диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Собор 1561 года и новости апологетики

Анонимные авторы сайта Прав.Энциклопедии (во многом справедливо) обличая одного греческого оратора, перегнули планку:

"Автор забывает сказать о том, что к этому времени взаимоотношения между Русской и Константинопольской Церквами были фактически восстановлены. Достаточно указать, например, на посольство патриарха Константинопольского Феолипта 1518 года, в грамотах которого (от 1516 года) глава Русской Церкви именуется «митрополитом Киевским и всея Руси», и соборные грамоты Константинопольской Церкви 1561 года".

Ладно, оставим неочевидную историю с посольством Феолипта (Д. Ю. Кривцов. Посольство Константинопольского Патриарха Феолипта в Москву в 1518–1519 гг. // Мининские чтения. Нижний Новгород: ННГУ, 2001 https://vk.com/doc4887089_449100335?hash=68aeed5ede175fcaf0&dl=a62c17054de66d7ed7).

Но "соборные грамоты Константинопольской Церкви 1561 года" ученым мужам поминать просто стыдно.

Для начала, уж, простите, из википедии:

Грамота, утверждающая царское достоинство Ивана Грозного, написана на большом листе пергамента, внизу на багряной шёлковой ленточке прикреплена свинцовая печать. На печати: на одной стороне —изображение Богородицы с младенцем Христом на руках, на другой стороне — надпись: др.-греч. «Ἰωάσαφ, ἐλέω Θεοῦ, ἀρχιεπίσκοπος Κωνσταντινουπόλεως, νέας Ρώμης καὶ οἰκουμενικός πατριάρχης» — «Иоасаф, милостью Божьей, архиепископ Константинополя, нового Рима и Вселенский патриарх». Под грамотой подпись патриарха, 32 митрополитов, 1 архиепископа и 3 епископов.

Патриарх Иоасаф II управлял Константинопольской церковью самовластно, не собирая церковного собора в 1561 году, но от имени собора составил документ, в котором дано благословение Ивану Грозному на царство.

Патриарх рассчитывал на богатое царское денежное вознаграждение и подписи иерархов подделал, а деньги — царскую милостыню забрал себе.

Патриарх 15 января 1565 года собрал большой собор греческих иерархов из 51 митрополита и епископа, Иоасаф хотел издать грозные постановления и наказать непокорных ему клириков. Но собор вопреки ожиданию патриарха обратился против него самого[7]. На соборе данный некрасивый поступок с грамотой патриарха Ивану Грозному, как и многие другие неправомочные действия Иоасафа были обличены; Иоасафа обвинили в симонии, лишили патриаршества и сослали на Афон[8].

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D1%82%D0%B0_%D0%B4%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%A6%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B2%D0%B8,_%D1%83%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B0%D0%BD_%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8F_%D0%B7%D0%B0_%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BC_%D0%9A%D0%BD%D1%8F%D0%B7%D0%B5%D0%BC_%D0%98%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC_IV_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%BC,_1561_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0

Палеографическое исследование грамоты, проведенное В. Э. Регелем, показало, что подписи, за исключением подписи самого И., а также митр. Иоасафа, написаны одной рукой (Analecta byzantino-russica. 1891. P. LIII-LIV). Регель поставил под сомнение историчность Собора, не упоминающегося в греч. источниках, и заключил, что Иоасаф, зависевший от денежной помощи из России, по собственной инициативе составил грамоту от имени Собора.
http://www.pravenc.ru/text/578118.html

Более 100 лет тому назад В.Э. Регель, одним из первых изучавший соборную грамоту 1560 г., сделал наблюдение о неподлинности всех подписей под текстом этого документа, за исключением подписей патриарха Иоасафа и митрополита Еврипа Иоасафа, доставившего грамоту в Москву, и пришел к выводу о неподлинности документа, который является не соборным актом, а фальсификатом, составленным ближайшим окружением константинопольского патриарха с целью присвоения обещанного русским правительством за утверждение царского титула большого материального вознаграждения.

Мы в свое время, привлекая новые материалы, уделили специальное внимание палеографическому анализу грамоты 1560 г. и пришли к заключению о верности наблюдений В.Э. Регеля, определив при этом писцов других документов Иоасафа II, которые принимали участие в создании соборной грамоты.

Наш вывод, однако, относительно подложности этого документа расходился с выводом Регеля: на основании сравнения с актом утвердившего основание Московского патриархата Константинопольского собора 1590 г., в котором из 106 подписей его участников не менее 65 являются поддельными и который, тем не менее, представляет собой подлинный соборный акт, мы считаем и грамоту патриарха Иоасафа II 1560 г. подлинным документом, данным если не в результате работы специально созванного для этого собора, то во всяком случае — от имени восточной церкви.

Фонкич Б. Л. Из истории утверждения царского титула Ивана IV: Соборная грамота 1560 г. // Россия и греческий мир в 16 веке. М., 2004, том 1, с. 381



Наконец, Дан Мурешан обратил внимание на свидетельство колофона рукописи так называемой Славяно- румынской хроники монаха Исаии из Слатины о том, что 1 января 1561 г. Патриарх Иоасаф уже находится в Молдове. Это делает почти невозможным создание документа в декабре 1560 г. в Константинополе, то есть всего лишь за несколько недель до этого. Это несовместимо ни со скоростью передвижения церковных делегаций, ни, самое главное, с устойчивым обычаем греческих церковных деятелей не отправляться на Балканы зимой, когда климатические условия были для них настолько непереносимы, что создавали реальный риск для жизни. Чтобы оказаться 1 января в Молдове патриарх должен был добраться до румынских княжеств еще прежде наступления холодов. Отсюда Мурешан делает вывод о том, что сама грамота была изготовлена на Балканах, и потому греческие архиереи о ней так ничего и не узнали. Молдова была конечной целью путешествия патриарха, а его тезка митрополит еврипский продолжил путешествие через Великое княжество Литовское на Москву.
Таким образом, в качестве соборной грамоты наша грамота все-таки является подделкой. Тем не менее, как заметил еще К. Пицакис, это не означает того, что ее нужно считать поддельной во всех смыслах слова. В качестве грамоты патриаршей, а не соборной она все-таки вполне действительна.

https://www.academia.edu/9968613/%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0_1467_1560_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B2_%D1%84%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BB_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8_%D0%B2_%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%85_The_End_of_the_Moscow_Schism_of_1467-1560_the_Final_of_the_Story_in_Documents_in_Russian_
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments