диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Еще о нераскаянных анафемах

«16 января 1924 года патриарх Тихон и Синод при нем отстранили от управления Американской епархией митрополита Платона (Рождественского) за неподчинение высшей церковной власти. Этому мероприятию митр. Платон не подчинился и этим оформил начало американского раскола… Детройтский собор 4 апреля 1924 года вынес постановление, в котором провозглашал русскую православную епархию в Америке «временно самоуправляющейся до созыва Всероссийского собора»… 16 августа 1933 года митрополит Сергий и Синод определили предать митрополита Платона суду за неповиновение. К несчастью, митрополит Платон не покаялся до своей кончины в 1934 году… Собор в Кливленде 23 ноября 1934 года в преемники митрополиту Платону избрал архиепископа Феофила (Пашковского). Митрополит Феофил, став преемником отделившегося от Церкви иерарха, подпал под действие наложенного на последнего прещения. И в 1935 году новым определением заместитель Патриаршего Местоблюстителя Сергия и синод подтвердили запрещение в священнослужении митрополита Феофила и подчиненного ему духовенства…. Внимая прошениям паствы покойного митрополита Платона, патриарх Алексий телеграммой от 19 апреля 1946 года разрешил митрополиту Вениамину (РПЦ МП) совершить панихиду по митрополиту Платона с тем, чтобы с этого момента тяготевшее над ним церковное прещение считалось посмертно снятым» (Казим-Бек А. К десятилетию одного судебного процесса // ЖМП 1957, № 6, сс. 66-70).

На митр. Феофила еще 12 декабря 1947 года постановлением Патриарха и Синода наложено запрещение «за противление к воссоединению с Матерью-Церковью и незаконное анафематствование архиепископа Макария», воссоединившегося с Московской Патриархией.



ПОСЛАНИЕ ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ

И СВЯЩЕННОГО ПРИ НЕМ СИНОДА
К АРХИПАСТЫРЯМ, ПАСТЫРЯМ И ПАСТВЕ ПРАВОСЛАВНОЙ РУССКОЙ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ


«Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны,
вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них» (Римл. 16, 17).

С 20-х годов нынешнего столетия, воспользовавшись временным прекращением сношений с Московской Патриархией вследствие сложившихся внешних тяжелых условий, часть Русской Православной Церкви в Америке отошла от канонического общения с Матерью-Церковью Российской, самочинно управлялась и подвергалась за это в 1934— 1935 гг. запрещению от Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия.

Непрерывная, начиная с того же времени, цепь расколов и разделений тяжко отразилась на жизни Православных русских приходов в Америке, вообще, и привела к тому, что в настоящее время нет порядка и единства, как в Патриарших приходских общинах, так и в приходах, находящихся вне ведения Московской Патриархии. В последних это отсутствие единства выражается в том, что вслед за Митрополитом Феофилом епископы и часть священников стоят за полное отделение от Матери Русской Церкви и за образование автокефальной Церкви Американской, а другая часть священства и церковный народ в большей своей части желает подчинения Московскому Патриарху на правах автономии, что является для Патриархии вполне приемлемым, при соблюдении канонических требований, нарушать которые мы не можем.

С глубокой скорбью приходится признать современное положение Русской Церкви в Америке — хаотическим.

Ненормальность положения была, наконец, осознана большей частью духовенства и верующих, и Всеамериканский Церковный Собор, бывший в Кливлэнде в ноябре 1946 г., громадным большинством голосов постановил просить меня воссоединить Русскую Православную Церковь в Северной Америке и Канаде с Церковью-Матерью и пребывать духовным Главой ее при условии сохранения для нее полной автономии, существующей в настоящее время.

На посланное нам сообщение об этом постановлении мы ответили Митрополиту Феофилу, что приветствуем это решение Кливлэндского Собора, принципиально не возражаем против испрашиваемой автономии для нашей Православной Церкви в Америке и поручаем Митрополиту Ленинградскому Григорию в миролюбивом духе обсудить условия автономии с Митрополитом Феофилом.

В июле с. г. Митрополит Григорий выехал в Северную Америку, чтобы путем переговоров с Митрополитом Феофилом установить условия автономии и чрез совместное служение с ним и прочими епископами закрепить каноническую и молитвенно-литургическую связь Русской Православной Церкви в Америке с Церковью-Матерью.

Встретив полное сочувствие к воссоединению с Матерью-Церковью со стороны отдельных лиц, как духовных, так и мирских, Митрополит Григорий увидел упорное сопротивление со стороны Митрополита Феофила, сопротивление, принявшее притом формы совершенно недопустимые, особенно в отношениях между церковными деятелями, облеченными в священный сан.

Несмотря на неоднократные призывы Митрополита Григория к свиданию, Митрополит Феофил ни на один из них даже не ответил, показывая этим, что он не только с обязательствами, вытекающими из им же самим в свое время одобренных и принятых постановлений Кливлэндского Собора и требующими от него войти в сношение с Московской Патриархией, не считается, но и с представителем Московской Патриархии, прибывшим в Америку со специальной миссией вести переговоры с ним, Митрополитом Феофилом, как с возглавляющим ту часть Русской Церкви, которая устами Собора выразила желание возвратиться на канонический путь воссоединения с Церковью-Матерью. Мало того, и он сам и некоторые его епископы допустили непозволительные выступления с амвона и в печати в отношении Патриаршей Церкви и Ее представителей; предложенные Митрополитом Григорием условия канонической автономии отвергли, и на своем Соборе в ноябре сего года решительно высказались за продолжение самочинного управления в разрыве с Матерью-Церковью.

Лично стремясь к полному разрыву с Матерью-Церковью и к самочинному «господству над наследием Божиим», эти иерархи, во главе с Митрополитом Феофилом, вместе с тем вынуждены считаться с прояснившимся церковным сознанием своей Русской паствы, и потому, боясь потерять свое положение, они лицемерно делают вид, что были бы рады восстановить полное единение с Матерью-Церковью, если бы им не препятствовали «трудные обстоятельства времени».

Но «трудные обстоятельствам, и даже гораздо более трудные, бывали и ранее, и все же Православная Церковь никогда не забывала завета VI Вселенского Собора (Прав. 37), что никакие обстоятельства времени «не должны действовать во вред церковных прав».

Наш долг открыть Православной Русской пастве в Америке все лицемерие ее духовных вождей, говорящих о «вожделенном времени полного и всестороннего общения с Матерью-Церковью Русской», «о признании Ея подвига на Русской земле» и даже поминающих имя Московского Патриарха за Богослужением, а на деле уклоняющихся от общения.

О каком своем стремлении к единению с Матерью-Церковью могут говорить эти иерархи, когда старший из них, Митрополит Феофил, вопреки всякому праву на такое действие, наложил проклятие на своего собрата Архиепископа Нью-Йоркского Макария, именно за то, что сей старец послушался голоса своей совести и воссоединился с Матерью-Церковью? Таким своим незаконным действием Митрополит Феофил, по слову Божию (Быт. 27,29; Псал. 108, 17), сам на себя навлек проклятие.

О каком стремлении к единению можно говорить, когда Митрополит Ленинградский Григорий, прибывший как представитель Патриарха в Америку с единственной целью восстановления единения, в течение нескольких месяцев не мог добиться встречи с Митрополитом Феофилом для восстановления этого единения? А между тем, сам же Митрополит Феофил в своей ответной телеграмме Патриарху в феврале 1947 г. по поводу предполагаемого приезда Митрополита Григория писал, что с его стороны к этому приезду «препятствий не имеется» и что он верит, «что все вопросы будут разрешены в мире ради блага и единства Церкви».

О каком стремлении к единению можно говорить, когда строго каноническое, поставленное Патриархом условие этого единения — совместное служение отколовшихся с верными Матери-Церкви иерархами до сих пор не было выполнено и когда единомысленные с Митрополитом Феофилом иерархи в своем, опубликованном 22 ноября, послании заявляют, что они «считают провозглашение полной независимости (автокефалии) нашей Русской Американской Церкви преждевременным», и, значит, ждут только «подобна времени» в будущем, чтобы самочинно провозгласить такую полную независимость, т. е. раскол?

Пусть же верные чада Православной Российской Церкви блюдут, како опасно ходят; пусть не допускают они, чтобы самочинники обманывали своим лицемерием и отрывали их от родной Церкви, ибо только в единении с Нею можно находить и мир душевный и спасение вечное. А это единение должно быть основано на строго канонических началах, нарушение которых есть грех пред Церковью.

Принимая во внимание все вышеизложенные данные, освещающие положение церковных дел в Америке, и усматривая, что главными виновниками разделения являются те, кто должны бы были по своему положению архипастырей и руководителей блюсти по Апостолу «единение духа в союзе мира», именно Митрополит Феофил и сущие с ним епископы; что пастыри, возглавляющие приходы, подчиненные Митрополиту Феофилу, в большинстве остаются в его ведении против своего личного желания, бессильные пред сложившимися обстоятельствами, и что, таким образом, вина их в разделении является гораздо меньшей, что православный народ является в сущности жертвой раздоров и раз-лелений, царящих в церковной жизни Америки, — мы и Священный Синод в заседании своем от 12 декабря 1947 года

Постановили:

Митрополита Феофила и единомысленных с ним Епископов: Чикагского Архиепископа Леонтия, Аляскинского Иоанна, Бруклинского Иоанна и Епископа Никона — за упорное противление призывам Матери-Церкви к общению; за вовлечение своей паствы в раскол, вопреки желанию самой паствы, выразившемуся в постановлении Кливлэндского собора, а первого и за незаконно наложенное «проклятие» на Архиепископа Макария за воссоединение его с Московской Патриархией — подвергнуть Суду Собора Епископов, согласно с Правилами: 34-м Апост., 9-м Антиох. Соб., 15-м Двукратн. Соб.

Наложенное на Митрополита Феофила 5 января 1935 г. Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием и условно снятое с него в январе 1947 г. Святейшим Патриархом Московским Алексием запрещение, оставить в силе, вследствие неисполнения им указанного Патриархом условия воссоединения чрез совместное служение его, Митрополита Феофила, с Преосвященным Экзархом, или с представителем Патриарха — Митрополитом Григорием. Это же запрещение простирается и на вышеупомянутых Епископов, идущих вслед за Митрополитом Феофилом по пути раскола.

2. Поручить Преосвященному Экзарху, Архиепископу Макарию, принимать духовных лиц, желающих воссоединения — через общение с ними в таинстве Евхаристии после исповеди их у духовника.

Извещая о сем всех верных чад Русской Православной Церкви в Америке, мы по Апостолу «умоляем вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем...» (I Фессалон. 5, 14), — и призываем всех, ищущих верного пути спасения в каноническом общении со Всероссийской Церковью-Матерью и выразивших это на Всеамериканском Церковном Кливлэндском Соборе в 1946 г. — объединиться вокруг нашего Экзарха в Северной Америке, Преосвященного Архиепископа Макария, доколе Господу Богу угодно будет на очередном Всеамериканском Церковном Соборе благословить общее полное единение всех православно верующих чад нашей Русской Православной Церкви в Америке с Церковью-Матерью, о чем мы молим Пастыреначальника-Христа, призывая и вас, — Архипастырей, пастырей и паству нашу к усердным о сем молитвам.

«Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа» (Римл. 15, 5,6). Аминь.

ЖМП 1948, № 1.

***
Помянутый среди прочих подсудимый еп. Леонтий после Феофила стал главой американской митрополии.

Но в томосе об автокефалии Православной Церкви в Америке, выданном все тем же патриархом Алексием в Москве 10 апреля 1970 года нет ни слова о покаянии, прощении и вообще о былых конфликтах.

Аналогичным было и примирение Финской епархии, которая в начале 20-х годов ушла под Константинополь и в течение следующих 20 лет не имела общения с РПЦ.

30 апреля 1957 года Синод постановил:
«1. Предать забвению все канонические споры и недоразумения, имевшие место между Финляндской Православной Церковью и Русской Православной Церковью. 2. Признать статус-кво Финляндской Автономной Православной Церкви, состоящей в Константинопольском Патриархате. 3. В силу этого немедленно установить молитвенно-каноническое общение между обеими церквами».
ЖМП 1957 № 6 с. 12

Почему так? 23 января 1956 года глава ОВЦС МП митрополит Николай (Ярушевич) обратился к председателю Совета по делам религий Г. Карпову с просьбой высказать его мнение по вопросу о движении Финской церкви в сторону воссоединения с РПЦ. В ответ Совет рекомендовал, что «официально поддерживать это движение не следует, так как это обстоятельство настолько может усугубить разрыв между Церквами, что ни о какой нормализации отношений в будущем не может быть и речи» (ГАРФ. Ф. 6991. Оп.2. Д. 171. Л. 155 и 108). Советское государство было заинтересовано в процессе «финляндизации» и не хотело никаких осложнений – в том числе и на церковном фронте. Пришлось спрятать зубки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →