July 19th, 2020

Вокруг св. Софии

Византологам больнее всего видеть ремечетизацию св. Софии

Сергей Иванов сообщает:

Бюро международной ассоциации византийских исследований только что отменило свое решение о том что следующий XXIV Международный Конгресс византинистов пройдет в Стамбуле в августе 21 года. Византийские конгрессы проводятся раз в пять лет, и место следующего определяется на заключительном заседании предыдущего. В августе 2016 года, при закрытии Белградского Конгресса, кандидатура Стамбула обошла Мюнхен и Никосию. Теперь же решено, что из-за превращения Св.Софии в мечеть Конгресс не может проходить в Стамбуле.
Какой бы город ни принял эстафету, я в некотором смысле окажусь жертвой переноса: на будущем Конгрессе мне доверено организовать круглый стол "Нерешенные вопросы топографии Константинополя". Я мечтал проводить его не в университетской аудитории, а непосредственно среди византийских памятников Города, и дискутировать, обращаясь прямо к древним камням. Теперь этого точно не получится. Но не про меня речь.

Правильно ли принятое решение о переносе?

В Стамбуле проходил Х Международный Конгресс , это было 15-21 сентября 1955 года, а за неделю до его открытия по городу пронеслась волна страшных греческих погромов . (Про ту трагедию очень хорошо написано у Орхана Памука в его книге "Стамбул"). После них в городе практически не осталось "своих" греков. Конгресс собрался буквально у смертного одра константинопольского эллинизма. Нужно ли было в нем участвовать? Ученые решали для себя по-разному. Из 220 заявленных участников в полном составе отказалась приехать только самая большая делегация, греческая - 50 человек. Но многие ученые из разных стран бойкотировали Конгресс в личном качестве. В Стамбуле было военное положение и комендантский час. По отзыву выдающегося византиниста Ромилли Дженкиза, на заседаниях трудно было слышать доклады, потому что за стенами университета по улицам грохотали танки. И тем не менее он считал, что участвовать необходимо, хотя бы ради турецких организаторов, которые буквально ложились костьми, чтобы все запланированные выставки и экскурсии прошли по плану. Хотя бы во имя стамбульских коллег, которые проявили чудеса гостеприимства и которые не были виноваты ни в провокациях их правительства, ни в буйствах городской толпы. Наконец, многие участники начинали доклады декларациями своего возмущения. Правда, не турецкие -- те боялись. Хотя через пять лет тогдашнего премьер-министра Мендереса повесили за провоцирование тех погромов, их в турецких публикациях и сегодня стыдливо называют "событиями".
Сейчас множество турецких коллег относятся к решению Эрдогана превратить Св.Софию в мечеть так же, как и мы. Я боюсь называть имена -- нам ли, россиянам, не знать, что зарубежная поддержка часто выходит боком. Перенос Конгресса наверняка усугубит и без того двусмысленное положение византинистов в сегодняшней Турции. Но если бы мы приехали, это же вышло бы предательство Св.Софии...
Проблемы такого рода вставали в прошлом бесчисленное множество раз. Нужно ли наказывать всех наших спортсменов из-за Мутко? Нужно ли бойкотировать Московскую Олимпиаду из-за Афганистана? А Мюнхенскую из-за Гитлера? Где граница между инклюзивностью и потворством?

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3083494368353544&id=100000790343745

См дискуссию в комментариях

Патриарх-замполит

В 838 г. халиф аль-Мутасим отправился в поход в центральные области Анатолии.

Антиохийский патриарх Иов сопровождал арабскую армию в этом походе и уговаривал гарнизоны византийских городов Анкиры и Амория сдаваться.

По свидетельству Евтихия Александрийского, Иов каждый день ходил к стенам осажденных крепостей и, обращаясь по-гречески к их защитникам, призывал ромеев сложить оружие и покориться власти халифа. Евтихий писал, что византийцы оскорбляли его и бросали в него камни

http://www.pravenc.ru/text/578166.html.

Арабы - кочевники. У них не было опыта штурма городов. Первый город, который им удалось взять - Иерусалим в 637 году. И это был не штурм, не пролом стены, а осада. Обороной руководил патриарх Софроний. И он же подписал условия капитуляции и убедил жителей в ее необходимости.

От тех лет дошло интересно именно мусульманское предание, которое современные агитаторы ислама весьма кстати забывают, когда речь заходит о св. Софии.

Патриарх Софроний привел халифа Омара к Храму Гроба Господня. "Когда пришло время молитвы, Софроний пригласил Умара молиться внутри Церкви, но Умар отказался - "Если бы я помолился в Храме, то вы бы потеряли его навсегда, верующие (мусульмане), забрали бы его себе, потому что Умар молился там".

https://medinaschool.org/library/lichnosti/spodvizhniki-proroka/umar-ibn-al-hattab

Сегодня же исламистские фейкометы уверяют, что султан Мехмед (сразу совершивший намаз в св. Софии) якобы много позже выкупил ее у греков.

Весь вечер на манеже

Опальный схиигумен Сергий заявил, что благословляет бывшего полковника ГРУ Квачкова на ратный подвиг.

В ответ основатель запрещенного в России «Народного ополчения имени Минина и Пожарского» Владимир Квачков провозгласил новым патриархом Московским и всея Руси бывшего схиигумена Сергия (Романова).



Не понял: а где собачка Клякса?

https://www.google.com/amp/s/eadaily.com/ru/ampnews/2020/07/18/vladimir-kvachkov-shiigumen-sergiy-nash-patriarh-moskovskiy

Ну просили же не говорить красиво!

"Любая Литургия служится "о всех и за вся". Любая Литургия есть событие вселенской важности. В службе сжимается вся история мира до размеров геометрической точки. И прошлое, и будущее мира сворачиваются внутрь, как свиток, как небо в Апокалипсисе, к центру, и служащий священник видит и то, и другое вместе. Служащий священник или епископ выходит за рамки временных условностей и становится активным участником всей человеческой истории"

Протоиерей АНДРЕЙ ТКАЧЁВ
***


Экий жуткий эгоцентризм! Да никем священник не становится. Точнее - становится именно никем, чтобы не мешать Христу. Что и символизирует фелонь без рукавов.
«Одежда диакона имеет рукава, так как он служитель и ему необходимо иметь руки, хорошо приспособленные для дела. [Одежда] же священника, именуемая фелонью — без рукавов, что обозначает непригодность иерея для человеческой деятельности и то, что он и в обыденной жизни пребывает как бы вне плоти и мира, и во время [совершения] своего служения, которое во всем зависит от одной только божественной длани и [в которое] он сам не привносит никакой человеческой инициативы», - пояснял святой 14 века Николай Кавасила. Изъяснение Божественной Литургии, 34).

Философский пароход. 532 год

Как удивительно всё зеркалится в истории.

Исход христианских философов из Советской России - это же отражение исхода языческих философов-платоников из православной империи Юстиниана.
Агафий Миринейский, историк, живший во второй половине VI столетия, рассказывает об этом так: «Дамаский сириец, Симпликий киликиянин, Евлалий фригиец, Прискиан лидиец, Гермий и Диоген финикияне представляли, выражаясь поэтическим языком, цвет и вершину всех занимающихся философией в наше время. Они не приняли господствовавшего у римлян учения о Божестве и полагали, что Персидское государство много лучше, будучи убеждены в том, что внушалось им многими, а именно что там власть справедливее, такая, какую описывает Платон, когда философия и царствование объединяются в одно целое, что подданные, все без исключения, разумны и честны, что там не бывает ни воров, ни грабителей и не претерпевают никакой другой несправедливости, так что если кто-нибудь оставил свое ценное имущество в самом пустынном месте, то его не возьмет никто, случившийся там, но оно останется в целости, если и не охранялось, для оставившего его, когда тот возвратится. Они были убеждены в этом, как в истине. К тому же им запрещено было и законами, как не принявшим установленных верований, оставаться в безопасности дома. Поэтому они немедленно собрались и отправились к чужим, живущим по совершенно другим обычаям, чтобы жить там в дальнейшем» (Агафий Миринейский. О Царствовании Юстиниана. 2,30).

Византийцы очень ревниво относились к переходу ученых к своим врагам. И уже через год «вечный мир», заключенный между Юстинианом и Хосроем предусматривал возвращение беглых философов при условии их не-наказания. «Когда в это время римляне и персы заключили между собою договор о мире, то в условия мира было включено положение, что эти люди, по возвращении их к своим, должны жить в дальнейшем без всякой боязни и чтобы их не вынуждали изменять свои убеждения, принимать какие-либо верования, кроме тех, которые сами одобрят. Хосров оговорил, что мир будет иметь силу не иначе, как при этом условии» (Агафий Миринейский. О Царствовании Юстиниана. 2,31).
http://yakov.works/acts/06/1/agafiy2.html


также см.
https://nsu.ru/classics/plato/Cameron-Academy-in-Athens.pdf

Болгарский митрополит просит о награждении турецкими орденами