August 19th, 2021

Поститесь, сволочи!

На Даниловском рынке нашли больше 100 кг санкционного сыра и жестоко с ним расправились.
«Сыр-патруль», кто бы что не думал, никуда не делся: регулярно в Москве Россельхознадзор находит санкционные товары. Правда, в основном это мелкие рынки, небольшие лавочки или отдаленные фудмоллы, скажем, в Люберцах или на Дмитровском шоссе.

Даниловский рынок на «Тульской» знает, наверное, каждый. Как ни странно, и здесь Россельхознадзор обнаружил санкционку — всего более 110 кг сыров, запрещенных для ввоза в Россию. Под удар попали продукты из разных стран, в том числе из Германии, Нидерландов, Италии, Франции и Норвегии.

Сыр, разумеется, изъяли и уничтожили в соответствии с законодательством. Обошлись жестоко: продукты измельчили в труху кувалдой и лопатой прямо на рынке — на технической площадке. Этот метод уничтожения Роспотребнадзор, кстати, называет механическим измельчением.





https://moskvichmag.ru/gorod/na-danilovskom-rynke-nashli-bolshe-100-kg-sanktsionnogo-syra-i-zhestoko-s-nim-raspravilis/

О вреде железных дорог

В 1884 году при освящении вокзала в Одессе архиепископ Никанор Бровкович "произнес замечательное слово против железных дорог - при освящении одной из них» (Трубецкой С. Н. Противоречия нашей культуры. // Собрание сочинений кн. С. Н. Трубецкого. т. 1. Публицистические статьи 1896-1905 гг. - М., 1907. с. 220).

"преосвященный Никанор Херсонский осуществил мою давнюю мечту о русском иерархе, громящем пар и всю эту оргию «обмена» на каком-нибудь вокзале, то есть в самой берлоге беспощадного чудовища" (Константин Леонтьев).

***
Вот это слово:

"Явный вред и ясно предвидимая опасность быстрых путей сообщения заключаются в том, что мы скоро живем и торопимся жить. Быстрые современные сообщения развивают до неимоверности ту быстроту, с какою мы несемся неведомо куда, опасно, как бы не в бездну. Излишняя быстрота всегда и везде опасна.

Вообразим, что наша земля, кружась по своему эллиптическому пути около солнца, делает 26 верст в секунду, более 1500 верст в минуту, около 100 000 верст в час, а в год развивает страшную быстроту многих миллионов верст своего бега вокруг солнца. Но и солнце не стоит. По новейшим вычислениям оказывается, что скорость поступательного движения всей солнечной системы равняется 232 500 900 верст в год, что составляет в сутки для солнечной системы 637 000 верст, которую для земли нужно умножить еще на скорость ее движения вокруг солнца, а для каждой местности на земле, напр., для этого пункта, на котором мы стоим, нужно умножить еще на скорость вращения нашей широты вокруг земной оси. Таким образом, земля вращается на своей оси и носится в пространстве вокруг солнца; солнце само вращается около своей оси и совершает поступательное движение другого центрального солнца. Но и на этом остановиться нельзя. Без сомнения, и солнце нашего солнца подчиняется общему закону движения. Тут же в вычислении скорости вселенной изнемогает и воображение. Пусть эта скорость вращения земли вокруг своей оси, вокруг солнца уже для нашего солнца нами не замечается и не чувствуется. Но можно ли сказать, что и эта внесознательная для нас быстрота движения вселенной не влияет на нашу жизнь? Конечно, влияет и оказывает влияние огромное на распределение земных сил, обнаруживающих прямое влияние на благосостояние человека, на равновесие суши и вод и воздуха, на известное распределение воздуха и тепла, электричества и тяготения. А к этой всемирной теллурическо-астрической скорости движения человек присоединяет еще свою самодельную одуряющую скорость движения по железным путям, на крыльях ветра, на парах и электричестве, по морю и под водою, и под землею, на аэростатах, посредством нагретого воздуха, водорода и чего-то там еще, скоро, быть может, понесется и посредством солнечного света. А что электричество будет запряжено, как мощный двигатель-скороход, это не подлежит сомнению. Это вопрос не только близкого будущего, но уже и настоящего времени. Не все же молниям праздно бороздить небо, а на земле только жечь и крошить. Скоро, скоро обуздают их и погонят и возить, и мельницы вертеть, и всякие тяжести двигать.Collapse )
Опасно, как бы земля не стала скоро походить на всемирный паутинник, который опутывает весь земной шар, в котором плавает только отощалый всеядный человек, как голодный паук, не имый кого и что поглотити, так как сам же он пожрал, побил, истерзал все живое на поверхности всей земли. Эти железнодорожные линии не похожи ль на нити всемирной паутины?..
http://dugward.ru/library/leontjev/leontjev_episkop.html

***

В 1858 г. архимандрит Никанор (Бровкович) был переведен с ректорского места в Рижской духовной семинарии на ректорство же в семинарию Саратова.
Из Риги в Петербург он путешествовал на почтовой карете.
Причем отец Никанор писал, что «самым замечательным явлением в моей Рижско-Петербургской дороге были мои спутники...» Спутниками же были несколько французов и обрусевших
немцев. Они все были крайне предупредительны и любезны по отношению к православному священнослужителю, несмотря на то что среди них был один католик и несколько протестантов.

Негативным моментом дороги была, как это обычно бывает, сама дорога: отсутствие провианта по пути, невозможность заснуть, необходимость выходить из кареты в тех случаях, когда она застревала в
грязи (ранняя весна была теплой в Прибалтике, а карета оказалась санной).

Архиеп. Никанор особо отмечал ту небрежность, с какой обращался почтовый служащий к нему как священнослужителю на почтовой станции в Петербурге при оформлении приезда пассажиров. Владыка описывал это так: «Принимал нас здесь какой-то мелкий чиновник... С пошло-солдатским раболепием и суетливостью обращается он к одному моему спутнику... Так перебрал он человек трех моих спутников, не обращая на меня ни малейшего внимания... теперь на очереди лежал мой билет. Что же? Мой чиновник хладнокровно положил его под низ всех билетов и раболепно спрашивает хозяина следующего за моим билета. Тот расписывается, получает свои вещи, уезжает, и так до последнего...
Остаюсь я. “Это ваш билет?”, переменив тон с раболепно-услужливого на холодный канцелярский, спрашивает меня мой чиновник. “Мой”, отвечаю я. — “Священника-то вы последним и заметили”... “Где же вы тут записаны?” продолжает спрашивать меня этот джентльмен. Я указываю, — как раз на первом месте списка значится: “Архимандрит Никанор”. “Вы священник”, продолжает
он, не торопясь, спрашивать меня. “Архимандрит”, отвечаю я. “Распишитесь”,
говорит он хладнокровно».

Из Петербурга в Москву архим. Никанор отправился по железной дороге во втором классе. Однако все перемещения после Москвы производились на извозчиках, с чем и были связаны все дорожные перипетии.
«Тут я очутился лицом к лицу с русскою природою: с низкопоклонную дерзостью ямщиков, с прескверными станциями, с крайне разбитою дорогою так, что меня беспрерывно перебрасывало с боку на бок; с пустынными, за Рязанью — даже с степными видами... с сильными холодами так, что я, закутанный в несколько шуб, промерзал до внутренностей, и в добавок, с великим постом». Владыка описывал, как его укачивало на изрытых колдобинами дорогах до такой степени, что он не мог ни есть, ни спать: «...если бы судьбе угодно было бросить меня примерно в Иркутск, я не доехал бы, — умер бы на дороге от голода и бессонницы».

Полноту картины тяжести переезда дополняют несколько историй, произошедших с архим. Никанором в дороге. Все эти истории так или иначе связаны с поломками транспорта и обманом извозчиков, вымоганием денег с путешественника за скорость, за ремонт, за осторожность езды. По поводу одной из подобных историй владыка Никанор заключает: «Только звоном кошелька я размягчил не без труда эту черствость: убедил старосту за тройную плату довезти меня до почтовой станции, щедро расплатившись и с негодяем — прежним моим извозчиком, убив на эти унизительные переговоры до трех часов времени, натерпевшись на открытом воздухе холода, в избах нанюхавшись зловония, перечувствовав тысячи опасений... Сколько гадкого в русском человеке!».

file:///C:/Users/A4F7~1/AppData/Local/Temp/arhiepiskop-nikanor-brovkovich-o-vrede-idei-progressa-i-veroyatnoy-polze-zheleznyh-dorog.pdf