August 6th, 2020

Поздравление смежникам

20-12-2017, 13:22
Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл направил региональным руководителям ФСБ поздравление с профессиональным праздником. 100 лет назад была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия, от которой ведут историю современные российские спецслужбы.

Поздравление митрополита опубликовано на официальном сайте Екатеринбургской епархии.

«20 декабря 2017 года Федеральная служба безопасности России отмечает 100-летие со дня образования. Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл направил поздравительные адреса в связи с профессиональным праздником начальнику Управления ФСБ России по Центральному военному округу генерал-лейтенанту А. В. Васильеву и начальнику Управления ФСБ России по Свердловской области генерал-лейтенанту А. П. Вяткину. В своих поздравительных адресах глава Екатеринбургской митрополии поздравил Александра Валерьевича и Александра Петровича, сотрудников и ветеранов управлений с Днем работника органов безопасности Российской Федерации и пожелал всему личному составу управлений и ветеранам крепости душевных и телесных сил, мира и помощи Божией на многотрудном поприще служения Родине», — сообщает епархия.

Сто лет назад 20 декабря 1917 года была образована ВЧК во главе с Феликсом Дзержинским. Ее задачей была борьба с контрреволюционными элементами, в том числе и с православным духовенством.

http://politsovet.ru/57555-mitropolit-kirill-pozdravil-specsluzhby-so-stoletiem-obrazovaniya-vchk.html

Наверняка ведь было и соответствующее секретное поздравление от патриарха.

Экий забавник, этот митрополит Тихон

Тихон Емельянов, ныне митрополит владимирский, а прежде новосибирский, всегда поражал уровнем своей эрудиции и образования.

Вот и 2 августа сего года он сказанул: "Вот, архимандрит Кирилл Павлов, защитник Сталинграда, Герой Советского Союза, он рассказывал: в доме Павлова, во время жутких боёв он нашёл Евангелие обожжённое, опалённое. Когда прочитал от начала до конца – понял и смысл своей жизни, и смысл жизни нашей страны, и смысл существования всего человечества – всё там написано.
Какое самое популярное чтение в России? Больше всего миллионными тиражами выписывают журнал «Бурда Моден». Не Евангелие. Всем хочется быть красивыми, богатыми"
http://www.eparh33.ru/news/Slovo_Visokopreosvyaschenneyshego_mitropolita_Tihona_v_den_pamyati_proroka_Ilii/

журнал «Бурда Моден» уже много лет называется Burda style. И его тираж 400 000, а не миллионы. http://media.informexpress.ru/burda/

архим. Кирилл Павлов не был ни Героем Советского Союза, ни защитником Дома Павлова.

Читаем "Православную энциклопедии":

"В 39-м призван в армию. Великую Отечественную прошел лейтенантом в минометной роте, потом в танковых частях. Командир взвода в Сталинградской битве.Иногда его отождествляют со знаменитым сержантом Я. Ф. Павловым, оборонявшим знаменитый "дом Павлова", но это был его однофамилец.
Рассказывал, что в апреле 43го, неся караульную службу в Сталинграде среди руин нашел Евангелие. Это стало его обращением к вере".
https://www.pravenc.ru/text/1840335.html

Ну какой "разгар боев в Сталинграде" в апреле 43го?
Сам о. Кирилл никогда не подтверждал свое тождество с тем Павловым. И, будучи в Волгограде, равнодушно проезжал мимо именно этого дома (это я расспрашивал митр. Германа на эту тему).

Тем не менее, православная сказка дошла до семьи сержанта Павлова: «Наши ребята видели в Москве афишу, где было написано, что, мол, отец Кирилл из Троице-Сергиевой лавры и ecть Яков Павлов. Мама моя, Нина Александровна, от всего этого слегла, ее парализовало», - говорит сын Якова Павлова о последствиях этой, казалось бы, доброй сказки (См. Карпов В. Сержант Павлов не уходил в монастырь // Труд. 15 мая 2003).

Будем жить!

О неистребимости религиозной потребности людей

1. Посетители музея атеизма в Исаакиевским соборе "пытались класть деньги в церковную кружку с этикеткой «Церковная кружка из храма Христа спасителя»"
Кузнецов М. О научной в кавычках работе Центрального антирелигиозного музея // Советский музей. 1937 № 1 с. 22 (Хрим Христа Спасителя был в Москве и к 1937 году был уже взорван, но ленинградцы жертовали ему свои копейки).

