий, это брат невесты Петра; ему 12 лет – А. К.).
13 сент Любезный Мимико вертелся около меня. Заметна его особенная привязанность ко мне. Такому и подобает быть преемнику Петрову.
17 сент Усердным помощником был Мимикос. Доброе и любезное дитя!
Вечером всенощная ипотом новая баня, длившаяся до 12 часов.
20 сент. Не спится и только! Встал рано и был в восхищении от своего новогосожителя. У него просто все горит в руках.
18 сент Ужин тянулся за полночь, перемешиваемый музыкою и пением. Я желал продлить его сколько возможно более, чтобы хоть одною минутою долее видеть свежий девственный лик Петров. Но как всему должен быть конец, окончился и ужин. Молодых всем обществом проводили в их прекрасный покой. Я первый по званию своему должен был расстаться с ними. В час с половиною все утихло. Ждал жениха напрасно и безумно со словом «п р о с т и » ! Жених естественным образом забыл о моем существовании на свете.
19 сент Видел молодых и получил от них грешное чувство отвращения. У жениха написано на лбу «я, и кроме меня никто и ничто больше на свете». Неприятная надпись. В молодой не заметно ни малейшего смущения. Видно, что на положение свое она смотрит гораздо выше и то, что бросает краску на лицо от одного представления, она приняла как долг природы, весьма простой и, может быть, даже священный. Взор ее так же чист и открыт, как и вчера, как и третьего дняМимикос занял Петрово место и, надобно сказать, своим присутствием доставляет мне немалое утешение. Странное дело! В душе моей образовалось к нему уже глубокое сочувствие! Петро! Петро! Не сказал ты мне вчера, скажу я тебе сегодня: «Прости»!
20 сент. Молодые приходили за благословением и получили в оное икону римскую. Господи! Прости меня. Обидел их своим грубым приемом. Пульс души моей до такой степени неровен, что меня решительно можно счесть нездоровым. Целый день смотрел вставление цветных стекол в алтарное окно. Обедал один. Вечером прохаживался с Мимиком.
21 сент. Жаль стало молодых. Переборовши себя, пошел к ним и пил у них чай, хотя все еще не мог смотреть на них
25 сент. Первый раз после свадьбы Петро сказал мне по древнему обычаю, что он выходит на прогулку. Внезапный поворот этот его на старый лад, кажется, должно приписать тайной ревности его к Мимику. А! перестанешь теперь своим фырканьем и брыканьем терзать мне душу…
26 окт. Петро, раскапризившись тем, что я не приглашаю в прогулку его супружницу, выдумал себе головную боль
28 окт. По возвращении, не нашед дома мальчика, осердился на него, и когда он, не тронувшись сим, почти весь вечер сидел с родными у Петра, изругал его нехорошо, в чем и каюсь сердечно. Забыл на тот час, что это Мимико, а не Петро.
27 ноября. С Петром о времени шить рясу. Отвернувшись от меня с неудовольствием, он прошелся по комнате и своим «нищинским» тоном изволил изречь: «Да ведь я не буду священником». Изумленный этим неожиданным оборотом дела, я не стал терять слов по-пустому и решился наконец, согласно со словом Евангелия, не метать бисера перед свиниями. В утешение себе занялся шитьем налойных одежд. После обеда взял рясу, подрясник и камилавку от Петра и расстался с утешительною мыслию о своем помощнике. В навечерие прохаживался с Мимиком по полям
1856
1 янв. Дожили, по милости Божией, до нового года. Он обещает мне покой от пятилетних трудов по восстановлению посольского храма и девятилетних по воспитанию приемыша.
18 ноября. Во сне я решился преобразовать себя и для сего обрить себя по всему телу. Странную эту операцию уже и начал было Петро, да Афанасий помешал.
1857
15 авг. Ну, так отправим тебя силою, если не хочешь ехать добром, заключил я и ушел из дома. Припомнились мне сотни подобных выходок негодяя, десять лет терзающего меня своим зверским характером.
16 авг. Напутственный молебен в церкви. Фатальные кароцы. «Сиданье» в глубоком молчаньи. Кошелек с тысячею франков. Прощанье со слезами. Заказали плодов и вина и принялись «насматриваться друг на друга». Стала напрашиваться неуместная жалость.
17 авг. Разбавлял до полночи чувство разлуки пересмотром в трубу млечного пути. Добрые ласки мальчика, понимающего, что мне чего-то недостает, восстановили спокойствие души.

Прежде анализа этих текстов, приведу воспоминания того же автора о другом мальчике:
Введенский Алексей Александрович (Алеша) — студент Киевской духовной семинарии, близкий друг о. Антонина; скончался от чахотки в 1844 г.
«21 и 25 мая 1844. Его похоронили, и я еще существую... Поэма жизни кончена.
12 февр 1850 Алеше миленькому, имениннику нынешнему, вечный покой и царство небесное!
1 апр 1850. Ночью милый мой Алеша за что-то дал мне пощечину
16 окт 1852. Во сне смешались два лица, Алеши и Петрово, в один страждущий субъект, что, разумеется, еще более подлило масла в огонь…
23 мая 1854. О, день плачевный!.. Архиерей помешал помолиться о упокоении усопшего Алексия, т.е. Алеши-светика. Дома прочитал о нем панихиду. Было довольно горько.
23 мая 1856. Помолился о приснопамятном, не исчезающем из сердца, несмотря ни на какую обстановку жизни.
11 июля 1857. Совсем молодая девушка малого роста, с круглым лицом, напоминающим несколько покойного Алешу.
23 мая 1858. Вечный покой приснопамятному. О, Алеша! На какой ты из этих звездочек находишься?
23 мая 1859. Отслужил панихиду с своими старцами о блаженной памяти Алексие Александровиче Введенском. Что бы вышло из нашей любви безграничной, если бы дорогой человек доселе жил? Вероятно перестали бы даже списываться.
23 июля. Думал, что Святая Гора вдруг внушит мне сон какой-нибудь высокодуховного значения. Между тем всю ночь бредил своим покойным Алешей-дружком. Все мне верилось, что он, похороненный раз, еще долго жил потом, пока не умер снова — весьма недавно когда-то, как бы даже вчера только. Запыхавшись, ко мне бежит Иван Папарригопуло и в сильном волнении говорит: «есть, есть и теперь есть». Он указывал при этом на кого-то позади себя. А там точно как бы виделся очерк Алеши. На меня напал великий страх. Я проснулся. Было около 2 часов ночи. Я долго вздрагивал потом и успокоился только за заутреней
12 мая 1860. Сладко памятное число! Не затмевается ничем, твой светлый и чудный образ, блаженной памяти Алеша!
29 июня 1860. Вопрос: отчего умер Алеша? Нелепый сон отвечает: от истощения детотворной сущности. Нет. Дело тут идет опять о каком-нибудь мичмане. Мой несравненный Иосиф целомудренный говорил перед смертию доктору Леонову, что он неповинен ни в какой растрате физических сил, даже не знаком с самым «сонномечтанием», а тем паче ручным грехом. Нет, напрасно твой светлый образ заглянул в эту, пропитанную грязью кануру.
23 мая 1881. День кончины дорогого дружка Алеши».

ПРОДОЛЖЕНИНИЕ в след. записи

Страсти Антонина Капустина ч.2.

(начало - в предыдущей записи; окончание - в следующей)

Ни об одной девушке архимандрит Антонин так нежно не пишет, так не плачет и так не вспоминает. Только о трех мальчиках: Алеше, Петре и Мимико.
«С легкой руки о. Киприана (Керна) утвердилась мысль о том, что причиной принятия пострига А. Капустиным стала неудача со сватовством к Надежде Яковлевне Подгурской. Дневник, однако, не дает оснований для такого заключения. Н. Я. Подгурской посвящено буквально две-три фразы, да и те, на наш взгляд, не могут служить свидетельством глубокой и сильной любви. Об «Алешеньке» Андрей говорит совсем по-иному: «Это была истинная жизнь моя, в которой я иждил все мое чувство, принес в жертву моему * все, чем я был богат и беден. ... Подобно банкроту собираю кое-какие остатки прежнего необъятного своего имущества»».
(игумен Варнава (Аверьянов). Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина) по материалам его литературного наследия. М., 2017, с. 89).

Даже свой монашеский постриг он по сути посвящает Алеше: «И странно и страшно и горько и радостно... Утешься, Алеша! Из твоего «Андрюши» таки вышел давно знакомый нам, АНТОНИН» (7 ноября 1845 г.).

И сразу после смерти Алешеньки (не прошло и недели) он поселяет в свою комнату Андрюшу: первым после смерти «Алешеньки» «ко мне перебрался на жительство певчий здешний, ученик 3-го класса, Андрей Виссарионович Фоменко. Эта новость может занять меня и, подчас, размыкать тяжкое горе» (28 мая 1844).
Он «открыл в своем Андрее душу», пытался быть его воспитателем, взял в поездку в Москву, но парень все же от него сбежал. «Итак, из двух Андреев, вдруг не стало ни одного! Неудачно же начало моего детовоспитания!» (26 ноября 45; еще одним Андреем он называет тут себя, поскольку принял постриг с другим именем).

Вот тут-то «на вакацию ко мне перебрался певчук Нищенский» (7 июля 1847). И с той поры монах Антонин будет ежегодно отмечать день 7 июля как день счастливого соединения своего с Петром.

Он асексуален? – Нет. Как нормальный подросток, он подглядывал в окошко бани: «У Ивана Ивановича Леденцова была какая-то, вершка в два или три длиною, черная, нераздвижная трубчонка, с помощию которой я мог рассмотреть через два-три огорода в окне бани человеческую фигуру» (5 сент 1858).
Правда, автор дневника не уточняет, фигуру какого пола он рассматривал в бане.

Совершенно очевиден мотив ревности о. Антонина к невесте и жене своего келейника. И столь же (для о. Антонина) очевидна ревность Петра к Мимико, который занял его место келейника и переехал жить к архимандриту. В 1860 году скандал начнется как раз с этой линии напряжения:

«8 января. Начинаются пакостные дела, раскрывающие огромную интригу. Пришел Сахаров с жалобою на Мимико, якобы учащающего на его кухню и имеющему виды на его служанку…. Вот оно! Парню 17-й год. Чего доброго? Я обещал разобрать дело.
9 января. Рассказал я жалобу Виктора Сахарова на парня. Мать приняла это к сердцу, и с первого раза объявила, что в этом деле рука Петра, что парня хотят выжить из дома в предположении, что он передает мне все секреты, сущие в доме…
13 января. Ходил по призыву к Мангелям (семья Мимико)… Сказал, что при таком положении дел он не может более оставаться у меня».

Значит, до того Мимико жил у о. Антония – вызывая ревность бывшего келейника женатого Петра (см. об этой ревности запись от 25 сент 1855). Точнее говоря, не важно, ревновал Петр или нет, важно, что сам Антонин считал, что парни должны его ревновать.

С формальной тоски зрения архимандрит Антонин, сам будучи вовсе не немощным и бесстрастным старцем, нарушил запрет на жизнь в одной спальне с юношей.
У предшественника о. Антонина в деле изучения восточного христианства - епископа Порфирия Успенского – были собраны древние афонские предостережения:

В 1363 году Иаков Прикана, игумен лавры св. Афанасия, видя, что «воцарилось любование мужчинами и пиршества с молодыми и безбородыми, и осязания удов», призывал: "Вы, допускающие дружбу с юными, усыновления и переусыновления, посиделки в кельях, виновные в торгашестве, вы должны много остерегаться безбородых юношей и никого из них не впускать в обитель, хотя бы сын царя пришел» . Из Трагоса 1394 года: «Безбородых детей отнюдь не принимать на Гору. А если кто не удалит такового от себя, да будет анафема» . «Отнюдь не дозволяется принимать в скит безбородых юношей, ни даже жить им там несколько дней» . Из устава 1839 года: «Никому никак не дозволяется принимать в каливу безбородого юношу и жить вместе с ним; а только разрешается всякому достаточному содержать безбородого вдали от скита, пока вырастет у него борода и уже после этого представлять его отцам с бородою и сожительствовать с ним» .


И уж совсем не по уставу, что 30-летний начинающий монах (по афонским правилам Антоний, принявший постриг лишь за 4 года до объяснения с юным Петром, являлся именно таковым) вдруг требует от келейника полного послушания лишь себе.

Очень характерными и болезненными кажутся эти его притязания на чужую свободу. "Теперь он мой и мой совершенно!". А когда эта игрушка поломалась, он находит утешение в новой.

Психолог обратил бы внимание на постоянство темы сексуальной перверсии в снах о. Антонина. Запись про юношу серба, который во сне превратился в «супругу» уже приводилась. Как и запись о сне, в котором «девочка моя изменилась в мальчика».

Вот еще весьма сложный сон, в котором святой патрон автора оказывается женщиной, а потом мальчиком: «23 июля 1855. В Лаврской церкви множество народа. Приготовляется великое торжество: вынятие и обнесение кругом церкви мощей св.мученика Антонина. Вот и мощи вижу перед собою. В раке лежит женщина. На мое недоумение мне отвечают, что святой мученик при жизни скрывал свой пол. Не зная ничего подобного из жизнеописания святого, я усомнился в действительности мощей его. Великовозрастность виденного тела еще более держала меня в сомнении. От недоверия все видение скоро исчезло, и фантазия занялась другим чем-то. Вдруг вижу одну книгу и в ней опять встречаю имя св. Антонина. Это было краткое житие его. Указывают на подсводную арку и говорят, что там есть два гроба, в одном из коих святое тело мученика. Сейчас гроб снимут и будут обносить кругом церкви. И точно, гроб снят и стоит передо мною. Я вне себя от столпления чувств. Сняли крышку. Под покровом красного полинявшего цвета лежит тело мальчика. Покров сняли с лица, и передо мною был многострадальный Христов мученик, как живой, на минуту заснувший. Черные волосы на нем были в беспорядке и стояли поднявшись. Цвет лица был смугловатый. Выражение физиономическое подходило к лицу бывшего певчего академического Олофинского. Я целовал одежду святого. Потом пожелал поцеловать его руку, лежавшую полусжатою на груди и думал себе: позволит ли мученик коснуться скверным устам моим его руки. Преодолел, однако же, свое смущение и взял рукою ручку его, чтобы поднесть к устам своим. В то время, как я лобызал ее, почувствовал, что мученик легко-легко жмет мою руку. От сильного волнения чувств я при этом проснулся и был в глубоком умилении. Немедленно хотел нарисовать виденное лицо, но рука не в силах была передать то, что живо зрело внутреннее око. Сидел весь день над мозаиком. Петро уехал в Пирей со своими. Вечер и почти всю ночь сидел, стараясь воспроизвести карандашом черты бесценного для души мученика».
«18 июля 1856. Во сне рассказывал кому-то вчерашний сон. Кончив рассказ, пошел в Далматовский монастырь приложиться к мощам св. мученика Мирона. На дороге встретился диакон, возвращающийся из монастыря. Пришед к мощам, увидел, что тело мученика совершенно живое, и даже он немного приподнял глаза. Мне стало досадно. Все это проделки Папаригопуло, подумал я. Видишь ты, положил дочь свою, да и говорит, что мощи св. Мирона. А все, чтоб набрать денег».

Можно ли по поведению любимых мальчиков что-то сказать об их друге и покровителе? Своего друга Алешу Антонин называет "Иосифом целомудренным". Это, наверно, означает, что в их отношениях не было секса. Но библейский
Иосиф отверг домогательство до своего целомудрия. Кто домогался Алешу и получил отказ, причем об этом стало известно автору дневника? Может, именно ему Алеша поставил пределы их дружбы?

Никто из любимых воспитанников Антонина не стал священником. Может, и к лучшему. Петр, вызвавший такую борю полярных эмоций в о. Антонине, - это Петр Нищинский. «С этим скотом надо кричать каждый день». Скот окончил Афинский университет сразу по двум факультетам (богословия и филологии), а потом стал классиком украинской литературы и музыки .

(См. о нем Довженко В. Жизнь и творчество П. Нищинского // Советская музыка. 1952, № 10 https://mus.academy/storage/magazine/articles/pdfs/compressed/BDqZr7Hjf2C2AP5mYdsLllu2O1VYKmTU9ackY42z.pdf )

Путь монашества и священства, поначалу показавшийся таким привлекательным, после жизни с отцом Антонином, потускнел.

Некий знаток афонских монашеских нравов 19 столетия под именем «Посмертных вещаний преподобного Нила Мироточивого» описал причины постоянных скандалов наставника и ученика:
«Часто старец потворствует бесчинию и непокорству послушника. Это происходит от пристрастия к послушнику; тогда послушник становится старцем, а старец - послушником, окончательно подчиняя себя послушнику своему. Так всю жизнь свою, т.е. монашескую, сотворили старцы наизнанку, из-за пристрастия к послушникам своим; т.е. в древности послушники старцами дорожили, всецело покоряясь им, а ныне - старцы ухаживают и дорожат послушниками. Послушник, видя, как старец делает ему взоры, творит и сам взоры старцу; старец еще больше воспламенятеся любовною страстию плотскою, пьянеет от сей любви плотской, начиная обнимать послушника. Послушник, увидав, какое дело сотворил с ним старец, получает о нем худое мнение, даже за человека его не считает, считает уже за осла, больше не спрашивая старца, что надо делать и как. Старец же, видя, что не спрашивает его ни о чем послушник, сердится, волнуется, возмущается против послушника своего, но не смеет выговаривать ему, ибо, как только станет ему выговаривать, тот час послушник начинает отвечать словами неприличными, т.е. грубостями. Тогда старец начинает каяться, плачет, гневается на себя, что так зло пострадал от послушника своего. Наконец, разгневавшись на послушника, хочет прогнать его за бесчиние; прогоняемый послушник начинает ругать старца своего и говорить ему: "Вчера обещал ты мне отдать дом твой и всё, что в нем, пока не исполнил со мною похотения твоего; вчера ты мне это обещал, вчера со мной творил похотение твое, а сегодня прогоняешь меня? Так знай же, что отныне и впредь не имеешь ты права ни на дом, ни на то, что в нем, ибо купил то я себе честию моей. Сам уходи и убирайся отсюда, так как преосквернил ты меня, злой бес..." - Старец, услыхав такие слова, печалится, скорбит и плачет».

При этом, согласно дневниковым записям о. Антония, уже вернувшись домой и став профессором Петербургской семинарии, все время требовал с него денег.
В схему «Нила Мироточивого» это вполне укладывается (хотя, конечно, не только ею может быть объяснено).

Расставание Антонина с Петром было жестким – Петр не раз угрожал самоубийством и упоминал бритву:
«15 марта 1860. Тем временем я (неожиданно выздоровев) сидел на Пнике с трубою и ловил злую Русалку, разлучившую нас с Петрушей и весьма тяготился духом. Вскоре Мимико доставил мне письмо от его милости (Петра). Вот оно: «Вы сдержали свое слово: «у нас есть и солдаты и полиция». Не прогневайтесь и не судите после этого, если и я сдержу свое слово…. о котором писал Вам в последнем письме своем (т.е. что откажется на веки от жены) и еще кое-какое словцо, выполнить которое я поклялся однажды навсегда (страшно!) Бог и дети — вот теперь у Вас два предмета будут в уме. Прощайте!» По всей вероятности, еще раз стращать изволите, голубчик, самоубийством. Но кто же Вам поверит? Убиться уж можно было бы и в минувшие дни. Вот же сего не случилось! Авось и напредки не случится. Кто же это старается дорезать человека и без того истерзанного гнусною клеветою? Любимый питомец, дитя души, о котором я болел всем сердцем десять лет. Благодарю Господа и за этот плачевный урок! Не сомневаюсь, что «Колокол» прогудит и об этом свидетельстве моей крайней безнравственности. И в самом деле! Ведь это утверждает мой собственный человек».

Когда Петр окончательно покидал о. Антонина и Афины, архимандрит не встретился с ним и не попрощался: «14 марта. Ко мне отправляемы были депутат за депутатом, но все было напрасно. Он к вечеру стал грозить мне то своею смертью, то уверением, что я оставляю здесь жену его для себя… О, гадкая каналья! Пропади ты скорее с глаз моих!».

Стоит добавить, что когда позже пошли публичные разговоры о том, что «русский архимандрит» держит «гарем мальчиков», Петр эти слухи не гасил, а, скорее, наоборот. «17 янв 1860. В квартире у Петра ежедневные собрания и попойки Журавлева, Сахарова и Петра. Делаются какие-то совещания… 19 янв. На углу дома против церковной ограды он нашел приклеенную бумажку, в которой, что-то, говорит, писано про меня. Как я не лопнул от бросившейся в голову крови! Господи! что это такое? Меня обвиняют в самых постыдных делах и грозят мне вместо κύριε ἐλέησον пропеть ἰούχα (позор)! А! вот что значили оные совещания в дому погибели! Пасквиль написан в самых грязных выражениях и человеком, видимо знающим по-эллински».
Как бы то ни было, его ученики не бросились на защиту о. Антонина от обвинений. Более того – они и обвиняли своего наставника «3 февраля 1860. Дерево срублено, но корни его остались. Корни эти: Журавлев, Сахаров, Петро (пожалуй), Васька с братьями и может быть еще кто-нибудь. Я потащил первый корень…».

Еще один участник этих разговоров и автор слухов ранее так описывался самим о. Антонином: «13 июля 1857. Явился второй псаломщик, не кончивший (или кончающий) курс академический, Иван Гаврилович Журавлев, приглядный парень, русый до рыжеватости, косматый и краснолицый».

Третье упомянутое лицо - «10 июля 1857. Прибыл новый псаломщик, студент Санкт-петербургской духовной академии Виктор Николаев Сахаров, еще не кончивший курса, да к тому же и не один, а с «сродственницей»».
Сахаров приехал с невестой. «По спешности отъезда из Санкт-Петербурга не мог привести в исполнение свой брак с девицею Димитревой и просит разрешения на оный из Афин, так как осведомился, что невеста его уже находится на дороге к нему...». Отчего-то Петербургский митрополит Григорий не разрешал это венчание (запись в дневнике 27 и 28 дек 1858); только в апреле 1859 пришло благословение. 12 февраля у молодых родился сын Алеша.
Влюбленность и семейность Сахарова, похоже, предопределила его отдаленность от архимандрита.

ПРОДОЛЖЕНИЕ в следующей записи

Страсти Антонина Капустина ч.3.

(начало - в предыдущих двух записях)

А теперь – о скандале.

В ноябре 1857 года из Киева к Антонину прибыл еще один помощник - иеродиакон Агапий (Андрей Гульницкий или Гумницкий).

Начну с финала. Агапий – третья знаменитость после самого Антонина и Петра Нищинского в этом крохотном киевско-афинском кружке. После разрыва с Антонином Агапий уезжает не в Россию, а в Лондон. В "Колоколе" появляется несколько его статей, в том числе некролог Тарасу Шевченко.
Затем Агапий (взявший себе постоянный псевдоним Гончаренко) уехал на восток, оттуда - на Аляску, позже в Калифорнию. Стал членом редколлегии библейского общества, редактировал перевод Священного Писания на арабский язык, издавал газету Alaska Herald с русским приложением и «Свободу» — первую украиноязычную газету в Америке. Много лет переписывался с Огаревым и скончался в Калифорнии в 1916 году . Каким-то образом стал священником – во всяком случае 12 мая 1865 года митрополит московский Филарет просил обер-прокурора Синода, чтобы тот дал поручение главе алтайской миссии и Антонину узнать, кем Агапий Гончаренко был рукоположен во священника и где он взял антиминс и миро . По его словам, он получил греческое гражданство и в январе 1862 г. был рукоположен во священника на Афоне, в монастыре Ставроникиты. В 1894 г. в Австро-Венгрии были изданы его мемуары: Споминки А. Гончаренка, украинського козака-священника. Коломия, 1894.

см. о нем Эйдельман Н. «Колокол» против Синода // Наука и религия,1971, №7, с. 61. http://www.1543.su/VIVOVOCO/VV/PAPERS/NYE/SINOD.HTM и

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D0%BD%D1%87%D0%B0%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE,_%D0%90%D0%B3%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D0%B9

Конфликт двух образованных клириков, вдобавок «земляков и сомонастырцев» (запись в дневнике Антонина от 17 ноя 1857) и Андреев по своим домонашеским именам вовсе не был неизбежен. Еще в конце октября 59 года все хорошо в их отношениях.

Но приходит черный день в жизни Антонина (он сам его так назвал).

Напомню, с подначки Петра Сахаров ранее обвинил Мимико в том, что тот ухаживает за какой-то девицей.

«10 января 1860. Является опять Сахаров с грозящей жалобою на Мимико. Видно, что вчера мать намылила Мимико голову до самой кости. В ответ на это он похвалился, что он через месяц выгонит из Афин и диакона и Журавлева, а Сахарова убьет. Слышавшим оказался диакон… Чуть Мимико явился, я напал на него, с небывалою для него грозою. Парень горько заплакал и сказал «Дьякон не должен жить здесь и одного дня. Когда Вы уехали отсюда на св. Гору, он меня непрерывно преследовал”. Что это значит? спросил я, еще не понимая в точности, в чем дело. Плачущее лицо покрылось краскою. Ответа не было. Говори же, сказал я коротко. После некоторого затруднения он выговорил скороговоркою: «Он меня склонял к бесчестию. Что Вы еще хотите?». У меня сперло в горле. Я стоял, как потерявший смысл и память. Послушай, Димитрий, начал я и потом, держась за двери от слабости и несказанного волнения; — ты знаешь, какой важности то, что ты говоришь… Ты лжешь на диакона. «Оставьте, отче. Он позорнейший человек». И начал мне рассказывать вещи, от которых оставалось бежать, заткнувши уши… Оставшись один, я был в полнейшей лихорадке. Голова моя стучала о спинку кресла».

Остановим рассказ. Что к этой минуте знает Антонин? Что его келейник говорит о домогательствах к нему его диакона. Даже сам факт еще отнюдь не установлен. Где тут повод для битья головой о стенку? Мало ли руководителей получают «сигналы» о «неправильном» поведении своих подчиненных? Монах тем более должен быть сдержан в своих реакциях. А тут – буря. Что это? Ревность собственника? Ревность любовника? Страх за то, что какая-то его собственная тайна стала выглядывать наружу?

Антонин идет к Агапию: «Я сам пошел увидеться с ним. Завел речь о его поздних прогулках и несвоевременном возвращении домой. Заметив, что он скалит зубы, я ему прямо выложил всю грязь его перед лице. Он стал запираться, уверяя, что никогда не говорил ничего Сахарову на Мимико и что последний бессовестно лжет».

Еще раз стоп. Судя по оправданию Агапия, «вся грязь», предъявленная ему, - это то, что он, Агапий, передал Сахарову угрозы Мимико, случайно услышанные им. Кроме того, из текста Дневника следует, что в беседе с Антонина Агапий сам, первый, поднял тему домогательств:

«Оставалось сделать очную ставку… Предвидя беду, диакон сказал, что он точно делал предложение, но с целию выпытать, не имею ли я с Мимиком подобных сношений, что обо мне еще в Киеве носилась дурная слава, что он с тем и ехал сюда, чтобы увериться в том, и что уверился… Как? и уверился? прервал я. «Да! Сам Мимико признался в том». Ах ты, мерзавец! Вскричал я, не имея сил более выносить смертельной обиды».

И снова стоп. Почему «более»? До сей секунды никто самого Антонина ни в чем не обвинял. Точнее – никто из людей. Может, его собственная совесть чем-то его язвила?

Упоминание про «дурную славу в Киеве» очень вероятно. В Киеве Антонин едва был помощником инспектора певческого класса мальчиков с 1846 года, т.е. в 29 лет. Работа не ладилась: «На меня озлобились студенты, косо стали смотреть сослуживцы, даже сами дети закричали!!» (31 декабря 1847). «Что я вам сделал, дети мои, в которых жила душа моя?..» (21 апреля 1847).

Если возраст Алешеньки не понятен (однокурсник?), то Андрей и Петр, позванные Антонием в сожители в свою келью, явно были еще детьми.
Молодой только что постриженый монах с детьми работает; дети ночуют у него в келье. Косые взгляды вполне уместны. Вот и новый инспектор стал косо на него смотрел, и Антоний засобирался за границу.

Но насчет цели приезда Агапия («с тем и ехал сюда, чтобы увериться») Агапий, полагаю, приврал.

««Что Вы бранитесь? Он сам сказал, сам, сам»… Сейчас позвал я парня. Скажи, как и что говорил тебе диакон? спросил я. Начал рассказывать… Когда дело дошло до предложенья (за несколько дней до Успенья)».
Стоп. Успение это 28 августа. То есть мальчик ничего не рассказывал Антонину целых пять месяцев.

«… диакон вдруг прервал его: «ну, что? не сказал ли ты мне тогда, что и Антонин тоже имел» и проч. Тот начал было иронически говорить: «как же?... сказал?...» Но я потребовал, чтобы он бросил иронию и говорил, как и что было, прямо и слово в слово. Взбешенный мальчик закричал, что диакон с ума сошел, что он не мог ему говорить ничего подобного, что он позовет его, бесстыдника, на суд и проч. Дьякон же в свою очередь кричал одно и то же: «Ты говорил! Ты говорил!». Я выслал малого вон и сказал злодею с последним запасом хладнокровия: то, что между вами происходило, выявит суд и присяга. А что Вы делали бесчестное предложение, в этом Вы и сами сознались. А Вам небезызвестно, что у нас за подобные дела отсылают в Сибирь. Служить Вам более здесь со мною не можно. — Возвратился в свою комнату нравственно подавленный, уничтоженный».

Если Антонин знает невиновность свою и, значит, правду гневных отпираний своего мальчика, то почему он чувствует себя «нравственно подавленным, уничтоженным»? В наших интернетах можно десяток раз на дню узнать, что кто-то назвал тебя «п..расом» - но это не влечет за собой столь тяжких психологических последствий. Полагаю, что передача таких намеков, шуток, сплетен и оценок о «братии» была не менее распространена и в монашеских междусобойных разговорах 19 века.

Отметим и неудачную апологию со стороны ученика: Мимико вместо того, чтобы отрицать само преступление, отрицает лишь возможность своего рассказа о нем третьему лицу.

Прихожане также вели апологию о. Антонина неуверенно и неубедительно. Вместо того, чтобы ясно и жестко отвергнуть домыслы как полную чушь, они оспаривают лишь частности. «28 января 1860. Получаю с разных сторон выражения соболезнования, растравляющие только рану души. Вот образчик того, как защищают меня люди, меня знающие: «Он мне начал Бог знает что говорить на Вас. Ну, пропал же ты, когда начинаешь такое дело, отвечал я ему». Почтеннейший Илья Егорович! Тебе следовало не грозить тому, кого угрозы только ожесточают, а сказать ему: с ума ты сошел, Агапий. Про кого ты это говоришь? Мы его знаем уже девять лет… Другой образчик: «Он говорит, что от самого диакона слышал, как тот его (т.е. меня) застал вечером в самом деле… А я ему говорю: послушайте. Может ли это быть. У нас вечером никто не беспокоит архимандрита (это Вы врете, Афанасий Яковлевич), да и как же бы он решился делать это, не затворивши дверей на ключ?» О, твоего простоволосия, непризванный апологет!».

Также отметим, что Антонин убежден в том, что Агапий не просто клеветник, но и содомит. У него есть свидетельство мальчика и есть признание Агапия. И при этом Антонин не ставит вопрос об извержении того из сана и монашества. Напротив, сначала он ему предлагает тихий уход: «12 января. Написал представление к посланнику об увольнении диакона Агапия по причине расстроенного здоровья». А потом обещает хороший перевод: «31 января. Я старался успокоить его, обнадежив, что он в Константинополе может получить место, так как тамошнего Иерусалимский архиерей зовет к себе».

Более того, Антонин предлагает Агапию примирение на очень простых условиях: Агапий признаёт, что он просто не так понял слова мальчика. То есть он не обвиняет самого Антонина «– Может быть и то, что Вы не поняли слов его, — начал я, давая ему случай вывернуться из затруднения и сказать еще что-нибудь новое… Я согласился на примирение и обещал взять обратно у посланника диаконово прошение» (19 января).
То есть он даже готов оставить Агапия в своем приходе, не вычистив содомита из клира.

Что касается реакции греков, то она довольно своеобразна. Мимико и жена Петра – из греко-русской семьи. Но мальчик по русски не говорит. Маме-гречанке он передал беседу с Агапием: «3 февраля 1860. Вечером, когда Мимико пришел за благословением на сон, я спросил его, отчего он мне не объявил ничего из того, что было между ним и диаконом, с первого же дня, как я возвратился сюда из Святой Горы. Ответом служило глупое молчание.– Ну, а говорил ли ты о том матери? – Как же? тогда же сказал. – Ну, что же она? – Сказала, чтоб я ничего не говорил Вам. – Тьфу, вы оба с матерью! Конец ласковым речам».

Сопоставляем: «19 марта 1860. Надобно благодарить Афинскую печать за то, что ни одним словом, ни даже намеком, она не коснулась печальных дел наших. Особенно я боялся, чтобы злая Αὐγή не выпустила анекдотец на Петров счет».

Такое ощущение, что для греков со времен Платона «дружба» мужчины с подростком не была чем-то скандальным. Возможно, на это наложился и своеобразный след мусульманского права: для вынесения приговора по мужеложству нужно три свидетеля, которые ясно и недвусмысленно видели одно и то же деяние, причем одновременно. Поскольку такая коллекция свидетелей малопредставима, то, формально осуждая содомию и мальчиков-проститутов, исламский мир на деле относился к ней более чем терпимо.

Не таковы были представления европейцев – в том числе киевских бурсаков. И в жизнь киевско-афинского кружка вмешивается четвертая знаменитость – Александр Герцен.

15 февраля 1860 год лондонский «Колокол» публикует его статью о странностях «греческой любви»: «Правда ли, что русский архимандрит в Афинах слишком предается восточным и античным страстям,— страстям очень ретроградным в нашу прогрессивную эпоху, идущую все вперед? Нам писали об этом четыре раза — нельзя, наконец, не спросить — хоть, например, Озерова (не трагика),— почему он покровительствует таким языческим поползновениям отца архимандрита и даже теснит диакона, имевшего неосторожность найти православно несовместным должность послушника и Антиноя?» .

Вот ведь что значит классическое образование! Упомянул Антиноя – и все сразу стало понятно. Это греческий юноша, фаворит и возлюбленный римского императора Адриана. Значит, диакон не счел совместимыми должности помощника-келейника и любовника. Письма с разоблачением русского архимандрита в Афинах Антонина присылались в «Колокол» иеродиаконом русской посольской церкви в Афинах Агапием .

Через месяц Герцен вернулся к теме – «Еще о ретроградном архимандрите и непрогрессивном Озерове, посланнике афинском. Какой-то господин (вероятно, сумасшедший, судя по ругательствам, обращенным к нам) в письме, полученном на днях, обвиняет нас в том, что мы не поместили в «Колоколе» вопроса об античных вкусах русского архимандрита в Афинах (хотя вопрос и был помещен в 63 листе) и, сверх того, в том, что какой-то будто бы шпион писал (кому?) о получении нами письма, вследствие чего Озеров начал гонение против диакона. На брань мы смотрим с всесовершеннейшим презрением, заметим только наивному корреспонденту, что неужели, требуя четыре раза напечатания в «Колоколе» длинных реляций об шалуне-архимандрите, он хотел хранить дело в тайне? Но не об нем дело. Мы помещаем эти строки с иною целью и обращаемся прямо с вопросом к человеку, известному нам за одного из благороднейших государственных людей в России — к князю Горчакову: предписывал он или нет посланникам покровительствовать, из светско-дипломатических или церковно-православных интересов, ретроградные нежности пастырей и архипастырей и неужели он думает, что православие много выиграет, например, в глазах карпатских и австрийских раскольников, когда они узнают, что императорская мантия служит занавеской и прикрытием таких правонеславных грешков? Не мешало бы, сверх того, на родину Перикла и Алкивиада (тоже не без слабости человека, но не архимандрита) назначить посла, у которого было б побольше аттической соли, чем у Озерова. Его силу может князь Горчаков очень легко оценить в этом деле. Какой-то диакон упомянут в письме корреспондента и в «Колоколе»; хитрый Талейран-Невский догадался: «так, стало, это он и писал?», т. е. это мы сдуру так своего корреспондента и выдали. Зачем же он об нас судит по себе? А ведь дело в том, князь, что несчастный диакон, пожалуй, и пострадает от похмелья в чужом пиру. Ни к чему не ведут все эти укрывательства, секреты, беззаконные действия... Да и синоду стыдно давать свое благословение на такие слабости. Пусть они или оправдают архимандрита (мы первые от души порадуемся), или пошлют его в женский монастырь, на покой» .

Герцена интересует не секс, а политика:
«Афинский архимандрит.
Мы получили два письма в его защиту. Одно помещаем. В другом нет никаких фактов. Мы вовсе не намерены разбирать монашеские романы и знаем мы хорошо последствия неестественных воздержаний. Но зачем же в эти частные дела замешался Озеров?» .

«Афинский архимандрит, Ромботи и иеродиакон.
Мы получили возражение на письмо г. Ромботи, подписанное иеродиаконом афинской посольской церкви Агапием, о котором мы уже упоминали. О самом деле мы решительно отказываемся что бы то ни было печатать. Но подробности озеровского суда в Элладе очень замечательны. По одному подозрению, что иеродиакон сообщил в «Колокол» весть об архимандрите, основанному на их вражде, Озеров предписывает ему (30 января) отправиться с отходящим 2 февраля русским пароходом «Русалка» в Константинополь и там явиться к князю Лобанову-Ростовскому. Иеродиакон поехал. Лобанов-Ростовский объявил ему, что он с первым пароходом отправит его в Одессу к графу Строгонову, для передачи его в духовное ведомство. Иеродиакон, чувствуя, что «вреден север для него», стал проситься на всегдашнее жительство на Афонскую гору. Лобанов-Ростовский отказал ему. Что ему было делать? Ехать под страшный, неумолимый суд монашеский, было нелепо; «броситься в Босфор,— говорит он сам,— было лучше». Отец иеродиакон Агапий избрал благую часть, он исполнил волю Озерова и Лобанова-Ростовского и сел на пароход; но исполняя свою собственную — на тот, который его здраво и невредимо доставил в Лондон» .

Более внятное изложение событий тут:
«На Акрополе Агапий познакомился он с представителем одесского пароходства Давыдовым, который увидел у Гончаренко издания Вольной Русской типографии, к которой последний проявлял значительный интерес. Бывая в Лондоне и находясь в хороших отношениях с Герценом и Огаревым, Давыдов рассказал им о Агапии Гончаренко. Вскоре Гончаренко стал посылать в “Колокол” свои статьи о русском духовенстве, где весьма нелицеприятно отзывался о нем, о нравах, царивших в его среде, нравах, хорошо знакомых ему. О материалах, посылаемых Гончаренко в “Колокол”, стало известно российскому посланнику в Афинах Озерову. 2 февраля 1860 г. ему донесли, что Гончаренко опустил в почтовый ящик письмо в Лондон. Озеров не постеснялся лично приехать к Гончаренко и пригласить его на “обед” на русское боевое судно “Русалка”, находившееся в это время в Афинском порту. Взойдя на борт корабля, А.П.Озеров вручил Агапию заготовленный им заранее приказ об аресте и отправке в Россию, “в распоряжение духовного ведомства”. Гончаренко попал в ловушку, ему предстояло тяжкое будущее: тюрьма Соловецкого или Суздальского монастыря. По просьбе русского консула Агапия временно перевели в греческую тюрьму до прихода в Константинополь русского парохода “Олег”, шедшего в Одессу. Но здесь счастье улыбнулось нашему арестанту. Знавшие о заключении своего земляка эмигранты-украинцы пришли ему на помощь. Знаменитый атаман казаков-некрасовцев Осип Гончар организовал побег Гончаренко из тюрьмы 16 февраля 1860 г. В марте 1860 г. Гончаренко приехал в Лондон. Здесь он вошел в круг издателей “Колокола”, познакомился с Герценом и Огаревым» . https://alliruk.livejournal.com/369893.html

В итоге о. Антонина перевели в Константинополь, что было повышением.

Как понимать изложенное?

Апологеты о. Антонина пишут так «Открылся сговор Агапия с псаломщиком В. Сахаровым, певчим Журавлевым и Петром Нищинским и еще некоторыми лицами, проживающими в миссии. Заговорщики расклеили в Афинах листовки с порочащим о. Антонина текстом на греческом языке. Кроме того, иеродиакон Агапий организовал публикацию клеветнической информации об о. Антонине в издаваемой в Лондоне А. Герценом газете «Колокол», а в письмах писал, что о. Антонин живет «с одною вдовою и мало того — еще завел у себя гарем из мальчиков»» .
https://agioi-zaural.ru/images/%d0%94%d1%83%d1%85%d0%be%d0%b2%d0%bd%d1%8b%d0%b9%20%d0%be%d0%b1%d0%bb%d0%b8%d0%ba%20%d0%b0%d1%80%d1%85%d0%b8%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80%d0%b8%d1%82%d0%b0%20%d0%90%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%bd%d0%b8%d0%bd%d0%b0%20(%d0%9a%d0%b0%d0%bf%d1%83%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%bd%d0%b0)_pablic.pdf

Вчера я специально поместил дневниковые записи без указания авторства и без выводов. Я надеялся, что комментаторы убедят меня, что это просто отцовство, а не "любовь к юношам". Серьезных аргументов не увидел.

Мне же кажется, что вся сумма доступной информации может быть объяснена трояко.

Первый вариант: Антонин – латентный гомосексуал, который держит себя руках и, живя с мальчиками в одной комнате, купаясь с ними в бане и в море, все же не допускает себя до секса с ними. И поэтому сам себя не считает причастным к малопочтенному тогда клубу содомитов.
Он может даже не квалифицировать свои чувства и мысли в отношении этих мальчиков как "греховный прилог" и потому не бороться с ними. В дневнике о. Антонина совсем не видно подвижнической решительной борьбы с блудными содомскими помыслами и поползновениями. Похоже, он сам не понимал, кто он и что с ним. С детства погруженный в чисто мужскую семинарско-монашескую среду, он мог считать естественным «ласковое» обращение с мальчиками, не переходящее какой-то черты. Оттого он мог вполне искренне (перед самим собой) отрицать обвинения. Но со стороны его игра в отцовство-сыновство все равно психологически смотрится как гомосексуальная.

Второй вариант: перед нами титан духовной борьбы. Это версия чуда: головешка, годами пребывая в огне, не загорелась. Однажды пустынножитель Марк спросил преподобного Серафима: «Кто в нашей обители выше всех предстоит перед лицом Божиим?» Старец, недолго думая, сказал: «Повар из бывших солдат на кухне». И объяснил при этом свои слова так: «Характер у повара от природы огненный. Он готов в запальчивости убить человека, но его непрестанная борьба внутри души привлекает к нему великое благоволение Божие. За такую борьбу ему подается свыше благодатная сила Святого Духа, ибо непреложно Божие слово, которое говорит: «Побеждающему (себя) дам место сесть с Собой и облеку в белые одежды»» .

Надежду на такие чудеса ранее уже высказывал преподобный авва Дорофей:
«Вопрос: Помысл говорит мне, чтобы я беседовал с братом, к которому чувствую влечение, когда его вижу… Ответ: Брат! И я в юности моей многократно и сильно бывал искушаем бесом блуда и трудился, подвизаясь против таких помыслов, противореча им и не соглашаясь с ними... Брань сию упраздняет непрестанная молитва с плачем… Да не расслабят тебя бесы, чтобы обращать внимание на брата, которым завлекаешься, или беседовать с ним, но если тебе и случится нечаянно с ним сойтись против твоего желания, удержи взор твой со страхом и благопристойностью, и не слушай внимательно его голоса… Скажи помыслу твоему: вспомни страшный Суд Божий и стыд, который постигнет тогда» (Вопросы преп. Аввы Дорофея и ответы старца Варсонуфия Великого, 7).

Как видим, блудный помысл гомосексуального типа сам по себе не всегда воплощается в блудных действиях, а в этом случае не стал преградой даже для канонизации.

В эту же тему - духовное приключение с о. Иоанном Кронштадтским в мужской классической гимназии: «Благодарю Господа, прилог содомской нечистоты от меня отгнавшего призыванием имени Его и воззрением к Нему очами сердечными и телесными. Это было в пятом классе сего 22-го января». (Дневник. Том XIV. 1868–1869 гг.).

Третий вариант: о. Антонин понимал, на краю какой бездны он стоит. Возможно, он переходил ее – и тем самым отпугнул своих ребят. Но для него самого это было столь невозможно и чудовищно, что он запретил себе об этом помнить, отдавать себе в этом отчет, и просто вытеснил из своей памяти все неприятные эпизоды. И тем самым добился искренности своего возмущения обвинениями.

Косвенным подтверждением такой гипотезы может быть ощущаемая им раздвоенность его самовосприятия.

«8 марта 1853. Я же остался один. Да один ли? Полно! Нет, нас было двое. Из Антонина постоянно выскакивал Андрей полюбоваться золотом и алмазами.
19 августа 1855. Мучениче Христов! Не помяни перед Богом грехов покойного Андрея — твоего недостойного соименника!
1 янв 1856 Уверяю тебя, потомок! Нашего застарелого Андрея я знаю хорошо. Он издревле любил прилагать язву к язве и беззаконие к беззаконию.
11 июля 56 утром с самоваром ходил в Акрополь, а не в понедельник, как сказал выше беспамятный Андрей Капустин.
19 августа 1857. Старые именины. Хоть бы какая-нибудь «крестная» подарила Андреюшку монет!
29 августа 1858. Все минувшие дни, с 19 числа, место ленивого Антонина занял бойкий Андрей Иванович и ... пошла писать — в собственнейшем смысле! Бросил и купанье.

24 августа 1859 Виденный во сне негодный Алкивиад, вместо которого, по-видимому, надобно было разуметь созвучного Алкида, памятного мне по басне Крылова. Ну, так! Еще остался жить на свете сем, бедный Андрей».

Алкивиад… Алкивиад рассказал о том, каким путем он пытался стать учеником Сократа, «я решил сделать все, чего Сократ ни потребует. Полагая, что он зарится на цветущую мою красоту, я счел ее счастливым даром и великой своей удачей: ведь благодаря ей я мог бы, уступив Сократу, услыхать от него все, что он знает. С такими мыслями я однажды и отпустил провожатого, без которого я до той поры не встречался с Сократом, и остался с ним с глазу на глаз… и я ждал, что вот-вот он заговорит со мной так, как говорят без свидетелей влюбленные, и радовался заранее. Но ничего подобного не случилось. Я решил пойти на него приступом… Я лег под его потертый плащ и, обеими руками обняв этого человека, пролежал так всю ночь. Так вот, несмотря на все мои усилия, он одержал верх, пренебрег цветущей моей красотой… Я был беспомощен и растерян» (Платон. Пир. 217а–219е).

Алквид в басне Крылова – напоминание о том, что начав драться, с некой бедой, ты лишь увеличиваешь ее масштабы. Значит, Андрей Капустин желал драки, но монах Антонин желал от нее уйти. Однако вот в этой записи все наоборот:

«19 января 1860. Меня тронуло это неожиданное смирение сослужителя и собрата по монашескому образу. Мне стало необыкновенно отрадно думать, что все пойдет по-прежнему. О, ты, баба — Андрей! А что тебя распяли, это — ничего! Я согласился на примирение и обещал взять обратно у посланника диаконово прошение.

5 апреля 1860. О, горе нам, подпавшим всесветному суду. Думал ли, гадал ли когда об этом, ничтожный бедняк Андрей, прятавшийся в углах от своей собственной тени? Ну-ка, постой, безобразнейший на свете!

12 января 1881 О, Андрей, Андрей! Не выживешь тебя никак из Антонина».

Если все грехи переводятся на счет «ветхого человека», Андрея Капустина, то Антонин Капустин вполне может искренне отрицать неприятные для него вещи. "В сердце человеческом есть такие глубины, из коих уже ничто не вынырнет" (1 апреля 1868).

Самое печальное (для меня), что речь идет не просто о выдающемся православном востоковеде и ученом, но и о кандидате во святые…


http://www.patriarchia.ru/db/text/4992892.html

Вопрос о канонизации архимандрита Антонина стал особенно обсуждаем после торжественного празднования 200-летия со дня его рождения. Поэтому не случайно, что эта тема стала предметом рассмотрения проводившегося в г. Кургане Архиерейского совета. С информацией по вопросу «О канонизации архимандрита Антонина (Капустина)» выступил член Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии иеромонах Афанасий (Коренкин). Председатель Комиссии по канонизации святых Шадринской епархии, формально остающийся пока и председателем Комиссии по канонизации Курганской митрополии, игумен Варнава (Аверьянов) на заседание Архиерейского совета почему-то приглашен не был, но составил по просьбе о. Афанасия основные тезисы его доклада.

Иеромонах Афанасий сначала напомнил участникам заседания о служении архимандрита и его заслугах перед Русской Православной Церковью.Участники совещания утвердили несколько направлений работы по подготовке к прославлению архимандрита Антонина в лике местночтимых святых. В частности, предложено ввести в учебные программы воскресных школ уроки о его биографии и делах, организовывать обязательные экскурсии воспитанников воскресных школ на родину архимандрита в село Батурино, в Далматовский монастырь, напечатать портреты о. Антонина для продажи в церковных лавках и для раздачи в качестве подарков паломникам.

www.agioi-zaural.ru/item/127-17-marta-2020-g-vopros-o-kanonizatsii-arkhimandrita-antonina-kapustina-rassmotren-na-arkhierejskom-sovete-kurganskoj-mitropolii.html

Кстати, вот как ему грезился Всеправославный собор, успешно проваленный в 2016-м:

«5 февраля 1859. Просто даже потерял сон от писемственного похотения. И откуда только берутся, приходят на память разные, в другое время совсем незаметные, р у с с и з м ы в Ц е р к в и нашей, частию унаследованные от Москвы, частию насланные на нас Св. Питером? Нужен, нужен некий Иракл, который бы очистил снова заваленную экстражизненными продуктами конюшню царя Авгея. Только не Никоновские силы нужны ему. Постов, собственно говоря, я не касаюсь. Если на каком-нибудь Вселенском соборе можно будет пересмотреть их, при помощи постовых порядков и преданий в Латинской, Армянской и Яковитской Церквях, отчего не быть сему? Не пойдем против Евангелия, если и не одну такую пятницу, как сегодняшняя, о м о л о ч н и м. Но вне всякого сомнения, что от дня Пасхи до отдания Пятидесятницы не должно быть постных дней, все равно, как и от 25 декабря до 6-го (а не до 14-го?) января. Когда Куза с Милошем и нашим Адалбертом (во святом крещении Константином) заберут у Меджида Св. Софию, то и устроим в ней Селенский (sic!) собор, где всякий пусть наглядится на себя вдоволь в зеркало».

ГХ ВС РФ продолжает насиловать историю

Под панно с изображением участников послевоенных конфликтов есть легенда к нему.


Легенда дает перечень героев:

«Гражданская война в Китае, война в Корее, вооруженные конфликты в Венгрии, Лаосе, Алжире. Йемене, война во Вьетнаме, вооруженные конфликты в Египте, Сирии, конфликт в Чехословакии, конфликт на полуострове Даманский, войны в Камбодже и Бангладеш, война в Анголе, вооруженные конфликты в Эфиопии и Никарагуа, выполнение интернационального долга в Афганистане, вооруженные конфликты в Ливане, Чаде, конфликт в Карабахе, война в Югославии, вооруженные конфликты в Абхазии, Таджикистане и Приднестровье, первая и вторая Чеченские войны, принуждение Грузии к миру, борьба с международным терроризмом в Сирии, воссоединение Крыма»




Это что за новая мерзость - вооруженный конфликт в Чехословакии? Там не было вооруженного сопротивления брежневской интервенции.
Листовки были. Самосожжение студента было. Боев не было.

Даже сов пропаганда ограничивалась ложью про то, что "операция предотвратила вторжение НАТО".

И эти люди кричат про недопустимость пересмотра истории.

Наконец-то демократия!

Недавно умершие смогут проголосовать по поправкам в Конституцию

Июнь 26, 2020 Козыр Матвихин

Успенский собор во Владимире проведет обряд взывания к недавно умершим людям с целью проведения голосования по поправкам в Конституцию. Принять участие смогут только умершие не позднее 6 мая 2020 года. Процедура назначена на 1 июля, сообщает пресс-служба РПЦ.

«Ни для кого не секрет, что душа умершего человека остается на земле еще 40 дней после смерти, поэтому Епархиальным советом Владимирской епархии было решено провести голосование по поправкам в Конституцию среди данной категории граждан», — сказал митрополит Владимирский и Суздальский Тихон, отметив, что данная практика будет применяться и в дальнейших голосованиях.

Процедура проведения не уточняется, но известно, что в ней смогут принять участие граждане Российской Федерации, умершие с 6 мая по 30 июня 2020 года до 23:59 по московскому времени.

Прозрачность процедуры и достоверность предоставленных сведений проконтролируют независимые наблюдатели.


https://panorama.pub/41014-nedavno-umershie-smogut.html