диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Московский автокефальный раскол: туда и обратно. ч.3

А в Москве между 1441-м и 1454-м – своя жизнь и своя история. Замятня между Шемякой и Василием. Исидор прогнан, а новый митрополит вовсе не избран.
В 1446 г. Дмитрий Шемяка становится великим князем, а Василий – «Темным» (ему выкалывают глаза прямо в Троице-Сергиевом монастыре, где он прятался) . То есть цена клятвам Шемяки уже хорошо известна.
Никаноровская и Вологодско-Пермская летописи говорят, что Дмитрий Шемяка, решив захватить детей Темного, увезенных сторонниками ослепленного князя, «призва к себе Иону епископа рязанского на Москву, обеща ему митрополию» с тем, чтобы тот поехал «дети великого князя на свою епитрахиль взял».
Рязанский епископ Иона происходил из Галича, вотчины Дмитрия; там он постригся в монахи. Так что он был шемякиным человеком.
Иона осуществил замысел Шемяки, обещав сторонникам Василия соблюсти безопасность детей великого князя.
Дмитрий послал детей Василия (Ивана и Юрия) с Ионой «ко отце в Углеч в заточение», а затем повелел Ионе «идти к Москве и сести на дворе митрополиче».
Так «автокефальный» московский престол получает свое первое наполнение. Согласно великокняжескому своду 70-х годов XV в., Иона потом говорил Шемяке: «...неправду еси учинил, а меня еси ввел в грех и в сором... нынче яз во всей лжи» (ПСРЛ. Т. 26. с. 204).
Далее великий князь Дмитрий Шемяка принял покаяние Василия Тёмного, «укрепив» Василия «крестным целованием и проклятыми грамотами» (а также, согласно Ермолинской летописи, «и всех владык поруками»). Был устроен пир, на котором присутствовали «вси епископы земли Русския, и бояре многи, и дети боярские». 15 сентября 1446 года Дмитрий Юрьевич выпустил Василия Васильевича с женой и детьми «из поимания» и пожаловал ему в удел Вологду.
Вскоре Василий прибыл в Кириллов монастырь.
Здесь игумен монастыря Трифон «освободил» Василия Тёмного от крестного целования великому князю Дмитрию, заявив, согласно Ермолинской летописи: «тот грех на мне и на моей братьи главах, что еси целовал князю Дмитрею и крепость давал» («буди тот грех на нас, еже еси целовал неволею»).
Интересно отметить, что московские летописи умалчивают о «проклятых грамотах» и крестном целовании Василия Тёмного, об их нарушении Василием и, соответственно, о действиях игумена Трифона. А Трифон, правда, тут же и умер. (В контексте бесконечных напоминаний о Филарете Денисенко как клятвопреступнике эту нашу родную историю не стоит забывать)
Летом 1447 г., после того как Москва была вновь занята Василием, бежавшие из нее Дмитрий Шемяка и Иван Можайский заявили, что Василий не может их требовать к себе до тех пор, «доколе будет у нас в земле отец наш митрополит» (обычно эту фразу понимают – пока на Руси не появится митрополит как гарант княжеских договоров; но С. Я. Лурье понимает ее иначе: пока митрополит с нашей стороны, право суда принадлежит нашей партии).
Но к осени 1447 г. Иона уже изменил Шемяке и перешел на сторону Василия Темного. 29 декабря 1447 года пять епископов Русской Церкви (включая Иону) явно по прямому указанию Василия II и его окружения составили послание Дмитрию Шемяке с обвинениями в его адрес. Авторы послания, в частности, обвиняли Дмитрия Юрьевича в том, что он решительно отказывался платить дань Сеид-Ахмеду (хан Большой Орды, внук сжигателя Москвы Тохтамыша) и называть его «царём»…
Однако и после этого Иона не стал в глазах своих собратьев-иерархов законным митрополитом. В обличительной грамоте русского духовенства против Шемяки, отправленной в декабре 1447 года Иона по-прежнему именуется «владыкой рязанским» и назван на третьем месте – после Ефрема Ростовского и Авраамия Суздальского.
И только в декабре следующего 1448 года князь Василий смог, наконец, собрать епископов на собор и повелеть им избрать Иону в митрополиты .

Этот же собор причисляет к лику святых митрополита Алексия. И это уже тема для отдельного разговора - как именно эта канонизация прочитывалась тогда как аргумент в пользу московской самостоятельности. А трения с Царьградом у Алексия были немалые.

И вот тут все документы эпохи единодушны: именно повелением князя Иона стала митрополитом. В большом количестве эти выписки собраны тут: Шпаков, А.Я. Государство и церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве от Флорентийской унии до учреждения патриаршества. Ч. 1. Княжение Василия Васильевича Темного. Киев, 1904, сс. 194-197; Шпаков, А.Я. Государство и церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве.ч.2. Царствование Феодора Ивановича. Учреждение патриаршества в России. Одесса, 1912. сс. 159-160.


«Князь великий Василий Васильевич постави себе митрополита на Москве Иону» (Первая Софийская летопись под 6957 (1449) годом) . «Учреждение у нас патриаршества было делом исключительно светской власти; духовные власти не принимали в этом деле никакого участия и когда потом государь созвал собор и предложил властям посовещаться, то отцы собора равнодушно отвечала, что они полагаются на волю его» (Каптерев Н. Ф. Власть патриаршая и архиерейская в древней Руси в их отношении к власти царской и приходскому духовенству // Церковно-исторический вестник. № 10. М., 2003, с.34).

Епископы лишь оформили это решение (среди участников собора не было епископов старейших русских кафедр – тверского и новгородского владык) .«До последних дней своего пребывания на престоле Иона не мог рассчитывать на признание со стороны новгородской епархии, во главе которой стоял весьма независимый Евфимий II, поставленный еще в 30-х гг. Герасимом, но в 6967 (1459) г. Евфимий умер, и сменивший его епископ Иона проявлял больше склонности признать московского митрополита. В грамоте, адресованной в Новгород в том же году, митрополит Иона призывал своего новгородского тезку стоять крепко против Григория. В Твери смена непокорного владыки носила более острый характер. В 6969 (1461) г. умер тверской великий князь Борис Александрович и на престол вступил его малолетний сын Михаил; тогда же, по известию Тверской летописи, «моисея владыку свели с престола а поставили Генадья на Москве» за несколько дней до кончины Ионы). Новый тверской владыка сразу же дал «повольную грамоту» с обязательством «не отступати» от Ионы и его преемников и не иметь общения с Григорием» (Мейендорф).


Но, поскольку все равно утверждалось, что Иона был еще ранее утвержден в Царьграде, то первым собственно автокефальным митрополитом Киевским считается преемник Ионы - Феодосий Бывальцев, назначенный (не избранный даже формально) в 1461 году. Тут впервые москвичи сознательно даже не искали благословения патриарха.
А в 1495 г. при возведении на митрополичью кафедру троицкого игумена Симона впервые был использован чин поставления константинопольских патриархов (ПСРЛ т. 12: 240-241).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments