диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Пожар Киево-Печерской Лавры 1718 года

В украинской прессе не раз встречается такой рассказ:


"... Историк Игорь Гирич указывает другие причины пожара: «По свидетельству очевидцев пожара, которые хранились у известного киевоведа протоиерея Петра Лебединцева, Лавру подожгли посланные из Москвы, которые были одеты как монахи. Сгорели огромный архив и библиотека, погибли грамоты литовских князей, украинских феодалов и гетманов. Пожаром уничтожено письменная память о независимой украинской политической и духовной жизни Лавры. За свою многовековую историю Киево-Печерская лавра пережила не одно нападение, выдержала не одну осаду, много раз разрушалась, горела, но ни одно из этих несчастий не причинило такого вреда уникальным лаврским письменным памятникам».

Упомянутый протоиерей Петр Лебединцев - реальный историк и краевед 19 века.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2,_%D0%9F%D1%91%D1%82%D1%80_%D0%93%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Игорь Гирич вроде тоже серьезный историк-архивист

С 1979 по 1989 год работал в Центральном государственном историческом архиве Украины. С 1989 года получил должность младшего научного сотрудника Археографической комиссии АН УССР. В 2002 годы был назначен заведующим отделом. С 2006 года стал старшим научным сотрудником.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%87,_%D0%98%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C_%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Но все же - что за "свидетельства" он цитирует?


***


В 1948—1950 годах мне пришлось отбывать наказание в «особом
Минлаге» Инты, где весной политзаключенные намеревались прибегнуть к массовому
восстанию.

Группу зачинщиков «крамолы» вместе со мной подвергли новому
аресту и следствию в 1950 г. Из меня пытались «выбить» место хранилища
архива организации, но я все отрицал: «не знаю, не слышал»... Меня подвергали
нечеловеческим пыткам, бросив окровавленного в камеру № 2 внутренней тюрьмы
УМГБ «Минлага».

В камере был только один узник, Киселев Алексей Михайлович
(1903— 1951), который до сентября 1933 г. занимал в Харькове, тогда еще
столице УССР, достаточно высокую должность — Управляющего делами Совнаркома.
Правил он там с 20-х годов, благодаря близкой дружбе с Николаем Скрипником,
который в 1933 г. покончил с собой... Именно за эту дружбу Киселеву «дали»
сначала пять лет лагерей, после этого добавили еще столько же, а в 1950
г. посадили в третий раз как «шпиона США»... Он, узник с немалым опытом,
понял, что я не могу быть заброшенным к нему провокатором, и мы начали
после изнурительных ночных допросов (днем спать не давали!) прибегать к
различным воспоминаниям и тому подобное.

А.Киселев поражал меня своей общей культурой, эрудицией,
а главное — знанием многих событий в Украине. А знал он все и вся, в частности
писателей, артистов, был сам заядлым «театроманом».

Во время одного «сеанса» его воспоминаний пошла речь о
Киево-Печерской лавре. И он рассказал об упомянутом мной. Когда же я спросил
его, откуда он узнал все, то услышал нечто, похоже на небольшой детектив.
Когда в 1930 году в Харькове шел процесс над «Союзом освобождения Украины»,
— говорил Алексей Михайлович, — то до Скрипника дошел слух от кого-то,
что в Киеве ГПУ нашло очень ценный архив близкого земляка Тараса Шевченко,
историка и священника Петра Лебединцева (Лебединца) (1819—1896).

Скрипнику не надо было много говорить, если там речь шла
о Т.Шевченко, и он поехал в Киев. Пользуясь своим высоким политическим
и правительственным положением, он вырвал архив из когтей ГПУ, привез все
в Харьков. А.Киселев читал те бумаги в тетрадях вместе со Скрипником. Среди
прочего были записки кого-то из предков Лебединца с ХVII века, очевидно,
священника, который принимал таинство исповедей от монахов, которые по
приказу с Петербурга участвовали в поджоге Киево-Печерской лавры в апреле
1718 г. Негодяи ревностно каялись на исповедях в тех неискупимых грехах...
Сам П.Лебединец не мог даже мечтать о публикации покаянных записок вопреки
церковным канонам, да еще и подвергал себя немалой опасности. Но хранил
и хранил... пока не попали они в руки Скрипника. Вместе с Киселевым...
Как говорил Скрипник Киселеву, записки из архива Лебединцева были переданы
Михаилу Грушевскому, и дальнейшей судьбы их он не мог знать, так как наступили
еще более опасные времена для всех троих...

Кстати, П.Лебединцев, будучи священником Христорождеcтвенской
церкви на Подоле в Киеве, в мае 1861 г. отправлял в ней панихиду над покойным
Т.Шевченко когда того привезли с Петербурга.

По лагерным слухам, Киселева в 1951 г. расстреляли в Инте
Пантелеймон (Панько) ВАСИЛЕВСКИЙ, Дрогобыч

https://m.day.kyiv.ua/ru/article/ukraina-incognita/car-petr-i-i-kievo-pecherskaya-lavra

Считаю невероятным, чтобы монахи Лавры приносили свои исповеди городскому священнику, а не лаврскому духовнику. Еще менее вероятно, чтобы священник записывал эти исповеди.
Tags: Истории церкви, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments