March 3rd, 2021

Феодосий Омский и мой завтрашний суд

Казалось бы, никакой связи.
И все же она есть. Автор замечательного полухудожественного-полуисторического рассказа про Феодосия - блогер с ником 3axap-kap-kap.

Точнее - бывший блогер. Его реплики-заметки-очерки была замечены. Его владельца деанонимировали
Это оказался "священник Николай Карпенко из Германии" (см. https://diak-kuraev.livejournal.com/918323.html).

И с патриархийных высот ему прилетело предложение, от которого нельзя отказаться. Сан или молчание. Причем капитуляция не просто простиралась в будущее, но и уходила в прошлое: он вынужден был удалить свой журнал.

Но он успел оставить еще и вот такую картину в стихах:

В епархиальной живодёрне
Ломали косточки попу.
Ломали мастерски, соборне,
Распяв страдальца на полу.
И, наступив отцу на шею,
А руки заломив назад
Крутил его преосвященный
Архиерей Маркиз де Сад.
Собратья бедному служаке,
Крестясь тайком на образа,
Как умирающей собаке
Боялись заглянуть в глаза.
И были злы, как те халдеи,
Протодиакон и ключарь,
Когда спустил с цепи злодеев
Епархиальный секретарь.
Они втроем попа пинали
И не жалели каблука,
А рядом, в показной печали,
Вздыхал носитель клобука.
Он, как папаша всенародный,
И несравненный шоумен
Руководил толпой безродных,
Московской выучки, гиен.
Они попу вгрызались в горло,
Чтобы не вздумал досадить.
В груди того дыханье спёрло -
И стал служивый отходить.
Преосвященный дал начало
Молитве на исход души,
И песня братская звучала -
Хористы были хороши.


Его пример - другим наука. Это пример того, чем оканчивается "внесудебное примирение" с патриархией.

Надеюсь, это он реинкарнировался как отец Z.

И еще одна "ирония судьбы" вспоминается. Самым известным сатирическим бытописателем России 19 века был Салтыков-Щедрин. Генерал. Вице-Губернатор. Были в его жизни и ссылки и цензурные запреты.
Но в итоге последний русский царь в последние дни своей жизни читал именно его.

И снова "Собеседник"

Андрей Кураев ждет нового суда по делу о лишении его сана протодиакона. Заседание назначено на 4 марта, на 10 утра в храме Христа Спасителя. Что может произойти на этом заседании, отец Андрей, подававший апелляцию Патриарху, рассказал нам сам.


— Андрей Вячеславович, Вы, может быть, запаслись новыми аргументами для этого суда?
— Все свои аргументы я опубликовал, как только получил текст приговора. И в этом мое отличие от другой стороны — я действую предельно публично и ничего не прячу. Но церковно-судебная сторона, исправляя одни свои ошибки, тут же, к сожалению, делает другие.

— Какие?
— Повторное рассмотрение дела по решению вышестоящей инстанции — давно и повсеместно принятая норма права. Давно и везде установлено, что эта самая вышестоящая апелляционная инстанция сообщает о своем решении всем сторонам процесса, то есть и обвиняемому тоже. И не просто уведомляет о новой дате, а сообщает, на каком основании ею принято решение о пересмотре. Ну как хороший учитель не просто ставит тройку, а поясняет ученику, за какие именно огрехи.
В апелляции Патриарху я изложил, что именно мне кажется процессуальными недостатками прошлого заседания, которое прошло в моё отсутствие. Раз апелляция принята - значит Патриарх согласился с моими оценками. Но в какой полноте? Во всем ли совпали наши представления о том, как можно, а как нельзя проводить церковный суд? Может быть, он согласился только с одним пунктом моей апелляции (каким именно?), а не со всеми пятнадцатью. Мне распоряжение патриарха, признавшее недочеты в работе епархиального суда, не было показано. И, значит, опять получается, что я приглашаюсь на процесс, будучи не очень в курсе того, что же там происходит.

— И это лишает вас возможности подготовиться?
— Да это именно так. А кроме того, я совсем не уверен, что мои судьи за это время не подготовили какие-то новые обвинительные материалы втайне от меня. В принципе, это запрещено светским законодательством. То есть пересмотр дела должен идти то по тем же самым пунктам, по которым суд это дело рассматривал и раньше. Новые же пункты обвинения требуют начала нового процесса — возбуждения дела, нового следствия и так далее. Но в церкви следственный комитет, прокуратура и суд — это одно и то же лицо, в этом у нас всё крайне примитивно. Только одна деталь: патриарх отдал меня под суд 29 апреля прошлого года. Но приговор среди прочего ставит мне в вину мои слова, сказанные много позже - 20 августа того же года.
Ну а я, готовясь к суду, с удовольствием читаю Николая Лескова, его замечательный очерк «Епархиальный суд», где многие эти странности были подмечены ещё в середине 19-го столетия.

— А что изменилось со времен Лескова?
— В дискуссиях, которые шли во второй половине 19-го века и начале 20-го вокруг темы церковного суда, одним из главных требований было, чтобы судебные прения были устными. В синодально-консисторский системе судили бумажки. То есть и обвинение, и объяснительную предлагалось давать в письменном виде, а чиновники в епархии рассматривали эти бумажки без живого присутствия сторон. Реформаторы требовали свободного устного очного прения сторон. Сегодня это устное прение разрешено, но зато теперь не хватает бумажек — внятного изложения обвинения и мотивов возбуждения дела.

— Чем это чревато?
— Два месяца я отказывался приходить на суд, потому что мне просто не было предъявлено обвинение. Ни устно, ни письменно. Я понимаю, что много бюрократии — это плохо, но когда бюрократии совсем нет — это тоже плохо. Надо найти какую-то золотую середину. В обществе это делают — развиваются механизмы администрирования и контроля, и это происходит везде, кроме области церковного суда. И это очень странно.
То есть невзирая на хорошие подвижки, о которых я вам только что сказал, назвать всю систему церковного суда работоспособной по критериям, принятым в современном обществе, совершенно невозможно. Изменения можно начать с простых и очевидных вещей, которые не посягают на древние каноны. Видите, на новый суд я иду, уже зная, в чем буду обвиняться. И конец света от этого не наступил. Опять же после моих протестов мне позволили пользоваться телефоном и компьютером в суде. Если бы мне разрешили пользоваться ещё и адвокатом, было бы вообще замечательно. Также в вызове на суд мне было сказано, что я не имею право вести запись — хотя по административно-процессуальному кодексу России, «лица, участвующие в деле, и иные лица, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право фиксировать ход судебного разбирательства письменно и с помощью средств аудиозаписи» (ст. 11,5). Причем об этом можно даже не извещать судью (его разрешение нужно лишь при видеозаписи или фотографировании). То есть в светском суде человек может известить судью, что ведет запись хроники заседания, и судья не имеет право это запретить.

— Скажите, пожалуйста, а на новом суде 4 марта кто-то может присутствовать из светских лиц? Ваши единомышленники или журналисты, например.
— Я совсем не против видеть в зале журналистов или интересующихся. В повестке, которую я получил, не прописан запрет на адвоката и на присутствие других лиц, которые прямо в процессе не участвуют. Разрешение пользоваться телефоном показывает, что наверху все слышат и могут оперативно принимать решения. И это очень хорошо. Но есть и более глубокие проблемы церковного суда, в частности - в наших канонах нет внятной шкалы наказаний.

— Что вы имеете в виду?
— Нет ясного предписания: вот за это конкретное преступление наказание «не ниже» и «не выше». Если за каждое преступление полагается секир-башка — это признак какой-то очень-очень варварской практики. Вот открываешь один из древнейших сводов церковного права — «Апостольские правила» (вторая половина 4 века). А в них сказано, что если клирик убьет человека, то за это он лишается сана. И следующий пункт: если кто не постится в среду и пятницу — тоже лишается сана. Совершенно несопоставимые проступки наказываются одинаково! Это и значит, что нет шкалы наказаний. Кстати, мой приговор составлен именно по «Апостольским правилам».

— Что подсказывает вам интуиция — каким будет итог этого заседания?
— Он будет неправовым, это точно. Потому что решение будет приниматься или уже принято вне зависимости от того, что там кому-то нашептали эти древние каноны. Оно принимается исходя из сиюминутной церковно-политической целесообразности. Заметьте, что новость о том, что пересмотр дела все же будет, пришла после, что называется, «всенародного празднования» моего дня рождения 15 февраля, когда и ваша газета опубликовала интервью с моей физиономией на обложке, и прокремлевская Russia Today фильм про меня выпустила, и никак не оппозиционная «Комсомольская правда» предоставило эфир. И всё это как-то на один день пришлось.
И кажется, стало понятно, что меня не удалось превратить в персону молчащую и незаметную. Поэтому, пользуясь случаем, выражаю благодарность вашей газете.

— То есть сначала было похоже на то, что всё так и кончится по-тихому? Лишат сана и молчок?
— Обычно так со священниками и бывает. Но я честно сказал, что несогласен и что могу совершить такие-то и такие-то вполне продуманные шаги. В том числе - подать апелляцию в Константинопольский патриархат. Может, для того, чтобы исключить выход дела на международный уровень, чтобы этот «фазовый переход» не стал примером для других, и решили (где? в патриархии или сначала в администрации президента?), что все же не надо загонять меня в угол.

https://sobesednik.ru/obshchestvo/20210301-ya-ne-prevratilsya-v-personu-m

Русь сидящая и Русь кадящая

Пишет antikonformizm :

На днях, как я узнал из вчерашнего ЧП-НТВ из египетской тюрьмы освободился Александр Лавриченко, осужденный на 20 лет и выпущенный по амнистии.

В РФ с 27 мая 2014 действует Федеральный Закон № 133-ФЗ о ратификации Договора об обмене осужденных между Россией и Египтом. Однако заниматься вопросами наших заключенных в Египте некому. Тех же, кто пытается что-то сделать, привлечь внимание общественности, передать слова самих осужденных на Родину – душит в частности РПЦ МП.

Сейчас про Александра Анатольевича на НТВ говорят – «не повезло». Признавая, что отсидел парень не за что. Да и что если бы за что и было – согласно международному праву сидеть он должен был бы в РФ от 7 до 14, но никак не 25 в Египте.

Его письма, которые мне передал в Каире, Виталий Романов (навещавший его в тюрьме, прихожанин русского храма), посчитавший, что сделал благое дело отдав бумаги в Церковь, я сразу отправил священнику Филиппу Парфенову с просьбой опубликовать.

Отец Филипп выразил готовность расшифровать и разместить у себя в ЖЖ эти письма, но посоветовал я цитирую «Тут мне позвонила ваша мама. Поговорили, и заодно она, конечно, некоторым образом беспокоится обо всём этом, о вашем предпринятом действии, в частности. Говорит, почему бы вам не посоветоваться с отцом Леонидом? И я тоже думаю, почему бы нет? У него ведь наверняка есть опыт столкновения с подобными ситуациями...» (переписка от 29.12.2011).

Вот так моя мама, которая на всё и всегда стремилась брать т.н. благословение у батюшки и в первую очередь о. Леонида, доверяла которому безгранично (архимандрит, представитель патриарха – ну как же!) сподвигла меня позвонить в тот же вечер о. Леониду. Я позвонил…

Редкий момент, когда о. Леонид орал на меня. Мол что я только врежу этим людям, да и что вовсе они не невинно осужденные, которым «просто не повезло» (как теперь заявили по НТВ) и что публикуя письма я подставляю его и консулов, раскрывая их халатное отношение к российским гражданам. Велел немедленно отменить все размещения и удалить отсканированные стопки писем, отдав переданные мне Виталиком оригиналы, лично ему. Сдуру я так и сделал (был уверен, что действительно не понимаю некую подковёрную кухню, что мол делами наших ребят действительно занимаются и что уж Леонид-то, даже если и не может мне всего объяснить, но точно позаботится и применит всё своё влияние для помощи в решении вопроса). Однако часть сведений у меня осталось. Их я и опубликую здесь и сейчас. Пусть и по глупости (создал себе кумира в виде церковников, не имея критического взгляда на клир, тем более церковноначалие и полностью доверяя РПЦ МП), но вот так я и предал людей. По сути бросил их письма в тёмный колодец, откуда ничего никуда не уходит, доверившись посольскому лизоблюду, который никогда не окажет никакого влияния способного понудить к чему-либо госслужащих. Так надо для т.н. «пользы церковной» - вот например посольство на безвозмездной основе отремонтировало забор бывшего нашего храма (бывшего, т.к. теперь он вернулся обратно отколотой теперь от нас александрийской ПЦ), установили откатные ворота, привозили своих дипломатов на праздники посольским автобусом. Ну а всякие Кати Сизовы, да зеки Саши с Серёжами церкви не полезны. Сами вляпались, самим и расхлёбывать. Зато архимандрит Леонид сегодня к моменту выхода из тюрьмы Александра уже стал архиепископом! Так что оно того стоит – всё правильно сделал.Collapse )
Но как же на меня орал потом Леонид! Я мол лезу не в свои дела. Да ещё и посольским сообщили, что церковь помогла. Посольским это было конечно противно, мол чё это за помощь такая в осуществлении их работы. Это же они согласно многочисленным легендам всегда бросают все силы на вызволение соотечественников из иностранных тюрем, не жалея даже собственных средств из зарплаты в 5000 баксов (ну или три тысячи если ты не дип.работник — а, например, библиотекарь). А тут видите ли "церковь собрала".

Леонид уж бедный отнекивался как мог:
- не знаю, что ты говоришь.
- не знаю и не понимаю, что ты говоришь.
- я не знаю Его.
да не я это деньги на него собирал, да не освобождал я никого и никого за него не просил!!!

И подобная послушность не оставалась без внимания — посольские предоставили ему БМВ 530 е60 с флагштоком на крыле — дипномера, хотя дипломатом он не был. Очень удобно передвигаться — никто не останавливает, паркуйся где хочешь — красота!
***
В сюжете НТВ много о том, как его мать боролась за его освобождение. Но ни слова про помощь со стороны МИДа.

У нас в Тропарево

Если от старого Тропаревского храма (того, который показан в "Иронии судьбы) пройти по проспекту Вернадского к центру Москвы, то с левой стороны от проспекта, между ним и комплексом МГИМО, несколько лет назад был построен очень небольшой храм св. пророка Даниила.

На этом рисунке этот храм слева.



Есть проект постройки храма бОльшего объема:





Храмовый комплекс будет вытянут над линией метро и не затронет парка. Чуть дальше на этой же линии вдоль проспекта стоят заправка Лукойла и дважды горевший грузинский ресторан "Сам пришел" (бывший "Кувшин").

Главная проблема этого храма в том, что он отрезан от жилых домов самим проспектом.

А священник там хороший.

***
"Храмовый комплекс включает храм на 300 человек и приходской дом с пристроенной звонницей. Также на участке расположены уже построенный малый храм на 150 человек, в котором совершаются регулярные богослужения, детская площадка и места для временного размещения автомобилей.

В приходском доме планируется разместить классы воскресной школы.

Архитектурной доминантой ансамбля являются основной храм и вынесенная к главному входу в комплекс звонница, объединенные между собой двухэтажным зданием приходского корпуса. План симметричен относительно продольной оси и представляет собой три объема: прямоугольник центральной части храма, с интегрированной в него полукруглой апсидой и вытянутым вдоль оси четырехугольником, включающим в себя притвор, входную зону и приходские помещения. С запада примыкает трапецевидный в плане объем звонницы.

Тип храма: одноглавый, крестово-купольный. Габариты основного объема: 12×14 м (в осях), высота до конька кровли — не более 15 м. Венчает объем высокий барабан с куполом и крестом. Высота до верха креста – 24,7 м.

Основной вход на участок предусмотрен с юго-западной стороны. Дополнительный вход — со стороны проспекта Вернадского, напротив главного входа в храм. Въездные ворота планируется разместить с северо-востока. Проектом предусмотрено понижение рельефа в пределах приходского корпуса до отметки чистого пола цокольного этажа.

Вокруг храма обеспечен круговой обход с выходом на тротуар вдоль проспекта Вернадского через дополнительный вход. Также проектом предусмотрен проезд пожарной техники на территорию храмового комплекса и доступ к каждому строению.

По окончании строительства на территории храмового комплекса будут заасфальтированы пешеходные дорожки, часть площадки вымощена брусчаткой, установлены светильники, скамейки, отведены ливневые и дождевые воды".

http://www.fedmp.ru/news/v-fhu-proshlo-soveshhanie-po-voprosam-proektirovaniya-novogo-hrama-pervoverhovnyh-apostolov-petra-i-pavla-v-tropareve-g-moskvy/

Синод против песенки

Синод Кипрской церкви, якобы разделенный вопросом об украинской автокефалии, единодушно ополчился против какой-то местной певицы и ее песни.

Видеоролик песенки слушал. Входить в ее обсуждение не считаю нужным.

Но просто сам факт. Синод против песенки. Патриарх против соседа по подъезду. Первенствующий член синода против рисунка на женском платье. Вот в таких баттлах и происходит десакрализация Церкви.

Накануне

На завтрашний суд я пойду.

Мое двухмесячный и трехкратный отказ от явки был вполне ясно мотивирован: нельзя соглашаться со столь издевательским отношением к самой идее права, которое дошло до суда-без-предъявления-обвинения.

На этот раз я знаю, за что меня судили и судят, и потому этот аргумент отпадает.

В декабре для меня результат был бы одинаков вне зависимости от того, пришел бы я на суд или нет. Это я знал от инсайдеров и из опыта жизни в системе. А потом и опубликованное обвинение показало, что его качество явно не было рассчитано ни на малейшее сопротивление, а, значит, это сопротивление не предполагалось и было бы не допущено чисто административными приемчиками.

Но зато патриархийное правосудие со своим упорным отказом соблюдать элементарные нормы правосудия изрядно оскандалилось, и потому есть надежда на то, что это грязный прием впредь уже не будет использоваться (не по отношению ко мне, а по отношению к другим церковным людям).

Это - большая победа.

Маленькая победа - это разрешение использовать компьютер и средства связи в ходе судебного заседания.

Так что я не жалею об избранной мною тактике в осенне-зимний период.

Те, кто не понимали этого и обвиняли меня в трусости и неспособности отстоять мои позиции, уже в январе могли убедиться: у меня есть аргументы по всем пунктам выдвинутых обвинений.

Завтра я иду в суд. Я готов к полемике (прениям).

Вопрос в том, готова ли к ним судебно-прокурорская сторона. Я буду перед ними один и даже без интернета (толстый железобетон ХХС гасит вай-фай). Я никуда не буду спешить. Ноутбук с необходимыми закачанными файлами будет со мной.

Повестка дня известна. Сразу скажу, что я совсем не склонен настаивать на том, что я всегда был прав и непогрешим (даже в рамках этой конкретной повестки). Но и напраслину "брать на себя" не стану.

Но готов ли суд дотошно и по пунктам обосновывать выдвинутые им (им, а не прокураторой или следствием) обвинения? Завтра увидим.

К человеческому, правовому диалогу я готов. В принципе, я готов и к тому, чтобы увидеть реплику сталинской тройки, исполняющей спущенный сверху план. А что именно я завтра увижу, зависит не от меня.

Господи, прости и вразуми.

Сибирью прирастают запасы российского дна

Российские подростки "настроены антигосударственно, антиисторически, штрейкбрехерски и, более того, скажу по-русски, предательски", заявил 3 марта на заседании общественного совета при администрации Красноярского края митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон
https://ngs24.ru/text/gorod/2021/03/03/69793001/

***

При Сталине были "дети врагов народа".
Сейчас все проще: дети - враги народа.

Этот митрополит - личный грех патриарха Кирилла. Он некогда выбрал его в свои калининградские викарии.