August 25th, 2020

Жила-была одна баба

1 канал сегодня ночью начал показ этого поразительного фильма Андрея Смирнова (это его второй шедевр после «Белорусского вокзала»).

Фильм художественный, но в своем очерке сельской жизни очень дотошно выверенный по записям этнографов.

И оттого это жесткий ответ на розовую водичку патриарха про какую-то особую моральность-покаянность русского народа.

Жаль только, персонаж моего любимого Романа Мадянова помирает слишком рано.

Считаю фильм обязательным к просмотру и жду гневных протестов православной общественности.

Не-Расстриги

Андрей Десницкий:

Православная русская блогосфера о(б)суждает известного греческого священника, снявшего сан.
Не знаю, почему он так решил.
Знаю другое: есть немало священников, которые охотно бы взялись за другую работу, да зарабатывать больше ничем не умеют. И ничего не снимают, и остаются, и получают награды. Не верят сами в то, что людям говорят.
Вот где проблема-то...

Как не-работает Синод





На столе у патриарха гора бумаг. Очевидно, проекты решений синода и материалы к ним.

Перед остальными - чистые столы (свежие журнальчики и тоненькие папочки).

В последнюю минуту, т.е. уже после входа патриарха, еп. Савва вносит или дополнительные совсекретные папки для патриарха, или раздаточный материал (тогда он очень невелик в пересчете на число участников собрания).

Это означает, что члены синода НЕ ЗНАЮТ, какие вопросы им надо обсуждать. Они не могут подготовиться, собрать информацию, посмотреть историю вопроса и историю решения подобных вопрсов в исиории церкви. Не могут подобрать толкования канонов и прецедентные решения.

Они вынуждены на слух принимать вводные данные и проекты решений.

Это не работа консилиума, а ее имитация.

Напомню, в синодальные времена и по решению Собора 1917 года члены синода постоянно жили в столице, отлучаясь из нее в свои епархии не более чем на 2 месяца в году. Весь штат синодальных служащих был в их распоряжении. А также - архив синода, его библиотека, мозги Академии.

Добавим к этому и нынешний стиль правления, отнюдь не приветствующий дискуссии и особенно настойчивость в них. И получим просто фотосессию вместо собора.

Как избавляют от лукизма

Николай Бондарик – председатель националистической "Русской партии", который приехал на выборы в Беларусь как журналист. Его задержали во время протестов 11 августа. Он двое суток провел в изоляторе на Окрестина.

– Расскажите, пожалуйста, как вы себя чувствуете, все ли уже благополучно, все ли хорошо?

– Все, слава богу, я добрался до дома наконец-таки. Дело в том, что сначала-то я туда приехал как журналист с журналистской миссией, я был настроен даже, честно скажу, вполне себе пролукашенковски, с симпатией, потому что у меня отец белорус и мы как-то в семье к Лукашенко относились дружелюбно всегда.

– Традиционно.

– Да-да, традиционно. Потому что никто же особенно не смотрит эти оппозиционные белорусские каналы. Да мы и белорусских каналов-то не смотрим, мы живем в Петербурге. Просто привыкли, что есть Беларусь, там союзник, все хорошо, – ну и нормально. Но когда я приехал туда, потихонечку, потихонечку, я приехал за неделю где-то до выборов, даже чуть больше, конечно, картина начала меняться. То есть я познакомился там с наблюдателями, которые жили недалеко, которые наблюдали, там школы две были около улицы Берута, 15/2, где я жил, снимал квартиру. Там две школы – избирательные участки. При мне в квартире, которая на первом этаже дома, где я живу, обыск начался: местные кагэбэшники задержали просто одного из наблюдателей, я это все видел. Они меня еще приглашали быть понятым. Я: "Спасибо, спасибо". Потом задержали другую девушку, Алену. Я просто понимал, что это что-то не то творится. Ну и в конце от моего лукашизма так называемого двое суток, проведенных в этих вот условиях, они, конечно, меня полностью вылечили. И сейчас у меня к Лукашенко один вопрос: "Когда ты уйдешь?"

– У вас есть ощущение, что подобное излечение произошло с очень многими людьми в Беларуси за последние уже 10 дней как раз под влиянием тех событий, которые происходили, той жестокости, с которой люди столкнулись?

– Жестокость была, конечно, неимоверная. И вы совершенно правы, я сам хотел это сказать, что многие, даже те, которые голосовали вполне себе за Лукашенко, увидев все вот это, потому что у кого-то родственника, у кого-то друга вот так, совершенно, я бы сказал, мясничили. Знаете такое выражение – "мясничили", то есть ужасно было то, что я видел. Причем людей задерживали, как мясо держали. Я вообще реально гулял: там за стелой парк, фонтан – ну красиво, мне нравится, мне Минск очень понравился, город для жизни.

– Раз вы приехали как журналист, у вас, наверное, были какие-то документы, чтобы вы могли заниматься работой своей?

– Естественно, аккредитации не было, потому что они вообще никого практически не аккредитовали, кроме своих ручных. У меня, конечно, было удостоверение журналистское. Это меня и спасло, кстати, я так думаю, от каких-то серьезных травм и здоровье как-то сохранило. Потому что они понимали, что я российский гражданин, они сразу понимали, что я журналист с удостоверением, они сразу понимали, что я все равно взрослый человек, не 20-летний мальчишка, который может бегать с бутылкой по улице. Но тем не менее меня так же в автозак утрамбовали плотно.

– Во время вашей прогулки – я напоминаю зрителям.

– Да. То есть подходят двое сотрудников полиции, видят, что я фотографирую фонтан. Фонтан именно, это днем, в шесть часов вечера. Подходят: "Вы кто? Представьтесь". Ну я представился, удостоверение, паспорт, что России гражданин. А они говорят: "Телефон дайте сюда". Ну в России я бы знал, что ответить. Ну в Беларуси я, во-первых, законов местных не знаю, во-вторых, я уже понял, что тут как бы, уже видел до этого, что там происходит, в сетях заходил, все это снимал. Они берут телефон, смотрят: "О, да ты провокатор". У меня там, естественно, фото, видео с митинга. Значит, ты, соответственно, участвовал там и так далее. И все, сразу в автозак. Причем я так понимаю, что именно по этому принципу они как бы изначально останавливают любого молодого человека на улице – ну от 20 до 40, скажем, 35: "Дай телефон". Если ты подписан на какие-нибудь телеграм-каналы оппозиционные, все, сразу в автозак, начинают бить. Если не дай бог у тебя еще фото, видео с митинга, то сразу могут на улице начать бить прямо. А если не дай бог у тебя нашли рацию – это все. Это будут бить сначала они, потом приедет местная гэбуха. Ну я не знаю, люди просто реально пропадали. То есть рация – для них это признак того, что человек вообще организатор какой-то. И вот нас привезли сначала на "Автозаводскую", РУВД Автозаводское. Всем руки связали сзади, вот эти пластиковые наручники, руки сзади стянули. И мы ночь – а была холодная ночь – лицом на асфальте провели все. Там было все, весь двор РУВД был вот так людьми усеян. Причем меня положили сразу как бы отдельно, и я так понял, что я…

– Потому что вы журналист.

– Да. Но я-то все видел и слышал, как людей били просто, знаете, вот выражение – смертным боем. Я как журналист, я знал давно. Но я только вот в эту ночь понял, как это выглядит, что такое бить смертным боем. Люди выли как раненые звери. Даже не то что дубинками, ногами начинали пинать: "Пароль от телефона, давай пароль телефона, сука". Понимаете? И потом, когда уже нас на следующее утро подняли, лицом к стене вот так же, тоже связанными сзади, мы еще день стояли до вечера лицом к стене. Тоже периодически всех избивали, но уже так, не как в первую ночь. Самое страшное было в первую ночь лицом в асфальте, били всех не по разу, вышибали все, что можно, человеческое из людей. Потом нас привезли уже в это вот Окрестина печально известное. Там нас разместили в тюремных двориках, потому что я так понял, что Окрестина вся была забита битком, просто все камеры, все было забито. И нас разместили в тюремных двориках. Ну просто сверху-то ничего нету. Просто стена. Это пять на пять метров. Нас набили человек 70. И это еще одна ночь. А ночи холодные в Минске, это не Лас-Пальмас, понимаете. Очень холодные ночи. И так вот я впервые увидел, как люди как пингвины: они вот так собирались человек 20 вместе, вот так обнимали друг друга, прижимались друг к другу и грелись. И постепенно менялись, как пингвины греются. Я это и видел. Но я-то человек уже опытный, бывалый: я нашел там пустую бутылку из-под воды двухлитровую, я закрутил и на нее сел. То есть, соответственно, я не застудился от асфальта.

– Я могу предположить, что у вас есть какой-то опыт, с которым можно было бы сравнить то, что вы увидели в Беларуси во время своей этой непростой командировки. Или это ни с чем невозможно сравнить?

– Нет, можно загуглить мою биографию, Николай Бондарик, это понятно. Я много где участвовал: и "Марш несогласных" в Петербурге был, и протесты 2011-2012-2013 годов, был в координационном совете оппозиции, – то есть я много чего видел в своей жизни. Я могу сказать точно: за всю свою жизнь я никогда нигде, даже в тюрьме, ни на войне я не видел, чтоб вот так вот обращались с людьми. Я никогда такого не видел, чтоб людей вот так избивали, так зверски и жестоко. Причем били даже девушек. Я глазами это не видел, но их прогоняли через коридор, когда нас уже держали на Окрестина. Там я слышал женские голоса, их там били. Причем я своими ушами слышал – одна девушка упала на пол, а какой-то там подонок орал ей: "Сука, поднимайся, я тебя буду бить, пока ты не поднимешься". И звуки были не резиновой палкой, а именно ногами. И девушек били, реально я слышал, забивали, там каждый этап прогоняли мимо нас по коридору. Их как через коридор прогоняли, избивали. Причем некоторые парни, которые в наш дворик потом попали, говорят, что их три часа взад-вперед на корточках гоняли по коридору и избивали. Там люди были просто, у них лицо как маска, кровь запекшаяся, нос сломан. У одного парня рука была сломана, вообще она распухла, черная стала. Я не знаю, такого нигде [не видел.

https://www.currenttime.tv/a/belarus-lukashenko-okrestina/30788191.html

подробнее в его вконтакте
https://vk.com/nbondarik



КАК Я ИСЦЕЛИЛСЯ ОТ ЛУКАШИЗМА ЗА ТРИ ДНЯ В ЗАСТЕНКАХ.

Я приехал в Минск с журналисткой миссией 30 июля и первоначально разместился в гостинице "Звезда", но с 5 августа объявили отключение горячей воды и я от такого счастья переехал в апартаменты на улицу Берута 15/2, около со ст.м. "Пушкинская", где впоследствии и разыгрались самые жестокие эпизоды противостояния. За время пребывания в Минске я общался с множеством людей, которых осторожно выспрашивал на предмет кому они симпатизируют, за кого собираются голосовать и могу сказать определенно, что только может быть один из пяти выражал сочувствие Лукашенко и намерение за него голосовать. Остальные были категорически против него и за Тихановскую. Познакомился с общественными наблюдателями (от оппозиции естественно), которые дежурили около трех соседних избирательных участков во время предварительного голосования, шедшего неделю до дня 9 августа. Наблюдатели утверждали, что избиркомы безбожно мухлюют с количеством пришедших. Скажем, избирком утверждал, что пришло голосовать досрочно более 1000 человек на каждом из трех участков, а реально явка составила от 300 до 500 максимум. На мой взгляд действительно в Минске было очень мало голосовавших досрочно, потому что Тихановская и её штаб призывали всех приходить только 9 августа и во второй половине дня. Поэтому, когда ЦИК объявил о том, что уже в 10:00 утра 9 августа проголосовало 53%, то это, честно говоря, было очень похоже на подтасовку. Ну, это может быть моё субъективное восприятие, дальше буду говорить о вещах вполне себе конкретных, которым я был свидетель. Свидетель нейтральный и незаинтересованный, гражданин другого государства, журналист, не участвовавший доселе ни в каких протестах в Белоруссии и более того - настроенный изначально с симпатией к Лукашенко. Можно сказать что я был умеренный лукашист. Мой отец - бульбаш и в нашей семье к белорусскому лидеру традиционно относились с уважением, не интересуясь особо новостями из РБ. Знали, что есть такая союзная нам рЭспублика, там живут наши братья-бульбаши, те же русские, фактически. Ими правит Батька, там чисто и красиво. Вот с таким нехитрым багажом знаний я и прибыл на родину предков.

Первый тревожный звоночек робко тренькнул, когда я спускался в тапочках на первый этаж дома где арендовал апартаменты. Нос к носу столкнулся с операми в масках из местного КГБ. Они проводили арест и обыск в квартире активиста - одного из тех вот наблюдателей что я видел у избирательного участка. Они ещё предложили мне стать понятым, от чего мягко отказался, сославшись на свой статус иностранца. Картина маслом "Арест агитатора", в школе проходили.Collapse )

Неожиданно и хорошо

Минским митрополитом стал еп. Вениамин.
Местный. Не Павлом возвышенный. Не замешан в политике.

Очень хороший выход из того тупика, в который загнал себя чернобыльский краник.

А Павел и на Кубани будет таким же чужаком.

Интересно, покинул ли после этого Павел зал заседаний Синода - ведь он больше не является его членом по кафедре.

***
Епіскап Веніямін даведаўся пра сваё прызначэнне Патрыяршым экзархам Беларусі з тэлефавання карэспандэнта Нашай Нівы. Ён пакуль не ведае нічога.

***
Православный интеллектуал из России, диакон Андрей Кураев поделился с «Нашай Нівай» мыслями относительно назначения епископа Вениамина новым митрополитом Белорусской Православной Церкви.

«Я вас поздравляю: впервые за долгие-долгие годы митрополитом Беларуси стал уроженец вашей страны, а не варяг. Это уже прекрасно.

Во-вторых, это самый интеллигентный из всех ваших епископов. Стоит отметить, что проведен он был не Павлом, а еще Филаретом. Так что у него хорошая родословная.

Вениамин — это человек, который не был запятнан какими-то политическими декларациями. Он занимался строительством богословской школы, не в смысле какого-то кирпичного здания, а создания методики, поощрения людей, студентов. Очень хороший и неожиданный выбор. Я рад, что все так решилось.

Я не исключаю, что отставка Павла связана с политическими событиями последних дней в Беларуси. Вполне возможно, что он сам просился в отставку. Все эти его танцы, то он поздравляет Лукашенко, то отзывает поздравления, то отзывает отзыв — это выглядело очень непристойно.

Павел был очень чужим в Беларуси, начиная с его идиотского «чернобыльского краника». Он был чужаком, как для простого населения, так и для белорусской элиты», — сказал диакон Андрей Кураев.
https://nn.by/?c=ar&i=257875&lang=ru

Сретенская семинария отдана на забой Козлову

"Исполняющим обязанности ректора Сретенской духовной семинарии, в дополнение к несомым послушаниям, назначить протоиерея Максима Козлова".

Мечта митр. Иосифа вернуться в Россию не сбылась. Его маршрут развернулся обратно: Биробиджан-Курган-Ульяновск-Улан-Удэ.

Никому из задействованных в карусели, кроме Савватия, не выражена благодарность. За что и зачем сорвали Лонгина с Саратова и направили в коммунистический Вифлеем - совсем непонятно.

И опять к вопросу об ответственности: решение патриарха годичной давности о назначении Питирима ректором МДА было явно провальным. Но ведь нельзя же вслух скзать, что Акела промахнулся.

Не работается...

СЛУШАЛИ:

Доклад Преосвященного митрополита Астанайского и Казахстанского Александра, главы Митрополичьего округа в Республике Казахстан, о положении дел в Костанайской епархии.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. В связи с долговременным отсутствием из епархии, приведшим к серьезным недочетам в ее управлении, освободить Преосвященного епископа Костанайского и Рудненского Анатолия от управления Костанайской епархией и почислить его на покой, определив ему пребывать на покое под наблюдением Преосвященного наместника Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

***

Это уже третий такой случай в его биографии:

8 октября 2000 года: "Преосвященного Анатолия, епископа Магаданского и Синегорского, освободить от управления епархией в связи с необоснованным долгосрочным отсутствием на кафедре, что привело к расстройству духовной жизни Магаданской епархии".

17 июля 2001 года: "За самовольное оставление с 25 декабря 2000 года места своего служения епископа Ялуторовского Анатолия, викария Тобольской епархии, почислить на покой"


***
Из комментов:
Не помню точно за что его турнули из Магадана, но, вроде бы, за маленькие отчисления в центр. После этого он приехал к Дмитрию, а тот его определил жить в общежитие к семинаристам... Его поселили, вроде, в отдельной комнате, но на одном этаже с последним курсом. Мне это в своё время рассказывал иеромонах Даниил из Троицкого благочиния, который как раз тогда был семинаристом. Но по его словам это был промежуточный этап. Ему уже готовили нормальные условия. А Анатолий плюнул и уехал.

До того, как Кирилл про него вспомнил, Анатолий сидел в Переславском районе. Он там хотел сделать богодельню. Но дела у него особо не двигались. Но площадь там была большая. Тогдашнему ярославскому это всё было по барабану. Кирилл дальше определил Анатолия в Тихвинский храм рядом с ВДНХ. Помню, как один священник его хороший друг просил его взять меня иподиаконом. А тот ответил, мол, ничего там не решает в храме. Я тогда поверил. Ну ладно, думаю.

А потом его назначили в Костанай. Мне спустя какое-то время нужна была бумага для учёбы в Европе протестантов/католиков от любого архиерея. А он опять. Нет, нет. Я не могу преступать правила... Очень интересно, почему же он всё же слетел снова... Но правды ради должен отметить, что лет 8 назад, когда с ним общался, он всё поднимал тему того, что наши храмы не приспособлены к тому, чтобы младенцев принести+архиереи и прочие затягивают причастие. И также сетовал на отсутствие пандусов для инвалидов. А ещё вспомнил, как он пытался с Шатовым договориться по поводу своей идеи с богодельней в Переславском районе. Но чем дело закончилось - не знаю. К тому же сам уже много лет как отошёл от всякой деятельности в РПЦ, да и вообще в храм редко хожу.

Молчать, господа офицеры!

ЖУРНАЛ № 64

ИМЕЛИ СУЖДЕНИЕ о случаях разглашения конфиденциальных сведений клириками или монашествующими, несущими послушание в общецерковных или епархиальных структурах.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Определить, что разглашение без благословения Патриарха Московского и всея Руси или епархиального архиерея клириком или монашествующим, несущим послушание в общецерковной или епархиальной структуре, третьим лицам, включая представителей средств массовой информации, канонических или церковно-административных сведений (Ап. 39) влечет за собой:

для клирика: запрещение в служении на срок до 1 года (при повторном совершении того же деяния — до 3 лет);
для монашествующего: отлучение от причащения Святых Христовых Таин на срок до 1 года (при повторном совершении того же деяния — до 3 лет).
2. Межсоборному Присутствию учесть настоящее определение при работе с проектом «Положения о канонических прещениях и дисциплинарных наказаниях священнослужителей».

***
А какие каноны об этом говорят? Что это за тайны в церкви - "организме любви"?

Приведенное 39 апостольское правило гласит: "Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают". толкование Вальсамона: "Слова: пресвитерам и диаконам без воли епископа ничего не совершать – принимай не в общем смысле, но скажи, что они не имеют права совершать что-либо принадлежащее епископу без воли его, например, отдавать в аренду недвижимое имущество церкви, получать с него доходы, следующие церкви, налагать епитимии и другое таковое. Ибо управление епископскими вещами, говорит правило, и души людей вверены епископу

Невмирущий СССР



И вот совсем на днях я беседовал с семинаристом, которого этой весной вербовали в ФСБ. Мол, мы все любим родину и православие, мы все должны противодействовать проискам американских и израильских сект. Вы будете помогать нам, мы - вам. Кстати, вы можете стать хорошим молодежным лидером, а мы поможем вам выигрывать гранты. Нет, духовнику и вообще никому о нашем разговоре рассказывать нельзя.


... Вот в последнем тезисе - новость для меня. В советские времена чекисты не смущались отговоркой про духовника или ректора. Как правило, и он был им хорошо знаком. А вот нынешние духовники уже из поколения, обработка которого чекистами была упущена.

Смирнов на пенсии

СЛУШАЛИ:

Рапорт протоиерея Димитрия Смирнова, председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, с сообщением о затруднительности для него продолжать исполнять эту должность по состоянию здоровья.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Освободить протоиерея Димитрия Смирнова от должности председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства согласно поданному прошению и выразить протоиерею Димитрию Смирнову благодарности за понесенные труды по созданию и организации деятельности Комиссии.

2. Назначить протоиерея Димитрия Смирнова почетным председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

3. Председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства назначить священника Феодора Лукьянова, клирика города Москвы.

***
о. Федор - он хороший.