диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Немного об эгоцентрической перспективе. С дополнениями.

(прошлый пост на эту тему писал в Финляндии вдали от библиотеки и наспех; теперь подробнее):


"Впоследствии и Константинопольскому Патриарху пришлось отказаться от унии. Но в период его пребывания в унии он успел осуществить одно важное деяние – создать в Киеве митрополию, отдельную от Московской."
Митр. Иларион

Это неправда. А правда никак не умещается в мозги московских церковников.

Правда состоит в том, что в 15 веке Кпль не делил Киевскую митрополию. Для него она по прежнему оставалась одна. Просто северная (и меньшая - 7 из 16) группа епархий оказалась в расколе. Но юрисдикция Киевского митрополита с т.зр Кпля все равно распространялась на них. Лишь провоглашение в Москве патриаршества привело к формальному разделению.

"Разделением" можно считать назначение Григория Болгарина на киевскую кафедру при живом киево-московском Ионе.

Но это произошло в 1458 году. Константинопольские патриархи к этому времени уже 4 года как снова были православными.

Альтернативно-униатский патриарх Григорий в октябре 1458 года посвятил в митрополита «Киевского, Литовского и всей нижней России» униата же Григория Болгарина.

Киевско-униатский митрополит Исидор (тоже проживавший в Италии) отказался в пользу Григория от той части «своей» митрополии, которая находилась в пределах Литовского великого княжества и Польского королевства и включала Черниговско-Брянскую, Смоленскую, Полоцкую, Туровскую, Перемышльскую, Луцкую, Владимиро-Волынскую, Холмскую и Галицкую епархии. Новая митрополия должна была называться «Киевская, Литовская и всея Руси».

Разделение? Да. Но есть нюансы.

1. Это сделал не Кплский православный патриарх, а униатский беженец в Италии (впрочем, Григорий Мамма добровольно оставил Царьград). Бывший в это время Кпльским патриархом Исидор II Ксанфопул был строго православен: вместе с Геннадием Схоларием участвовал в Ферраро-Флорентийском соборе, где подписал протест против унии (Kiminas, Demetrius (2009). The Ecumenical Patriarchate. Wildside Press LLC. p. 37,45).

2. Носил этот титул Григорий только два месяца – и то только в Италии. Собравшийся в дорогу Григорий был задержан в Риме смертью бывшего патриарха Григория Маммы, а тем временем митр. Исидор отказался в его пользу и от «московской» части общерусской митрополии. В январе 1459 г. папа известил об этом польского короля Казимира.

Следовательно, Григорий Болгарин попросту не успел попользоваться титулом митрополита «Киевского, Литовского и всей нижней России». Из Италии на Русь (в Литву) он выехал в статусе общерусского митрополита. В Литву он прибыл как глава единой митрополии. В таковом качестве и был принят в православие.

Это четко понимал московско-киевский митр. Иона, и поэтому предостерегал Новгородского епископа от контактов с Григорием Болгариным. И приводил его титул – «пришел некто Григорие именем от римскых стран на Киевскую митрополью, а зовущимся Киевскым митрополитом и всея Руськиа земля» (Публ.: Абеленцева с. 439).

Но для православных патриархов Кпля решения Исидора (тем паче отмененные им самим) не имели никакой силы. Так что никакого разделения митрополии Кпль не совершал и не признавал. А униаты Исидор с Маммой этого тоже не сделали, ибо передумали.

3. Св. кпльский патриарх Дионисий, приняв в православие Григория Болгарина, передал ему полномочия над всей Киевской митрополией, а полномочия Ионы отверг. Грамота патриарха Дионисия не предполагает изьятия подмосковных епархий из под его юрисдикции.

До 1589 года Константинопольский патриархат НЕ РАЗДЕЛЯЛ Киевскую митрополию. То, что 7 северных епархий этой митрополии (всего их было 16) не пожелали вернуться к каноническому порядку после окончания 12 лет униатской смуты - это их бунт и грех.

О чем и вез из Царьграда патриаршую грамоту новый литовско-киевский митрополит Григорий. Грамоту с низложением московско-киевского Ионы. То есть Константинопольская патриархия не признавала политического разделения Русской митрополии на две части и уж тем более не признавала московской автокефалии.

В представлении Константинополя назначаемые им киевские митрополиты имели полномочия и в московских владениях, и лишь светские политические причины не позволяли им реализовать свою каноническую власть там. Да, физически ни патриарх, ни назначаемые им в Киев митрополиты не могли контролировать земли взбунтовавшегося московского князя и его карманного митрополита. Но канонически это все равно была одна митрополия в составе Константинопольского патриархата.
Такое явление было уже нередким в жизни под-османской церкви: патриархи Александрийские или Иерусалимские по военно-политическим причинам не всегда могли проехать к своим городам – и тогда, номинально нося свои титулы, они оставались жить в Стамбуле. Они не могли управлять своими церквями. Но это не означало, что Константинополский патриархат отказывал иму в их титулах.

И как раньше Константинополь терпел пребывание номинально киевского митрополита во Владимире и затем в Москве, так теперь он терпел то, что Киевский митрополит не может реализовать свою власть над значительной частью своего округа. Фактическая затрудненность и даже невозможность не влекла за собой пересмотра правовой канонической карты.

Лишь дарование Москве патриаршего статуса стало официальным для Фанара отделением своего Киева от уже официально чужой ему Москвы. То есть еще раз и уже официально Москва пожертвовала территорией ради возвышения своего церковного статуса.

Многие епархии России (включая Спб) в какие-то годы возглавлялись обновленцами. И что - теперь приходы этих епархий не должны вообще признавать православных епископов?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments