August 5th, 2020

ПОЛЕТ С ГАГАРИНЫМ, ИЛИ "ДЕЙСТВИЕ СИЛЫ БОЖИЕЙ"

Трагическая, но вовсе не космическая история, случившаяся в Лешуконье в начале XIX века

24 июня (6 июля) 1803 года в деревне Верхнеберезницкой Устьвашской волости отмечался приходской праздник - Рождество Иоанна Крестителя. Его главным событием, как и всегда, должен был стать молебен, проводившийся в местной Ивановской часовне священником Алексеем Гагариным, ежегодно по этому случаю приезжавшим туда из деревни Лешуконской.

Однако на этот раз, несмотря на то, что время уже приближалось к обеду, молебен все еще не начинался. Причиной тому послужило отсутствие священника. Часовенный приказчик Лаврентий Деньгин, ждавший его на берегу Мезени с раннего утра, наконец не выдержал и, решив больше не томить съехавшихся на праздник жителей Устьвашской и соседней Юромской волостей, открыл двери часовни.

Крестьяне, поставив свечи и помолившись в часовне, тут же выходили из нее. Кто-то из них остался на берегу, кто-то пошел домой или в гости. Среди побывавших в часовне сразу же после ее открытия был и верхнеберезницкий староста Анисим Онохин, который впоследствии о событиях того дня говорил следующее:

"В часовне, в коей было немного людей, поставил перед святым образом свечи, вышел через паперть на крыльцо. Потом взглянул с крыльца под гору, показалось, что крыльцо как будто качнулось, почему от такой высоты стало страшно, и потому сошел с крыльца. Немного отойдя, встретил сотского Матвея Савина, несущего в руках две свечи, и говорил, что на праздник собралось много людей и будут они входить в часовню, то не опасна ли она для служения молебна, ибо стоит на самой горе и построена уже давно. Сотский в ответ сказал: "Никакой опасности нет, ибо ежегодно всегда в ней народу много собирается". Савин пошел в часовню, а я по деревне с намерением зайти в дом Ивана Грибанова..."

В тот момент, когда староста и сотский разговаривали между собой, около часовни наконец-то появился поднявшийся в гору священник Гагарин и пономарь Михайлов. Как ожидавшие их, так и уже раходившиеся крестьяне сразу же поспешили за ними на молебен. Однако Анисим Онохин, гонимый от часовни дурным предчувствием, не повернул назад и, как потом оказалось, поступил совершенно правильно.

Не дойдя до дома Грибанова, Онохин услышал, "как позади что-то загремело, подобно упаду строения". Когда он обернулся, то увидел самое страшное: нет, часовня не рассыпалась на месте - она просто исчезла из виду. Позднее чудом спасшиеся рассказали ему, что как только священник Гагарин приступил к молебну, часовня, стоявшая менее чем в двух саженях от края берега, затрещала, накренилась в сторону реки, повалилась на бок и со всеми находившимися в ней людьми полетела вдоль почти отвесного склона горы вниз. И только там, пролетев около пятнадцати метров и ударившись о песок и камни, рассыпалась...

Где-то здесь, на самом краю берега, стояла Ивановская часовня
Березник Лешуконского района,
фото с сайта http://www.3vozrast.ru/forum/viewtopic.php?f=10&t=170&start=1200


Когда Онохин подбежал к краю берега, внизу перед ним открылась ужасающая картина: не один десяток придавленных бревнами человеческих тел, окровавленные обрывки одежды вперемешку с древесной трухой. Рядом с этим месивом лежали и сидели сумевшиеся самостоятельно выбраться из-под обломков легко трамвированные или почти не пострадавшие, с трудом пытавшиеся осмыслить происшедшее с ними и пребывавшие в состоянии шока.

Не медля ни мгновения, староста "сбежал под гору и настоятельно побуждал неповрежденных людей и сам прилагал старание вытаскивать из-под лесу придавленных". Вскоре к нему присоединились туда же подоспевшие березничане и гости деревни. С их помощью из-под обломков часовни были извлечены 22 покалеченных и 10 погибших.

Среди последних не оказалось ни священнослужителей, ни часовенного приказчика - они были найдены хотя и в бессознательном состоянии, но практически не пострадавшими. Зато не повезло недавнему собеседнику Онохина - сотскому Савину - он погиб от той опасности, возможность которой только что отрицал.


Утром следующего дня Онохин и гостивший в Верхнеберезницкой крестьянин деревни Лешуконской Ипполит Задорин, он же пятисотский Устьвашской волости, отправились для доклада о случившемся в уездный город Мезень. Обратно же вернулись не одни - с ними прибыли чиновники уездного нижнего суда дворянский заседатель Бартрам и сельский заседатель Стрюков. Их сопровождал уездный лекарь Агапиев, направленный как для оказания помощи пострадавшим, так и для экспертизы тел погибших.

Число же последних тем временем увеличилось - не приходя в сознание, скончались еще трое крестьян, один устьвашский и двое юромских. Что же касается раненых, то лекарь констатировал, "что хотя 16 и будут калеками, но к общему выздоровлению надежны, а остальные остаются сумнительными".

Получив от лекаря заключение, что жертвы трагедии погибли "от придавления", судебные заседатели приступили к допросам. Первым из допрошенных оказался священник Гагарин, который показал: "Хотя означенная часовня, правда, и была ветхая, но несовершенно, в рассуждение чего случилась поврежденною от излишнего народу в нее войдения. Я же по опоздавшему времени вошел в ту часовню с пономарем, когда в оной было человек 25, и по сей малости опасности к падению не предвидел". Далее Гагарин заявил, что остальные там оказавшиеся - а их было не менее семидесяти - ввалилсь в часовню огромной толпой, как только начался молебен.

Допрошенные крестьяне-старожилы в свою очередь рассказали, что "оная часовня построена лет 80 назад, а то и более. Лет же девять назад усмотрели у часовни с подгорной стороны у подпиравших ее углы двух вкопанных столбов от стаяния снега осыпавшуюся землю. Решили, что сии столбы еще прочны, и вкопали их глубже. Об оной поправке известили служившего тогда в приходе священника Никиту Шульгина". В ответ на это утверждение Гагарин заявил, что при приеме дел от Шульгина последний об этом факте его в известность не поставил.

Заслушав рассказы пострадавших и старосты Онохина (показания которо-го приведены выше), заседатели постановили судебное дело прекратить, так как, по их мнению, "виновные не усматриваются и ничьего злого умысла не установлено". Вернувшись в Мезень, Бартрам и Стрюков составили рапорт о происшествии и вместе с материалами дела 21 июля отослали его в Архангельск в адрес губернского правления и палаты уголовного суда.

У чиновников палаты до этого дела почему-то долго не доходили руки, и лишь 1 июня 1804 года они приняли окончательное решение:

"Случай таковой отнести к собственной как священника с причетником, так и крестьян, в часовне бывших, несторожности. Пятисотского Ипполита Задорина и крестьянина Лаврентия Деньгина за недосмотр оштрафовать каждого по пяти рублей".

Особое представление было вынесено в адрес Архангельской духовной консистории. Ответ от нее, подписанный архимандритом Кириллом, гласил:

"По присланному об упадении часовни требованию, дабы и со стороны духовной к отвращению по церквам и существующим старым часовням всякой опасности учинено было надлежащее распоряжение, консистория определила: так как священник Гагарин отправлял в упадшей часовне служение по просьбам той деревни крестьян, а при том падении он и сам мог быть опасно поврежден, то и следует приписать приключение сие действию силы Божией..."

Михаил ЛОЩИЛОВ
http://www.lochchilov.com/index/polet_s_gagarinym_ili_dejstvie_sily_bozhiej/0-116

***

Такое вот русское лиссабонское землетрясение.

Святейшая ложь

20 ноября 1995 г. в Берлинском евангелическом соборе Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II зачитал "Слово к немецкому народу".

"Мы также не имеем права обойти молчанием пришедший из нашей страны тоталитарный режим, который был установлен в Восточной Германии после падения национал-социализма и который принес страдания многим немцам. Многие мои соотечественники поддержали его несправедливыми действиями. За это я прошу сегодня у вас прощения от имени моей многомиллионной и многонациональной паствы"

Auch dürfen wir nicht mit Schweigen übergehen, daß jenes totalitäre Regime, welches nach dem Fall des Nazismus in Ostdeutschland aufgerichtet worden ist und vielen Deutschen Leid gebracht hat, in dieses Land gerade aus unserem Land gekommen ist, und daß viele meiner Landsleute es durch ungerechte Taten gestützt haben. Dafür erbitte ich heute von Euch Vergebung im Namen meiner viele Millionen und viele Nationen umfassenden Schar der Gläubigen.

http://www.stimme-der-orthodoxie.de/deutsch/offiziell/stim_95_4od.htm

Это журнал Берлинской епархии Московской Патриархии "Stimme der Orthodoxie". 1995 год, № 4.


Нельзя сказать, что эти слова патриарха Алексия были нравственным подвигом. Свою долю аплодисментов за них он немедленно получил. Это была обычная практика: сказать за границей нечто приятное тамошним ушам. Но, как и в случае с "Речью перед раввинами" в США 1992 года, слух об этом заграничном выступлении вопреки ожиданиям спикера достиг России.

"Это неожиданное покаянное слово было воспринято в штыки российскими средствами массовой информации. Встречающие журналисты (я хорошо помню телерепортаж о возвращении Его Святейшества из Германии) подняли вопрос о правомочности Патриарха выступать с заявлениями от имени русского народа" (Эдуард Бернгардт
http://www.skizzenzumschicksal.narod.ru/sourse/popova-garder/3GarderXram.htm; http://www.m-novels.ru/author.php?id=94).

В результате со страниц патриарху Алексию пришлось отрекаться от своих слов:
текст "разъяснения" от 4 декабря 1995 г. в том же "Журнале Московской Патриархии":

"Нам необходимо противостоять попыткам внести раскол и конфронтацию в общество. А такие попытки делаются постоянно. Например, недавно некоторые средства массовой информации совершенно исказили слова Патриарха, сказанные во время визита в Германию. Одной из целей визита было отдать долг памяти погибшим на этой земле нашим соотечественникам. Я посетил памятное место в Трептов-парке, освятил часовню в Дахау, на месте гибели тысяч советских граждан. Церковь была со своим народом все годы войны, и сегодня она свято хранит память о понесенных нашим народом жертвах. Вот почему настоящим кощунством стали слова телекомментатора о том, что Патриарх якобы покаялся перед немцами за вторую мировую войну! В действительности же во время визита было принято покаяние немецкого народа за преступления военного времени. Именно в ответ на это покаяние я, следуя долгу христианской совести, с сожалением вспомнил, что в послевоенное время и наша страна оказалась отчасти ответственной за разделение немецкого народа. В ходе встреч и бесед в Германии я постоянно размышлял над трагическим опытом жизни немцев в условиях разделения, итогом которого стало разрушение семей, а подчас и насилие над теми, кто стремился воссоединиться с родными людьми. Именно такую трагедию переживает сегодня и наш народ, и об этом я говорил во время общения с государственными руководителями Германии, христианской и светской общественностью этой страны".
(ЖМП 1995, № 12; реально этот номер вышел не ранее февраля следующего года).

Итак, вместо "прошу у вас прощения" - "сожаление".

Причем само упоминание об этой речи напрочь исчезло из российских СМИ и интернет-архивов

"Я долго искал хоть какую-то информацию о его содержании. Летом 1997 г. в Новосибирске католический епископ из Германии Вальтер Каспер на вопрос, знает ли он об этом заявлении, сказал, что это общеизвестное в Германии выступление Московского Патриарха, в котором, как я понял из ответа, Его Святейшество принес извинения за преступления советских войск во время оккупации Германии. Перед нашей беседой я больше месяца пытался найти текст "Слова к немецкому народу""http://www.skizzenzumschicksal.narod.ru/sourse/popova-garder/3GarderXram.htm;

Ну, вот, мне все-таки это удалось, предприняв поиск не на русском, а на немецком языке.

В 92-м еп. Арсений "по секрету" рассказывал, что патриарх не зачитывал текст речи перед раввинами, а просто его передал адресату. Что позволяло почти честно потом говорить критиками: "Вранье! Патриарх такого не говорил!".

Третий случай святейший лжи имел место в связи с публикацией письма в оппозиционной Горбачеву "Литературной России" "Письма 53 депутатов Верховного Совета СССР" с призывом ввести военное полоджение.

Оно сопровождалось фото с подписями авторов. Но так получилось, что подписи патриарха я не заметил. И вот при очередной встрече с ним я говорю, что реакция на это письмо - резкая и негативная. И предлагаю дезавуировать сообщение о подписи патриарха. Святейший охотно соглашается: «Да я его не подписывал. Это мне министр культуры СССР Николай Губенко позвонил и попросил разрешения на мою подпись. Но само письмо я не читал…».

Я радостно рассказываю об этом на ближайшей пресс-конференции... А потом еще раз вглядываюсь в полосу газеты – и все же нахожу там хорошо знакомый росчерк патриаршей руки…
https://diak-kuraev.livejournal.com/1779518.html

С той поры вопрос о том, могут ли святейшие патриархи врать, для меня закрыт.

Узнаю родную Академию

Олег Давыдов:

Меня уволили с должности профессора кафедры богословия Московской духовной академии по идеологическим мотивам. Это случилось при весьма странных обстоятельствах, кампании диффамации и подковерной игре. Данное решение не обсуждалось ни на заседании кафедры богословия, ни на Совете академии. Обвинения, выдвинутые против меня и ставшие причиной увольнения – это жалкая истерика, возникшая в качестве реакции на выход за пределы идеологических штампов. Яркий пример «cancel culture» в действии. То, что было выдано недоброжелателями (не могу назвать их оппонентами, чтобы быть оппонентом необходимо быть компетентным) за мои взгляды, также соотносится с действительностью как грязь с чистотой («как отреагировать на книгу, которую ты не читал»). Была надежда, что после того, как академия опубликовала заявление на тему сфабрикованного скандала, нелепый эпизод был исчерпан, но она не оправдалась. Я получил официальное уведомление об увольнении. В историю МДА моим увольнением вписана позорная страница. Дэвид Бентли Харт так прокомментировал это: «Русская церковь имеет историю преследования ее самых талантливых богословов».

