диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

На Эхо о футболе

Е. Бунтман― Это программа «Особое мнение». И напротив меня Андрей Кураев. Мы говорили про отравление в Солсбери, дело Скрипалей и так далее. Сейчас мы переходим к каким-то менее, может быть, специальным материям. И в первую очередь про чемпионат мира. Вы смотрите футбол?
А. Кураев― Раз в два года смотрю.

Е. Бунтман― Вот как вам кажется, чемпионат мира, который сейчас проходит в России со всеми болениями, со сборной – это скорее объединяет или разъединяет? Я понимаю, что это банальный вопрос. Но все время как-то это балансирует на грани. То слишком много патриотизма, то недостаточно патриотизма.
А. Кураев― С той поры, как прозвучала формула «О, спорт, ты мир» — большой спорт стал политикой. Большой политикой. Понятно, что фанатские клубы их собрания и взаимные терки – это попытка сублимации, канализации энергии молодых самцов в какие-то неполитические и не-националистические русла. В этом смысле спорт разделяет. Он призван разделять, но без кровопролития. А с другой стороны он иногда и объединяет. Когда выбрасывается какой-то флажок с лозунгом «мы вместе». И людям предлагается ощущать свою солидарность с теми миллионерами, которых они видят в телевизоре.

Е. Бунтман― Главное, наверное, событие этого чемпионата мира – болельщики иностранные, которые сюда приехали. Потому что такого скопления иностранцев и очень активных иностранцев и неагрессивных доброжелательных и которые сталкиваются, как правило, с той же доброжелательностью со стороны как обычных российских граждан, так и скажем, полицейских, которые не так часто отличаются доброжелательностью здесь со своими собственными гражданами. Наверное, это главное событие. Будет ли какое-то разочарование после того, как они все уедут?
А. Кураев― Это немножко странно, что это главное событие. Вы правы, да, в медийной картинке так оно и есть. Но дело в том, что в этом есть что-то глубоко провинциальное. Для нас очень важно понравиться именно иностранным гостям. Я думаю, что парижан это меньше всего волнует. И это повод для культурологического анализа и даже психоаналитического. Почему нам так важно все время этот бесконечный «Советский Союз глазами зарубежных гостей», это зеркало иностранной прессы, в которое мы все время подглядываем, перед ним смотримся, кокетничаем. И вот получаем какой-нибудь отзыв от туриста из Гватемалы: «вау, у вас круто!». И мы так рады, и снова ощущаем себя супердержавой.

Е. Бунтман― Но это может быть немного печально, но с другой стороны и трогательно. И хочется всем понравиться.
А. Кураев― Поэтому я говорю, что повод для психоанализа. За этим прячутся какие-то явные детские травмы. Поэтому это очень трогательно. И в чем-то очень наивно и очень цинично. Цинично – использование и подогревание этих комплексов.

Е. Бунтман― У меня, например, лично ощущение от этого чемпионата мира, что стало гораздо больше свободы на этот месяц. Чемпионат мира еще не закончился. Но можно…
А. Кураев― Не знаю. Меня только что гаишники оштрафовали.

Е. Бунтман― За дело?
А. Кураев― За дело. Но я тоже надеялся, что свободы стало больше.

Е. Бунтман― Ну свобода не есть вседозволенность. И то, что происходит, например, в центре Москвы, гуляние по ночам, распитие алкоголя по ночам, вообще какая-то вольность наподобие бразильского карнавала. Это хорошо или плохо для людей, которые здесь жить потом останутся. То есть это: вы уедете, а нам еще здесь жить.
А. Кураев― Я думаю, что это хорошо, в конце концов, хотя бы для того, чтобы выйти за рамки этой колдовской черно-магической картинки, которую кремлевские телеканалы создают. Что вокруг нас все ненавидят, и поэтому одна надежа – царь батюшка. И надо попрочнее все форточки законопатить. Вот сейчас в Вестях 35-летняя жительница Саранска сказала, что она лучше стала думать об иностранцах.. Боже, что же она о них думала, никогда их в глаза не видя? И в этих ее пустых страхах точно ли не виновата путинская телеобслуга?
Да, в дни мундиаля люди увидели, что, во-первых, для большинства населения планеты, в общем, российская политическая повестка дня просто отсутствует. И тема про чью-то гегемонию – людям просто это не интересно. Они живут, просто живут. В том числе футболом. Что эти люди не приезжают сюда с мыслью о том, что какая-то ужасная страна. Да, действительно это важно заметить, что для многих стран мира уровень и образ жизни Москвы это недостижимая мечта. Это правда. И память об этом важна для москвичей, для нашего какого-то самоспокойствия, чтобы избежать избыточного самоедства. И нам, жителям России, мундиаль помогает понять огромность нашего мира. И его несводимость к каким-то мелким политическим теркам.

Е. Бунтман― Увидеть разнообразие этого мира какое-то.
А. Кураев― Да. На самом деле не разнообразие, а единство. Человеческое единство в этом смысле, чувства одинаковые.

Е. Бунтман― Но это быстро забудется, как вы считаете? Чемпионат мира пройдет, пройдет полгода, в Саранске забудут, как к ним приезжали иностранные болельщики.
А. Кураев― В Москве забудут, в Саранске - не скоро.

Е. Бунтман― Там была сегодня смешная статистика, что, по-моему, полторы тысячи процентов прирост туристов в Саранске.
А. Кураев― Боюсь, что это разовое явление.

Е. Бунтман― Видимо, да. Чемпионат мира и церковь. Такая не самая может быть очевидная тема. Но мы помним, что футболистов напутствовали и граждан верующих перед чемпионатом мира, что нужно молиться за сборную, что можно молиться за сборную. Это вообще нормальное напутствие?
А. Кураев― Сложная тема. Это часть темы очень серьезной – «Религия в игровой цивилизации». Даже не индустриальной, не информационной, а именно игровой. Установка, что вся жизнь - игра, очень болезненна для религиозного сознания. По большому счету мы сейчас возвращаем обществу тот аргумент, который раньше мы слышали в свой адрес, что попы, предлагая людям иллюзорную повестку дня, отвлекают советских тружеников от реальной работы по строительству коммунизма.. То же самое сегодня мы, попы, говорим в адрес игровой культуры. Что это отвлекает людей от реальной жизни как религиозной, так и самой обычной.
Люди всерьез огромную часть своей жизни тратят на сознательную игру –на подсматривание чужой игры (спорт, кино, политика), или на исполнение каких-то своих ролей. При этом если учесть, что в самой церкви игры и ролей тоже очень много (я не о лицемерии, а о чем-то более серьезном). Не случайно последнее время часто слышны голоса из идеологической обслуги патриархии: «ну и что, что миф, но это полезный миф!». Ну и дальше, те, кто поначитанней, еще и Лосева вспомнят…
В итоге в светских ролевиках мы узнаем много своего. Рыбак рыбака… Грешник видит свой грех в других – и яростно осуждает.
Какие-то очень похожие механизмы поведения и мышления мы видим в геймерах, а они в нас. И поэтому приходится доказывать, что я-то настоящий Дед Мороз, а вон тот -ряженый.
А еще есть тема сознательной священной игры. Игры Бога. «Пармаштин как бы играя создает миры» (Законы Ману, 1, 80). Или танец еврейской Хохмы-Премудрости. Игра как синоним безкорыстной деятельности, избыточности, дара…
Так что «Церковь и игра» это не только про футбол или театр. Это часть очень большой темы.
Вторая тема – уже пастырская и гуманистическая. Понятное дело, что физкультура — это хорошо, большой спорт — это плохо. Начиная с Олимпиады в Пекине, стало понятно, что любая Олимпиада это Олимпиада по химии, в конце концов. Понятно, что большой спорт калечит людей. В отличие от нормальной физкультуры. Или футбола третьей лиги. Пока ты просто кандидат в мастера спорта – все хорошо. А потом…

Е. Бунтман― Деньги, тщеславие, травмы.
А. Кураев― Да. Это конечно беда. И поэтому мне кажется не дело церкви освящать этот большой политико-государственный спорт… Но вот мы это проговорили, а дальше начинаются судьбы конкретных людей. Я посмотрел биографии игроков сборной России. Ни одного петербуржца. Это очень интересно. Единственный уроженец Санкт-Петербурга, игравший в этом чемпионате – это игрок нигерийской сборной. Этот негр родился в Петербурге. А в нашей сборной ни одного петербуржца нет. Все эти ребята откуда-то из Сибири, с Урала, из глухих поселков и окраин. Для них большой спорт, футбол оказался социальным лифтом. И в этом смысле за них нельзя не порадоваться. И сказать им в лицо - забудьте об этом, это грех, этот лифт для вас закрыт и вы можете подняться только через праймериз «Единой России», было бы слишком жестоко. А еще: вот есть человек, который уже оказался футболистом или танцором. У него завтра ответственные соревнования. Для него это вся жизнь. И хотя в принципе я могу осуждать какое-нибудь фигурное катание или еще что-нибудь такое, но для него-то это вся жизнь и он просит благословить. Ответ понятен? Просит –значит надо дать ему просимое… И это опять лишь кажущаяся понятность. Чуть-чуть изменим условия задачи. Это не танцор на льду и не шахматист, а профессиональный игрок в бильярд, покер или преферанс.

Е. Бунтман― Уже сложнее.
А. Кураев― Вот я поэтому говорю, что это часть этой огромной проблемы. Этика и религия в эпоху большой глобальной игры. Поэтому все эти благословения, которые накануне больших соревнований происходят у нас, мне кажутся очень циничными и непродуманными. Потому что они создают серьезный прецедент на уровне патриарха без нормальной серьезной дискуссии хотя бы внутри самой церкви об этом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments