диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Проклятие святого Гавриила

(к вопросу о лишении сана "святого "митрополита Гавриила).




Молдавские княжества никогда не входили в состав Византии. И хотя они находятся явно севернее Византии, собор 1593 года ни Яссы, ни Кишинев не передал Москве.

Краткое содержание предыдущих серий молдавской истории: "В XIV веке пруто-днестровское междуречье стало частью Молдавского княжества. К этому времени молдаване уже имели свою Церковь. Первые епископы Молдавской Церкви – Иосиф и Мелетий – были рукоположены в 1371 и 1376 годах соответственно (по другим данным – позже) по просьбе господаря Лацко, митрополитом Галицким Антонием. В 1387 году, с благословения митрополита Антония, преемник Лацко – господарь Петр I Мушат назначил епископа Иосифа главой Молдавской Церкви. В 1401 году Константинопольский Патриархат признал Иосифа митрополитом Молдовы, а Молдавская митрополия добровольно вошла в юрисдикцию Константинопольского Престола на правах автономии" (Заявление Службы коммуникации Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата об аргументах представителей Румынской Православной Церкви, оправдывающих решение об учреждении епархий «Бессарабской митрополии» 25.03.2008) http://www.mospat.ru/archive/40264/).

Итак, даже моспатриархия признает, что до конца 14 века Молдавия входила в Константинопольский патриархат через галицкую митрополию, а позже – напрямую. Понятно, что речь идет о большой Молдове с центром в Яссах. Но она включала в себя и Бессарабский регион.

Но вот Наполеон по пакту Молотова-Риббентропа Тильзитскому миру подарил императору Александру Первому Бессарабию, и наш Синод тут же объявил Кишиневскую митрополию своей.
Как сказал патриарх Кирилл – «Мы вспоминаем 200 лет Молдавской Православной Церкви и, конечно, вспоминаем имя выдающегося основоположника этой Церкви — Преосвященного митрополита Гавриила (Бэнулеску-Бодони), который подвигом своей жизни запечатлел верность Господу и Церкви. Мы все сегодня здесь его наследники, мы все здесь сегодня собраны именно потому что он 200 лет назад основал Православную Церковь Молдовы..." (Речь патриарха Кирилла 8 сент 2013 года https://mospat.ru/ru/2013/09/08/news90557/).
Молдавскому христианству и, соответственно, молдавской церкви вовсе не двести лет. Сказать так значит оскорбить молдаван.
Все-таки между понятиями «молдавская церковь» и «кишиневская епархия» нет знака равенства. Создание Кишиневской епархии, определение ее границ и ее судьба напрямую зависели от хода русско-турецких (а в 20 веке – русско-германских) войн.

Молдова тогда не знала нынешних своих границ по Пруту и Днестру, не зависела от Бухареста и была полу-автономной частью Османской империи (Вот, кстати, письмо генерала М. И. Кутузова (в ту пору посла России в Турции) П. А. Румянцеву от 29 мая 1794 года: "От дел в Польше, кажется, и зависеть будет будущее поведение Порты. Участие турецкого правительства в делах польских весьма видимо, и уже князьям молдавскому и воложскому (валашскому) поручено переводить к Костюшко знатную сумму денег" (Кутузов: pro et contra. Спб., 2012, с. 94)).

В церковном же отношении она была частью Константинопольского патриархата, епископы которого служили молебны на одоление русских армий, мобилизовывали христиан для службы в турецком военном флоте и даже переплавляли серебряные кадила и паникадила в серебро для сдачи на военные нужды Турции.

По ходу русско-турецкой войны в 1788 году умер молдавский митрополит Леон. Уже в августе 1789 русская императрицы Екатерина II повелела кн. Г. А. Потёмкину «на праздное место митрополита Молдовлахийского избрать из тамошней нации особу, в верности испытанную». Петербургский синод тут же послал близлежащему екатеринославскому архиепископу Арсению чин архиерейской хиротонии и присяги. Пока шла подготовка, царица передумала и в декабре 1789 она отменила самое бытие Молдовлахийской епархии, создав вместо нее на территории, оккупированной русской дунайской армией «Молдовлахийскую экзархию». По ходатайству Потёмкина ее возглавил выписанный им в армии и уже находившийся в Яссах архиепископ Екатеринославским Амвросием. Теперь его титул звучал «местоблюститель Молдовлахийской экзархии». (Амвросий – чисто русский мужик, уроженец Казанской губернии).
Но собой из Полтавы Амвросий привез беглого ученого молодого молдавского монаха. И вот его указ царицы повелел хиротонисать в епископа Бендерского. (Надо сказать, что Потемкин планировал в отвоеванные у Турции области епископом поставить своего племянника Иова Потемкина).
Между тем по Ясскому договору (29 декабря 1791 г.) между Османской и Российской империями, Молдавия и Валахия вернулись под светскую власть осман. В церковном отношении туда вернулось управление Константинопольского патриарха.

Однако перед отходом русских сил было решено Гавриила поставить духовным главой Дунайских княжеств – и по повелению Екатерины 11 февраля 1792 года он был возведён в сан митрополита и назначен экзархом Молдавии, Валахии и Бессарабии. То есть его назначение состоялось уже после того, как стало ясно, что он остается в турецких владениях. «Совершенно непонятно повеление императрицы», - заключает русский церковный историк (прот. Василий Жмакин. Митрополит Гавриил Бодони // Русский архив. М., 1898, вып. 11, с. 314 https://www.runivers.ru/upload/iblock/9ff/097%20tom_Russkiy%20arhiv_1898_vip%209-12.pdf).

Хиротония его состоялась, впрочем, еще в присутствии русской армии. Причем те церемониальные действия, которые традиционно исполнял молдавский господарь, совершал русский генерал Каховский. Именно он вручил Гавриилу архиерейский жезл.
Как русский ставленник, владыка Гавриил встретил противостояние со стороны возвратившихся властей, духовных и мирских.

Султан Селим III утвердил избрание нового Молдавского митрополита. Им стал епископ Хушский Иаков (Стамати). Султан был благодарен этому епископу за то, что во время последней войны за свои деньги выкупил 500 турецких пленных, которых отправил в Константинополь (Pacurariu М. Istoria Bisericii Ortodoxe Romаne. Bucuresti, 1994, Vol. 2, p. 450). Спустя столетие: «Когда началась I-я мировая война, Константинопольский патриарх разослал во все подчиненные себе в Турции митрополии Послание, в котором предписывал в каждое воскресенье за литургией молиться о здравии султана и о победе Турции над Россией, о чем с возмущением писала русская церковная пресса («Миссионерский сборник». 1914. № 12. с. 987).

Гавриил отказался покидать Яссы и заявлял, что не может оставить кафедру «без Императорского указа и синодального определения», хотя ни императрица, ни Синод уже не имели власти в областях, принадлежащих султану и подчиненных духовной власти царьградского патриарха. Патриарх Константинопольский Неофит VII счел его назначение вторжением в свою юрисдикцию и побудил нового господаря, Александра Муруси, потребовать отбытия Гавриила. Узнав об отказе Гавриил уехать, патриарх Неофит с собранием местных архиереев объявил Молдавскую кафедру вдовствующей.
Одновременно, патриарх испросил у султана ордер на арест владыки Гавриила, который был взят 19 июня 1792 года и отправлен в Константинополь, где и сидел в патриаршей тюрьме. Патриарх старался убедить митрополита Гавриила (между прочим, монашеский постриг принявшего именно в Константинополе) принять епископскую кафедру в османской Греции, но тот отказался отрекаться от русского подданства.

Работавший в румынских архивах русский исследователь и будущий митрополит Арсений Стадницкий пишет, что «патриарх поспешил удовлетворить просьбу господаря (об удалении Гавриила), даже слишком. Он созвал Синод, который лишил Гавриила митрополичьей кафедры и проклял его (la caterisit)» (Стадницкий А. Гавриил Банулеско-Бодони, экзарх Молдо-Влахийский и митрополит Кишиневский. Кишинев, 1894, сс. 73 и 76).

Молдавские митрополиты были полуавтокефальны: они избирались местными епископами, а не присылались из Стамбула патриархом. Соответственно, «патриарх низложил Гавриила как неканонически поставленного» (Episcop Melchisedek Ştefănescu. Chronica Huşilor şi a Episcopiei cu aseminea numire dupre documentele Episcopiei şi alte monumente ale ţerei. Bucuresti, 1869, р. 371).
Избранный вместо Гавриила епископ Иаков Стамати (ученик преп. Паисия Величковского) обратился с посланием к остальным епископам Молдовы, в котором говорил, что «митрополита Гавриила Церковь прокляла и решила лишить его архиерейского сана и почестей» (Constantin Erbiceanu. Istoria mitropoliei Moldovei, Sucevei şi a catedralei mitropolitane din Iaşi. Bucureşti. 1888, р.321).
Сам Гавриил писал: «патриархи против меня извержение свое послали» (прот. Василий Жмакин. Митрополит Гавриил Бодони с. 317).

То есть царьградский патриарх к решению его дела привлек еще и двух других патриархов (из письма нельзя понять, были ли это прошлые константинопольские патриархи или же кто-то из действующих патриархов Иерусалима, Александрии и Антиохии, в те годы почти постоянно находившиеся в Стамбуле).

Выдающийся церковный историк 19 века протоиерей Василий Жмакин видит в образе действий Гавриила «не мужество и величие духа, а простой и ясный расчет опытного в политике и дальновидного человека», убежденного, что его «побоятся тронуть» разбитые турки и что, даже в случае гонения со стороны турок, он «может рассчитывать на поддержку Русского правительства и получить верный выигрыш». «Гавриил лучше других понимал, что он как ставленник русской императрицы и русского синода, не мог остаться митрополитом в Молдавии, подвластной другой державе и подчиненной в церковном отношении Константинопольскому патриарху. Он мог сохранить за собой престол молдавской митрополии, если бы принял турецкое подданство и подчинился Константинопольскому патриарху. Но он не хотел ни того, ни другого. Нелогичным и странным является ответ Гавриила господарю, что он не может оставить занимаемой им кафедры без императорского указа и синодального постановления, то есть тех властей, юрисдикция которых не простиралась уж более на Молдавию» (Жмакин. сс. 319-320).

Освобожденный по требованию русского посла в Константинополе В. П. Кочубея, Гавриил 10 мая 1793 г. был назначен митрополитом Екатеринославским.
Во время следующей русско-турецкой войны русские войска вновь заняли Дунайские княжества и владыка Гавриил в 1808 году был опять назначен экзархом Молдавии, Валахии и Бессарабии с местопребыванием в Яссах.
В утвержденной Синодом присяге при повторном вступлении Гавриила в должность митрополита Ясского им были произнесены слова «Хощу и должен есмь Его Императорскому Величеству … Императору Александру Павловичу, Главе Грекокафолическия Православныя Церкви, верно служить…» (Там же с. 334).
Свою власть Гавриил считал распространяющейся и на Бухарест. В декабре 1808 года ему был пожалован бриллиантовый крест на голубой ленте (!) на белый клобук (цена креста – 5045 рублей). Позже императором ему подарены бархатная мантия и соболья шуба, покрытая зеленым бархатом.

В то время была возможность аннексии Дунайских княжеств Российской империей, и митрополит Гавриил стал также устраивать церковную жизнь ближе к порядкам существовавшим в Русской Православной Церкви. По его предложению в духовных училищах стали изучать русский язык...
Империя стала наводить учет, контроль и порядок.

Выяснилось, что в Молдавском княжестве (столица - Яссы) живет 814 605 православных. Из них - 1860 монахов и 15 197 человек белого духовенства.
То есть - два процента населения вообще. А от взрослых мужчин это ж почти каждый десятый.
В Валашском княжестве (столица - Бухарест) православных жителей 656 780; из них в духовном сане 16 305 человек.
Перед митрополитом Гавриилом была поставлена задача сократить число попов (Там же с. 338).
Командующий русской армией М. И. Кутузов подтверждал: «Здесь в некоторых селениях, где примерно полагать можно до 30 домов, почти половинная часть находится священников, диаконов и другого звания церковнослужителей, которые стараются вписываться в духовное звание единственно для того, дабы быть изъяту от платежа податей и не отбывать наравне с прочими обывателями других повинностей» (там же с. 350)

… Два года назад он канонизирован патриархом Кириллом. Вот и готов святой покровитель советских епископов, помогавших соввласти решить ту же самую задачу…

Но осуществить эти мероприятия митрополиту Гавриилу не удалось, так как по заключенному 16 мая 1812 года миру России с Турцией Валахия и Молдавия вновь отошли к Турции, в то время как к России была присоединена только часть последней – Бессарабия. Митрополит Гавриил со всем своим штатом выехал в Бессарабию и поселился в городе Кишиневе, где ему было поручено составить план образования новой епархии, отделенной от османской Молдовы рекой Прут (с той поры румынские историки называют Прут «проклятой рекой»). Новая епархия, по его предложению, стала называться Кишиневской...

Отметим, что в своем письме в петербургский синод о своих стамбульских страданиях вл. Гавриил дает довольно точную характеристику фанариотского пастырства:
«Все здешнее архиерейское правление не иное есть как орудие здешняго владения к употреблению здешняго христианскаго народа в самых закону христианскому противных происшествиях, а что говорить о симонии, по которой вся без разбору святыня дорогими ценами продается в своих странах, и грабить здесь всяким непозволительным образом деньги у своих епархиальных, сверх слуха и чаяния, считается первый долг, дабы ответствовать непредельному лихоимству» (с. 318).

Также интересно, что именно митр. Гавриил освящал закладку Одессы.

В 2016 году патриарх Кирилл провозгласил митрополита Гавриила святым. Но кто такой митр. Гавриил? Создатель или разрушитель? Может ли человек, отрезавший часть уже давно существовавшей епархии, считаться создателем новой Церкви? Вдобавок он эту отсеченную часть вовсе не сделал автокефальной, а просто подчинил другому административному центру, причем со много меньшими правами для местного духовенства и населения (в Кишиневской епархии уж точно митрополиты не выбирались).

Напомню, что сегодня официальная позиция нашей Церкви состоит в постоянном напоминании, что перемещение государственных границ не может считаться основанием для смены церковной юрисдикции.

Так просило ли когда наше государственное и церковное руководство Константинополь о передаче нам Кишиневской епархии? Признавал ли когда-нибудь Константинопольский патриархат вхождение Кишиневской епархии в состав Московского патриархата?

И можно ли канонизировать иерарха без снятия с него запрета или анафемы другим патриархом? Было ли обращение Молдавской митрополии к Константинопольскому патриарху с просьбой снять эти прещения? Поддержала ли такое обращение румынская Церковь?

14 марта 1808 года Синод обращался в канцелярию обер-прокурора с вопросом: «На каком основании греческие патриархи уступили синоду права свои в тех местах, которые приобретены русским оружием?». 23 марта канцелярия отвечала, что «акта или дела об оном в архиве не оказалось». После высочайшего указа от 27 марта синоду некогда было думать о сохранении канонов церкви: ему нужно было торопиться с выполнением высочайшего поручения» (с. 333).
Прежний поставленный Константинополем Валахийский митрополит Досифей не признал Гавриила как экзарха и его назначение считал незаконным все время пребывания своего под русской военной администрацией (с. 352). За это синод в декабре 1809 уволил его на покой и назначил туда какого-то проходимца грека Игнатия.

И это еще не все. «Фанариотская» система управления церковной жизнью ("фанариотская ксенократия") привела к тому, что самые богатые румынские монастыри прибрали к рукам греки и даже оформили их как «подворья» своих патриархий, епархий и монастырей. Около 300 монастырей и скитов были во власти местной, румынской, иерархии. Но, кроме того, 107 монастырей и скитов румынских земель имели далеких собственников.
Так, в Молдавии 10 монастырей и 1 скит (при 64 монахах на все) принадлежали патриарху Иерусалимскому. 10 монастырей и 1 скит были под египетским Синайским монастырем. Афон владел 23 монастырями и 8 скитами (с. 367).

Греческих игуменов интересовали лишь доходы с монастырских земель. Для сокращения расходов они даже не принимали румын в монахи, а для службы в монастырях нанимали женатых священников. Некоторые из этих наместников имели архиерейский сан.

Так вот, русский синод все эти владения восточных патриархов тоже объявил принятыми под свое управление без всякого сношения с ними (указ Синода от 23 декабря 1808 года). А 14 декабря 1810 года Синод предписал игуменов, противящихся распоряжениям Гавриила, выслать в России. Те пробовали искать защиты у французского консула в Бухаресте, но это не спасло их отсылки. Паисий, митрополит Аномийский, игуменствовавший в Галатском монастыре, направлен во Владимирскую губернию. Феоклит, митрополит Евхаитский, - в Свияж; Иринопольский митрополит Григорий - в Рязань… Эти ссылки утверждены императором 17 апреля 1811 года.

Но если греческие ставропигии и метохии были им возвращены после удаления русских войск из Молдовы, то в Бессарабии реституции не произошло: русский церковный историк перчисляя факторы, осложнившие греко-русские отношения в 19 веке, отметил, что «большое влияние оказал факт удаления из русской части Бессарабии в начале 70-х гг. истекающего столетия афонских греческих монахов, заведовавших тамошними угодьями — лесами и землями, принадлежавшими греческим афонским монастырям. Русское правительство в это время нашло неудобным, ввиду разных злоупотреблений и беспорядков, замеченных им в управлении этими землями и лесами, оставлять их долее в руках афонских иноков и решилось взять управ¬ление ими на себя, обязавшись, однако, уплачивать монастырям, за вычетом сумм, потребных на народное образование жителей местного края и на расходы по управлению монастырскими землями, три пятых всех доходов, получаемых с этих угодий. Изгнанные силой из этих метохов афонские эпитропы, во главе с известным богачом — ватопедским эпитропом Ананией, явившись на Афон в страшном озлоблении против русского правительства и русских вообще, искали удобного случая, чтобы излить свою злобу на не повинных ни в чем перед ними русских иноков, живущих на Св. Горе. Таким удобным случаем им показался факт объявления о. Макария «нареченным преемником» старца игумена Герасима в русском Пантелеимоновском монастыре и недовольство им в среде некоторых его братий греческого происхождения. Явившись в среде последних, эпитроп Анания с товарищами открыто и горячо внушали недовольным патриотам такие мысли: «Что вы смотрите на русских? Теперь время и потеснить их. Они у Церкви отняли болгар, а у монахов — метохи. Я первый бы, — прибавлял беспощадный о. Анания, — дал миллион пиастров, если бы хорошенько потеснить русских и при удобном случае удалить их с Афона» (Дмитриевский А. А. Русские на Афоне Спб., 2011, с. 177).

И никак нельзя сказать, что Восток не протестовал против этой секуляризации:

«…Так счастливо, милостью Божьею, шли наши дела и Святейшая Сионская Церковь в первый раз теперь, после самых тяжелых несчастий и жестоких испытаний многих веков, пользовалась благоденствием, как вдруг неожи¬данная несправедливость самым неправильным и хищным образом отняла у нее самые главные и существенные средства этого благоденствия. Известно всем совершившиеся лет пятнадцать тому назад дерзкое деяние управлявшего тогда соединенными Дунайскими Княжествами Князем Кузою — конфискациею находящихся в вышеназванных княжествах церковных имений, было осквернено и попрано. Напрасно императорское оттоманское правительство, заботясь отечески о своих подданных, постаралось о справедливом решении этого вопроса, защищая всячески несправедливо пострадавшие святые места… Но при всем этом для Гроба Господня оставался еще один постоянный и верный доход, с которым они, наконец, мог соразмерить, по крайней мере, самые необходимые свои расходы. Доход этот составляли его собственные Бессарабские и Кавказские имения, которые, служили не малым утешением и облегчением Гробу Господню и всей Иерусалимской Церкви. Но против всех наших надежд, изданным 9 марта 1873 года, по предложению Государственного совета, императорским указом, все Бессарабские недвижимые имения и леса Восточных Святых мест были отданы под ведение Министерства государственных имуществ, Кавказские — под управление местной гражданской власти. Доход же от всех этих имений передан на хранение и попечение Министерства иностранных дел. Невозможно описать словами, какое печальное впечатление произвело это неожиданное Императорское решение на всех представителей Восточных Святых мест и сколько горя, печали и несчастья причиною сделалась эта внезапная мера и всем остальным владельцам, но особенно Святейшей Матери Церквей.
Многострадавшая Мать Церквей считает своим священным и необходимым долгом представить Вашему Императорскому Высочеству настоящую докладную записку, в которой, описывая и излагая в какое печальное и безвыходное положение дошли святые места, вследствие конфискации его собственных имений, покорно и усердно просит обратить более внимания на это дело» (Ноябрь 1876 года) (К. П. Победоносцев и русская духовная миссия в Иерусалиме в царствование императора Александра Третьего. М.,-Спб., 2017, сс. 44-46).
И вновь скажу: патриархом Кириллом митрополит Гавриил объявлен святым в 2016 году. Причем в этот раз были отброшены все приличия. То есть его канонизация не сопровождалась ни парочкой рассказов о прижизненных и посмертных чудесах "святого", не жалостливыми рассказами его келейниц о его молитвенных левитациях, тайных постах и столь же сокровенной раздаче милостыни. Житие выдержано в стиле "представления к награде", причем главная добродетель – «верность России».
Канонизация Гавриила стала вовсе не обязательной пощечиной от нас Константинопольской патриархии. Это было напоминание ей: плевать на каноны; прав тот, у кого больше дивизий!
Но мы вновь стоим в позе оскорбленной невинности и вопрошаем – «а нас то за что?!».
В богословском же смысле эта история предостерегает против самовлюбленно-бюрократического толкования слов Христа "что вы свяжете на земле, то будет связано на небесах". Христос все же не обязался одобрять все решения земных синодально-епархиальных консисторий.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →