June 10th, 2021

Всё нормалёк

Александр Морозов

мы имеем дело со странным. интерпретировать это трудно. во всяком случае на языке политологии. Сегодня пришли подтверждения того, что за Дмитрием Быковым следила группа сотрудников ФСБ, а затем его она отравила боевыми ядами. Само расследование опубликовано в СМИ, которые "иностранные агенты" (поэтому можно бы и не верить). Но - издания принадлежащие крупным холдингам "друзей путина" перепечатывают эту новость. Они не скрывают, не опровергают, а наоборот ставят мнение Быкова, он говорит: "Доказательства мне показались убедительными". Возьмем рядового европейца. Для него тут шокирующим является не факт попытки убийства. В политике бывают убийства. Шокирующим является то, что национальные медиа публикуют расследование о государственном преступлении. Что требует немедленного запроса в прокуратуру. Но его не будет. Сам писатель прочитав расследование - если находится в логике европейской повседневности - уже завтра сидит окруженный своими и еще и дополнительными адвокатами, которые немедленно приступают к борьбе.
Но здесь этого ни-че-го-не-бу-дет.
А что будет? А "жизнь как бы пойдет дальше". И вот это уже не вмещается в сознание. Можно "вместить в сознание" какую-то геополитическую аргументацию - пусть и совершенно ложную - например, о диверсии военной разведки на территории страны-члена НАТО или покрыть молчанием ситуацию с ответственностью за сбитый гражданский лайнер. Это все относится к сфере "большой политики" с точки зрения обывателя, который стремится вытеснить такие события на обочину сознания и заниматься своими повседневными делами.
Но вот перед нами доказательное предположение о попытке убийства писателя группой сотрудников службы государственной безопасности. И эти публикации не предполагают никакой институциональной реакции.
Встает вопрос: если таков "ход жизни", то есть такова "норма", то - отвлечемся тут от моральной стороны - и спросим себя: это что такое с политико-философской стороны? Это - русские построили наконец себе мир, описанный в статье Родиона Раскольникова, которая показалась Порфирию Петровичу весьма увлекательной и опасной? Каковы антропологические основания такового сообщества? Подчеркну: я сейчас говорю не о самом факте попытки убийства, а об отсутствии каких-либо действий в пространстве после попытки. Это отсутствие производит совершенно завораживающее впечатление. "Шокирующее" - это слабо сказано.


***
Дм. Быков:

"Я считаю, что установки на убийство не было — хотели надолго и полноценно изувечить. Я не замечал, что со мной вместе кто-то летал — видимо, потому что не особо хотел замечать. Я до сих пор не уверен, что до конца восстановился — если бы не было отравления, я бы, наверное, чувствовал себя лучше. Интеллектуальные способности не пострадали — хотя по мнению некоторых, после отравления «Быков рехнулся окончательно».

Мечты об эмиграции — русский национальный спорт, но я пока не собираюсь уезжать. Мотивы отравивших меня людей для меня непонятны — может быть, меня так сильно повредили во время отравления, что я не понимаю, зачем они это сделали. Сейчас я не в безопасности — я многим не нравлюсь и не исключаю, что эти люди могут довести дело до логического конца. Я разделяю точку зрения, что в государстве существует целый отдел по физическому устранению неугодных, но всегда допускаю 1% вероятности, что эти люди просто летали в Ростов посмотреть ростовский шпиль какой-нибудь. Но они летали со мной в шести местах — есть несколько причин как минимум насторожиться: те же люди, те же симптомы и ощущения, что и у Алексея Навального. У них были все возможности это сделать.

Что я могу им сказать? «Володя, ну, так нельзя!» — имея в виду Владимира Паняева, конечно. Нехорошо".

Шариков с Царьграда

Тюренков - шеф-редактор "Царьграда"

В русском национал-патриотическом движении – со школьных лет. Член Организационного комитета Патриаршей литературной премии и Информационной комиссии Московской городской епархии Русской Православной Церкви.




Чтобы не опускаться до его уровня, напомню классику английской беллетристики:

"Дорогой сэр, поскольку моя секретарша - дама, я не могу продиктовать ей то, что о вас думаю.
Более того, поскольку я джентльмен, я не имею права даже думать о вас так.
Но, так как вы ни то, ни другое, я надеюсь, вы поймете меня правильно".

А церковному суду, конечно, неинтересно, что архиерея РПЦ вот так вот полощут. Тут ведь кого надо, того и полощут, а товарищ волк сам знает, кого и когда кушать.