October 2nd, 2021

Гимн бороде и теодицея

Перу Михаила Ломоносова принадлежит «Гимн бороде»

Борода предорогая!
Жаль, что ты не крещена
И что тела часть срамная
Тем тебе предпочтена.

Если кто невзрачен телом
Или в разуме незрелом,
Если в скудости рожден
Либо чином не почтен, -

Будет взрачен и рассуден,
Знатен чином и не скуден
Для великой бороды:
Таковы ея плоды!

Через многие расчесы
Заплету тебя я в косы,
И всю хитрость покажу,
По всем модам наряжу.

Через разные затеи
Завивать хочу тупеи:
Дайте ленты, кошелки
И крупичатой муки.

Ах, куда с добром деваться?
Все уборы не вместятся:
Для их многого числа
Борода не доросла.

Я крестьянам подражаю
И как пашню удобряю.
Борода, теперь прости,
В жирной влажности расти.

Борода предорогая!
Жаль, что ты не крещена
И что тела часть срамная
Тем тебе предпочтена.


Предполагают, что в последних эти строфах имеется в виду конкретное лицо, а именно - Гедеон Криновский: он был не знатен, беден, худощав и прозябал в бедности и неизвестности вплоть до января 1754 г., когда положение его резко изменилось: "Двадцативосьмилетний, никому не известный монах-неудачник стал вдруг "знатен чином и нескуден".
Гедеону посчастливилось очаровать императрицу удачно произнесенной в ее присутствии проповедью, Елизавета Петровна тотчас же назначила его придворным проповедником, и на молодого витию посыпались вещественные знаки царской милости. В Петербурге об этом было много толков, и сложилась даже прибаутка: "Гедеон нажил миллион". Бывший казанский семинарист обратился в записного придворного щеголя. Вполне вероятно при этих условиях, что и свою бороду он холил - как говорится в "Гимне" - "по всем модам": подвергал "многим расчесам", заплетал на ночь "в косы", а затем умащал, или, по выражению Ломоносова, "удобрял" всякими жирными и влажными благовониями. Может быть, завивал или даже припудривал "крупичатой мукой" свой "тупей". Придворно-церковные нравы того времени допускали такую кокетливость"
(Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. т. 8. Поэзия, ораторская проза, надписи, 1732—1764. М., 1959, с. 1070-1071).

Архим. Гедеон Криновский «жил как вельможа, гардероб его с шелковыми и бархатными рясами занимал целую комнату; он носил шелковые чулки и башмаки по тогдашней моде, как светские люди; на башмаках его были бриллиантовые пряжки, которые молва ценила в 10000 р.» (Знаменский П. Чтения из истории русской церкви за время царствования Екатерины II // Православный Собеседник. 1875, февраль. с. 106).

«У архимандрита Гедеона Криновского, знаменитого проповедника, который был одно время настоятелем Сергиевой лавры, помещика боле чем ста тысяч душ крестьян, были, как говорит предание, на башмаках бриллиантовые пряжки, ценою в 10.000 рублей» (Евгений Поселянин. Очерки из истории русской церковной и духовной жизни в XVIII веке. М., 1998, сс. 95 и 118).

Настоятелем Троице-Сергиева монастыря он был в 1758-1761 после чего стал Псковским епископом.

Гедеону же посвящена эпиграмма Ломоносова «К Пахомию»

Пахомей говорит, что для святого слова
Риторика ничто; лишь совесть будь готова.
Ты будешь казнодей, лишь только стань попом
И стыд весь отложи. Однако врешь, Пахом.
Начто риторику совсем пренебрегаешь?
Ее лишь ты одну, и то худенько знаешь.
Василий, Златоуст, церковные столпы,
Учились долее, как нынешни попы.
Гомера, Пиндара, Димосфена читали
И проповедь свою их штилем предлагали,
Натуру, общую всей прочей твари мать,
Небес, земли, морей, старались испытать;
Дабы Творца чрез то по мере сил постигнуть
И важностью вещей сердца людски подвигнуть,
Не ставили за стыд из басен выбирать,
Чем к праведным делам возможно преклонять.
Ты словом Божиим незнанье закрываешь
И больше тех мужей у нас быть уповаешь;
Ты думаешь, Пахом, что ты уж Златоуст!
Но мы уверены о том, что мозг твой пуст.
Нам слово Божие чувствительно, любезно,
И лишь во рте твоем бессильно, бесполезно.
Нравоучением преславной Телемак
Стократ полезнее твоих нескладных врак .

Предполагают, что названием своей эпиграммы Ломоносов уподоблял Гедеона Пахомию Логофету, писателю XV в., известному подвижной совестью и умением за высокие гонорары потакать вкусам и желаниям богатых заказчиков, обращавшихся к нему с просьбами переписывать для них жития святых.

Но он действительно был ярким проповедником.
В 1756 году, еще будучи иеродиаконом, он посвятил проповедь лиссабонскому землетрясению 1755 года :
Собрание поучительных слов при высочайшем дворе сказыванных Придворным Проповедником, бывшим потом епископом Псковским Гедеоном. ч. 6. М., 1855. https://viewer.rusneb.ru/ru/rsl01003828086?page=124&rotate=0&theme=white

Вскоре после событий ("третий уж месяц тому как помянутые начались в Европе и Африке трясения"), он, во-первых, ознакомил своих слушателей с новейшим естественнонаучным объяснением причин землетрясений: «хочете ли все то приписать натуре? не думаете ли, что селитреные и другие некие сухие и легко загораемые частицы в потаенных земных каналах собравшеся, с водными частицами стираяся, горячесть, а потом и пламя произведше, и тем тончайший в земных трубках находящийся воздух в возмущение приведшее, потрясли так землю и воду? Пусть так будет, я сему не противлюсь. Не надобно и естественных совсем опровергать сил, или их испытателей порочить» (сс. 118-119).
Collapse )
Так и в книге Иова Бог дает ответ страдальцу, но этот ответ не в словах, а в видении. «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя, поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов 42,5-6).

Это библейский коан: ответ есть, а вот цитировать его нельзя. Поэтому Кант правильно сказал: «Иова перед любым судом догматической теологии: перед синодом, инквизицией, преподобным классисом или перед любой оберконсисторией нашего времени ждала бы, вероятно, горькая участь» (Кант И. О неудаче всех попыток теодицеи // Кант И. Трактаты и письма. – М., 1980, с.72).

Но если Иов видит просто Грозного Бога, то христиане видят Бога со-страдающего. И их «практический разум» говорит: верю или не верю, моя беда и боль останутся со мной. Но пусть хоть Кто-то посочувствует мне… Тот Чья крестная боль была больше моей.

Я думаю, что богословию задача встраивания «слезинки ребенка» в теодицею вообще не по зубам. Ее можно касаться лишь в режиме мучительного поиска. А это удел философии. Но такую философию в наши семинарии не пускают и обзывают белибердяевщиной. Достоевский в семинарских уроках хорош лишь как обличитель предателей-болгар и восхвалитель русского мира. А ведь без него и последующей экзистенциальной философии тут не обойтись.

А как надо? Если это беседа с плачущим родственником умершего ребенка - любые примиряющие модели сгодятся, но при условии, что они приемлемы для плачущего. Тут не до логики. Если ты чувствуешь, что твои слова вызывают согласие, утешают - продолжай. Но если чувствуешь отторжение - тут же меняй пластинку. Этот "онлайн" возможен при задушевной личной беседе "над гробом младенца". Но не в чате с третьими лицами.

Иначе будет просто очередное пополнение клуба «Друзья Иова». В 2018 году епископ Питирим Творогов (через год он стал ректором МДА) высказался о гибели детей в кемеровском кинотеатре: «Вы с ума посходили все! Трагедии Господь попускает с одной целью – чтобы живущие покаялись. В данной трагедии важно понять всем, что время Великого Поста надо детей не в кинотеатры водить развлекать, а в церковь причащать». https://www.facebook.com/dmitry.sverdlov/posts/10216253363425784

Александр Ананьев в том пожаре в ТРЦ "Зимняя вишня" потерял в пожаре трех дочерей. Майе и Ксении было по одиннадцать лет, Валерии всего пять. У Игоря Вострикова эта трагедия отняла троих детей (семилетнюю Аню, пятилетнего Артема и двухлетнего Рому), жену и сестру. Скажет ли епископ каждому из них в лицо: «это, чтобы ты по воскресеньям ко мне в храм ходил и денежку мне оставлял!»?

Я понимаю, наши епископы сами манипулируют людьми, и - вполне по законам социоморфизма - полагают, что и веруемый ими Бог тоже строит такие далеко идущие планы: а не сжечь ли вот этих трех детей, чтобы их папа "покаялся" и по воскресеньям ходил в храм. А еще можно предложить духовную аналитику причин Отечественной войны: мол, десятки миллионов людей были убиты, чтобы выжившие больше не национализировали церковную недвижимость…

Выпускники семинарских инкубаторов не могут понять, что прежние златоустые перлы уже не срабатывают и даже вызывает негативную реакцию. Это касается не только риторических штампов, но и облачений с бубенчиками, и многого другого…

На уровне же философском тут хорошо бы остаться на уровне до-ветхозаветного Иова. "А я к Богу моему хотел бы говорить... Не заслоняйте мой страшный вопрос к Богу вашими дешевыми семинарскими заготовками".

А еще локальное Лиссабонское землетрясение произошло 13 апреля 1947 года в Ленинградской Духовной Академии. Была Пасхальная ночь. Во время службы начался пожар. Рухнула лестница.
"Самой страшной бедой нависали над Ленинградом эти старые лестницы, когда рядом с очагами бомбежки в них возникали микротрещины и они в самый неподходящий момент рушились.... Увезли 32 человека. Из них в больницы было помещено 8. Остальные скоро перешли на амбулаторное лечение. Один перелом спинного хребта, 2 сотрясения мозга, несколько переломов ребер и больше всего — ног и их пяточных костей. Падали-то сверху. Чтоб выпустить публику из храма, пришлось пробить каменную стену, отделявшую коридор общежития от завода... Тяжелые это были испытания".
Доселе - свидетельство очевидца, профессора ЛДА протоиерея Александра Осипова.

На следующей странице его записной книжки: "А для меня вся эта история — один сплошной вопрос Господу Богу: «Через блокаду провел? — провел. Мир даровал — даровал. Так что же Ты над этими, самыми верными детьми Твоими, пришедшими в эту ночь на поклонение Тебе, надругался, ранами избил их и радости лишил их. А еще — Боженька!» http://www.krotov.info/acts/20/1950/osipov.htm. Так профессор-протоиерей Осипов начал свой путь к атеизму…

Похожая беда была и на моей памяти в Московской Духовной Академии в ночь с 26 на 27 сентября 1986 года, в праздник Воздвижения Креста Господня. Пятеро семинаристов тогда погибли не в храме на службе, а, хоть и в праздничную ночь, но в своей спальне. См. https://diak-kuraev.livejournal.com/226781.html. Но мне неизвестно чтобы кто-то из нее сделал мировззренческие выводы.

В аптеках (ну, хотя бы домашних) бывают просроченные лекарства. А в апологетике бывают просроченные аргументы. Аргументы Гедеона и Питирима - из их числа.


***
Это я пишу книжечку по миссиологии.