April 1st, 2021

Ментолюбивая епархия

Новости епжизни:

Подписано соглашение о сотрудничестве между Новосибирской епархией и ГУФСИН России по Новосибирской област


Священнослужитель Новосибирской епархии встретился с личным составом отдела специального назначения «Корсар»

В ракетной дивизии совершена Божественная литургия


Митрополит Никодим поздравил военнослужащих Сибирского округа войск Национальной гвардии с двойным юбилеем

Лития по погибшим воинам-росгвардейцам прошла в Троице-Владимирском соборе



http://www.nskmi.ru/

А это не шутка

Как на постовой неделе,
Певчие надрывно пели.
Ведь не каждый так готов,
Петь подряд по шесть часов.

Глотки хрипли, дребезжали,
Но при этом тон держали.
Настоятель старцем был,
Службы длинные любил.

На второй неделе кто-то,
Путая слова и ноты,
Не сдержался от греха,
Дав на службе петуха.

Регент, видя эту лажу,
Камертон сломала даже.
Мчит она и певчих двое,
К настоятелю в покои.

- Наш отец Апофигений,
Мы, не побоясь сомнений,
Земно кланяемся вам.
Просим нашим внять бедам.

Мы уж ладно, как-нибудь,
Будем лямочку тянуть.
А вот дети, да мужья,
По домам страдают зря.

Нам к посту не привыкать,
Есть чем рот полдня занять.
Ты пока поёшь, читаешь,
Про еду не вспоминаешь.

Ну а наши мужики,
Воют дома от тоски.
Все работали, устали,
А им жрать потом не дали.

Вы уж снизойдите к нуждам,
Нам ведь много и не нужно.
Но на время чтоб поста,
Певчих ставка подросла.

Ведь в три раза дольше службы,
Но нам столько и не нужно.
Лишь накиньте вполовину,
Не держите за скотину.

Нам и гречечки хватает,
А мужья от гречки тают.
С той прибавки, после школы,
Дети купят суши-роллы.

Тут отец Апофигений,
Этих волеизъявлений,
Мутный прекратил поток,
И со строгость изрёк:

- Сёстры, это искушенье,
Вам от бесов нападенье.
А Господь сказал о том, -
Гнать молитвой и постом!

Завтра утром жду всех вас,
Раньше, минимум на час.
И соборною молитвой,
Вмиг изыдет демон хитрый.

Деньги же - от них всё зло,
Но нам с вами повезло.
Наш владыка будет вскоре,
Он поможет в этом горе.

Мир вам сёстры, мне пора,
Ждёт уж в школе детвора.
Им скажу как надо жить,
И как ближнего любить!

(Из телеграмма Четвертый пресвитер)

И совсем не шутка...

Протоиерей Андрей Немыкин покончил с собой ранним утром 1 апреля. Об этом “Ъ-Юг” сообщил пресс-секретарь Донской митрополии Игорь Петровский. Супруга обнаружила рядом с телом священнослужителя наградное оружие и предсмертную записку.

«Он болел раком и переживал невыносимые боли по последнего»,— рассказал господин Петровский.

Андрей Немыкин с ноября 2017 года был настоятелем храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского. Являлся духовником Южного Округа войск Национальной Гвардии РФ. В сане находился с 1992 года. Андрей Немыкин был ветераном боевых действий в Чечне. Ему было 55 лет.
https://www.kommersant.ru/doc/4752961



"Последние годы он тяжело болел, онкология, испытывал невыносимые боли, — отметил пресс-секретарь митрополии Игорь Петровский. — В любом случае этот поступок является вопиющей ошибкой покойного батюшки"
https://161.ru/text/incidents/2021/04/01/69843761/

А епархия пробовала помочь ему найти обезболивающие?

Смотрите, кто ушел. Ч.1

Три бывших священника Русской православной церкви из России и Беларуси, уволенные из РПЦ или покинувшие ее по собственному желанию, рассказали The Insider о том, как оказались лишними в церковной системе: о профанации вместо церковного образования, самодурстве, отстроенной патриархом Кириллом вертикали церковной власти, страхах священнослужителей перед епископами, вымогательстве церковных налогов, игнорировании пандемии и многом другом.
https://theins.ru/confession/240383
прошлом сверхштатный клирик церкви пророка Илии в Изварине (Москва)

Я закончил филфак МГУ по специальности филолог-славист, поступил параллельно в заочную аспирантуру и в семинарию, где несколько позже, еще будучи студентом, начал преподавать церковно-славянский язык, и работал в Институте славяноведения Российской академии наук. Формально числился клириком Московской духовной академии, но служил сначала рядом с домом – в Новопеределкино, а затем в Мытищах, а последние два года – в Изварине, на территории Новой Москвы.

В апреле 2008 года я стал диаконом, а в октябре – священником. Вскоре умер патриарх Алексий II. Я тогда был гораздо более консервативных взглядов, и патриарх Кирилл мне даже казался эдаким либералом. Началась медведевская оттепель. Поначалу были надежды. Как мне тогда казалось, в государстве и в церкви начали проклевываться новые ростки, патриарх стал вводить какие-то вещи, которые надо было бы ввести в церковный обиход еще лет сто назад: отменил исповедь на Пасху, разрешил местами и временами служить литургию с открытыми царскими вратами и стал читать Великий канон по-русски. На мой тогдашний взгляд, это было правильным направлением. А потом началось: нано-пыль, Pussy Riot… Я был в ужасе от того, как церковь, мои единоверцы, священноначалие, мои собратья-пастыри реагировали на этих девчонок, сколько возникало по этому поводу ненависти и извращенного сексуального возбуждения.Collapse )

Смотрите, кто ушел. Ч. 2

Бывший иерей Евгений Большов, быший заштатный клирик Уваровской епархии Тамбовской митрополии

Я родом из Пскова, в семинарию пошел сразу после школы. Это был 1989-й год – время, когда в стране все возрождалось. Там судьба меня свела и с Андреем Кураевым, и с другими будущими известными священниками. Попал, можно сказать, в тот первый, самый искренний, призыв.

После семинарии я не стал продолжать учебу в академии, решил поехать на приход – возрождать церковь в провинции. Меня направили в Тамбов. И там, в Тамбовской епархии, я прослужил всю жизнь, в основном, на сельских приходах. Первый был в поселке Мучкап, который, кстати, Борис Пастернак дважды упоминает в своем сборнике «Сестра моя – жизнь».

В семинарии и академии учат по книгам, а о реальной жизни большая часть семинаристов имеет плохое представление, особенно о жизни сельских приходов, где и жизнь другая, и другое отношение к вере и духовности. Для меня это была ломка, переоценка ценностей. Но со временем я полюбил и народ, и местность, занялся краеведением и археологией, писал статьи об истории Мучкапа.Collapse )

Смотрите, кто ушел. Ч.3

Протоиерей Владимир Дробышевский

бывший священник Гомельской и Жлобинской епархии

Я родом из Гомеля, по первому образованию инженер-системотехник. В 2000-м году, закончив Гомельский университет имени Франциска Скорины, я был рукоположен в диаконский чин. За 20 лет я послужил на разных приходах: и в кафедральном соборе Гомеля, и в деревнях, и в Гомельском мужском монастыре, и в женском. Меня долго гоняли с прихода на приход – возможно я сразу получил в епархии какой-то негативный ярлык-характеристику.

В 2000-м я решил поступить в Петербургскую семинарию. Главная семинария Беларуси в Жировицком монастыре тогда активно отстраивалась, и студенты там использовались как бесплатная рабочая сила – на стройке, в свинарниках, на ремонте келий. А я хотел настоящей учебы. Епископ написал мне рекомендацию. Я поехал и невольно там застрял: ректор был в отъезде, а без него мне не могли разрешить сдавать экзамены. Но когда, поступив в семинарию, я вернулся, меня обвинили в том, что я нарочно задержался в Питере. А когда еще вдобавок выяснилось, что мне нужно будет регулярно уезжать в Питер на полноценные экзаменационные сессии, то мне сразу сказали: никто меня отпускать не будет, дескать, в соборе мало дьяконов для службы. Пришлось от учебы тогда отказаться

В нашей епархии вообще было у покойного епископа устоявшееся мнение: «от семинарии все беды». И стремление священников учиться никогда не поощрялось, желающим приходилось преодолевать всевозможные препоны.Collapse )