2. могила пионера-героя Павлика Морозова была ограждена обычным железным заборчиком. По углам были врыты трубы-столбики. И вот в эти полые трубы паломники засовывали записки с самыми разнообразными просьбами: «Одни хотят, чтобы им купили велосипед, другие мечтают благополучно сдать экзамены, третьи подумывают об удачной женитьбе… Они верят, что призрак пионера может помочь».

Замостьянов А. Пионер союзного значения: как крестьянский мальчик стал советским святым // Известия 14 ноября 2018 https://iz.ru/811164/arsenii-zamostianov/pioner-soiuznogo-naznacheniia-kak-krestianskii-malchik-stal-sovetskim-sviatym

3. В 1998м в Ханты-Мансийске работницы местного музея рассказывали мне, что недавно у них появился новый постоянный посетитель. Мальчик лет 12-ти ежедневно перед школой (наверно, учился во вторую смену) заходил к ним и уверенно шел в зал, где стояло чучело медведя. Оказалось – он молился медведю…
Еще одна форма религиозной архаики

Поступок

36-летний бобруйчанин Артемий Кушнер в этом году решил активно включиться в избирательную кампанию и зарегистрировался в качестве независимого наблюдателя по месту жительства на участке для голосования № 57. Это стоило ему работы в Бобруйской епархии БПЦ, где до недавнего времени мужчина возглавлял духовно-просветительский центр святого Николая Чудотворца. В общей сложности Артемий проработал в епархии почти 10 лет, но из-за гражданской позиции, говорит, вынужден был написать заявление об увольнении «по соглашению сторон». Он о своем выборе не жалеет, так как «является не только верующим человеком, но и гражданином своей страны»: «В семинарии меня учили быть честным и действовать в согласии с совестью».


27 июля Артем разместил в своем инстаграм-аккаунте сториз о том, что будет активно участвовать в кампании.
- Я зарегистрировался наблюдателем и запостил фотографию на фоне избирательного участка с белой ленточкой на руке и флажком объединенного штаба Светланы Тихановской. Ну и написал, что хватит сидеть на диване, пора что-то менять.
На следующий день, по словам Артемия, с ним связался секретарь Бобруйской епархии и попросил убрать сториз, а также определиться с дальнейшей жизнью - либо заниматься политикой, либо служить Богу.

- Я взял время на раздумье и обещал перезвонить. Сама постановка вопроса возмутила: я не священнослужитель, а светский человек. Но, если честно, не стал разбираться во всех этих нюансах. Через сутки сториз в Instagram исчезла сама по себе, а я решил увольняться.

Решение, говорит Артемий, было взвешенным и имело свою предысторию. Прошлой зимой у мужчины возникла конфликтная ситуация с одной из организаций, и тогда руководство епархии не стало отстаивать церковные интересы, чтобы «не портить отношения с городскими властями».
- До этого я более 9 лет возглавлял паломнический отдел, организовывал для верующих поездки по святым местам. Когда администрация этого заведения запретила мне открыто распространять информацию о таких поездках, появились препятствия к проведению духовно-просветительских бесед, я собрал более 100 подписей прихожан в поддержку этой инициативы. Руководство епархии попросило не давать им ход и, что называется, закрыть тему. А спустя некоторое время паломнический отдел был упразднен, но у меня осталась вторая должность в епархии, - вспоминает Артемий.

У мужчины - два высших образования, светское и духовное. После школы он поступил в Смоленскую семинарию, но вскоре оставил учебу, так как посчитал, что пока не готов связать свою жизнь с церковью. Получил диплом магистра в сфере туризма и в 2010 году пришел работать в Бобруйскую епархию. Параллельно заочно окончил Жировичскую духовную семинарию. В папке, которую с собой захватил Артемий, за время работы накопилось много грамот и благодарственных писем, в том числе от бывшего патриаршего экзарха Беларуси Филарета.

- Я не был рукоположен в священники, так как все еще не считаю себя готовым к такому шагу. Но являюсь глубоко верующим человеком. Так сложилось, что я смог быть полезным церкви, оставаясь при этом мирянином.

Артемий говорит, что почти десять лет на примере Бобруйской епархии наблюдал, как меняются взаимоотношения церкви и государства.

- Я очень благодарен властям города за то, что они всегда поддерживали православную церковь, оказывали содействие во многих начинаниях. Но есть и обратная сторона медали: церковь теперь вроде как обязана государству со всеми вытекающими. Я не хочу вносить раздор в эти взаимоотношения и быть виновным в том, что они могут ухудшиться. Это может привести к проблемам в епархии и в первую очередь затронет интересы православных верующих. Поэтому принял решение уволиться.
https://news.tut.by/society/695601.html

(no subject)

Свящ. Владимир Зелинский:

Дело схи-Романова, столь очевидное на первый взгляд, повернуло меня к той болезни, от которой у православия, в сущности, никогда было внутренней защиты. Оно ее просто не замечает. Называется она «человек отменяется», когда глубинное измерение человеческого существования оттесняется измерением исключительно доктринальным.

Человек ничего не значит, значит только конфессиональный знак человека
. Во имя этого знака возникает своего рода духовный тоталитаризм. Заражен ею не только схи, но и великое множество его безвестных последователей.

Тоталитаризм часто бывает грубым, горячим, пафосным. «Миром правит хабад, дайте только рукава засучить, в руки кувалду взять», «как завидишь бабу, хрясть об колено ее », «катехизируй по самое не могу» и т.п. Утрирую, конечно. Суть же в том, что религиозная ценность другой человеческой личности измеряется только тем, что я/моя Церковь считаем абсолютной истиной. Если же человек в ту истину не вписывается, то выбрасывается вон: anathema sit. А язык, которым анафема изрекается: гнев, запрет, плевок, огонь – это от эпохи зависит.

Всякий тоталитаризм слышит только себя и всегда вперен взглядом в своего врага, которого чаще всего сам же изобретает.

Он бывает не только яростным, хамоватым, но и холодным, безразличным. Особенно там, где православие подчеркивает свою гордую, отгороженную от всех истинность.

Нашел недавно на истинно православной странице:
...«ощущение этой границы между христианством и морем пост-христианского язычества... включая Шмемана и Паисия Святогорца … это всё варианты утилизации христианства под бытовые нужды (в одном случае -- нужды неверующего интеллигента, в другом случае -- язычника из народа)».

Было такое понятие у греков, перешедшее без перевода в новые языки – хюбрис. Хюбрис не станет хвалиться: моя вера лучше, выше, священнее, он скажет: то, что ты считал сокровищем, на служение которому потратил жизнь, это вообще ничто, мусор. Какая там у тебя христианская вера, ты вообще не знаешь, что это такое. Вера начинается не с любви. Не с открытости сердца. Она начинается с отсечения прочих вер, прочих душ, прочих личностей. В данном случае таких очень разных и очень больших личностей, как - о.А.Шмеман, св. Паисии Святогорец. Подобное православие заявляет (на ходу, времени не тратя на разъяснения): неважно, что она, эта личность, внутри себя полагает, что пишет и проповедует, как со Христом в глубине своей соприкасается, какие откровения получает, христианская она или нет - решать мне, специалисту, прочитавшему достаточное количество правильных книг.

Это совсем не горячий, это, если хотите, ледяной тоталитаризм нарцисса. Тоталитаризм формул, диктатура знания, того, которое надмевает и уму не научает. У тоталитаризма горячего есть все же какая-то крупица любви; ненавидя вас, как еретика, он все же хочет вас спасти. У холодного такой цели не наблюдается, он вас просто не знает и знакомиться не собирается, лишь оценивает с высоты.

Его символ веры – самодостаточность и надменность. Чаще молчаливая, но иногда и брехливая.

Особенно в отношении к экуменизму. Ты проходишь мимо чужого сада, ничуть не думая перелезать через забор, чем-то там поживиться, ну, разве что, махнешь рукой хозяину приветственно. И тотчас оттуда кто-то обдаст тебя злобно заливистым лаем. Да в чем дело? А зачем близко ходишь, почему руками, где не положено, размахиваешь?

Всегда знал, что среди православных, главных учителей смирения и обличителей гордыни, именно она-то и свила самое просторное, уютное гнездо. Но там, где православие объявляет себя единственным и неизменным средоточием истины, там она просто ликует:

«Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как этот Сергий, Кирилл, или тот сергианец».

Представим себе евангельского Иисуса, для которого каждый встречный - сначала человек со своей нуждой, со своей душой, а уж потом кто-то: сотник, самарянин, блудница, носитель той или иной знаковости. Впрочем, евангельский Иисус в тоталитарном христианстве не то, чтобы почитаем, Он, можно сказать, гоним. Называется она «человек отменяется», когда глубинное измерение человеческого существования оттесняется измерением исключительно доктринальным.

https://www.facebook.com/vladimir.zelinsky/posts/4792797427412582