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1235121600153455&id=100009668795331

***
В. В. Зеньковский: Судьба высшей духовной школы в России была очень печальна, хотя она была всегда чрезвычайно богата исключительными талантами. Несколько крупных имен, прошедших без особых терний свою научную карьеру, прославили русскую богословскую науку во всем мире (Болотов, Тураев, Ключевский, Глубоковский), но и эти выдающиеся ученые претерпели немало в своей научной деятельности от высшей церковной власти. А сколько больших творческих людей были исковерканы, задавлены, выброшены за борт — этот страшный мартиролог высшей духовной школы в России еще мало известен. Если бы была когда-нибудь написана правдивая и полная картина жизни высших духовных школ у нас, она раскрыла бы такое угнетение свободного исследования, такое господство трафарета и покровительство бездарности, столько трагедий, что можно было бы только содрогнуться. Я многое знал из печальной жизни Духовных Академий, хотя сам никогда не имел к ним никакого отношения, будучи чисто университетским выучеником, — знал от своих друзей по Религ. Филос. Обществу в Киеве, возникшем еще в 1906 г.

Православные возликовали о смерти муэдзина

Муэдзин (служитель мечети, призывающий мусульман на молитву) Осман Аслан внезапно умер от сердечного приступа во время пребывания в соборе Святой Софии в Стамбуле. Об этом сообщает греческое издание Orthodox Times.

Отмечается, что мужчина скончался в воскресенье, 2 августа, спустя несколько дней после того, как христианский собор Святой Софии был превращен в мечеть. Тем не менее, о его смерти стало известно лишь в среду, 5 августа.

Аслан был добровольцем, который призывал мусульман совершать намаз (ритуал молитвы в Исламе) в Айя-Софии.
https://www.gazeta.ru/social/news/2020/08/05/n_14761651.shtml

Это московская газета пересказывает публикацию греческих православных.Дмитрий Браткин
Некий Дмитрий Браткин (и вряд ли он один) тут же пляшет: "Покарал Господь".
https://www.facebook.com/groups/portalcredo/permalink/3105853649530782/
Лада Ротарчук "Это знак! Православный храм для христиан".

Но в исходном турецком сообщении не гворится о том, что Осман Аслан был именно муэддзином. Он был волонтером, который уговаривал людей надевать маски от ковида.


Ayasofya-i Kebîr Camii Şerîfinde Vefat
Gönüllü rehberlik hizmetinde bulunduğu Ayasofya-i Kebîr Camii Şerîf’inde geçirdiği kalp krizi nedeniyle vefat eden Osman Aslan Hocamız, son yolculuğuna uğurlandı.

İstanbul Müftülüğü tarafından, Ayasofya-i Kebîr Camii Şerîf’inin yeniden ibadete açıldığı ilk günden itibaren, gelen ziyaretçileri karşılamak ve cami içerisinde Covid-19 tedbirlerine uyulmasını sağlamak üzere gönüllü rehberlik hizmeti için personel görevlendirmesi yapılmaktadır. Osman Aslan Hocamız, 2 Ağustos Pazar günü gönüllü rehberlik hizmetinde bulunduğu Ayasofya-i Kebîr Camii Şerîf’inde görevini îfâ ettiği sırada kalp krizi geçirerek hayatını kaybetti.

Наш учитель Осман Аслан, скончавшийся из-за сердечного приступа в мечети Святой Софии-и-Кебыр, где он служил проводником-волонтером, был отправлен в последний путь.

С первого дня, когда мечеть Айя-София-и-Кебир Шариф вновь открывается муфтием Стамбула, персонал назначается для добровольного сопровождения посетителей и обеспечения соблюдения мер по Covid-19 в мечети. Наш учитель, Осман Аслан, скончался от сердечного приступа в воскресенье, 2 августа, когда он выполнял свои обязанности в мечети Святой Софии-и-Кебыр Шериф, где он вызвался дать руководство.

https://istanbul.diyanet.gov.tr/sayfalar/contentdetail.aspx?MenuCategory=Kurumsal&ContentId=1719&fbclid=IwAR2ujT0UtWNy1htA14O-2pB5qnvLA6d4CXRuy9aR9AAJBw6XPCUVBC6lA-I

Ликуйте дальше...
И даже если бы он был муллой - претензии на толкование Божьей воли о жизни и смерти вряд ли уместны в кругу тех, кто слышал слова Христа о Силоамской башне.