October 8th, 2020

Как распознать епископа?

Вчерашнее освящение митрополитом Вениамином снаряда и вручение наград верным лукистам проходило на весьма интересном фоне. Этим фоном стал новоустановленный памятник Серафиму Шахмутю.




Он был арестован советскими органами и осужден за сотрудничество с оккупационными властями.

При этом в мае 1943 года с совместно с благочинным Гомельского округа протоиереем Николаем Гейхрох архимандрит Серафим пригласил на должность управляющего Гомельской епархией архиепископа Мозырского Николая Автономова, иерарха Украинской Автономной Православной Церкви.

Приняв архиерейское рукоположение в обновленческом расколе и продолжая негласно сохранять брачный статус, архиепископ утаил скандальные факты собственной биографии от священноначалия канонической Православной Церкви, действовавшей на территории Украины. После переезда в г. Гомель он усвоил себе титул «Управляющего Православными Приходами Белоруссии, Житомирского Генерал-Комиссариата, Мозырского и Речицкого архиепископа». Кроме того, архиепископ предъявил архимандриту Серафиму поддельное свидетельство, согласно которому он якобы был рукоположен во епископа в 1922 г. Святейшим Патриархом Московским и всея России Тихоном.

Усилиями архимандрита Серафима и протоиерея Николая для пребывавшего в весьма стесненном материальном положении архиепископа Николая Автономова было подготовлено парчовое архиерейское облачение, что позволило возобновить архиерейские богослужения в возрожденной Гомельской епархии.

По прошествии непродолжительного времени выяснились подлинные обстоятельства епископской хиротонии Николая Автономова. Стремясь восстановить канонический порядок в Гомельской епархии, архимандрит Серафим (Шахмуть) и протоиерей Николай Гейхрох закрыли для архиепископа Николая доступ к совершению богослужений в Петро-Павловском кафедральном соборе и сельских храмах региона.

За непродолжительный период своего пребывания в г. Гомеле архиепископ Николай Автономов рукоположил одиннадцать клириков, каноническое достоинство которых вызывало сомнения со стороны части верующего населения и духовенства. В 1944–1946 гг. архиепископ Минский и Белорусский Василий (Ратмиров) активно добивался перерукоположения всех священнослужителей, получивших посвящение от архиепископа Николая.
https://minds.by/articles/novootkrytye-svedeniya-o-missionerskom-sluzhenii-prepodobnomuchenika-serafima-shahmutya-arhimandrita-zhirovichskogo#.X36y9HVS8n8

Серафим Шахмуть канонизирован как преподобный.
Но мы видим, что он не смог "духом" отличить настоящего епископа от ряженого самозванца.

А если разницы нет, то зачем платить дороже?

Но его житие, как и принято, наполнено чудесами:
"В поездке о. Серафим смертельно заболел, у него открылся абцесс. О. Серафим настолько страдал, что мог взбираться на кровать только при помощи табуретки. Однажды, когда он был в спальне, начался налет советской авиации. Вдруг о. Серафим услышал голос, повелевший ему покинуть спальню. Тот же голос повелел позвать и о. Григория. Повинуясь, архимандрит Серафим с трудом добрался до кухни. Когда и о. Григорий пришел на кухню, в дом, где они находились, попала бомба. Один из осколков, не задев важные органы, вскрыл абцесс. Через пробитое отверстие вытек весь гной, вскоре это место зажило, и о. Серафим стал совершенно здоров. Таким образом, по Промыслу Божиему, фактически произошла операция без вмешательства хирурга-человека".
https://polit.ru/article/2020/09/06/shakhmut/

Патриарх на карантине

"Причиной этого стали мои недавние контакты с человеком, у которого была обнаружена коронавирусная инфекция. Время, необходимое в соответствии с медицинскими предписаниями для моего личного карантина, еще не истекло. Посчитал невозможным подвергать всех вас опасности заражения".
http://www.patriarchia.ru/db/text/5702240.html

Давненько не заходил я в университет...

"РОССИЙСКИЕ СТУДЕНТЫ ГЛАЗАМИ ИНОСТРАННЫХ ПРОФЕССОРОВ
В тюменском университете проводился курс "Письмо, мышление, анализ, интерпретация". После этого гарвардский профессор поделился своими впечатлениями о российских студентах.
Мне кажется, это идеальный срез о нашем мышлении, методах воспитания и специфики обучения.
Ссылку на материал дам в первом каменте, а в посте перечислю самые важные тезисы.
👉1. Привычка искать готовое
Студентам дается задание прочесть текст. Затем на основе этого текста преподаватель задает вопросы, инициируя дискуссию. Вопросы формулируются таким образом, что на них нельзя ответить, просто повторив какой-то фрагмент текста, скорее, следует сформулировать аргумент, отсылающий к проблемам более общего порядка.
С этим россиянам справиться было очень тяжело. Они привыкли, что ответ содержится в самом тексте, и по привычке искали его там. Не найдя такого ответа, просто молчали.
👉2. Неумение рассуждать
Как выяснилось, студенты вообще неправильно понимают, что такое аргумент и из каких частей состоит. Преподаватели поначалу полагали, что это языковая проблема (курс проводился на английском), но на деле оказалось, что российские студенты неверно понимают сам термин. Они полагали, что "аргумент" = "мнение", то есть, собственное ценностное суждение. На самом же деле аргумент - это сложная, определенным образом упорядоченная ЦЕПОЧКА РАССУЖДЕНИЙ, которая МОЖЕТ выражать суждение (а может и не выражать).
В результате студенты, когда получали задание исследовать материал, просто делились субъективными впечатлениями о прочитанном, о собственных чувствах и мыслях, тогда как ожидается, что они будут излагать свои выводы и мысли на основе цепочки рассуждений. Когда им предлагали обсудить аргументы других, они поступали так же: выражали свои личные впечатления. Таким образом, обсуждения сути прочитанного не происходило.
Когда же они писали рецензию, то либо просто писали изложение, либо отдавались творческому самовыражению в духе потока сознания, игнорируя любые формальные правила.
👉3. Страх ошибиться
Российские студенты поднимают руку лишь в том случае, если они уверены в том, что их ответ будет соответствовать ожиданиям профессора. При этом весь процесс похож на социальную игру: студент поднимает руку и дает ответ. Другие студенты пристально смотрят на преподавателя, пытаясь понять, одобряет он этот ответ или нет, и, в зависимости от результата, корректируют свое поведение.
Играя в эту игру, студенты не размышляют над ответами и (об этом ниже) не готовят замечания на ответ однокурсника. Им необходимо "считать" реакцию преподавателя, чтобы выдать ответ, который, как им кажется, его устроит. Если реакция не считывается, или установившийся шаблон разрушается, студентам становится тревожно, они не понимают правил новой "игры".
Страх ошибиться сказывается и на другой стороне обучения. В других странах студент, если что-то не понял в теме, поднимает руку и задает вопросы, пока не поймет. Российские студенты считают, что задавать вопросы, если ты не понял тему - признак слабости и поражения.
Студенты полагают, что любая критика их идей означает, что их работу оценили как неудачную и что преподаватель не лучшего мнения об их академических успехах.
👉4. Поиск правильного ответа
Россиян никто не учил задавать вопросы, которые могут развивать дискуссию и указывать на противоречия и неясные моменты темы. Интересно, что они и сами, кажется, не считают, что такая дискуссия будет полезна. Подспудно они полагают, что на любой вопрос есть один-единственный правильный ответ, и их задача - найти его.
👉5. Критика = смерть
Для российских студентов изменить свою точку зрения означает признать свое поражение в кровавом бою. Поэтому они будут защищать свою исходную позицию до конца, любыми возможными способами отстаивая свою правоту.
Им крайне тяжело пересматривать собственные предпосылки. Они выстраивают свои рассуждения на зачастую шатких, заранее необъективных суждениях - лишь потому, что эти суждения им знакомы, или же эти суждения были услышаны ими в первую очередь и чем-то пришлись по душе.
Им свойственно идентифицировать собственную личность с той идеей, которую они приняли. Соответственно, когда эту идею критикуют, студенты воспринимают это как критику их самих - и пытаются защититься любыми способами.
Именно поэтому студентам сложно проводить мыслительные теоретические эксперименты - они стремятся как можно быстрее слиться с той или иной идеей и защищать ее. Мысль о том, что можно отстраненно рассматривать несколько идей с разных ракурсов, не находит у них отклика.
👉6. Комментарии это плохо
Однажды профессор в качестве домашнего задания попросил студентов написать рецензию на прочитанный материал. Когда же он начал разбирать их рецензии, то столкнулся с интересным наблюдением.
Российские студенты считают, что отлично сделанная работа - та, которая принята без помарок и исправлений с наивысшей оценкой. А если к работе много комментариев, вопросов и уточнений - это однозначно плохая работа (хотя эти комментарии и вопросы вовсе не обязательно свидетельствуют о качестве рецензии).
Россияне воспринимают любое замечание как попытку цензурирования или даже вовсе как выговор. То, что, оказывается, им нужно читать комментарии и вопросы преподавателя и в соответствии с ними править работу, было воспринято с большим удивлением. По их мнению, им достаточно только написать работу и сдать ее, а все, что происходит с работой дальше, не является частью учебного процесса.
👉7. Интеллектуальный пинг-понг
Идея обратной связи в формате круглого стола обсуждений российским студентам неблизка. Они готовы высказывать свое мнение, но предполагается, что они будут высказывать его конкретно преподавателю, а он, соответственно, возвращает "мячик" студенту. Это не круглый стол, а пинг-понг. При этом комментарии преподавателя по умолчанию имеют больший вес, чем комментарии однокурсников.
Такое мышление через несколько занятий привело к проблемному паттерну поведения: несколько студентов постоянно вовлечены в работу, а остальные превращаются в пассивных слушателей. При этом сами студенты считают такую ситуацию нормальной.
👉8. Информация неоспорима
Студенты не могут отличить суждение автора текста от суждений, которые он цитирует. По их мнению, если автор цитирует какой-то материал, это означает, что он с ним согласен. Мало того, что это не всегда так, но ведь есть же процесс создания материала: открытие, верификация, развитие идеи, вывод, обсуждения - и в каждой части авторская мысль может претерпевать изменения. Когда студентам объяснили про это, это взорвало им мозг. Они привыкли к одной, "хрестоматийной" подаче материала - когда есть одна-единственная единица информации, она неоспорима и ее следует заучить.
👉9. Поиск скрытых сообщений
Российские студенты, разбирая тексты, постоянно пытались обнаружить скрытые символы и смыслы. Для них очевидно, что каждый автор стремится спрятать внутри обычного сообщения еще одно, доступное лишь кругу избранных.
👉10. Критикуй все или ничего
Одной из задач курса было развитие критического мышления. Однако большая часть учащихся восприняли критическое мышление как право оспаривать буквально все, с чем они сталкиваются на занятиях. Студентам казалось, что критический подход должен вбирать все или ничего: они либо полностью доверяли конкретному автору, либо отвергали вообще все, что он сообщает читателю.
Они вообще не знакомы с понятием конструктивной критики. Это становится явным, когда студентов просят оценивать работы друг друга. Большинство из них оказались неспособны сформулировать замечания открытого характера, то есть предложить комментарии, указывающие на наличествующие ошибки или потенциальные улучшения. В общем, студенты предпочитают ничего не слышать о своих работах, устных и письменных, – ни от преподавателя, ни от однокурсников.
👉11. Нет своей темы
Фундаментальной проблемой, с которой столкнулись все студенты, оказалась разработка собственной темы. К этому они определенно не привыкли. Преподаватели были открыты для самых различных предложений, но предупреждали студентов, что идеи должны были быть связаны хотя бы с двумя текстами, обсуждавшимися в течение курса. Таким образом предполагалось, что темой будет собственное рассуждение, связанное с прочитанными текстами. Это оказалось одним из труднейших вызовов.
👉12. Неумение работать с черновиками
Студенты также не привыкли работать над своим эссе, двигаясь от черновика к черновику. И сколько бы преподаватель не предлагал перерабатывать первые черновики, им все равно не удавалось значительно их перестроить. Стоит им достигнуть обозначенного количества слов или страниц, они считают, что работа выполнена. Практически все студенты стремятся написать эссе за один раз.

https://newizv.ru/article/general/06-09-2019/kritika-dlya-nih-eto-smert-garvardskiy-professor-otsenil-rossiyskih-studentov

Вот так переплетаются педагогика и политика...

Система стандартизируется

Fedor Lyudogovskiy

"Сегодня по электронной почте получил вот такой документ из Москвы (см. картинку).



О подобном исходе меня предупредили еще неделю назад, а теперь его святейшество утвердило решение епархиального суда. Честно говоря, когда мне звонили сначала из дисциплинарной комиссии, а потом из суда, я был уверен, что на этом этапе дело ограничится запретом. Но нет -- хвост решили не рубить по частям. Ну что же, наверное, оно и к лучшему.
Текст уведомления (а ведь должен быть еще и указ?) требует комментария. 25-е правило и клятвопреступление: здесь, в переводе на человеческий язык, речь идет о том, что я уехал из РФ, не поставив начальство в известность. Ну да, так оно и было, тут всё по-честному. Правда, еще до отъезда я в течение восьми месяцев фактически не служил в храме, к которому приписан, и это никого не волновало, а еще в течение двух лет до того я служил нечасто. Но букву закона я нарушил, спорить не буду.
А вот 6-е правило -- это интереснее. Это то самое правило, которое запрещает священнику заниматься чем-либо, кроме собственно священства. Применительно ко мне это довольно странно, потому что свой статус сверхштатного клирика я получил шесть лет назад именно по той причине, что основным местом моей работы (на полную ставку, с трудовой книжкой) был Институт славяноведения РАН. Об этом знал митр. Арсений, который и предложил мне сверхштатность (за что ему по-прежнему от меня спасибо), и патр. Кирилл, который подписал соответствующий указ (тоже спасибо). А тут вдруг -- низзя!
Но об этом еще пару месяцев назад меня предупреждала моя умная жена. Говорят, на какой-то конференции одни попы собрались вместе и высказали свою крайнюю озабоченность в адрес других попов, которые, прикрываясь священным саном, занимаются всякими нехорошими делами вроде коучинга. -- И вот результат, как я понимаю. Ну ладно, в конце концов, они тоже по-своему правы.
В общем, мои отношения как клирика с РПЦ подошли к концу. Рано или поздно это должно было произойти. В силу своего характера и темперамента (а также возраста и некоторого опыта) я не хотел хлопать дверьми, сжигать мосты и устраивать скандал. Если им надо -- пусть хлопают, сжигают и устраивают. Им оказалось надо. ОК, благодарю, приемлю и ничесоже вопреки глаголю. Это по-своему справедливо. Я отдельно, а РПЦ отдельно -- наконец-то это свершившийся факт.
Поскольку я коуч (и параллельно прохожу терапию), я пытаюсь прислушаться не только к своим мыслям, но и к собственным эмоциям и ощущениям. Не буду обманывать себя и вас: ощущения и эмоции довольно паршивые. Но это связано вовсе не с тем, что святейшая авторучка что-то подписала -- и меня с резким "вжу-у-ух!" покинула благодать. В эти штуки я как-то не очень верю. Дело в другом.
Сегодняшнее событие -- повод для многих людей определиться в своем отношении ко мне. И это и очень близкие люди (родственники, друзья), и вы, мои френды и читатели, и те люди, которые обо мне что-то слышали, а я о них -- ничего. Ведь не секрет, что для кого-то священник -- это просто объект, выполняющий определенный набор функций. И если этот объект перестает выполнять свои функции, его в лучшем случае отправляют на помойку, а в худшем -- яростно пинают ногами, потому что подвел и не оправдал ожиданий.
В общем, наступил момент истины. Не для меня -- для вас. Кто я для вас? Человек, с которым интересно общаться и которому вы, может быть, за что-то благодарны, -- или же маг и волшебник, превратившийся даже не в магла, а в сквиба?
Сейчас увидим".


***
О том, про кого сия санкция: Это не эмиграция. Это эвакуация.
О том, кто "санирует". Человек на карантине, возможно, уже носит в себе смертельный вирус. Есть смерти в его окружении. То есть ситуация - "мы смерти смотрели в лицо". И - торопливое устранение с подведомственного пространства далеко не худших людей. К чему такая спешка? Есть люди, которые не считают возможным, чтобы кто-то "по должности" говорил от их имени и презентовал себя как их "объективированную совесть". Отец Федор - один из немногих священников, которые умеют вышеописанным людям прививать хоть какую-то терпимость в церковному официозу. И уехал-то он от того, что служить ему не давали. Сегодня же еще одного, пожалуй, даже более известного священника-миссионера, патриархия изгнала и Москвы.

Но официоз действует по принципу радикал-революционеров - "всё или ничего". Или тотальное подчинение и восхищение - или анафема. Однако, в России принцип "всё или ничего" оставляет победу за "ничего". Ничем не вынужденная спешка патриарха в его судах показывает, что его действиями руководит Судьба. Та, которая направляет сию колесницу к новой пропасти. Поэтому скорее жалко его и тех, кто с ним. Законы античной драмы не устарели.