January 11th, 2021

Про "бессмысленные обряды"

Есть традиционный раздраженный тезис в адрес православия - "ваши бессмысленные догмы и обряды".

На него я всегда отвечал: постойте, есть ли в них смысл или нет, надо спросить у тех, кто ими "пользуется".
В религиях мира есть много недоказуемого, но нет ничего бессмысленного. Даже если обычный прихожанин и не сможет пояснить смысл той или иной особенности обряда, профессиональный жрец сможет это сделать. Спросите его, прежде чем выносить свой вердикт про "бессмысленно".

Но этот разговор все равно требует продолжения.

Первый из следующих вопросов - а точно ли именно вот эти смыслы, вкладываемые вот в этот обряд, надо нести с таким сильным нажимом?

Может, это же "рекламное пространство" стоит использовать для донесения других смыслов?

Второй вопрос: если вот именно этот традиционный смысл вы считаете очень важным, то стоит ли его подавать в упаковке именно обряда? То, что было неизбежно в безкнижную эпоху, сегодня допускает разнообразие. Может, этот смысл оставить для проповедей, воскресных школ и церковных сайтов, и не заставлять Богослужение быть подмостками для его донесения?

Третий вопрос: пусть именно этот смысл важен, и пусть важно передать его именно языком обряда. Но, может, для этого могут быть иные, более вразумительные литургические же средства?

Четвертый вопрос: смысл, которым загрузили и порой перегрузили определенный обряд (перегрузили и в старом и в ново-компьютерном смысле слова), не входит ли в некие трения с другими гранями нашей же веры?


В общем, при очередном созерцании интернет-трансляции архиерейской службы, можно подумать и над этим.

Предупреждение о риске

Все, читающие мой блог, подлежат смертной казни.

Такой печальный вывод следует из православно-византийских законов:

"Смертная казнь назначена для тех, которые сочиняют пасквили и читают их и передают другим их сущность" - св. патриарх Фотий. Номоканон. Титул 9, гл.36.

"Всякий, кто находит пасквиль, запечатанный или незапечатанный, и не сожигает его тотчас, а читает вслух, подлежит тому же самому наказанию, какому подлежит и сочинитель пасквиля. Если же не сделает этого (не сожжет), повинен смертной казни" - толкование патриарха Вальсамона.

В риторике некоторых очень православных в порядке вещей употреблять выражение "кураевские пасквили" (см., например, "Реплика по поводу очередного кураевского пасквиля" http://ansobor.ru/news.php?news_id=5514).

Вывод: если исполнится их мечта о возрождении святого православного царства, в котором именно они будут править по древним святоотеческим канонам, то читателей моего блога ждет смертная казнь.

Читаем приговор, раскрываем ссылки ч.4. Стефан.

Пришла пора раскрыть следующую тайну приговора:

«Неоднократные утверждения, не подкрепленные неопровержимыми фактами, о принадлежности живых или почивших архиереев к числу мужеложников:
...
https://diak-kuraev.livejournal.com/1919386.html (Дата публикации: 02.02.2018)
https://diak-kuraev.livejournal.com/698276.html (Дата публикации: 24.10.2014)».

В материале, спрятанном за кодом https://diak-kuraev.livejournal.com/1919386.html
речь идет о гомельском архиепископе Стефане.

Причем именно в этой публикации я сообщаю: «И это при том, что минский митр. Павел лично встречался с молодым человеком, которому Стефан делал гомопредложения».

Про приставания Стефана мне рассказывали два человека (один из них – диакон).

Вот рассказ одного из них

"Добрый вечер, о. Андрей. Моя личная история в Церкви началась в 1992 году. Был алтарником в одном их приходов г. Минска. В 2003 г. закончил Н-скую семинарию. Но жизнь с РПЦ (как с административной структурой) я не связал. Я считаю себя членом Церкви. Но рукополагаться не стал намеренно (не захотел брать грех на душу).
Могу лично засвидетельствовать имя епископа, который приставал ко мне, уже будучи в епископском сане. Это епископ Гомельский и Жлобинский Стефан. В свое время, примерно в 1996 г. я имел неосторожность поделится с еп. Стефаном НА ИСПОВЕДИ, он тогда был еще архимандритом в Гомельской епархии, что имею наклонности к однополой любви. Да, это со мной и сейчас. Но, это мое личное дело, и тем более в РПЦ никогда ни с кем в таких отношениях не состоял, так как никого не хочу вводить в соблазн.
История с Вашим громким и публичным увольнением меня задела ЛИЧНО. И я решил с Вами поделится.
Делаю это потому, что считаю, что использовать свое положение в целях совращения - это преступление не только перед Богом, но и перед законом.
Когда еп. Стефан был еще на Туровско-Мозырской кафедре, он лично пытался меня совратить. Всадил в меня почти целую бутылку водки, лапал меня. Это меня так ошарашило (я даже и подумать не мог об этом), что я даже протрезвел. В тот день я был проездом в г. Мозыре, и просто решил навестить Владыку. Только потом я понял, почему его иподиаконы (дети практически) смотрели на меня, как будто я что-то украл.
Если посчитаете нужным как-то добавить это в свои публикации по данной теме - добавляйте смело. Никаких ограничений по именам не накладываю. Все сказанное могу засвидетельствовать на кресте с Евангелием. Вот так.
С глубоким уважением к тому что Вы делаете, Сергей Ф." (https://diak-kuraev.livejournal.com/576445.html).

Я убедил Сергия придти к минскому митрополиту Павлу и поведать об этих событиях. Встреча с митрополитом состоялась. Но никакой реакции не последовало. Ни митрополит, ни синод, ни суд не возбудились.

Там же я привел и рассказ диакона Иоанна, тогда певчего из Киевской семинарии. В его случае имело место буквально физическое насилие.

Дело было под Крещение Господне в селе Корма Гомельской области. Тогда еще не владыка попросил знакомцев в руководстве Черниговского духовного училища прислать к нему несколько певчих. После ужина одного из них отделил от остальных и повел к себе в келью. Парня поразило, что в монашеской келье две кровати. Хозяин пояснил: у меня мама больная, иногда приезжает, тогда живет у меня. Говорили допоздна. Парень засобирался вернуться к друзьям, но радушный хозяин сказал - да вот на маминой кровати и ляжешь. Студент ощущал себя в безопасности: ведь келью батюшки осенял огромный крест, распятие до потолка. Проснулся от боли в заломанных руках...

Человек плакал, рассказывая мне об этом. А я, передавая его рассказ, все равно – «клевещу»?
Я просил о.Иоанна присоединиться к Сергею и дать показания на Стефана. Но его митрополит запретил ему даже заикаться об этом. Но лобби у нас нет, правда?

И, наконец, последний, пятый мой материал, в котором якобы именно я утверждаю «о принадлежности живых или почивших архиереев к числу мужеложников», спрятан за кодом https://diak-kuraev.livejournal.com/698276.html

Это снова про гомельского архиеп. Стефана. Вот только тут я соглашаюсь с показаниями потерпевших: «И это при том, что митр. Павел лично встречался с молодым человеком, которому Стефан делал гомопредложения. А информацию про другого юношу, снасилованного тем же Стефаном, М. Павел передал его правящему архиерею».

Так кто отказался проверить факты и утверждения?

Я писал: «Сообщенное мною я считаю соответствующим действительности, ибо имею двух свидетелей (потерпевших). Так что называть мои слова "клеветой" тоже не получится. А идея суда хороша. Но ведь я приду на него не один. Отсюда и вопрос: пожелает ли вл. Стефан встретиться с этими двумя людьми?» https://diak-kuraev.livejournal.com/577061.html 6 января 2014 года)
Я же повторю то, что много раз говорил: «Я называю какое-то церковное имя в связи с гомосексуализмом, только если совпали 3 фактора. Первое: если у меня ощущение гомосексуальной ауры этого человека. Второе: если слухи об этом до меня доходили. Третье: если есть минимум два человека, которые готовы идти в суд и свидетельствовать именно об этом». https://diak-kuraev.livejournal.com/969902.html?thread=283406254#t283406254 (21 окт 2015)
Но суд а) не привел именно моих утверждений, которыми бы именно я и от своего имени обвинял какого-то конкретного епископа в мужеложестве (кроме случая с архиеп. Стефаном) и б) не дал мне и шанса для доказательства соответствующих утверждений потерпевших или просто моих корреспондентов, при этом меня же и обвинив в их "бездоказательности".

Суд обвиняет меня в том, что я допустил «Неоднократные утверждения, не подкрепленные неопровержимыми фактами, о принадлежности живых или почивших архиереев к числу мужеложников».

Чтобы представить «неопровержимые факты», надо провести следствие. Меня такими полномочиями никто не наделял. В суде я не обвинитель, а обвиняемый. Значит, на моей стороне «презумпция невиновности», а бремя доказательств лежит на обвинении, то есть на церковном суде. Суд должен доказать, что представленные мною свидетельства «опровержимы». Для этого он должен был бы провести свое следствие с вызовом и допросом потерпевших. Но за все 8 месяцев своей работы суд даже не пробовал узнать у меня их имена и контакты. Так провел ли сам суд такое расследование? Об этом он ничего не сообщил, и потому именно его обвинение в мой адрес является голословным. Опубликованные мною письма пострадавших от архиеп. Стефана были вполне достаточны, чтобы суд начал свое следствие. Но суд уклонился от исполнения этой своей обязанности.


***

Анализ пунктов обвинения см.

https://diak-kuraev.livejournal.com/3196374.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3200083.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3202070.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3204054.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3204954.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3205547.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3208025.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3209380.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3210535.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3210916.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3211159.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3211366.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3212484.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3212585.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3213093.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3214516.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3214733.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3215700.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216021.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216379.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216515.html

***
Итак, по самой «интересной» статье суд обосновывает мою вину ссылкой на пять записей, в которых речь идет про трех людей: митр Никодима (два поста), архиеп. Стефана (2 поста), еп. Флавиана.

Все эти обвинения меня в клевете на основании именно этих избранных судом записей очень легко опровергаются. В 4 случаях из пяти речь идет не о моих словах. В одном случае – мои слова подтверждаются двумя свидетельствами потерпевших.

Это наводит меня на конспирологическое подозрение: эту часть судебного приговора готовил клерк, который мне тайно сочувствует. И он специально подобрал именно такие обвинения, которые легче всего было бы опровергнуть.

Но, может, всё проще, и это обычная рукожопость исполнителей.

Канонические человеколюбивые премудрости

"Номоканон" св. патриарха Фотия. 25 глава 9 титула

"Кто возмущает стихии или убивает своих врагов через демонов, те предаются на съедение зверям".

Тот, кто знает о колдунах, обязан на них донести.

Но:

Если доносчик (agitatоris) сам убьет колдуна на месте преступления, т.е. "станет тайно наказывать того, то он подлежит крайнему наказанию, так как на него падает подозрение, что он сделал это по вражде, или чтобы тот не выдал сообщников".

(в современных фильмах это частый сюжет: плохой полицейский слишком поспешно убивает пойманного бандита, чтобы тот не выдал их связь).

Впрочем, Фотий ссылался на Кодекс Юстиниана. В позднем своде византийских законов "Василики" (он составлен сразу после ссылки Фотия императором Львом 6 Мудрым) этой нормы про "съедение зверям" не было.

Читаем приговор. ч.5. Возражения суду

Из пяти указанных эпизодов моей якобы клеветы на геепископов светский суд не принял бы к рассмотрению ни одного.

По той причине, что «срок давности привлечения к уголовной ответственности за клевету составляет 2 года. По его истечении со дня совершения преступления лицо освобождается от ответственности. В постановлении Московского городского суда от 9 ноября 2012 года установлено: «то обстоятельство, что до момента обнаружения… статья продолжала оставаться на сайте, будучи доступной для неограниченного круга лиц, и К. не предпринял каких-либо мер по удалению ее с сайта, не свидетельствует о длящемся характере совершенного им деяния»».
https://blog.pravo.ru/blog/7241.html
Даты моих публикаций, заинтересовавших епархиальный суд (пусть даже и 29.05.2020 года) таковы:

22.12.2013
24.10.2014
08.09.2015
20.12.2015
02.02.2018


Отмечу также, что светское право РФ устанавливает, что «уголовные дела о клевете относятся к делам частного обвинения, возбуждаются только по заявлению потерпевшего, и прекращаются в связи с примирением сторон, неявкой в судебное заседание частного обвинителя без уважительных причин» https://blog.pravo.ru/blog/7241.html).

Из решения же епархиального суда следует, что никакие «потерпевшие» жалоб на меня за якобы мое клеветническое их обвинение в мужеложестве не подавали. То есть заявлений от потерпевших нет, а приговор – есть.

Не могу не отметить, что своим многолетним отказом от суда со мной и с авторами писем те клирики, о которых я публиковал рассказы с гомосексуальными обвинениями, подпадают под 79 правило (в Кормчей – 80-е) Карфагенского поместного собора 401 года:

«Определено и сие: когда на состоящих в клире бывает донос, и объявляются некоторые обвинения: тогда, частью для отклонения нарекания на церковь, частью ради достоинства клира, по каковым причинам и оказывается им снисхождение, частью для избежания гордаго злорадования еретиков и язычников, аще желают, как и должно, защищали свое дело и попещися о доказательствах своея невинности, да учинят сие в течение года, в котором должны быти вне общения. Аще же в течении года вознерадят очистити свое дело: то после сего никакой глас от них да не приемлется".

То есть обвиненный клирик без разбора его вины запрещается в служении на год, однако при этом ему дается право на защиту.

Каждый клирик, говорит блаж. Августин, должен иметь всегда перед глазами две вещи: совесть и доброе имя (conscientia et fama); для нас самих достаточно совести, а ради других нам необходимо доброе имя: "совесть для тебя, а доброе имя ради ближнего твоего" (conscientia tibi, fama proximo tuo) [Sermo I de vita et moribus cler. [Migne, s.1., t.39, p.2, col.1569; Ср. Augustini ер.(65) ad Xantippura episcopum [Migne, s.1., t.33, col.234 и сл.].

«Так как каждый клирик должен пользоваться добрым именем, то правило, изданное по этому поводу, предписывает следующее: если на клириков, вследствие каких-либо преступлений, публично подана жалоба (δια τινά εγκλήματα έλεγχθέντας) или в обществе пронесся слух, что они совершили какие-либо преступления, то, ради своего доброго имени и авторитета церкви, они должны употребить все усилия, чтобы в течение года оправдать себя перед церковным судом и вместе с тем показать перед общественным мнением свою невинность. Если же они не успеют сделать этого в течение означенного времени, то теряют право на оправдание и предаются суду. А то обстоятельство, что, как постановляет правило, такие клирики в течение года должны находиться вне общения, бывает, как говорит в толковании данного правила Зонара, не потому, что на основании поданной жалобы доказана их виновность (так как в таком случае они были бы низвергнуты), но единственно потому, что они довели людей до сомнения относительно того, что ими совершено преступление» (Афинская Синтагма, III,502).

74-е апостольское правило говорит о том же: «Епископ, от людей вероятия достойных обвиняемый в чем-либо, необходимо сам должен быть призван епископами». Проф. Н. А. Заозерский при изъяснении этого правила говорит, что оно касается и пресвитеров и мирян – «Как согрешающие или только навлекающие на себя подозрение, они равны по своему положению на суде – подсудимые. Это общий закон всякого судопроизводства, как церковного, так и светского» (Заозерский Н. А. Церковный суд в первые века христианства. Кострома, 1878, с. 42).

6-е правило 7 Вселенского собора уточняет, что по обвинению в поступках, предосудительных не только с точки зрения церкви, обвинителем может быть кто угодно: «аще кто принесет на епископа некую собственную, то есть, частную жалобу, как-то, в притязании им имения, или в иной какой либо потерпенной от него неправде: при таковых обвинениях не приимати в разсуждение ни лица обвинителя, ни веры его. Аще же возводимая на епископа вина будет церковная: тогда подобает разсмотряти лице обвинителя».

Разврат и харассмент не есть нечто, порицаемое только церковными правилами. Поэтому обвинение епископа в мужеложестве должно приниматься церковными судами вне зависимости от личности пострадавшего (обвинителя).

Поскольку это требование не есть нечто собственно христианское, Карфагенский собор просто перенес в церковную жизнь закон, давным-давно действовавший в Афинах:

Если кого обвиняли в развратном поведении, но без возбуждения против него судебного процесса, то такому гражданину запрещалось заниматься политической деятельностью и выступать с предложениями в Совете и на народном собрании.
"Человек, не чувствующий за собой вины, должен не возражать против назначенного ему судебного разбирательства, а доказывать свою невиновность. Точно так же и ты, Андротион, уличенный в развратном поведении, если и выступаешь с предложениями - все же не надейся избежать ответственности. Ты обязан или доказать несправедливость обвинения в развратном поведении, или понести наказание за то, что вносишь предложения, будучи запятнан таким преступлением (ведь у тебя и права нет заниматься политической деятельностью!)... Солон в этом законе, запрещающем лицам, уличенным в развратном поведении, выступать с речами или вносить предложения на народном собрании..." (Демосфен, XXII, 29-30 http://simposium.ru/ru/node/756).

Это "частичная атимия", ἀτιμία κατὰ προστάξεις , то есть частичное поражение в правах. Атимия противоположна епитимии (έπιτιμία): это не наказание в собственном смысле слова, но нечто похоже на современные «досудебные ограничения».

И это - в демократических Афинах 5 века до нашей эры. (Подробнее: Никитюк Е. В. Афинские нечестивцы. Процессы по обвинению в религиозном нечестии в Афинах в конце V в. до н.э. - СПб., 2018).

Прошло 2 500 лет. Московский церковный суд не в курсе…

Суд обвиняет меня в том, что я допустил «Неоднократные утверждения, не подкрепленные неопровержимыми фактами, о принадлежности живых или почивших архиереев к числу мужеложников».

Чтобы представить «неопровержимые факты», надо провести следствие. Меня такими полномочиями никто не наделял. В суде я не обвинитель, а обвиняемый. Значит, на моей стороне «презумпция невиновности», а бремя доказательств лежит на обвинении, то есть на церковном суде. Суд должен доказать, что представленные мною свидетельства «опровержимы». Для этого он должен был бы провести свое следствие с вызовом и допросом потерпевших. Но за все 8 месяцев своей работы суд даже не пробовал узнать у меня их имена и контакты.

Так провел ли сам суд такое расследование? Об этом он ничего не сообщил, и потому именно его обвинение в мой адрес является голословным. Опубликованные мною письма пострадавших от архиеп. Стефана были вполне достаточны, чтобы суд начал свое следствие. Но суд уклонился от исполнения этой своей обязанности.

***

Анализ пунктов обвинения см.

https://diak-kuraev.livejournal.com/3196374.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3200083.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3202070.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3204054.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3204954.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3205547.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3208025.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3209380.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3210535.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3210916.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3211159.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3211366.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3212484.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3212585.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3213093.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3214516.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3214733.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3215700.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216021.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216379.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216515.html

Откуда пришла пандемия? Версия св. императора Юстиниана

Новелла 77,1
Поскольку определенные люди, подстрекаемые дьяволом, посвящают себя самым предосудительным порокам и совершают преступления, противоречащие природе, Мы тем самым приказываем им бояться Бога и грядущего суда, чтобы избежать дьявольской и незаконной чувственности такого рода; для того, чтобы своими действиями они не навлекли на себя справедливый гнев Божий и не привели к разрушению городов вместе с их жителями… преступления такого рода вызывают голод, землетрясения и эпидемии»

Новелла 141
Мы говорим о осквернении мужчин (de stupro masculorum), которое некоторые мужчины кощунственно и нечестиво осмеливаются совершать, совершая гнусные поступки с другими мужчинами. Если своими глазами, как бы ослепленными, мы не замечаем такого нечестивого и запретного поведения, мы можем вызвать гнев благого Бога и навлечь на всех гибель.

***

Не все послушались призыва императора больше не грешить. Поэтому он решил остановить землетрясения и моры своими средствами:

"В это время было донесено на некоторых епископов, что они оскверняют свою плоть и занимаются мужеложеством. Среди них оказался Исайя с Родоса, бывший ночной эпарх Константинополя, а также некто их Диополя во Фракии по имени Александр. Они были доставлены в Константинополь и после расследования осуждены эпархом города Виктором, который подверг их наказанию. Исайя после жестоких пыток был изгнан [из города], Александру же отсекли член и выставили его [Александра] на всеобщее обозрение, и тотчас василевс повелел, чтобы у тех, кого уличат в педерастии, отсекали член, и было в это время обнаружено много, занимающихся мужеложеством. И возник тогда страх у страдающих этим злом" (Иоанн Малала. Хронография, 18).


"Далее, он запретил законом мужеложество, подвергая дознанию случаи, имевшие место не после издания закона, но касающиеся тех лиц, которые были замечены в этом пороке задолго до него. Обвинение их осуществлялось неподобающим образом, поскольку приговор выносился даже без обвинителя, и слово одного человека или мальчика, а случалось, и раба, принужденного против его воли давать показания против своего господина, оказывалось достаточной уликой. Изобличенных таким образом лишали их срамных членов и так водили по городу" (Прокопий Кесарийский. Тайная история 11,34).

"Узнав о мужеложцах, проведя расследование и выявив их, Юстиниан одних оскопил, а другим приказал забить острые палочки в отверстия срамных мест и голыми провести в процессии по агоре. Было же там много чиновников и сенаторов, а также немало архиереев, которых, конфисковав их имущество, так и водили по агоре, пока они не умерли жалкой смертью; и от начавшегося большого страха остальные стали целомудренны, ведь, как говорится, «пусть стонет сосна, что кедр упал»" (Симеон Логофет. Хроника, Юстиниан, 9)
(перевод Виноградова. К нему последовало уточнение от Дунаева: τῶν δὲ καλάμους ὀξεῖς ἐμβάλλεσθαι εἰς τοὺς πόρους τῶν αἰδοίων αὐτῶν означает не то, что их сажали на кол (один из вариантов толкования русского перевода), но совершенно однозначно: палочки забивали им в член).

О том, что после вогнания во уд деревянных спиц от болевого шока можно было умереть см. Георгий Монах, Хроника 4, 220; Иоанн Зонара, Краткая история 14, 7.


***
И все же интересно различие во вкусах.
Св. император Юстиниан полагал, что эпидемии случаются из-за гомосексуалистов, а нынешний астраханский митрополит Никон - что это происходит из-за суррогатных матерей (см. https://diak-kuraev.livejournal.com/3197330.html).


Но московский епархиальный суд не верит в эти суеверия.

Софрино



Вот видите, труженики Софрино могут даже "провокаторам" "давать ответ о своем уповании", а я не могу отвечать на Эхо Москвы или Фейгину?

Классовая солидарность митрополита

В РПЦ опасаются, что повышение налога для богатых приведет к оттоку бизнеса из России

"Я думаю, что любая инициатива государства, направленная на помощь больным детям, должна только приветствоваться. Единственное, о чем нужно внимательно подумать, это как скажется повышение налога на российском бизнесе и, в частности, на желании российских бизнесменов вкладываться в свою страну", - заявил глава синодального Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион в эфире программы "Церковь и мир" на телеканале "Россия-24".

Опасность такого рода повышения налогов на богатство, считает он, заключается в том, что это может способствовать оттоку бизнеса из России.

Как сообщалось, в 2021 году подоходный налог россиян, которые получают более 5 млн. рублей в год, составит уже на 13%, а 15%.

http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=76494

***
Вот если бы я что-то написал на эту тему, мне бы сказали, что я 1) в ней некомпетентен и 2) вмешиваюсь в политику.

Но Композитору можно вступиться за интересы своих соседей по барселонской вилле.

Апелляция

Наверно, вы уже догадались, что я все же решил подать апелляцию, и публикуемые мною въедливые "вчитывания" в приговор это ее часть.

Собственно, это то, что могло бы быть моим "последним словом на суде", если бы у меня была возможность к нему готовиться.

Но вот что очень характерно для нашей священной системы:

1. В декабре 2013 года Ученый совет МДА решил меня уволить "за эпатажные высказывания в блогосфере"
О том, что мое персональное дело будет разбираться на Совете, меня не предупредили.
Какие именно мои высказывания стали поводом для санкций - мне не сказали ни до, ни после (на самом совете я быть не мог: хоронил близкого мне человека).

2. В 2015 году меня пригласили на вычитку на дисциплинарную комиссию московской епархии. В чем именно моя вина и за что мне придется отвечать - опять не предупредили (благо, инсайдеры переслали мне донос из Новосибирской епархии).

3. В мае 2017 года мне по телефону передали распоряжение патриарха, что я должен отслужить епитимийный сорокауст в одном из московских монастырей.
Распоряжение мне не показали. За что именно я наказан - не сказали. Управделами митрополита Савву я просил показать мне это распоряжение. Он вынул листочек из папки, задумчиво на него посмотрел и сказал -"Нет, не могу, тут в рассылке Вашего имени не значится".

4. ... ну, вы в курсе, как утаивали от меня суть тех обвинений, на основании которых суд вынес окончательный приговор в 2020 году.

Но, может, это просто обязательный протокол такой? Может, неведомый мне канон повелевает так секретничать?

Но нет - в 2012 году, когда патриарх повелел Ученому Совету МДА пропесочить меня поводу пусси райотс, владыка ректор честно предупредил меня за несколько дней. И даже побеседовал со мной наедине до начала совета.
https://diak-kuraev.livejournal.com/294764.html

А потом все изменилось. И это уже не моя биография. Это биография системы. Ее родовая черта. Не смей сопротивляться, пока тебя едят. Разоружись перед партией.

Ну, и понятно, что те, кто требуют называть себя "отцами" (ни владыка ректор, ни патриарх) не пробовали встретиться и "по отечески" вразумить.

12012021 - забавный набор цифр для подачи апелляции.
Завтра отправлю.

Нет, не на Фанар, а в Чистый переулок. "Положение о суде" предусматривает возможность подачи жалобы с просьбой о повторном рассмотрении дела тем же епархиальным судом. Я не против. Теперь я знаю свои вины и готов к содержательному разговору.

Суд, естественно, опять сам ничего не решит: по "Положению" епархиальный архиерей решает - принять обжалование или нет.

Уважаемые мои критики - а вы бы хотели, чтобы лично с вами так обращались? Чтобы вот лично вас вызвали на судилища, определяющую вашу судьбу и при этом не давали ни шанса, ни минутки на подготовку ответа и ведение защиты? Скажете, что вообще не надо защищаться от наказаний, исходящих от непогрешимой священной иерархии? Но тогда зачем существует церковный суд?

Голодовка!

схимонах Сергий Романов объявил сухую голодовку в СИЗО, с момента задержания он похудел на 7 килограмм, рассказали РИА Новости в ОНК

***
Хм, ну я со дня суда тоже минус 7 кг. Но это не в знак протеста.

Просто я же обещал...