June 4th, 2021

Обрезание. 21 век. Москва. Официально

Эстер Миттельман:

Collapse )

Далее, очень быстро и ничего не объясняя , ножницами он стал срезать кожу со ствола органа. Это ещё один момент обвинений меня моего окружения. Почему не остановила, если все так было? А как это можно было остановить? Если все происходило под видом необходимого продолжения обряда. По сути, уже идёт операция. Хватать за руки мужика с режущими инструментами? Которому доверяешь и думаешь: он знает что делать. Я надеялась, что это короткая манипуляция , необходимая часть заповеди, и она скоро закончится, вот-вот вот, ещё пара секунд. Но он продолжал начатую работу секунда за секундой, минута за минутой. Постепенно до меня стал доходить смысл происходящего. Площадь снимаемой кожи составляла примерно 1.5 см в длину вдоль оси органа и циркулярно, вокруг всего ствола. Без какого либо обезболивания кожа, покрывающая ствол, подрезалась и срезалась в виде ремней- полосок. Трудно перевести это в масштабы взрослого, но рискну соотнести 1:8, за основу беру расчет дозировки лекарства младенцам ( одна восьмая от взрослого). То есть 1 см кожи младенца предлагаю соотнести с 8 см кожи взрослого. Можете со мной не согласиться, тогда предложите свою систему координат. Мне возражают, мол нет там 1.5 см кожи.тно подумайте, что там есть запас и складки этой кожи, которая натягивается на ствол при возбуждении, и которую , чтобы срезать, надо расправить. И посмотрите на свой орган , у кого он есть) , вне возбуждения: кожу на своле видите, пробовали ее растянуть? так вот. Вам эти складки мешают? Эстетика страдает? Хотите их наживую срезать?

***

Сын очень сильно плакал. Я родила ребенка без акушерского насилия, сын не подвергался в сразу после рождения болезненным манипуляциям, он спокойно переносил свет и температуру окружающей среды, спокойно относился к смене подгузников и к холодной воде, в течение 8 дней он разговаривал со мной, но не плакал. Это же был плач сильной боли. Судорожно изгибалась тельце, тонических напрягал пристегнутые ручки и ножки, было видно, что он в свои 8 дней пытается разорвать эти ремни, извивался в "ванночке" всем телом. В его глазах стоял ужас, и это тяжело сейчас вспоминать. Действие напоминало средневековую пытку. В этот момент я вспомнила рассказы о варварском обрезании женщин в Африке, про опыты фашистов в концлагерях, все это для меня встало в один ряд, и является осквернением имени Всевышнего. На самом деле, на это не выносимо было смотреть.

Шли минуты, он продолжал наживую снимать кожу, сын отчаянно плакал. Я надеялась, что ещё секунда и все закончится, но понимая объем процедуры, начинала понимать, что все только началось и это по всем пунктам - полноценная хирургическая операция. Я не могла это остановить, т.к. была убеждена, что все происходящее необходимо с религиозной точки зрения , и , стало быть, так делают всем, и это и есть религиозный брит. Хотя я понимала, что такому кровавому богу я не молилась. Мне хотелось кричать, но я взяла себя в руки и сказала, что такое надо делать с обезболиванием. И тут он спросил меня, кем я прихожу с ребенку, родственницей или знакомой? Меня это удивило, разве мамы отдают своих детей родственникам или знакомым в такой момент? Я ответила, что я мама. " Надо было сразу говорить что вы хотите обезболивание"- ответил он . А потом добавил, что можно же было Эмлой за час до брита намазать. Как будто я сама хочу оперировать своего ребенка без анестезии. Меня это поразило, ведь встречи до брита у нас не было, и я впервые делю брит ребенку. При том он ни на минуту не прекращал свои действия.

В наше время любой человек имеет право на полноценное обезболивание медицинских манипуляций, и младенец - тоже человек, с полным набором чувствительности, и ему больно. Также я понимала, что адекватным обезболиванием такого объема операции будет только масочный наркоз. А Эмла запрщена к применению до года.

Он сказал, что надо давать вино с пальца. Я побежала в соседний с комнатой зал синагоги, и нашла откупоренную бутылку, вина, оставшуюся после обрезания. С этой бутылкой вернулась обратно, начала ее переворачивать и обмакивать в городке свой палец, а потом давать слизывать ребенку. Я ощутила, как он сильно сжимал челюстями мой палец, как делают при сильной боли. Я стояла в неудобной после родов статической позе, изогнувшись над столом и огибая моэля, чтобы дотянуться до сына, и от длительного стояния в такой позе у меня все болело.

Он продолжал свою работу как нечто совершенно обыденное для него, и спросил про памперсы, влажные салфетки и пеленки, но я не знала , где все это. Отчасти от того, что сам брит делали в миньяне, и все было у мужа, а теперь все собрали и унесли. За дверью стояла моя подруга, и спросила у нее, знает ли она про подгузники, но она не знала, у нее не было, и я попросила ее позвонить моему мужу. Она набрала, но номер был не доступен, трапеза проходила в подвале, и там не ловил телефон сигналы связи. Я заметила, что на подруге нет лица от происходящего. Она слышала крики и видела частично в приоткрытую дверь
Я была в ужасе, но ничего не могла сделать и только надеялась, что все вот вот должно закончится. Я вернулась в комнату и сообщила, что памперсов нет. На что получила ответ, что он даст из своих запасов, которые у него оставляют родители. И заметил, что мне тоже следует сейчас випить вина, но его совету я не последовала.

Далее он прижигал рану электрокоагулятором, взрослые говорят, что это больно, поэтому делают обезболивание. Тут же, напомню, никакого обезболивания не применялось ни на полном из этапов. Малыш сжимал челюсти, и если там бы были зубы, он откусил бы мне палец, пытался разорвать ремни, крутил кулачками.

К нам зашёл другой моэль и спросил " Будешь делать без повязки?" - " Да" - " Ну и зря".

Общее время процедуры после брита около 25 минут.

С учётом времени религиозного обрезания в миньяне ( несколько минут) и нашего пребывания за ширмой ( 10-15 минут), все вместе заняло примерно 40- 45 минут. Общее время процедуры, вдумайтесь, - 40 - 45 минут без какого либо обезболивания. Это младенец, который не сможет рассказать, что он чувствовал все это время.

После трапезы он дождался когда все родственники и знакомые уйдут(а я задержалась одевая младенца), отозвал меня в уединённое место предложил присесть на диванчик рядом с ним и стал показывать фото половых органов из своей коллекции на телефоне с вопросами :" А вот такой вам нравится? А такой? А этот?". от чего я поспешила уйти поскорее.

В конце концов он так и не нашёл времени на объяснения про обработку раны, а прислал мне их на почту на следующий день.

Я хочу, чтобы запись моих воспоминаний сохранилась в разных источниках и служила предупреждением для других родителей..

... Я описываю только один конкретный эпизод с точки зрения еврейской матери и врача. И проблему , возникшую именно в этот момент: не была четко обозначена граница , где кончается необходимая по религиозной традиции часть и начинается эстетическая медицинская часть. Тем более, все происходило не по моей инициативе, а на усмотрение моэля, и это носит насильственный , навязанный характер.
Что касается религиозных традиций, то мы стараемся соблюдать их в соответствии с указаниями мудрецов, ничего не прибавляя и не убавляя, хотя нашему осознанию далеко не все поддается, но при этом здравый смысл должен быть. А когда его нет - то это фанатизм. Здравый смысл мне говорит, что нет необходимости делать младенцу после общей части исполнения заповеди на усмотрение моэля болезненную операцию с эстетической целью без обезболивания, которая не является религирзной необходимостью. Вот это я называю здравым смыслом.

Самый ужас для меня, что мне это было представлено как необходимая по религиозному закону часть, не оговаривая, что от нее можно отказаться, и тогда такая религия, в которой пытают младенца, становилась для меня неприемлемой. Это глубоко ударило по моей вере и нанесло мне непоправимый ущерб, сейчас я понимаю ,что это было осквернением имени Всевышнего.
Глубоко спасительной информацией для меня стало, что по религиозному закону этого делать было не нужно. Что пластическая операция после общей части брит милы - это личная инициатива моэля, и практически, его безнеаказанное самоуправство. Моей целью стала борьба с безнаказанным самоуправством в виде необязательных по религиозному закону болезненных медицинских манипуляций, которую нам сделали под видом продолжения заповеди обрезания

... с точки зрения юриспруденции- это педофилия. Все бриты, на которых вы были - как проходили? Ребенка клали на подушечку, раз - два и готово. А как вы назовёте, когда некто во время праздничной трапезы после брита закрывается в комнате, берет в руки половой орган младенца, трогает его медицинскими инструментами и делает ребёнку больно? И , потом ваш муж должен знать , что такое сублимация садистких наклонностей в хирургические манипуляции. Как есть , извращенец- педофил. Сожалею, что мы имеем такого человека в общине.
Коллекцию фото обрезанных половых органов младенцев он показывал мне, маме, недавно родившей. Я испытала сильную неловкость и недоумение. А что, должно нравится, это как вообще? Например, как зрителю показывают, условно говоря печень или почку , и спрашивают о предпочтениях. Никогда ведь не задумываешься, нравится мне такая форма почки, а такая - нет. И как это вообще оценивать? Я была в шоке.

Этого человека рекомендует главный раввин России - Берл Лазар. Сам главвный раввин был у нас официально приглашенным почетным лицом и способствовал нашему выбору. На официальном сайте общины написано, что этот специалист - главный моэль России.

Мой муж ушел на трапезу ( через улицу), и повидимому думал, что " Шафит только посмотрит ". Добро на эту дичь дал Лазар, т.к сделал Шафита " главным садистом России ". Но своим детям и внукам он не дает такого делать , т.к " это вообще не надо делать". Зато у нас Лазар был сандаком, и всячески способствовал, чтобы с нами это произошло, и даже увел моего мужа от меня на трапезу - поздравлять, чтобы дать Шафиту сделать с нами такое.

... после нас еще примерно 500 человек прошло через его руки.И это продолжается. Шафит летает по всей России и продолжает искать свои жертвы.

Я подала в полицию и делала все, чтобы дело расследовали, но все замяли. Организация не только не извинилась, но и всячески опорочила меня.

https://facebook.com/story.php?story_fbid=663157444070680&id=100011292910252

Collapse )
Яков Зиссер
Честь вам, Эстер Мирьям, за то, что вы решились все рассказать, как есть. У меня одно только замечание будет. Весь ужас того, что вы описываете, и львиная доля повреждений полового члена, происходит при КАЖДОЙ успешной операции ритуального обрезания. Это не только проблема вашего ребенка. Это проблема ВСЕХ наших детей.


***



***

Климат, что ли, в Москве такой? Но ведь и у православных в случае чего шикают на пострадавших: "нельзя батюшек критиковать!". И все следы организация заметает под ковер.

Кстати, как там дела у настоятеля-драчуна с Нового Арбата? https://diak-kuraev.livejournal.com/3352788.html

Патриархия приветствует пришествие киберфашизма

Сейчас в новостях телеканала Спас (врезка в программу "Утро на Спасе") вышел умильно-восторженный репортаж "Смайлик - каждому ребенку".

Источник этой новости тут:

Нейросеть, разработанная компанией «Для самых родных. Обнинск», внедрят в одну из школ Московской области уже в этом году, сообщают «Ведомости» со ссылкой на представителей компании.

По плану, такая «система предиктивной безопасности» будет следить за безопасностью, контролировать состояние инфраструктуры школы и обеспечение детей питанием.

В эту систему, по словам разработчиков, войдут «умные» камеры с искусственным интеллектом, «способные распознать нетипичное поведение ребенка или опасную ситуацию», например, бег по коридору или катание по перилам. Таким образом, если поведение ученика «представляет угрозу ему или окружающим», в систему поступит сигнал, который уведомит об этом учителя и других ответственных сотрудников школы, рассказали представители компании.

Также предусмотрен личный кабинет для родителей и учителей, и из системы можно будет получать в том числе сводки по посещаемости занятий, рассказали разработчики.

Как заявил исполнительный директор группы компаний «Союзинфотех» Александр Кочуров, нейронная сеть, которая сравнивает заложенные в нее эмоции и анализирует все факторы, от оценок ученика до его поведения, будет использована для того, чтобы «определить психоэмоциональное состояние ребенка»:

«Для наглядной характеристики настроения используются смайлики трех видов: веселый, спокойный и грустный.

Если у ребенка, по данным системы, три дня подряд плохое настроение, школьному психологу и учителю придет уведомление, которое подскажет специалистам, что нужно обратить внимание на ученика и поговорить с ним. Результат общения будет зафиксирован в системе», — рассказал он.

Ранее данная система была введена в эксплуатацию в городе Обнинск в лицее «Держава».

https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2021/06/01/872127-povedenie-shkolnikov

Фраза "Улыбайтесь, вас снимают!" обретает новый смысл. Если ребенок недостаточно восторжен - им заинтересуются "специалисты".

Понятно, что система, обкатанная на детях, скоро придет ко всем. Тех, кто неверно если и не словами,то эмоциями откликнется на повестку дня госСМИ, обвинят в экстремизме. За недостаточный гнев в адрес врагов рейха и недостаточный восторг по поводу очередных побед Океании.

Но обязательно надо видеть этот восторженный репортаж Спаса, увидевшего в новости повод для ликования.
А дураки пусть верят, будто патриарх Кирилл мужественно борется против угрозы электронного концлагеря.

Но это можно понять и иначе: лагерь уже вокруг нас, и гайки затянуты так крепко, что у Спаса был лишь один способ сообщить о тревоге: сделать вид, что это никакая не тревога, а праздник - и под этим соусом все же сообщить о том, что пулеметчик Ганс получил новый диск для вечерней дискотеки.

Вселенский патриарх в России. 1993 год.

Первый визит Вселенского патриарха в России был в 1589 году.

Второй - спустя 400 лет.

Посвященную ему вкладную брошюрку к ЖМП за август 1987 года – «Посещение РПЦ Вселенским патриархом Димитрием» - я цитировал тут https://diak-kuraev.livejournal.com/3329895.html

Третий визит состоялся очень скоро - в 1993-м Россию посетил патр. Варфоломей. Его визит освещен тоже в отдельном и ныне редком издании - "Официальная хроника" (1993, №№ 7-8)

"Город Великого Петра Санкт-Петербург, в противоположность Киеву или Москве, никогда не был под омофором Вселенского Патриарха. Когда он был основан, Святая Русская Церковь уже давно стала автокефальной и была удостоена Патриаршим достоинством.

И если при основании Санкт-Петербурга не было уже административных уз Русской Церкви с Вселенским Патриархатом, тем не менее, в эпоxy князя Новгородского святого Александра Невского этот регион Вместе со всей Россией находился под духовным попечением нашей Матери-Константинопольской Церкви.

В те годы духовные чада Рима нападали на русский север и на греческое Православие юга. Князь Александр, носящий имя святого своего предшественника Александра, Патриарха Константинопольского, побеждал в 1240 и в 1242 годах шведов и немцев. Их единоверные рыцари-крестоносцы уже захватили и осквернили православный город Константинополь в 1204 году, и держали его до 1261 года, когда были изгнаны. Мать-Церковь и Дочь борются с этими нападками и с общим врагом - Католичеством, который никогда не подвергался нападению Православия.

Спб., 12 июля 1993. Из речи на приеме в гостинице Прибалтийская


На приеме в Царском Селе; 12 июля
Александр Сергеевич Пушкин - величайший русский поэт. Очарован¬ный с юности европейской литературой, особенно Байроном, усвоивший европейскую культуру, ввезенную Петром Великим и Екатериной II, он сумел выразить русскую душу. Таким образом он открыл путь своим ученикам - Тургеневу, Достоевскому, Гончарову, Толстому. Пушкин стал символом победы народного благочестия над чуждым европейским влиянием. Часто во многих православных странах ученые мужи удаляются от народной жизни и создают литературу, предназначенную для избранных. Она слишком далека от народа. Вскормленная чуждыми нравами, чуждым искусством, эта литература была разрушительной для Православного самосознания и для самосознания народа.
Здесь уместно привести историю великомученицы Екатерины, покровительницы богосшественной горы Синай. Святая Екатерина, восхищенная мудростью риторов, явила не только свою телесную, но и главным образом душевную красоту, и своей жизнью и служением показала ложность идолов и презрение к мирской славе, удобству и богатству, предпочитая мученичество предательству истины. По примеру великомученицы Екатерины мы призваны защищать нашу истинную веру, авторитетно просвещать народную душу, как делали это Пушкин, Достоевский, ныне здравствующий Солженицын и многие другие".

В речи в МДА Варфоломей сказал,что "тленная по причине греха наша природа" во Христе входит в Божественное общение (с. 18).

А еще он анафематствованного Евагрия назвал святым: "если богослов, говорит святой Евагрий, молится, то это есть богословие" (с. 20).

Священные бомбы, приюты вместо абортов и священник-таксист

Церковь перед лицом вызовов.

Несколько новостей пришло в последние дни из церковного мира. Судя по всему, Патриархия осознает новые вызовы эпохи. Какие ответы она даст, пока не вполне ясно. Разобраться корреспонденту «Росбалта» помогает протодиакон Андрей Кураев.

- Хотелось бы, о. Андрей, обсудить сегодня три «аспекта» церковной жизни, которые оказались в эти дни в центре внимания. Прежде всего, это вопрос об освящении оружия. Официальный документ Патриархия обещает опубликовать в ноябре – пока же зампред синодального отдела по взаимоотношениям с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе сообщил граду и миру, что «Церковь благословляет не склад боеприпасов, а православных воинов и их оружие, которое они используют для защиты Отечества». Что это за проблема такая?

- Я рад, что наши официальные спикеры стали высказывать такую позицию. Было бы хорошо считать что освещается не само оружие, а просто призванные под ружье люди, вынужденные это оружие носить. Я сам в былые годы так же говорил. Но лишь до той поры, пока не взял в руки требник и не почитал сами тексты этих молитв.
Увы! Там вполне четко речь идет об освящении именно оружия: «На оружия сия небесное твое благословение ниспосли… Благословение Бога окроплeнием воды сея свящeнныя, да снидет и пребyдет на орyжие сие». Воин тут лишь вторичный предмет освящения: «окропив же и воина, егоже суть оружия, глаголет…».
Как видим, это не просто мольба «Господи, сохрани наших солдат и благослови их живыми вернуться домой». К сожалению, это не молитва комитета солдатских матерей.
Понятно, что как только начинаются дискуссии об освящении оружия, армии, воинской силы и т.д., сразу возникает тезис, что, если не мы, тогда солдаты НАТО будут делать то же самое. Но вот именно из этой логики нас и пробует вырвать Евангелие своей Нагорной проповедью. И сказать: не думайте о завтрашнем дне, а просто поступите сейчас по христианской совести.
Ясно, что община людей, которые станут жить радикально по евангельским ценностям, будет тут же раздавлена, объявлена врагами отечества – как мы это видим на примере тех же свидетелей Иеговы. Но даже их пример показывает, что не все так безнадежно. Эти радикальные пацифисты смогли выжить, несмотря на гонения со стороны Гитлера, Сталина, а теперь еще и Путина. К нашему позору, наш президент оказался в очень неприличной компании.
Оружие и война – это плохо. Может быть, необходимо, но все равно – плохо. И вот с этой фиксации дурноты и должен начинаться богословский разговор о нем и никогда не забывать об этом.
Вторая тема: освящение именно ОМП. Пока решение такое: не выделять оружие массового поражения (ОМП) в этом документе в отдельный абзац. Однако в этом случае молчание есть знак согласия.
Те богословы иных веков, которые размышляли на тему использования вооруженной силы, всегда при этом подчеркивали, что воевать можно только с равным и вооруженным, а убийство безоружных священников, детей и женщин находится по ту сторону добра и недопустимо для христианина. Беда в том, что ОМП по определению не различает солдат от нонкомбатантов. Оно бьет по площадям, причем весьма населенным. Отсюда в ХХ веке возник вопрос о моральных аспектах применения ОМП.
Первыми об этом задумались люди, которые сами это оружие и создали. И в Америке, и в СССР. И после этих мучительных ночей Оппенгеймера, Эйнштейна и Сахарова, после раскаяния даже одного из летчиков, который сбросил атомную бомбу на Хиросиму - понятно, что проблема есть. Более того, я помню выступления лидеров нашей Патриархии в 1970-80-е годы, когда они дружно говорили об угрозе «ядерной зимы», об абсурдности применения этого оружия, о необходимости его тотального запрета. Естественно, они это говорили не в силу своей обостренной христианской совести или даже антисоветизма, а потому что такова была официальная риторика СССР: за разрядку, разоружение и т.д. Но все-таки – говорили и приводили аргументы…
И вдруг теперь принимается решение: а давайте закроем всю эту дискуссию и просто не будем упоминать ОМП в этом церковном документе. Сделаем вид, что сабля и бактериологическая бомба суть одно и то же…
Кстати, ОМП это не только атомная бомба. Это еще и бактериологическое оружие. Сегодня не стихают разговоры об искусственном происхождении коронавируса. И, возможно, нынешняя пандемия это вольное или невольное, но применение ОМП. А мы делаем вид, что даже проблемы тут для Церкви нет.
И еще «кстати»: понятно, что церковные армейские капелланы страны, обладающей ОМП, по должности будут его освящать и оправдывать. Но есть лишь одна православная страна (и ее церковь) с ОМП. Это Россия. С какой стати православные церкви Греции, Иерусалима, Антиохии, Египта, Болгарии, Сербии, Румынии станут тут соглашаться с близорукой корыстью РПЦ? Наоборот, это даст повод к еще одному расколу.
Это пример безумной нравственной деградации церковного официоза. Ради удобства пьянок с генералами, идти на такого рода решения – это очень бессовестно. Это показывает то место, которое Евангелие и христианская совесть занимают в жизни этих высокопоставленных церковных чиновников.


- Ну, полгода еще есть… Второй вопрос: недавний призыв Патриарха Кирилла не делать абортов – а в крайнем случае, отдавать церкви тех детей, воспитывать которых у матери нет возможности.

- Идея хорошая и старая: на этой идее была построена империя приютов Матери Терезы Калькуттской в католическом мире, которая еще в 1970-е годы призывала: девочки, если «залетели», рожайте, а детишек отдавайте нам, в наши приюты. Во многих городах западного мира есть такие «бэби-боксы», как бы детоприемники.
Я, в принципе, с этим согласен. Но есть нюансы.
Первый: как это будет сопряжено с осуждением церковью суррогатного материнства? В чем-то очень важном здесь полная симметрия: женщина вынашивает ребенка, заранее зная, что она от него избавится после родов и матерью для него не будет.

- На иной взгляд, тут все-таки довольно большая разница…
- Разница лишь в том, что в данном случае она это делает не за деньги: но и здесь может быть своего рода корысть: все-таки аборт более опасен для здоровья женщины, чем естественное завершение беременности родами. Когда я сам выступал против суррогатного материнства, один из моих аргументов был именно таков: младенец еще в утробе чувствует, любим он или нет. И это будет еще дородовая травма в психике малыша. Так вот и женщина, которая донашивает малыша, заранее зная, что тут же после родов отдаст его монахиням, бережет себя от любви к этому ребенку. И малыш это чувствует.

- Ну, выбор-то между плохим и очень плохим…
- Так и в случае с оружием: важно подчеркнуть, что оружие и армия – это плохие вещи. Они могут быть защитой от еще худшего, но все-таки, нельзя забывать, что, по правилу св. Василия Великого (4 век), солдат, вернувшийся с войны, на три года отлучается от причастия. То есть предполагалось, что он нуждается в некоей реабилитации чрез покаяние, а не в увенчивании церковными орденами и лаврами.
В этом проблема Патриарха Кирилла. Он принимает гражданские критерии святости и героизма за церковную святость. Вспомним скандальную историю с предсмертным письмом конструктора Калашникова, который обратился к Патриарху со словами, что его мучает совесть за то, что он создал орудие смерти, которым убито великое множество людей. И Патриарх, который по должности вроде бы должен приветствовать любое покаянное движение, вдруг ответил: ничего, это во благо Отечества. Как будто он не христианский пастырь, а министр обороны. (Правда, некоторые люди говорят, что за автомат Калашникова муки в аду принимает Шмайсер). В иных случаях риторика Патриарха бывает жутко навязчивой и назидательной – а в иных, когда это удобно для государства, она оказывается весьма утилитарной и прагматической.

- А многие ли беременные женщины «в сложной ситуации» последуют такому призыву?
- Нет, я не думаю, что это даст какой-то прирост, замеченный социологами и демографами. Но, в конце концов, если стоит вопрос даже о спасении одного ребеночка, это уже хорошо.

- Сможет ли церковь организовать хорошие сиротские приюты?
- Судя по публикациям, превзойти уровень наших государственных приютов не так уж сложно. Но лучше бы в церковной риторике больше говорилось не о монастырях как центрах детского воспитания, а больше было бы призывов к семейному усыновлению и удочерению.
Хорошо бы твердить на каждом приходе: дорогие наши прихожане! Пожалуйста, не обращайте внимания на кружку для пожертвований, которая висит у входа в наш храм. Не откупайтесь от Бога копеечным пожертвованием. Лучше найдите в вашей жизни место для еще одного маленького человека. Такая жертва для Бога значит гораздо больше, чем отлить колокола еще для одной колокольни.
К сожалению, наша корпорация такого никогда не скажет.
Поскольку же превалирует забота о монастырских приютах – становится понятно, что это вопрос о власти. Владыки хотят получить материал, который можно будет воспитывать в монастырском повиновении. При этом, едва лишь будет объявлено о создании таких монастырских приютов, эти же владыки тут же обратятся за помощью к госбюджету. То есть малыши будут использованы как инструмент для файндрейзинга в пользу этих самых монастырей.
А потом с помощью детей, стандартизированных в монастырских приютах, можно уже решать проблемы «кризиса призваний», то есть ими заполнять монашеские и священнические вакансии, число которых будет несомненно множиться в предстоящих десятилетиях. Способ манипуляции тут вполне очевиден: «Церковь спасла тебе жизнь, вскормила тебя и воспитала – теперь ты обязан послужить ей остатком всей своей жизни!».
И все это на фоне страшных приютских скандалов в западном мире. Последний месяц активно обсуждаются детские могилы в Канаде. Там была создана сеть школ для индейцев, причем это называлось потрясающе циничным словом «ассимиляция»! Индейцы это коренное население Америки, но «понаехавшие тут» европейцы вырывали детишек из семей и начинали их ассимилировать под себя. Так вот, оказалось, что в этих школах был большой процент детской смертности. Сейчас в Канаде расследуют, что это было: общие для всех эпидемии или голод – или же какое-то сугубое издевательство над детьми, которых считали унтерменшами.
(В 1863-1998 годах через школы-интернаты для представителей коренных народов Канады прошли более 150 тысяч детей. Воспитанников интернатов забирали из семей, запрещали говорить на родном языке и практиковать свои культурные обычаи; их подвергали насилию, принудительному труду, плохо кормили и лечили. Выявлены имена 4 100 воспитанников таких школ, погибших за время существования интернатов (http://www.trc.ca/events-and-projects/missing-children-project.html). В мае 2021года найдены останки 215 детей, некоторым из которых было по три года, обнаружили в канадском городе Камлупс на месте бывшей католической школы-интерната).
Ранее в Ирландии найдено кладбище 800 воспитанником католического приюта Туам.

В Шотландии в 2017 году рядом с приютом Smyllum Park обнаружили братскую могилу, в которой были похоронены более 400 детей. Причем этот приют еще до этого прославился жестоким обращением с воспитанниками.
https://www.theguardian.com/uk-news/2017/sep/10/smyllum-park-lanark-orphanage-catholic-nuns-children-mass-grave-allegedly

Шотландским приютом управлял орден "Дочери святого Винсента". Как тут не вспомнить страшный канадский фильм "Мальчики святого Винсента". Да, он про то, как епископ в сговоре с городскими властями покрывает монахов-педофилов...
Делать вид, что мы, православные, никогда на эти грабли не наступим, очень странно.
Тем более, что в православной традиции дети и монастырь всегда считались антонимами. В многочисленных сборниках церковных правил сказано, что есть три законных повода для монаха перестать слушаться своего начальства: если начальник исповедает ересь, если в мужском монастыре появились женщины, или если там появились мальчики. В этом случае монах просто обязан покинуть зону соблазна.
Кроме того, в православии нет традиции педагогики. Наша основная литература – это монахи, а они бездетны. У нас не было ордена иезуитов, который бы веками создавал элитные учебные заведения. И надеяться, что мы обойдем те айсберги, на которые напоролась католическая педагогика, было бы крайне наивно.

- И третий вопрос: подготовлен некий перечень «приемлемых и неприемлемых» для священнослужителя мирских профессий. Наиболее интересны тут даже не конкретные специальности, а кое-что иное: похоже, в Патриархии понимают, что не смогут «в тощие времена» полностью содержать такой большой клир, и придется-таки священникам самим зарабатывать на жизнь, как это давно уже делают православные коллеги из зарубежных юрисдикций. Так ли это?
- Это один из редких случаев, когда церковное руководство пробует вглядываться в туманную даль, чтобы разглядеть айсберги и рифы, с которыми нам предстоит познакомиться. Подробности пока не вполне ясны, что они разрешили или запретили. Что меня несколько удивило – в прессе говорят, что к числу запретов отнесена профессия официанта.
Вот, я пока еще дьякон – так вот, если перевести на латынь, так это и будет «официант». Служитель! И не на уровне слов, а просто по-христиански: «кто хочет быть первым, да будет слугою всем». Гнушение профессией официанта - это та самая корпоративная самовлюбленность: мы в золоте, целуйте нам ручки!

- Но ведь официант алкогольные напитки подает, чаще всего…
- Ну, хорошо: а шофером же священнику разрешено работать. Он тоже должен спрашивать клиентов: «А куда и зачем вы едете? До храма подбросить могу, а на шашлыки с водочкой – нет!»?

- А если священники станут массово зарабатывать мирскими профессиями – может ли это привести к демократизации церковной жизни вообще? Если они почувствуют себя материально независимыми?
- Да, то, что исчезает финансовая зависимость священника от его собственной богослужебной деятельности и приходит понимание, что «один мужик двух генералов кормит», - это способно изменить самоощущение священника.
В Голландии мне рассказывали: в местном православном храме настоятель работает клерком в какой-то светской юрконторе. И если церковный праздник приходится на рабочий день – он назначает службу на полдень, в обеденный перерыв. За этот час он должен успеть приехать из офиса (на велосипеде), отслужить и вернуться на работу. У него при входе в храм висит подрясник: он облачается в него по дороге в алтарь. И у него даже на рукава подрясника уже нашиты поручи: такие вышитые золотом нарукавники, на шнуровку которых обычно уходит больше всего времени при облачении. Служба тоже сокращена. Но – или так, или никак… Прихожан слишком мало, чтобы платить священнику зарплату.
Не исключено, что и у нас нечто подобное будет. У католиков другая система: деньги поступают сверху вниз благодаря тому, что у них не во всех странах отобрали средневековые имения. Но этого тоже недостаточно, и они тоже всеми способами зарабатывают: например, в Ватикане продаются перекидные календари не с иконами, а фотографии фотогеничных молодых священников и семинаристов. Копеечку, но приносит.
Беседовал Леонид Смирнов
https://www.rosbalt.ru/moscow/2021/06/04/1905152.html